Утечка огромного числа финансовых документов офшорных компаний демонстрирует мировой масштаб коррупции и преступности

Огромная утечка документации раскрывает офшорные вклады 12 действующих и бывших мировых лидеров, разоблачает, каким образом партнеры президента Владимира Путина тайно переместили не менее 2 млрд долларов через банки и теневые компании.

Просочившаяся информация также содержит сведения о тайных финансовых операциях, проведенных 128 политиками и госслужащими по всему миру. 11,5 млн документов раскрывают, как целая глобальная индустрия, состоящая из юридических контор и крупных банков, продает финансовые тайны политикам, мошенникам и торговцам наркотиками, а также миллиардерам, знаменитостям и звездам спорта.

Это только часть добытых сведений, полученных в результате годового расследования, проведенного ICIJ, немецкой газетой Süddeutsche Zeitung и более чем ста другими информационными организациями в 82 странах. Документация разоблачает скрытые офшорные компании, контролируемые действующими или бывшими лидерами Исландии, Украины и Грузии, королем Саудовской Аравии и детьми азербайджанского президента. В файлах также по крайней мере 33 человека и компании, внесенные в черный список правительством США в силу возможной кооперации с мексиканскими наркоторговцами, такими террористическими организациями, как «Хезболла», или государствами, не признающими международные нормы, такими как Северная Корея и Иран.

Одна из таких компаний поставляла топливо для сирийской авиации, правительство позже использовало его для бомбардировок и уничтожения тысячи своих граждан, как обвиняет американское правительство.

“Эти расследования показывают, насколько глубоко укоренились эти пагубные практики и преступления в мире офшоров», — говорит Габриэл Зукман, экономист Калифорнийского университета Беркли и автор The Hidden Wealth of Nations: The Scourge of Tax Havens (“Скрытые богатства наций: бич налогового рая»).

Мировые лидеры, утверждающие, что борются с коррупцией, также представлены в этих документах. Эти файлы разоблачают офшорные компании, связанные с семьей главного китайского лидера Си Цзиньпина, который поклялся, что будет бороться с “армиями коррупции”, так же как и украинский президент Петр Порошенко, который представлял себя реформатором в стране, погрязшей в коррупции. Файлы также содержат новые детали офшорных сделок британского премьера Дэвида Камерона, лидера, двигающего налоговые реформы.

Полученная информация охватывает почти 40-летний период — с 1977-го до конца 2015 года. Она открывает неизвестный ранее взгляд на офшорный мир — изо дня в день, из десятилетия в десятилетие видно, как «грязные» деньги проходят через глобальную финансовую систему, порождая преступность и лишая национальные бюджеты налоговых поступлений.

Большинство услуг, предоставляемых офшорной индустрией, законны, если используются законопослушными гражданами. Но документация указывает на то, что банки, юридические конторы и другие офшорные участники часто не следуют требованиям закона, чтобы убедится в том, что их клиенты не замешаны в криминальных проектах, уклонении от налогов или политической коррупции. В некоторых случаях документы указывают на то, что офшорные посредники защитили себя и своих клиентов маскировкой подозрительных сделок или манипуляцией официальными отчетами.

Документы свидетельствуют о том, что крупные банки руководят формированием трудно обнаруживаемых компаний на Британских Виргинских Островах, в Панаме и в остальных офшорных зонах. Перечислено почти 15 600 фиктивных компаний, созданных банками для клиентов, желающих скрыть свои финансы; тысячи из них созданы такими интернациональными гигантами, как UBS и HSBC. Отчеты раскрывают схему тайных манипуляций, проделанных банками, людьми и компаниями, связанными с Владимиром Путиным; разоблачают офшорные компании, связанные с сетью, манипулирующей разовыми трансакциями в 200 млн долларов. Согласно полученной информации, путинские партнеры прикрывали платежи, датировали задним числом документы и обретали тайное влияние в национальных СМИ и автоиндустрии.

Представитель Кремля не ответил на вопросы для этого репортажа, вместо этого он 28 марта обнародовал обвинения против ICIJ и партнеров в том, что они готовят дезориентирующую “информационную атаку” на Путина и его приверженцев.

