Глобальные банки игнорируют жесткие меры США, обслуживая олигархов, преступников и террористов

Из утечки конфиденциальных данных американских властей обнаруживается, что JPMorgan Chase, HSBC и прочие крупные банки игнорировали жесткие меры против отмывания денег и отправляли гигантские нелегальные суммы сомнительным лицам и криминальным сетям, которые сеяли хаос и подрывали демократию в разных частях света.

Судя по этим данным, пять международных банков-тяжеловесов — JPMorgan, HSBC, Standard Chartered Bank, Deutsche Bank и Bank of New York Mellon — продолжали получать прибыль от операций с могущественными и опасными контрагентами даже после штрафов от госорганов США за неспособность этих финучреждений пресекать потоки грязных денег.

Ведомства США, чья задача — исполнять законы об отмывании денег, редко привлекают к ответственности мегабанки, нарушающие нормы. В целом же властям едва ли удается снизить объемы нелегально присвоенных денег, которые наводнили международную финансовую систему.

В некоторых случаях банки не переставали работать с грязными капиталами и тогда, когда компетентные органы США грозили им уголовным преследованием, если они не прекратят вести дела с криминалитетом, мошенниками или коррумпированными режимами.

Как выяснилось из утечки, крупнейший американский банк JPMorgan осуществлял переводы людям и компаниям, связанным с массовым хищением казенных средств в Малайзии, Венесуэле и Украине.

Так, банк перевел более миллиарда долларов беглому финансисту, организатору скандальной аферы вокруг малайзийского фонда 1MDB. Больше двух миллионов долларов досталось компании молодого нувориша от энергетики — эту компанию обвиняют в обмане правительства Венесуэлы и в том, что из-за нее произошли массовые отключения электричества, парализовавшие многие регионы страны.

Кроме того, данные утечки указывают на платежи объемом свыше 50 миллионов долларов, которые прошли через JPMorgan за десяток лет в адрес Пола Манафорта — бывшего главы предвыборного штаба Дональда Трампа. Банк перечислил в интересах Манафорта не менее 6,9 миллиона долларов за 14 месяцев уже после того, как он выбыл из предвыборной кампании Трампа. Фоном для отставки стала череда обвинений в коррупции и отмывании денег, связанных с его сотрудничеством с пророссийской партией в Украине.

Поток крайне подозрительных траншей по счетам в JPMorgan не прекращался, хотя банк обещал более четкую систему контроля за отмыванием денег, когда договаривался с властями США об урегулировании претензий в 2011, 2013 и 2014 годах.

В ответ на вопросы для этой статьи в JPMorgan сказали, что по закону не могут обсуждать клиентов или трансакции. Там заверили, что банк теперь «в авангарде» практики «профилактических проверок на основе анализа данных» и один из лидеров «в применении инновационных технологий для борьбы с финансовыми преступлениями».

HSBC, Standard Chartered Bank, Deutsche Bank и Bank of New York Mellon, как следует из конфиденциальных файлов, тоже продолжали пропускать по своим каналам подозрительные переводы, несмотря на схожие обещания властям «повысить дисциплину контроля».

🔗О расследовании

Расследование «Файлы FinCEN» 16 месяцев вели: Международный консорциум журналистов-расследователей, портал BuzzFeed News и 400 журналистов в 88 странах, включая журналистов OCCRP и его партнерских центров.

Документальная утечка, известная как «Файлы FinCEN», содержит более 2100 так называемых отчетов о подозрительной активности, или SARs (suspicious activity reports), оформленных банками или другими финансовыми структурами, которые передавались в Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями — FinCEN (входит в структуру Министерства финансов США). Часть этих материалов собрали в ходе расследований комитета конгресса США о вмешательстве России в американские выборы 2016 года. Другие документы представили после запросов в FinCEN от правоохранительных органов.

BuzzFeed News получил в свое распоряжение массив данных из банков США, в котором фигурируют трансакции на два триллиона долларов с 1999 по 2017 год. Отделы правового контроля финучреждений отметили эти трансакции как случаи возможного отмывания денег или другой незаконной деятельности. Среди прочего документы отражают операции на 514 миллиардов долларов в JPMorgan и на 1,3 триллиона в Deutsche Bank.

Отчеты SARs, которые направляют в Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями США FinCEN (подчиняется Минфину), — это сигнал тревоги из банковских отделов контроля, но необязательно показатель уголовно наказуемого или прочего незаконного деяния.

Сама по себе невообразимая сумма в два триллиона долларов — на деле лишь капля в море грязных денег, растекающихся по банкам в мире. Досье FinCEN — это всего 0,02 процента более чем от 12 миллионов отчетов о подозрительной активности, поданных в это американское ведомство с 2011 по 2017 год.

Ни в FinCEN, ни в главенствующем над ним Министерстве финансов не ответили на вопросы, которые им в прошлом месяце задал ICIJ и партнеры журналистского консорциума. Порталу BuzzFeed News в FinCEN сообщили, что не дают комментариев насчет «наличия или отсутствия» определенных SARs. За несколько дней до публикации этого расследования, подготовленного ICIJ и его партнерами, FinCEN заявило, что готово выслушать публичные комментарии о том, как усовершенствовать систему борьбы с отмыванием денег в США.

