Секретный хранитель

Когда на прошлой неделе он вышел на сцену в Большом зале консерватории, чтобы выступить вместе с Симфоническим оркестром Московской филармонии, присутствующим сразу стало ясно, что этот человек — особенный. И несмотря на то, что из-за простой атласной рубашки черного цвета и немного старомодной прически он выглядел слегка небрежно, музыканты встречали его стоя, а зал — аплодисментами.

Исполняя рапсодию Эрнеста Блоха «Шеломо», где его виолончель воплощала голос царя иудеев Соломона, он играл с упоением, закрыв глаза, чтобы абстрагироваться от окружающего мира.

После выступления его окружили поклонники, один из которых пытался обсудить с ним деловые вопросы. Но маэстро его остановил: «Ну что вы, я далек от этого. Видите, у меня даже виолончель подержанная». Это избитая тема: в интервью газете New York Times в 2014 году маэстро сказал: «Я не бизнесмен, у меня нет миллионов».

Сергей Ролдугин проживает две жизни.

В одной из них, открытой для мира, он признанный музыкант, народный артист России и профессор. В своем втором воплощении он — давний друг президента России Владимира Путина. Подробности этой части его жизни до сегодняшнего дня были скрыты ото всех под завесой трастов и офшоров, которые оперировали миллиардами долларов, вкладывали «пожертвования» от богатейших бизнесменов России в дорогую недвижимость и инвестиции и контролировали деятельность стратегических российских предприятий.

По-своему Ролдугин сказал правду. У него нет миллионов. У него миллиарды.

Как виолончелисту удалось построить такую колоссальную офшорную империю, и ему ли она принадлежит? Частично ответы на эти вопросы репортеры «Новой газеты» нашли в документах, полученных от панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, оказывающей услуги по регистрации офшорных компаний. Первой документы получила немецкая газета Süddeutsche Zeitung; впоследствии Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) предоставил их в распоряжение Центра по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и «Новой газеты».

Это расследование длилось более года, и именно его Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России, анонсировал на этой неделе, назвав «информационным вбросом против Владимира Путина».

Лучший друг президента

Ролдугин — не просто друг лидера России, к каковым причисляют себя очень многие успешные россияне. Возможно, он — самый близкий друг Путина. В одной из первых книг-биографий Владимира Путина «От первого лица — разговоры с Владимиром Путиным» Ролдугин рассказывает о своем знакомстве с будущим президентом России: «Володя (Путин. — Ред.) учился вместе с моим братом. Я жил в другом городе, и, когда оказался в Ленинграде, брат рассказал мне про Вовку… Это было, кажется, в 1977 году. Встретились и уже не расставались. Он мне просто как брат. Раньше, когда мне некуда было деться, я шел к нему и у него спал и ел. Так вот познакомились».

В книге Ролдугин — один из наиболее часто упоминаемых персонажей. Он не просто наблюдал за жизнью Путина со стороны, но с юности был участником важнейших событий в судьбе президента.

Они прикрывали друг друга в уличных драках на улицах неспокойного в то время Ленинграда. Они вместе ходили в самоволку, пока Ролдугин служил в армии, и, распевая песни, рассекали по ночному Ленинграду на старом «запорожце». Они вместе ходили в театр с «симпатичненькой девушкой Людой», в то время еще не Путиной.

Он помнит, как Путин привез своего первенца, новорожденную дочь, крестным отцом которой стал Ролдугин, на его дачу за Выборгом: «Мы поехали туда и все там жили: Володя, Люда, я с женой… Мы, конечно, праздновали рождение Маши… По вечерам такие танцы устраивали…»

В отличие от других друзей Путина, многие из которых за время его правления вошли в список богатейших россиян по версии Forbes, о богатстве Сергея Ролдугина до сегодняшнего дня не было ничего известно, за исключением миноритарной доли в АКБ «Россия», известном как «банк друзей президента».

Однако благодаря утечке документов из компании-регистратора Mossak Fonseca (MF) журналисты «Новой газеты» узнали, что, вероятно, офшорные компании Ролдугина получают деньги от компаний, связанных с самыми известными олигархами России, в том числе с семьей Ротенбергов, Сулейманом Керимовым, Алексеем Мордашовым и другими предпринимателями со всей страны.