Просочившиеся документы, которые были рассмотрены командой более чем из 370 журналистов из 76 стран, получены из одной не очень известной, но сильной панамской юридической конторы Mossack Fonseca с филиалами в Гонконге, Майами, Цюрихе и еще 35 местах по всему свету.

Эта организация — одна из лучших в создании фиктивных компаний, корпоративных структур, которые могут быть использованы для сокрытия собственности или капитала. Полученные внутренние данные содержат информацию о 214 488 офшорных организациях, связанных с более чем 200 странами и территориями. ICIJ опубликует полный перечень компаний и лиц в начале мая.

“«214 488 офшорных структур… 200 юрисдикций»”

Информация включает в себя электронные письма, финансовые документы, паспорта и корпоративные отчеты, которые разоблачают тайных владельцев банковских счетов и компаний в 21 офшорной юрисдикции от Невады и Сингапура до БВО.

Мossack Fonseca замешана в африканской торговле брильянтами, интернациональном арт-рынке и других бизнесах, процветающих в атмосфере секретности. Эта фирма служила такому количеству членов ближневосточных королевских семей, что можно наполнить ими дворец. Она помогла двум королям — королю Марокко Мухаммеду VI и королю Саудовской Аравии Салману — выйти в море на яхтах класса люкс.

В Исландии премьер-министр Сигмундур Давид Гуннлаугссон и его жена тайно владели офшорной фирмой, владеющей миллионами долларов в исландских банковских облигациях, во время финансового кризиса в стране.

Документы содержат информацию об осужденном финансовом мошеннике, заявившем о том, что он организовал незаконный вклад в $50 000 в компанию, использованную для финансирования уотергейтских преступников; 29 миллиардерах, включенных в перечень 500 самых богатых людей мира согласно журналу Forbes, и звезде кино Джеки Чане, владеющем по крайней мере шестью компаниями, управляемыми юридической фирмой.

Как и с большинством клиентов Mossack Fonseca, нет доказательств, что Чан использовал свои компании для неправомерных целей. Владение офшорной компанией не незаконно. Для некоторых международных сделок это логичный выбор.

Документы, представленные Мossack Fonseca, указывают, однако, на то, что среди клиентов фирмы были мошенники схемы Понци, короли наркобизнеса, неплательщики налогов и по крайней мере один заключенный насильник.

Американский бизнесмен, осужденный за поездки в Россию с целью совершения половых актов с несовершеннолетними из приюта, основал офшорную фирму, будучи заключенным в тюрьме в Нью-Джерси, согласно полученной документации. Документы также содержат новые данные о крупных скандалах, включая обвинение во взяточничестве, потрясшее FIFA — организацию, руководящую мировым футболом.

Лучший футболист мира Лионель Месси также упоминается в документации, согласно которой он и его отец были владельцами до сих пор неизвестной панамской компании Mega Star Enterprises Inc. Его офшорные сделки сейчас изучают в связи с неуплатой налогов в Испании.

Mossack Fonseca агрессивно работает в направлении защиты секретов своих клиентов. В штате Невада, согласно документации, одна юридическая фирма попыталась защитить себя и своих клиентов от последствий судебного разбирательства в американском окружном суде путем изъятия документации об их филиале в Лас-Вегасе, попросив вдобавок своих технических гуру стереть всю электронную документацию в телефонах и компьютерах.

Просочившиеся данные указывают на то, что фирма часто датировала задним числом, чтобы помочь клиентам получить преимущество в финансовых сделках. Это было настолько общепринятой практикой, что, судя по корпоративной переписке в 2007 году, сотрудники фирмы обсуждали возможность ввести единый прайс-лист на услуги датирования документов задним числом: по 8,5 доллара за каждый месяц.

В письменном ответе на вопросы ICIJ и его медийных партнеров фирма заявила, что “не способствует и не содействует незаконной активности. Ваши обвинения, что мы обеспечиваем акционеров структурами, будто бы предназначенными для сокрытия личности настоящего владельца, ложны и необоснованны».