Во внушительном архиве SARs (а также в сотнях таблиц с именами, датами и числами) клиенты более чем из 170 стран упомянуты как участники потенциально незаконных операций.

ICIJ с партнерами не только изучили файлы из FinCEN, но и получили более 17 600 других документов от инсайдеров и заявителей о коррупции, а также из материалов судов, из запросов на основании Закона о свободе информации и других источников. Команда журналистов побеседовала с сотнями людей, в том числе с экспертами по проблеме финансовых преступлений, с правоохранителями и жертвами преступной деятельности.

Как рассказали в BuzzFeed News, часть конфиденциальных данных после запросов поступила в рамках сенатских расследований в США по поводу российского вмешательства в президентские выборы в Америке в 2016 году. Другие данные собрали в FinCEN по запросу от правоохранительных органов.

Как можно понять из файлов FinCEN, банки проводили деньги по своим счетам для людей, личность которых они не могли установить, а также по нескольку лет не сообщали о трансакциях со всеми признаками отмывания денег и даже имели дела с клиентами, замешанными в финансовых мошенничествах и публичных коррупционных скандалах.

Компетентные органы США, действующие на передовой глобальной борьбы с отмыванием денег, предписывали крупным банкам реформировать свои процедуры, штрафовали их на сотни и даже миллиарды долларов и грозили им уголовными обвинениями через так называемые соглашения об отсроченном преследовании.

16-месячное расследование ICIJ и журналистов — партнеров консорциума показало, что эти громкие санкционные меры не работают. Мегабанки сохраняют за собой первые роли в финансовых операциях, связанных с коррупцией, аферами, оргпреступностью и терроризмом.

«Из-за полной неспособности пресекать крупные коррупционные трансакции финансовые институты лишили себя положенной им роли первых заслонов на пути отмывателей денег», — сказал в беседе с ICIJ Пол Пеллетье, бывший крупный чиновник американского Минюста и следователь по финансовым преступлениям.

🔗Банкиров к ответу

Почему, казалось бы, серьезные штрафы не заставляют банки радикальнее менять практику?

Эксперт по теме финансовых преступлений Джон Кассара, который с 1996 по 2002 год был приписан к FinCEN как специальный агент, говорит, что суммы штрафов для банков могут шокировать, но это лишь малая доля их прибыли. К тому же, как отмечает он, штрафы выплачивают не банкиры (именно они по идее должны нести ответственность), а акционеры банков.

В 2014 году крупнейшему французскому банку BNP Paribas назначили самый большой в истории штраф в 8,9 миллиарда долларов. Банк уличили в том, что он помогал переводить миллиарды долларов через финансовую систему США в интересах суданских, кубинских и иранских структур, находившихся под американскими санкциями. Речь не шла об «отсроченном преследовании»: банк признал за собой вину в уголовном преступлении и уволил 13 сотрудников.

Тогда для BNP Paribas приоритетом было не лишиться навсегда лицензии на работу с долларами. Впрочем, на год регуляторы США все-таки отобрали это право у банка.

После того как объявили о «мировой», акции BNP Paribas подорожали на четыре процента.

Как говорит нью-йоркский экономист, адвокат и публицист Джеймс Хенри, с 70-х годов расследующий мир грязных денег, американские правоохранители за последние два десятка лет в определенной степени повлияли на поведение крупных банков — по крайней мере, если сравнивать с недавним прошлым, когда для банков было мало ограничений.

Однако, по словам Хенри, для реальных изменений потребуется «бо́льшая активность следователей и международная кооперация».

«Надо сделать так, чтобы ответственные за это топ-менеджеры прочувствовали риски на своей шкуре — то есть это или штраф, или лишение свободы», — полагает Хенри.

Судя по данным утечки, пять банков — основных фигурантов в файлах FinCEN (Deutsche Bank, Bank of New York Mellon, Standard Chartered, JPMorgan и HSBC) неоднократно нарушали свои публичные обещания вести бизнес исключительно ответственно.

В 2012 году крупнейший банк Европы, лондонский HSBC, заключил с властями сделку об отсроченном уголовном преследовании, признав, что отмыл не меньше 881 миллиона долларов для латиноамериканских наркокартелей. Наркомафиози даже использовали коробки особой формы, которые проходили в окошки в отделениях HSBC, чтобы сгружать огромное количество наркодолларов и запускать их в финансовую систему.

По условиям сделки HSBC уплатил 1,9 миллиарда долларов штрафа. Власти, в свою очередь, согласились отложить уголовные обвинения, а через пять лет и вовсе снять их при условии, что банк сдержит обещание жестко бороться с грязными деньгами.

За время пятилетнего «испытательного срока», как следует из файлов FinCEN, HSBC продолжал перечислять капиталы сомнительным персонам, в том числе отмывателям денег из России и устроителю финансовой пирамиды, которую расследовали во многих странах.