Ролдугин, скромный музыкант, зарабатывал десятки миллионов рублей в день на сделках, которые эксперты называют фиктивными, и часто — с акциями российских госкомпаний. Затем эти средства инвестируются в покупку стратегических активов в стране и в личные «досуговые» проекты, связанные с родственниками и друзьями президента.

Офшорная империя

Ролдугин прямо или опосредованно контролировал ряд аффилированных компаний, контролирующих значительную часть бизнес-империи и зачастую выполняющих одну из трех функций:

Согласно документам фирмы Mossack Fonseca, в период с 2007 по 2012 год Ролдугин был собственником компаний Sonnette Overseas с Британских Виргинских Островов и International Media Overseas (IMO) из Панамы. В этих двух компаниях интересы Ролдугина представляли предприниматели из Санкт-Петербурга Олег Гордин и Александр Плехов (оба связаны с руководителями банка «Россия»). Гордин и Плехов, в свою очередь, были акционерами Sandalwood Continental и Sunbarn Ltd. — компаний, зарегистрированных на Британских Виргинских Островах (см. схему).

У каждого из этих офшоров была своя роль в общей схеме. Какие-то получали ничем не обеспеченные и, по словам экспертов, подозрительные займы от RCB Bank, которые затем распределяли другим компаниям на различные нужды. Иные использовались для контроля крупных пакетов акций в российских предприятиях. Третьи играли роль технических фирм, через которые прогонялись деньги или списывались невозвратные долги.

Но вместе эти компании работали как часть одной схемы, которая управлялась одними и теми же сотрудниками из банка «Россия» — банка, принадлежащего ближайшим друзьям и родственникам Путина. Документы разных компаний часто отправлялись одним пакетом, что подразумевает скоординированность деятельности этих компаний. Многие сделки проводились и подписывались в один день.

Откуда деньги?

Судя по документам из базы данных Mossack Fonseca, проанализированным журналистами разным СМИ, общий оборот в 2009–2012 гг. только Sandalwood Continental составил около 2 млрд долларов. В отчетах за 2009 год указано, что стоимость активов компании — почти 18 млрд рублей (226 млн долларов). Обороты других компаний были меньше, но тоже исчислялись сотнями миллионов долларов. Откуда у них такие деньги?

«Торговля» акциями

Значительная часть этих средств была получена в результате манипулирования акциями и контрактами с российскими госкомпаниями.

Например, в 2010 году принадлежащая Ролдугину панамская компания IMO подписала соглашение о покупке акций «Роснефти» у другой офшорной структуры (Dino Capital S.A.). Юристы, осуществляющие бизнес-сопровождение компаний Ролдугина, в один день отправляют в MF два договора. Один на покупку акций, а второй — на расторжение первого договора. Согласно договору, при срыве соглашения компания Ролдугина получала компенсацию в размере 750 тысяч долларов. Что по факту и произошло, потому что оба договора были подписаны в одно и то же время.

Согласно архивам электронных писем из базы данных MF, подобные сделки заключались и с другими компаниями, связанными с Сергеем Ролдугиным. Такие операции позволяли давнему другу президента зарабатывать миллионы долларов просто из воздуха. Это хорошо отработанная схема махинаций, годами используемая в России для отмывания денег, дачи взяток и создания полезных связей. (Любопытно, что такой же способ — неисполнение договоров купли-продажи акций — использовали мошенники в «деле Магнитского», чтобы создать фиктивные обязательства и затем похитить из бюджета налог на прибыль.)

В некоторых случаях соглашения не включали положение о компенсации за срыв контракта, речь шла только о купле-продаже акций. Репортеры «Новой газеты» внимательно изучили каждый такой договор, и, как бы необычно это ни было, от каждой сделки виолончелист получал прибыль. Его компании покупали акции российских предприятий, а на следующий день продавали ровно те же пакеты именно тем, у кого их купили вчера, но со значительной прибылью, что позволяло им зарабатывать по 400–500 тысяч долларов. Контрагенты Ролдугина в этих операциях все время проигрывали.

Ими были компании, связанные сначала с инвестиционном фондом «Тройка Диалог», а затем — со Сбербанком (после покупки последним «Тройки»). В «Тройке» и Сбербанке отказались комментировать эти сделки.

Менеджеры Сергея Ролдугина как будто наперед знали, как поведет себя рынок и как будет меняться стоимость акций. Но никакой магии здесь нет.