Фирма добавила, что датирование документов прошедшим числом является «общепринятой и вполне обоснованной практикой”, что это “общепринято в нашей индустрии, и целью не является прикрытие или сокрытие незаконных актов”. Фирма добавила, что не может ответить на вопросы о конкретных клиентах в силу обязательства соблюдения конфиденциальности клиентов.

Соучредитель фирмы Рамон Фонсека в последнем интервью на панамском ТВ сказал, что фирма не несет ответственности за то, чем занимаются клиенты в офшорных компаниях, продаваемых фирмой. Он сравнил фирму с “автомобильным заводом”: ответственность снимается, как только автомобиль выпущен. Обвинять Mossack Fоnseca за то, чем занимаются компании, — это все равно что обвинять производителя автомобиля в том, “что его машина была использована при ограблении”, как сказал Рамон Фонсека.

До недавнего времени фирма Mossack Fonseca в основном оставалась в тени. Но она все чаще становится объектом пристального внимания после того, как произошла частичная утечка внутренних документов компании, а власти Германии и Бразилии начали проверку ее деятельности.

Эти данные существенно увеличивают объем предыдущих утечек офшорных документов, которые оказались в распоряжении ICIJ и его партнеров за последние четыре года.

Это крупнейшее в истории медиарасследование: журналисты, пишущие более чем на 25 языках, изучали внутреннюю документацию фирмы Mossack Fonseca и отслеживали тайные сделки ее клиентов по всему миру. Они делились друг с другом информацией и проверяли наводки, полученные из корпоративных документов, реестров недвижимости, раскрытых финансовых данных, судебных документов и интервью со специалистами по отмыванию денег и представителями правоохранительных органов.

Журналистам Süddeutsche Zeitung удалось получить несколько миллионов документов из конфиденциального источника и предоставить эти данные ICIJ, OCCRP и другим медиапартнерам. Информагентства, участвовавшие в расследовании, не платили за полученные документы. История компании Mossack Fonseca во многом отражает историю самой офшорной системы.

«Они служат топливом для двигателя, — говорит Роберт Мазур, бывший сотрудник американского управления по борьбе с наркотиками и автор книги «The Infiltrator: My Secret Life Inside the Dirty Banks Behind Pablo Escobar’s Medellín Cartel». — Это важнейшая составляющая формулы успеха преступных организаций».

Представители Mossack Fonseca заявили ICIJ, что их фирма следует «букве и духу закона. Именно поэтому за почти 40 лет работы нас ни разу не обвиняли в незаконных действиях».

Главные партнеры компании, основавшие ее несколько десятилетий назад, — известные в Панаме общественные и политические деятели.

Юрген Моссак — немецкий иммигрант, чей отец, служивший во время Второй мировой войны в гитлеровских войсках СС, хотел, чтобы семья начала в Панаме новую жизнь. Рамон Фонсека — писатель и обладатель литературных наград, который в последние годы работал советником президента Панамы. В марте он взял отпуск, после того как его фирма оказалась замешана в бразильском скандале, а у ICIJ и партнерских организаций стали возникать вопросы к деятельности юридической компании.

В ходе проведенного ICIJ анализа просочившихся документов удалось выяснить, что с 1970-х годов с фирмой Mossack Fonseca сотрудничали более 500 банков, их дочерних структур и филиалов, которые помогали клиентам управлять офшорными компаниями. Банк UBS зарегистрировал через Mossack Fonseca более 1100 офшорных компаний, а HSBC и его дочерние банки — более 2300.

В целом в документах Mossack Fonseca упоминаются более 14 000 банков, юридических компаний, учредителей и других посредников, которые помогали фирме регистрировать компании, фонды и доверительные фонды для ее клиентов.

По словам представителей Mossack Fonseca, именно эти посредники и являются их настоящими клиентами, а не конечные заказчики, которые пользуются офшорными компаниями. Они обеспечивают дополнительные этапы проверки и контроля новых клиентов. Сотрудники Mossack Fonseca утверждают, что предпринимаемые ими меры безопасности зачастую избыточны по отношению к «существующим правилам и стандартам, которым должны следовать и мы, и другие компании».