Однако в декабре 2017-го регуляторы позволили HSBC объявить, что банк «исполнил все взятые на себя обязательства» по условиям отсроченного следствия, и прокуратура отказывается от уголовных обвинений.

В HSBC не стали отвечать на вопросы о конкретных клиентах и трансакциях. По мнению банка, информация ICIJ «относится к прошлому и касается ситуации, имевшей место до [истечения]» пятилетнего условного преследования. В тот период, как утверждают в HSBC, банк «запустил многолетнюю программу по коренному пересмотру механизмов борьбы с финансовыми преступлениями… Сейчас HSBC — учреждение с гораздо меньшим уровнем рисков, чем в 2012 году».

Как особо отметили в HSBC, принимая решение снять с банка угрозу уголовных обвинений, власти учитывали отчеты специального наблюдателя, который оценивал изменения в банке и текущую практику в нем.

Министерство юстиции отказалось отвечать на конкретные вопросы, но представило заявление, в котором, в частности, говорилось: «Министерство убеждено в правильности своих действий и, как и прежде, твердо намерено самым тщательным образом расследовать финансовые преступления, включая отмывание денег, и привлекать виновных к ответственности, где бы ни вскрылось беззаконие».

«Все сильно недорабатывают»

Отмывание денег нельзя назвать преступлением без жертв.

Беспрепятственное движение грязных денег подпитывает криминальные синдикаты и дестабилизирует целые государства. Кроме того, это одна из причин экономического неравенства в мире. Легализованные капиталы часто кочуют со счета на счет, чьи хозяева — малопрозрачные фирмы-пустышки с регистрацией в защищенных «конфиденциальностью» офшорах. Это позволяет элитам прятать огромные суммы от налоговиков и правоохранительных органов.

Банки из файлов FinCEN часто проводили трансакции для компаний, зарегистрированных в юрисдикциях с «повышенным уровнем секретности» — то есть банки не знали конечных владельцев счетов. Корпоративные держатели счетов нередко указывали, что их адреса в Великобритании, США, на Кипре, в Гонконге, ОАЭ, России или Швейцарии. Однако как минимум в пятой доле SARs упомянуты клиенты с адресом в одной из самых востребованных «налоговых гаваней» мира — на Британских Виргинских Островах.

Когда SARs изучили журналисты ICIJ, выяснилось, что для половины отчетов у банков не хватало информации об одной или более структурах — инициаторах трансакций. Более чем в 680 отчетах говорится, что финучреждения дополнительно запрашивали информацию о контрагентах, и как минимум в 160 случаях другие банки не отвечали. В некоторых банках или их филиалах в таких странах, как, например, Швейцария, отказывались сообщить подробности, ссылаясь на местные законы о конфиденциальности.

По оценкам Управления ООН по наркотикам и преступности, ежегодно в мире отмывают 2,4 триллиона долларов нелегальных капиталов — это эквивалентно стоимости почти 2,7 процента товаров и услуг, производимых на планете. При этом в агентстве ООН считают, что в глобальном масштабе силовикам удается отследить меньше одного процента грязных денег.

«Все сильно недорабатывают», — признал в интервью Дэвид Льюис, исполнительный секретарь базирующейся в Париже Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Это межправительственное партнерство устанавливает стандарты противодействия легализации капиталов.

ФАТФ выпускает доклады по ситуации в странах, где оценивает, насколько банки и госорганы исполняют «антиотмывочное» законодательство. В докладах много данных анкетного плана, но мало доказательств практических улучшений. По словам Льюиса, многие страны больше озабочены тем, как будут выглядеть в отчетах, а не реальной борьбой с отмыванием денег.

Даже ассоциация крупнейших мировых банков посетовала в прошлом году на то, что регуляторы в первую очередь заняты «процедурным соответствием» и меньше думают о том, насколько созданные механизмы «на деле помогают бороться с финансовыми преступлениями».

Взрыв в Иерусалиме

Для некоторых финансовых институтов проблемным клиентом оказывается другой банк.

Ранним майским утром 2003 года Стивен Авербах сидел в автобусе шестого маршрута в Иерусалиме, когда за мгновение до закрытия дверей в салон заскочил мужчина.

В его облике «было слишком много странного», вспоминал Авербах, который вырос в штате Нью-Джерси, а затем переехал в Израиль.

На нем было типичное одеяние ортодоксального еврея, с которым, правда, не вязалась его обувь «с острыми носами»; под одеждой что-то выпирало, а в руке он держал устройство, напоминавшее дверной звонок.

Бывший главный инструктор по оружию в полиции Иерусалима Авербах потянулся за своим пистолетом. Но когда он повернулся к мужчине, «тот подорвал себя». Об этом Авербах позже сообщил в своих показаниях на видео.

Взрывом убило семерых и ранило двадцать человек; у Авербаха парализовало все тело. Он скончался в 2010 году, но до этого он и его родственники выступили истцами по инициированному в США делу. Они обвиняли иорданский Arab Bank в том, что, проводя трансакции, он помогал финансировать террористов, причастных к подрыву автобуса и прочим нападениям.