Опрошенные «Новой газетой» эксперты полагают, что в реальности эти сделки могли не проводиться. Зачастую подобные сделки служат лишь документальным основанием для проведения платежей из других источников.

Некоторыми из таких контрагентов были компании, связанные сначала с инвестфондом «Тройка Диалог», который контролировался и управлялся Сбербанком после покупки последним этого фонда. В «Тройке» и Сбербанке отказались комментировать эти сделки. Юристы Mossack Fonseca никогда не задавали серьезных вопросов или как-то иначе реагировали на операции офшорных компаний, для которых они оформляли документы.

Репортеры швейцарской газеты Sonntagszeitung показали документы по этим сделкам Марку Питу, профессору уголовного права и криминологии в Университете Базеля, бывшему члену Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

«Эти трансакции очень подозрительны. Для банка они должны были включить все возможные сигналы тревоги. Особенно если одной из сторон сделки является российская компания и тем более если один из участников — близкий друг президента Путина», — сказал эксперт.

Кестутис Юсевичус, руководитель литовской Службы расследования финансовых преступлений, убежденно заявил журналистам литовского веб-сайта 15min.lt: «Все эти операции имеют признаки незаконной деятельности — возможно, отмывания денег». Некоторые из этих трансакций проводились через литовский банк Ukio.

Одной из причин, по которой банки не реагировали на эти трансакции, было то, что компании Ролдугина держали деньги в зарубежных «дочках» российских банков, которые, судя по документам, не очень тщательно следовали процедурам проверки клиентов.

Например, когда в 2014 году компания IMO открывала счет в швейцарском подразделении «Газпромбанка», Сергею Ролдугину как бенефициару необходимо было указать, является ли он «политически значимым лицом» (PEP) или знаком ли с другим PEP. В обоих случаях российский виолончелист ответил «нет», хотя в то время о его дружбе с Владимиром Путиным было известно из открытых источников.

По словам эксперта Марка Пита, «Газпромбанк» по швейцарским законам был обязан проверить утверждения Ролдугина. «Но нет никаких признаков, что это было сделано. В противном случае банк, скорее всего, отказался бы открывать счет клиенту. Если банк принял недостоверную декларацию о данных клиента, то он нарушил швейцарские законы», — говорит Пит.

«Пожертвования» от бизнесменов

Сделки крупных российских предпринимателей с компаниями Сергея Ролдугина в некотором смысле могут напомнить те, о которых в 2010 году рассказал Сергей Колесников, ранее работавший с другими близкими друзьями президента России, принимавшими участие в строительстве «Дворца Путина» в Геленджике — по-королевски роскошного палаццо в итальянском стиле с видом на Черное море.

После того как Колесников покинул Россию, он направил открытое письмо тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву, где описал, как российские олигархи осуществляли пожертвования в адрес президента, а 35% этих денег оседали на офшорных счетах. В случае с Ролдугиным речь идет не о пожертвованиях в прямом смысле этого слова, но о переводах, чья экономическая целесообразность настолько неясна, что их можно назвать прямыми платежами. Вот наиболее яркие примеры.

В июле 2007 года компания Сергея Ролдугина Sonnette Overseas получила в долг от другой офшорной структуры, Levens Trading, 6 млн долларов под 2% годовых. А уже через месяц заимодавец за «вознаграждение» в 1 доллар простил Ролдугину этот долг. Levens Trading связана с российским бизнесменом Алексеем Мордашовым: по данным ЕГРЮЛ, этой офшорной компании принадлежали 100% в «Северсталь-Вторчермет», крупнейшей компании по переработке лома черных металлов.

Другие близкие к Мордашову структуры платили и прочим компаниям, связанным с Ролдугиным. Например, в 2009–2010 годах Sunbarn Ltd. заключила несколько типовых договоров на консультационные услуги на общую сумму 30 млн долларов с офшорами Jabiru Consultants и Pearl Kite Trading.

По условиям этих соглашений Sunbarn Ltd. должна была предоставлять информацию «о возможностях инвестиций в России». По меньшей мере один из плательщиков, Jabiru Consultants, ранее был акционером в структурах «Северстали» Мордашова. Алексей Мордашов упоминался и в письме Сергея Колесникова как один из бизнесменов, осуществлявших пожертвования друзьям Путина. Алексей Мордашов отказался обсуждать с репортерами сделки с Сергеем Ролдугиным.