Политически значимые лица

10 февраля 2011 года анонимная компания на Британских Виргинских Островах Sandalwood Continental Ltd. предоставила заем в 200 миллионов долларов США столь же «безликой» фирме с Кипра под названием Horwich Trading Ltd.

На следующий день Sandalwood Continental Ltd. переоформила право на получение платежей по кредиту, включая проценты, в пользу компании Ove Financial Corp. — еще одной загадочной структуры с БВО. Это право обошлось последней в один доллар США.

Однако финансово-юридическая цепочка потянулась дальше. В тот же день Ove Financial Corp. переуступила свои права на долг панамской компании International Media Overseas тоже за… один доллар.

Так за 24 часа заем на 200 миллионов долларов формально пересек границы трех юрисдикций, побывал в распоряжении двух банков и четырех компаний, в результате чего четко отследить судьбу этих денег стало практически невозможно.

Существовала масса причин, почему те, кто стоял за транзакциями, хотели все надежно завуалировать. Не в последнюю очередь потому, что эта финансовая цепочка проходила в «некомфортной» близости к президенту России Владимиру Путину.

Оказалось, что учредил компанию Sandalwood Continental Ltd. и управлял движением этих денег санкт-петербургский банк «Россия», основного акционера которого называют «кассиром Путина».

Всего за один доллар компания International Media Overseas (IMO) получила право истребовать долг в 200 миллионов долларов. Судя по документам, IMO контролировал Сергей Ролдугин, один из старейших друзей Путина. Ролдугин — профессиональный виолончелист и крестный отец старшей дочери российского президента. Чтобы узнать все обстоятельства той ситуации, читайте статью «Новой газеты» и OCCRP.

Кредит на 200 миллионов был лишь одной из десятков финансовых операций на общую сумму не менее двух миллиардов долларов США, к которым, по данным фирмы Mossack Fonseca, были причастны люди и компании, связанные с Путиным. Эти люди и компании представляли часть коммерческих интересов банка «Россия», который с их помощью получил косвенное влияние на основного акционера крупнейшего производителя грузовиков в России, а также тайно аккумулировал пакеты акций в одной из ведущих российских медиакомпаний.

Подозрительные транзакции путинских друзей в ряде случаев могли служить «благодарностью» — вероятно, за помощь российской власти или за контракты. Согласно утечке из Mossack Fonseca, значительная часть упомянутого кредита изначально поступила из банка на Кипре, контрольный пакет в котором в то время принадлежал российскому государственному банку «ВТБ».

На недавней встрече с журналистами пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что российские власти не будут отвечать на «елейно-любезные запросы» со стороны ICIJ и партнеров этой организации, так как речь идет о вопросах, которые уже задавались и на которые были даны ответы.

Песков добавил, что Россия обладает «всем арсеналом юридических средств и в национальном, и в международном плане для защиты чести и достоинства нашего президента».

По требованиям национальных законодательств и по условиям международных соглашений фирмы наподобие Mossack Fonseca, помогающие в создании компаний и открытии банковских счетов, должны бдительно отслеживать клиентов, которые могут быть замешаны в отмывании денег, уклонении от налогов и других нарушениях закона. Особое внимание при этом фирмы обязаны уделять «политически значимым лицам» — чиновникам высокого ранга, а также членам их семей и тесно связанным с ними лицам. И если клиент — именно такой человек, то посредники, оформляющие для него компании, должны тщательно изучить его деятельность или занятия, чтобы исключить причастность к коррупции.

В Mossack Fonseca журналистов ICIJ заверили, что в фирме «установлены надлежащие правила и процедуры оценок и действий в тех случаях, когда клиенты» подпадают под категорию «политически значимых лиц». Однако, судя по всему, Mossack Fonseca часто не имела понятия, кто к ней обращается. По итогам внутреннего аудита в 2015 году выяснилось, что фирма знает имена истинных владельцев лишь 204 из 14 086 компаний, открытых с ее помощью на Сейшельских островах — в «налоговой гавани» в Индийском океане.