Как следует из файлов FinCEN, на фоне неприятного для своей репутации расследования Arab Bank, тем не менее, поддерживал выгодное партнерство с гораздо более крупным и влиятельным банком — Standard Chartered.

Глобальный банк со штаб-квартирой в Британии, Standard Chartered помогал клиентам Arab Bank получить доступ к финансовой системе США после того, как в 2005 году регуляторы выявили недостатки «антиотмывочных» механизмов в иорданском банке и вынудили его сократить работу по переводу денег в США.

Standard Chartered продолжал деловые отношения с Arab Bank даже после того, как американские власти предупредили британцев, что они должны прекратить трансакции для подозрительных клиентов.

В 2012 году нью-йоркские надзорные органы пришли к выводу, что Standard Chartered почти десятилетие «реализовывал закулисную схему вместе с правительством Ирана» с целью осуществления тайных переводов на общую сумму 250 миллиардов долларов. Это позволило банку разжиться «сотнями миллионов долларов в виде комиссионных», но при этом сделало «финансовую систему США уязвимой для террористов, торговцев оружием, наркобаронов и представителей коррупционных режимов».

Такие «подходы к бизнесу» обернулись для Standard Chartered взысканиями почти на 670 миллионов долларов во второй половине 2012 года. Штрафы назначили в рамках отсроченного уголовного преследования и других мировых соглашений с властями Нью-Йорка и федеральными властями США.

Несмотря на официальные обещания держаться подальше от сомнительных клиентов, Standard Chartered, согласно файлам FinCEN, с сентября 2013-го по сентябрь 2014-го провел 2055 трансакций для клиентов Arab Bank на общую сумму более 24 миллионов долларов.

В конце 2014 года у Standard Chartered появилась еще одна причина прекратить дела с Arab Bank. В Бруклине жюри присяжных по делу о подрыве автобуса признало Arab Bank ответственным за сознательную поддержку терроризма, что выразилось в переводах денег под видом пожертвований в пользу палестинской военизированной группировки ХАМАС, которая в США признана террористической организацией.

Спустя больше года сотрудники контрольно-правового отдела в Standard Chartered отправили в FinCEN отчет о подозрительной активности, признав, что банк продолжает бизнес с Arab Bank даже после вердикта присяжных, и выразили опасения насчет «потенциального финансирования терроризма».

Но и на этом все не закончилось.

В период сразу после вердикта в Бруклине и до февраля 2016-го Standard Chartered провел для клиентов Arab Bank дополнительно трансакции на 12 миллионов долларов, как следует из повторного отчета, попавшего в файлы FinCEN. По информации британского банка, переводы декларировались как «благотворительные взносы», «пожертвования», «финансовая поддержка», «подарок». В повторном отчете говорится, что сведения о платежах были поводом для тревоги насчет потенциальной «незаконной активности», которую могли финансировать «под видом перечислений на благотворительность».

Вердикт по гражданскому делу в отношении Arab Bank отменили после апелляции. Банк сумел заключить мировое соглашение почти с 600 людьми — пострадавшими в теракте и их родственниками, выплатив компенсации, размер которых неизвестен.

В заявлении для ICIJ Arab Bank сообщил, что «питает отвращение к терроризму, не поддерживает и не потворствует террористической деятельности». Как указали в банке, претензии на этот счет звучали почти 20 лет назад — в период, когда законы о борьбе с отмыванием денег, инструменты и технологии были другими.

«В любой стране, где работает Arab Bank, у него хорошая правовая репутация в надзорных органах, и он соблюдает предписания по борьбе с терроризмом и отмыванием денег», — заверили в Arab Bank. Введенные в 2005 году в США регуляторные ограничения против банка официально сняли в 2018 году.

В свою очередь в Standard Chartered Би-би-си сообщили, что вскоре после вердикта присяжных «инициировали закрытие счетов», связанных с Arab Bank.

«Иногда этот процесс занимает некоторое время», — сказали в британском банке, добавив, что в процессе ликвидации счетов «банк во всех ситуациях продолжает выполнять положенные надзорные требования».

В Arab Bank признались, что «поддерживают давние отношения с Standard Chartered», которые «не прекращаются и сегодня». Standard Chartered больше не обрабатывает долларовые операции для Arab Bank, но по-прежнему оказывает другие банковские услуги.

Фото: Sadiq Asyraf/AP Protesters hold portraits of Jho Low illustrated as a pirate during a protest in Kuala Lumpur, Malaysia in April 2018.

Награда и риски

Почему же банки работают с подозрительными финансами? Ответ прост: это прибыльно.

Банки не забывают брать комиссионные, пока деньги кочуют по цепочкам счетов, чьи хозяева часто злонамеренно используют финансовую систему. К примеру, JPMorgan заработал, по некоторым оценкам, 500 миллионов долларов в роли главного финучреждения для Берни Мейдоффа — это данные из дела о банкротстве, начатого после крушения финансовой пирамиды Мейдоффа объемом в миллиарды долларов.