В базе данных MF есть также письма с соглашениями о предоставлении займов компании Sunbarn Ltd. от трех офшорных структур, владельцами которых являются ближайший друг Путина и его спарринг-партнер Аркадий Ротенберг и его сын Игорь. В 2016 году Аркадий Ротенберг занял первое место в рейтинге российского Forbes «Короли госзаказа» с общей суммой господрядов в 555 млрд рублей (8,2 млрд долларов).

Контракты, о которых идет речь, датированы 25 апреля 2013 года, и по их условиям Sunbarn Ltd. — компания, связанная с Ролдугиным, — могла получить от Ротенберга 185 млн долларов на 10 лет под 2% годовых. Других документов на этот счет в базе нет, поэтому неизвестно, были ли исполнены эти соглашения. Сам Ротенберг на вопросы «Новой газеты» не ответил.

Структуры, близкие к Сулейману Керимову, еще одному крупному российскому бизнесмену, также проводили непрямые платежи на счета офшоров, связанных с Сергеем Ролдугиным. В результате двух сложных сделок с компаниями Керимова офшоры Ролдугина заимели права на получение 4 млрд рублей (59 млн долларов) и 200 млн долларов соответственно, заплатив за это всего 2 доллара.

Как такое стало возможным?

В 2007 году офшорная компания Tokido Holdings предоставила в долг 4 млрд рублей ОАО «Национальные телекоммуникации» (НТК) — крупнейшему российскому оператору кабельного ТВ и интернета. В то время НТК контролировался группой компаний «Нафта» Сулеймана Керимова. В 2008 году Керимов продал акции НТК «Национальной медиагруппе», принадлежащей банку «Россия» — «банку друзей президента». Однако долг перед Tokido Holdings на тот момент еще не был погашен.

И вот в один день, 20 сентября 2010 года, были совершены две сделки.

Сначала Tokido Holdings по договору цессии передала право требования 4 млрд рублей c НТК другому офшору — Desmin Holdings. Desmin в тот же день за 1 доллар передал это же право Sandalwood Continental — компании, связанной с Сергеем Ролдугиным. В 2011–2012 годах НТК была приобретена госкомпанией «Ростелеком». И именно «Ростелеком» в итоге заплатил четырехмиллиардный долг, принеся Ролдугину непредвиденную огромную прибыль с его инвестиции в 1 доллар (см. графику).

Схожая схема была реализована и с другим займом на 200 млн долларов от той же компании Tokido Holdings. В том же 2010 году этот долг также переходил от одного офшора к другому, пока в итоге не достался Sandalwood Continental. Компания, связанная с Ролдугиным, заплатив всего 1 доллар, получила право требовать 200 млн долларов.

Подобные сделки проводились и с другими компаниями, не связанными с Керимовым. Например, в 2011 году компания IMO, принадлежащая Ролдугину, заплатила 1 доллар за право требования еще 200 млн долларов долга у другой офшорной компании — Ove Financial Corp. Журналистам не удалось узнать, кто стоит за этой структурой.

Банковские кредиты

Другим важнейшим источником финансирования офшорной группы Ролдугина были кредиты от кипрского банка RCB Bank, который контролировался государственным «ВТБ Банком». Документы говорят о том, что в 2010–2012 годах для Sandalwood Continental была открыта кредитная линия как минимум на 650 млн долларов. Такое соглашение давало офшорной компании практически неограниченный источник средств на финансирование самых разных проектов.

При этом некоторые кредитные соглашения были составлены таким образом, что даже у юристов MF возникали вопросы о том, будут ли возвращены деньги банку. Сотрудники MF обменивались встревоженными электронными сообщениями, где обсуждали, следует ли вообще подписывать такие договоры, особенно если в них четко не прописаны ни цели кредита, ни порядок погашения.

«У этих кредитов, похоже, нет коммерческой составляющей. В них не указано адекватное обеспечение, что обычно присутствует в нормальных соглашениях», — сказал эксперт по финансовым преступлениям Марк Пит. В большинстве кредитных договоров, которые есть в базе, ни о каком обеспечении или механизме погашения кредита речи не идет. Компания Ролдугина без всякого риска получала сотни миллионов долларов от «дочки» российского госбанка.