Исследование документов из Mossack Fonseca показало, что в них фигурирует в общей сложности 61 человек из числа родственников или приближенных к премьер-министрам, президентам или царствующим особам. Так, из материалов следует, что члены семьи президента Азербайджана Ильхама Алиева использовали фонды и компании в Панаме, чтобы держать в тайне владение лондонской недвижимостью и долями в золотых приисках. Там же есть данные, что детям премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа также принадлежало жилье в Лондоне через цепочку компаний, открытых Mossack Fonseca.

Близкие родственники как минимум восьми бывших и нынешних членов политбюро ЦК компартии Китая — самого могущественного органа власти в стране — имеют офшорные компании, к созданию которых приложила руку Mossack Fonseca. Среди этих людей — шурин председателя КНР Си Цзиньпина, зарегистрировавший в 2009 году две компании на БВО. Официальные представители глав Азербайджана, Пакистана и Китая не ответили на просьбу о комментарии.

В списке мировых лидеров, пользовавшихся услугами Mossack Fonseca для открытия офшорных структур, есть действующий президент Аргентины Маурисио Макри. Он являлся директором и вице-президентом компании с Багамских островов, которой управляла Mossack Fonseca, в пору своего предпринимательства и руководства аргентинской столицей Буэнос-Айресом. Представитель Макри заявил, что тот никогда лично не владел акциями компании, а сама она была частью семейного бизнеса. Документы свидетельствуют и о том, что в самые кровавые дни российского военного вмешательства на востоке Украины в 2014 году представители украинского президента Петра Порошенко не жалея сил добывали копию счета за коммунальные услуги по его месту жительства, чтобы дополнить пакет документов для открытия холдинговой компании на БВО.

Официальный представитель Порошенко заверил, что создание офшорной структуры не имеет отношения «к каким-либо политическим или военным событиям на Украине». Финансовые консультанты президента, в свою очередь, сообщили, что глава государства не включил компанию с БВО в финансовую декларацию за 2014 год, потому что она (как и две другие аффилированные с ней фирмы на Кипре и в Нидерландах) не имеет активов. По их словам, эти компании стали частью корпоративной реструктуризации с целью помочь Порошенко продать свой кондитерский бизнес.

В 2013 году премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон призвал власти Британских заморских территорий (в их число входят Британские Виргинские Острова) вместе с ним «навести порядок в своем собственном доме» и присоединиться к борьбе с уклонением от налогов и офшорными тайнами.

Ныне покойный отец премьер-министра мог бы многое ему рассказать об офшорах. Иэн Кэмерон, биржевой брокер и мультимиллионер, был клиентом Mossack Fonseca, с помощью которой «ограждал» свой инвестиционный фонд Blairmore Holdings Inc. от британских налогов. Во всем мире фирмы, такие как Mossack Fonseca, борются за прибыльный для себя бизнес. К примеру, американские штаты Невада и Делавэр, где владелец бизнеса может не раскрывать своего имени, как и прежде, противятся требованиям обеспечить большую прозрачность в корпоративной сфере.

На родине фирмы Mossack Fonseca в Панаме власти отказываются принять план по глобальному обмену информацией о банковских счетах, опасаясь, что офшорная отрасль страны перестанет быть конкурентной. Те, кто стремится к преобразованиям или стоит на страже закона, сталкиваются с проблемой, как выявить и пресечь преступные практики, скрытые за плотной завесой секретности. Лучшим способом сбросить эту секретность становятся утечки офшорных документов, проливающих свет на неблаговидные деяния сильных мира сего.

В подготовке и написании материала приняли участие: Бастиан Обермайер, Джерард Райл, Марина Уолкер-Гевара, Майкл Хадсон, Джейк Бернстайн, Уилл Фитцгиббон, Мар Кабра, Марта М. Хэмилтон, Фредерик Обермайер, Райан Читтум, Эмилия Диас-Страк, Ригоберто Карвахаль, Сесиль Шиллис-Галлего, Маркос Гарсиа-Рей, Дельфин Ройтер, Мэтью Каруана-Галисиа, Хэмиш Боланд-Руддер, Мигель Фиандор и Маго Торрес.

Другие материалы по теме