Впрочем, бизнес с сомнительными клиентами не обходится без рисков. В 2011 году JPMorgan выплатил 88,3 миллиона долларов, чтобы снять претензии регуляторов — те утверждали, что банк нарушил режим экономических санкций против Ирана и других стран из черного списка США. В 2013 году американский Минфин выдал банку предписание «о прекращении и противоправных действий», в котором говорилось о «системных недочетах» в «антиотмывочной» практике банка, а также о том, что он «не выявил подозрительную деятельность в значительном объеме».

В январе 2014 года JPMorgan уплатил властям США 2,6 миллиарда долларов, чтобы прекратить расследование своего участия в афере Мейдоффа. Сам комбинатор признал вину и теперь отбывает заключение сроком 150 лет в федеральной тюрьме. При этом, как видно из файлов FinCEN, JPMorgan продолжил трансакции в интересах людей, связанных с возможными финансовыми преступлениями.

Среди таких людей финансист Джо Лоу. По мнению властей многих стран, он организовал хищение более 4,5 миллиарда долларов из малайзийского госфонда экономического развития 1MDB (1Malaysia Development Berhad). Как свидетельствуют данные, с 2013 по 2016 год Лоу перевел через JPMorgan чуть более 1,2 миллиарда долларов.

Скандальную известность Лоу впервые получил из-за совместных вечеринок с Пэрис Хилтон, Леонардо Ди Каприо и прочими знаменитостями. В одну из ночей в клубе на Французской Ривьере он вступил в импровизированный аукцион за ящик шампанского Cristal и выиграл, заплатив два миллиона евро. Это сведения из ставшей бестселлером книги Billion Dollar Whale, посвященной афере с 1MDB.

СМИ начали громко говорить о Лоу в начале 2015 года как об одном из ключевых фигурантов ситуации с 1MDB. В апреле 2016 года Сингапур выдал ордер на его арест, однако Лоу до сих пор на свободе.

Также JPMorgan переводил деньги компаниям и частным лицам, связанным с коррупцией в Венесуэле, из-за которой там возник один из острейших в сегодняшнем мире гуманитарных кризисов. Каждый третий венесуэлец, по данным ООН за этот год, недоедает, а миллионы жителей покинули страну.

JPMorgan оказался полезным в Венесуэле для Алехандро Истуриса по прозвищу Коп — бывшего госчиновника, которого США официально обвинили в участии в транснациональной схеме отмывания денег. По версии следствия, с 2011 по 2013 год Истурис и другие лица вымогали взятки, чтобы манипулировать энергетическими госконтрактами. JPMorgan с 2012 по 2016 год провел платежи более чем на 63 миллиона долларов в адрес компаний, связанных с Истурисом и отмывочной схемой, как следует из сведений FinCEN. Связаться с Истурисом и получить его комментарий не удалось.

Секретные данные указывают на то, что JPMorgan обслуживал также энергетическую фирму Derwick Associates, которая на внеконкурсной основе получила подряды на миллиарды долларов на ремонт ветхой электросети Венесуэлы.

Однако анализ, проведенный в 2018 году венесуэльским отделением Transparency International, показал, что Derwick Associates не обеспечила плановую энергоемкость сетям и завысила стоимость своих работ — государство переплатило за них как минимум 2,9 миллиарда долларов.

Алехандро Бетанкуру не было и тридцати, когда он вместе с младшим кузеном выступил соучредителем Derwick. Претензии в адрес компании появились в печатных новостях и интернете в 2011 году. Позднее Derwick подала иск, заявив, что стала жертвой клеветнической кампании, что ее ложно обвинили в соучастии в «преступном сообществе». Иск в итоге урегулировали на условиях, о которых не сообщалось.

Derwick использовала счета в JPMorgan для перевода по меньшей мере 2,1 миллиона долларов в 2011 и 2012 годах. Банк обрабатывал и другие платежи неизвестного объема для самой компании и ее руководителей как минимум и в 2013 году.

В 2018 году Министерство юстиции США обвинило топ-менеджера Derwick Франсиско Конвита Гурусеагу в предполагаемой теневой схеме на 1,2 миллиарда долларов, где фигурировали взятки и отмывание денег. Как потом написало издание The Miami Herald, Бетанкура упомянули в уголовном иске как неназванного сообщника.

Адвокат Бетанкура прокомментировал ситуацию так: «Мой клиент отрицает любое нарушение закона с его стороны». Законный представитель Конвита отказался дать комментарий.

В заявлении общего характера JPMorgan отметил, что в 2014 году признал необходимость ужесточить «антиотмывочные» механизмы и с тех пор активно выделяет деньги на эти цели.

«Сегодня мы задействуем тысячи сотрудников и сотни миллионов долларов, чтобы содействовать правоохранительным органам и задачам национальной безопасности», — заверили в банке.

«Босс боссов»

Нередко, как следует из секретных файлов, банки, обрабатывающие международные платежи, слабо представляют, с кем ведут дело — даже в тех случаях, когда переводят миллионы долларов.