Представитель RCB Bank заявил ICIJ, что банк в своей деятельности следует всем требованиям законодательства, поэтому «предположение, что RCB Bank — так называемый кошелек для высокопоставленных российских чиновников, не имеет под собой никаких оснований и не соответствует текущему положению дел». Более того, в банке заверили, что добровольно передали запрос от ICIJ в орган, занимающийся борьбой с отмыванием денег на Кипре, для проведения независимого расследования.

По словам Марка Пита, сделки напоминают те, что в свое время использовал бывший министр связей РФ Леонид Рейман. Европейские правоохранительные органы подозревают Реймана в отмывании денег. «Министр также был другом Путина, и сделки датируются 2007–2008 годами. Соглашения выглядят так, словно они — часть одной схемы», — отметил Пит.

Moscow Philharmonic Orchestra

На что тратили?

Часть состояния, которое было собрано в офшорах на имя Сергея Ролдугина, затем инвестировалась в Россию. Эти вложения можно условно разделить на две группы: «для развлечения», например курорты, яхт-клубы и дворцы, и для покупки стратегических активов.

В 2011 году связанная с Сергеем Ролдугиным компания Sandalwood Continental выдала около 200 млн рублей (порядка 3 млн долларов) двумя займами российской фирме «Озон». У этих соглашений были «дружеские» условия: один из займов был на 10 лет, другой — на 20, и оба под 1% годовых.

В следующем, 2012-м году «Озон» приобрел большой участок земли в Приозерском районе Ленинградской области. На этом участке сегодня расположен горнолыжный курорт «Игора». В прошлом году агентство Reuters сообщило, что в феврале 2013 года там состоялась свадьба дочери президента Путина Катерины Тихоновой и Кирилла Шмалова, сына давнего друга Путина Николая Шмалова.

В том же 2011 году Sandalwood Continental выдала на тех же «джентльменских» условиях 40 млн рублей в качестве займа еще одной российской компании — «Лагуна». У «Лагуны» тот же адрес, что и у горнолыжного курорта «Игора». А самой компании принадлежит яхт-клуб на берегу Ладожского озера.

Также Sandalwood Continental на льготных условиях одолжила около 50 млн рублей (737 тыс. долларов) фирме «Норд Хауз», которой принадлежали участки земли и гостиничный комплекс в городе Сортавала в Республике Карелия. Сегодня этой недвижимостью, по данным Росреестра, владеет ООО «Дача Винтера».

Блогеры из Сортавалы утверждают, что в этом месте будет построен загородный дом для Путина, но пока что не было никаких официальных заявлений.

Все эти российские компании так или иначе связаны с банком «Россия» и его совладельцем Юрием Ковальчуком, еще одним давним другом президента. Представители Ковальчука отказались отвечать на вопросы ICIJ.

Стратегические активы

Офшорные компании, связанные с Сергеем Ролдугиным, контролировали доли в крупнейших предприятиях страны, включая производство грузовиков и продажу ТВ-рекламы.

«Видео Интернэшнл» (VI) — крупнейший продавец телерекламы в стране; в свое время он контролировал 70% рекламного рынка. Компания была основана Михаилом Лесиным, бывшим министром по делам печати и советником президента. Лесин умер при странных обстоятельствах в ноябре прошлого года в отеле Dupont Circle в Вашингтоне. Сейчас проводится расследование причин его смерти.

В 2010 году деловые СМИ России сообщили, что VI перешла под контроль банка «Россия». Этому приобретению предшествовали законодательные инициативы, которые значительно повлияли на рыночную стоимость компании, ограничив максимальную долю селлера до 35%. В то время VI контролировала 70% рекламного рынка. «Россия» приобрела контроль над компанией после того, как ее рыночная цена упала. Среди компаний-покупателей были и офшоры, принадлежавшие Сергею Ролдугину.

По данным Росстата, 20% VI принадлежат кипрской компании Med Media Network. В базе данных MF есть документы, подтверждающие, что единственным акционером Med Media Network является офшорная компания IMO, бенефициар которой — Сергей Ролдугин. Когда IMO открывала счет в швейцарском «Газпромбанке», Med Media Network была указана как единственная «дочка» компании. Более того, в заявлении на открытие счета было написано, что Med Media Network должна выплатить почти 270 млн рублей дивидендов (4 млн долларов) своей материнской структуре.

В VI на наши вопросы не ответили.