Пример — дело малопонятной фирмы-пустышки ABSI Enterprises. С января 2010-го по июль 2015 года ABSI отправила и получила через JPMorgan транши более чем на миллиард долларов.

Сумма включала в себя и трансакции напрямую через счет в JPMorgan (ABSI закрыла его в 2013 году), и так называемые корреспондентские операции, когда банк с серьезным объемом бизнеса в США, например JPMorgan, разрешает иностранным банкам проводить их долларовые платежи через его счета.

Нормативно-правовой отдел в операционном центре JPMorgan в штате Огайо попытался установить истинного владельца ABSI в 2015 году, когда один из российских новостных сайтов написал, что компания-пустышка со схожим названием (в документах JPMorgan она значится как головная структура для ABSI) связана с авторитетом криминального мира Семеном Могилевичем.

Могилевич, один из персонажей документального фильма на канале Netflix под названием «Самые разыскиваемые преступники», известен как «босс боссов» российских мафиозных группировок. Внося его в 2009 году в список из десяти самых разыскиваемых преступников, ФБР заявило, что криминальная сеть Могилевича связана с подпольной продажей оружия и наркотиков, а также рэкетом и убийствами по найму. Как когда-то написала газета The Guardian, этот полного телосложения заядлый курильщик родом из Украины в качестве средства убийства предпочитает закладывать взрывчатку в автомобили.

Сотрудники отдела контроля безуспешно проверяли свои данные о компании-пустышке, так и не сумев определить, кто ею распоряжался и какова реальная цель ее работы.

Пока эти вопросы так и остаются без ответа, а у JPMorgan уже много лет назад была масса причин пристальнее присмотреться к ABSI: она действовала как подставная компания на Кипре — тогдашнем крупном центре отмывания денег — и оперировала миллионами долларов.

Через своего представителя Могилевич заявил, что не имеет понятия о ABSI. Ранее он утверждал: «Я не являюсь лидером или активным участником какой-либо преступной группировки».

Фото: Сет Вениг/AP Оскандалившийся политический консультант и международный лоббист Пол Манафорт (в центре) прибывает на суд в Нью-Йорке в январе этого года

Доллар всемогущий

Портал BuzzFeed News использовал SARs из базы FinCEN в статьях 2018 года, в которых раскрыл данные о тайных платежах фирмам-пустышкам, подконтрольным Манафорту. Сам Манафорт сейчас под домашним арестом отбывает назначенный федеральным судом срок. Дело в отношении него строилось во многом на данных об упомянутых платежах.

Бывшая сотрудница американского Минфина Натали Мейфлауэр Соурс Эдвардс в январе признала вину в сговоре с целью неправомерно раскрыть отчеты о подозрительной активности. Ей грозит до пяти лет тюрьмы. BuzzFeed News не называл ее в качестве своего источника информации.

FinCEN и другие ведомства США играют несравнимую по важности роль в глобальной борьбе с отмыванием денег. В значительной степени причина в том, что у отмывателей денег и прочих преступников та же цель, что и у банковских клиентов, ведущих международные дела: обратить свои деньги в доллары — де-факто глобальную валюту.

Элитный круг банков (в основном американских и европейских), имея серьезное представительство в Нью-Йорке, пользуется привилегированным доступом к Федеральной резервной системе США и взимает хорошие комиссионные за работу. Для держателей счетов в разных странах единственная возможность перевести доллары — действовать через структуры этих банков в США.

Американский закон доверяет банкам быть на передовой борьбы с отмыванием денег, хотя их собственные финансовые резоны направляют их к цели поддерживать круговорот денег — неважно, легальных или грязных. Имея полномочия пресечь трансакцию, которая кажется подозрительной, они не обязаны это делать — они должны просто направить властям SAR.

В FinCEN примерно 270 сотрудников, которые ежегодно собирают и проверяют более двух миллионов новых SARs от финансовых учреждений. Ведомство делится информацией с американскими правоохранителями, а также с органами финансовой разведки в других странах.

Фото: Фрэнк Франклин II/AP Натали Мейфлауэр Соурс Эдвардс выходит из здания федерального суда в Нью-Йорке в 2019 году. Бывшую старшую сотрудницу FinCEN обвиняют в передаче журналистам конфиденциальных отчетов о подозрительной активности (SARs).

А денег и след простыл

В крупных банках работа по выявлению незаконных трансакций зависит от сотрудников, у которых зашкаливает нагрузка, но в дефиците ресурсы. Обычно они сидят в отдельных офисах вдали от головных отделений и не имеют особого влияния внутри своих организаций. Судя по файлам из FinCEN, в отделах нормативно-правового контроля крупных банков часто используют обычный поиск в Google, чтобы разузнать, кто стоит за трансакциями на сотни миллионов долларов.

Банки часто оформляют SARs, только когда трансакция или клиент становятся объектами негативных новостей или официального расследования — как правило, к тому моменту деньги уже давно ушли адресату.