Грузовики

На протяжении многих лет крупным пакетом акций в КамАЗе, крупнейшем производителе грузовиков в России, владела кипрская компания Avtoinvest Ltd., принадлежавшая «Тройке Диалог». В 2008 году «Тройке» удалось довести свою долю в производителе грузовиков почти до 51%. Но, согласно документам из базы MF, «Тройка» использовала несколько скрытых соглашений, чтобы передать значительную часть своей доли более влиятельным игрокам. Одним из них был Сергей Ролдугин.

В 2007 году «Тройка» передала все права по управлению компанией Avtoinvest Ltd. некоему офшору Avto Holdings Ltd. По соглашению Avto Holdings получала право участвовать в собраниях акционеров Avtoinvest, назначать и увольнять директора и забирать 95% дивидендов. То есть фактически один из основных акционеров КамАЗа передал контроль неизвестной офшорной компании. И 15% этого неизвестного офшора принадлежали виолончелисту Сергею Ролдугину через его компанию Sonnette Overseas.

Более того, у Avto Holdings был тайный десятилетний опцион на покупку 100% Avtoinvest всего за 100 тыс. долларов, позволявший компании получить контроль над одним из крупнейших акционеров КамАЗа.

Аналогичные договоренности между «Тройкой» и офшорами, связанными с Ролдугиным, были и в отношении акций АвтоВАЗа, производителя легендарного автомобиля «Лада». В этих соглашениях отличались только даты, названия компаний, доли и суммы. Но смысл оставался тот же: у офшорных компаний, аффилированных с другом Путина, были привилегированные права на управление крупными пакетами акций в стратегических предприятиях страны, на получение дивидендов и покупку этих пакетов за смехотворные суммы.

В Кремле отказались отвечать на вопросы, связанные с этим расследованием.

Вместо этого пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков созвал специальный брифинг, где предупредил о готовящейся, по его словам, «атаке на президента». «Мы получили бумаги от организации, которая именует себя Международным консорциумом журналистских расследований, в который входят разные СМИ и журналисты разных стран. Мы уверены, что не только журналисты, но и представители других организаций и служб. Они собираются в ближайшие дни в ФРГ, США, Великобритании, Франции, Швейцарии, России и нескольких других странах опубликовать очередные опусы, которые мы считаем очевидной «заказухой», — заявил Песков.

Instead Dmitry Peskov, Putin’s press secretary, called a special briefing where he warned of what he called “an attack on the president.” “We’ve received documents from an organization that calls itself an international consortium of journalistic investigations, which includes various publications and journalists from various countries. We’re confident that it’s not just journalists, but representatives of other organizations and services. They’re planning to publish some new opuses in the next few days in Germany, the US, UK, France, Switzerland, Russia and several other countries. We consider these articles to be “zakhazukha” (a paid article), Peskov said.

Комментарий Ролдугина

Репортеры «Новой газеты» познакомились с Сергеем Ролдугиным после его концерта, и виолончелист пригласил их в свою гримерку. Когда мы спросили его об офшорных компаниях, он аккуратно ушел от ответа: «Ребята, я, честно говоря, сейчас никакие комментарии не могу давать. Я должен посмотреть и понять, что можно говорить, что нельзя. Я понимаю, что здесь очень важные вещи. Занимаешься бизнесом или не занимаешься? Откуда деньги? Чьи? Это я все знаю. Это деликатные вещи», — сказал виолончелист.

Журналисты спросили Ролдугина о конкретных офшорных компаниях, а также о сделках с такими известными в России компаниями, как КамАЗ, АвтоВАЗ, VI и другими, и прямо спросили, имел ли он к ним отношение.

«Я был связан с этим бизнесом давно-давно. Еще до перестройки. Так получилось. И потом это стало развиваться, и получились такие вот вещи», — ответил он.

Тем не менее большинство этих операций пришлись на период с 2006 по 2009 год, то есть много лет после периода перестройки.

«Из этих денег в том числе субсидируется Дом музыки», — сказал Ролдугин, имея в виду музыкальную школу в Санкт-Петербурге, где он директор. Он пообещал поговорить с репортерами через несколько дней, но после этого так и не ответил на их телефонные звонки.

«Новая газета» попросила человека из окружения Ролдугина охарактеризовать его одним словом. Он отреагировал мгновенно: «Называйте его «хранителем». Это будет точно».

Другие материалы по теме