В интервью ICIJ и BuzzFeed более десятка бывших сотрудников отделов контроля HSBC усомнились в эффективности механизмов банка по борьбе с отмыванием денег. По словам некоторых, банк не давал им сделать больше, чем просто бегло взглянуть на крупные поступления денег. Кроме того, когда они запрашивали информацию, отделения за пределами США часто игнорировали такие просьбы.

«Они говорили: “Да, конечно, я сделаю и пришлю”, — но так ничего и не отвечали», — вспоминает Алексис Груллон, который работал в отделении HSBC в Нью-Йорке с 2012 по 2014 год.

В иске, поданном в 2019 году в федеральный суд Нью-Йорка, сотрудники Standard Chartered Bank заявили, что их запугивали, притесняли и увольняли, когда у них были возражения насчет незаконных трансакций.

Истцы Джулиан Найт и Аншуман Чандра утверждали, что их лишили начальственных должностей, когда они стали сотрудничать с ФБР в расследовании трансфертов в адрес санкционных структур в Иране, Ливии, Судане и Мьянме.

Standard Chartered, как сказано в иске, практиковал «изощренную схему отмывания денег», подменяя названия контрагентов в платежных документах и создавая технические условия для обходных маневров, из-за чего трансакции незамеченными проходили через Федеральную резервную систему.

Чандра, работавший в филиале Standard Chartered в Дубае с 2011 по 2016 год, заключает, что подобное нарушение санкций помогало финансировать теракты, «в результате которых гибли и получали ранения солдаты возглавляемой США коалиции, а также ни в чем не повинные гражданские лица».

Как утверждается в иске, противоправная схема позволяла банку зарабатывать «повышенные комиссионные», которые Иран и работавшие на него люди готовы были платить за конвертацию иранских риалов в доллары.

«Такие комбинации можно проводить незаметно, пожалуй, лишь несколько месяцев, пока тебя не раскроют, и то если этим занимается небольшая группа внутри банка, — сказал Чандра в интервью BuzzFeed News. — Но если такие вещи длятся годами и составляют суммы в миллиарды долларов, то кто-то наверху должен был задать вопрос: “А как мы зарабатываем эти деньги?”»

По словам Чандры и Найта, в 2012 году в своей сделке с властями об отсроченном преследовании банк признал лишь малую часть нарушений и лгал о том, что нелегальные трансакции прекращены.

В Standard Chartered отказались прокомментировать содержание того иска. В судебных документах банк назвал эти претензии неправдоподобными и лишенными оснований.

После нескольких продлений испытательного срока Standard Chartered в 2019 году выплатил еще 1,1 миллиарда долларов за то, что продолжал нарушать санкции против Ирана и других стран, и согласился с продлением в отношении себя режима отсроченного преследования еще на два года.

Фото: Creative Commons Полицейский спецназ в Киеве во время антиправительственных протестов в феврале 2014 года

Украина, JPMorgan и клептократы

21-летняя Олеся Жуковская получила пулю, участвуя в украинской борьбе с коррупцией.

За время правления Виктора Януковича страна потеряла миллиарды долларов — деньги выводили через счета в крупнейших банках мира.

Граждане Украины протестовали против сотрудничества лидеров страны с Россией и коррупции на высоком уровне, которая разрушала государственную экономику, систему образования и здравоохранения. Адвокаты пациентов рассказывают, что украинцы умирали, потому что правительственные инсайдеры воровали деньги, предназначенные для покупки жизненно важных лекарств и оборудования.

Работающая медсестрой Жуковская говорит, что у нее не было трех тысяч долларов, необходимых, чтобы получить работу в городской больнице. Она устроилась в ветхий сельский медицинский центр, в котором не было лекарств и отопления — «ничего».

В декабре 2013 года она отправилась в Киев, чтобы принять участие в антиправительственных протестах. Жуковская добровольно оказывала помощь демонстрантам, которых избивали правительственные силовики, вооруженные дубинками.

20 февраля 2014 года, когда девушка разбирала бинты, в ее шею попала снайперская пуля. По словам Жуковской, она прошла менее чем в сантиметре от сонной артерии.

Пока скорая везла ее в больницу, Олеся опубликовала сообщение в Twitter: «Я умираю».

Позже этот день стали называть «расстрельным». Жуковская выжила, однако от полицейских пуль погибли десяти протестующих.

Полная борьбы и боли история Жуковской похожа на рассказы людей из разных стран мира, которые страдают от того, что коррумпированные политики и их друзья обогащаются при содействии известных банков.

В 2014 году Янукович и глава администрации президента Андрей Клюев бежали в Россию. Их разыскивают украинские власти, а США внесли их в санкционные списки, обвинив в хищении госсредств и подрыве украинской демократии.

Позже провели расследование, которое показало, что Activ Solar — энергетическая компания, управляемая родственниками Клюева, — похитила сотни миллионов долларов в виде кредитов, которые ей выдавали государственные банки. Согласно отчету Финансовой разведки Украины, деньги выводили в сеть подконтрольных семейству офшорных компаний.

Организовать аферу Activ Solar позволил тот факт, что при Януковиче в Украине царил коррупционный беспредел: президентскую резиденцию Межигорье продали по смехотворно низкой цене брату Клюева Сергею. Дворец, на территории которого расположен зоопарк и точная копия испанского галеона, используемого для круизов по Днепру, стал символом упадка режима.

Коррупционную прибыль нужно где-то прятать — в большинстве случаев деньги проходят через Нижний Манхэттен.

Фото: Александр Уэлшер/picture-alliance/dpa/AP Images Административное здание ABLV Bank в Риге, Латвия. 2018 год

Нижнее белье и сапоги

В январе 2010 года, когда Янукович выиграл первый тур президентских выборов в Украине, в Регистрационную палату Великобритании внесли данные о новой компании. В NoviRex Sales LLP утверждали, что деятельность организации связана с «бытовой техникой». Однако, согласно документам, этим дело не ограничивалось.

По адресу в уэльском Кардиффе, который указала NoviRex Sales, раньше находился маникюрный салон. Этот же адрес использовали сотни других компаний, внесенных в базу данных британской Регистрационной палаты. Фирмой владели две другие организации, зарегистрированные на Британских Виргинских Островах, владельцы которых неизвестны. Однако, согласно данным Регистрационной палаты, компаниям «принадлежат» еще тысячи фирм — многие из них значатся по адресу в Кардиффе, где расположен магазин.

У значащихся в документах владельцев NoviRex также были другие компании, которые СМИ связывали с предполагаемыми коррупционными сделками, большую часть которых проводили в Украине.

Как показало расследование «Файлы FinCEN», NoviRex вскоре начала совершать выплаты различного назначения и размера: 200 тысяч долларов за «нижнее белье» производства компании, расположенной на Британских Виргинских Островах; 34 тысячи долларов за «наклейки на клавиатуру» от гонконгской фирмы; почти 400 тысяч долларов на «сапоги» от гонконгской компании.

Несмотря на то что NoviRex переводила миллионы долларов через глобальную банковскую систему, финансовые отчеты компании, доступные на сайте Регистрационной палаты, гласили, что она еле держалась на плаву, тратя менее 2500 долларов в год.

NoviRex совершала все платежи через банки, расположенные в известных центрах отмывания денег, включая латвийский ABLV Bank. Чтобы переводить доллары в другие страны, компании требовалась помощь международного финансового учреждения с доступом к Федеральной резервной системе США.

NoviRex нужен был JPMorgan Chase.

Посредник

JPMorgan Chase предоставил ABLV долларовый счет в Нью-Йорке, что позволило латвийскому банку предлагать долларовые счета своим клиентам, в том числе NoviRex.

В 2001 году США приняли «Патриотический акт», в рамках которого у банков появились новые обязательства по тщательной проверке своих зарубежных партнеров. Несмотря на это, в начале 2000-х годов JPMorgan активно развивал деятельность, предоставляя долларовые счета иностранным банкам. К 2003 году он стал главным корреспондентским банком и обрабатывал платежи для клиентов 3500 финансовых учреждений по всему миру — ежедневно JPMorgan проводил долларовые трансакции на сумму более двух триллионов долларов в 46 странах.

В 2004 году Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) Минфина США предупредила международные банки о том, что финансовые учреждения Восточной Европы сотрудничают с фиктивными компаниями. Управление сообщило, что с 1996 года получило сообщения о подозрительных трансакциях на сумму четыре миллиарда долларов.

IВ 2005 году Джеймса Даймона назначили гендиректором JPMorgan. В тот же год FinCEN сообщило, что латвийские банки и их «внушительная» зарубежная клиентская база «продолжают создавать значительные риски отмывания денег».

«Есть основания полагать, что многие латвийские финансовые учреждения служат не гражданам Латвии, а подозрительным иностранным частным подставным компаниям», — сообщили в FinCEN. На «нерезидентских» счетах 23 латвийских банков тогда лежало порядка пяти миллиардов долларов, принадлежащих в основном клиентам из России и других республик бывшего СССР.

Это и был рынок JPMorgan.

Разрешив перевод, банк-корреспондент списывает сумму со счета банка-отправителя и переводит ее на счет банка-получателя.

Предоставляя иностранным банкам долларовые счета, JPMorgan открывал двери системы своим клиентам, включая подставные компании, такие как NoviRex.

Финансовые учреждения США не только наделены такой возможностью, но и получают процент от каждой операции. Согласно американскому законодательству банки обязаны отслеживать каждую трансакцию, проводимую в соответствии с инструкциями иностранных компаний, и проверять сами финансовые учреждения.

Позже провели расследование, которое показало, что 90 процентов клиентов ABLV сам банк назвал «представляющими высокий риск» — это были подставные компании, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях.

Некоторые из этих фирм переводили миллиарды долларов, которые впоследствии удалось связать с коррупционными сделками в Украине. Американские регуляторы постановили, что ABLV институционализировал отмывание денег, и оно стало «столпом деловой практики банка». Они заявили, что компания агрессивно навязывала схемы отмывания денег клиентам и предоставляла им «высококачественную» фиктивную документацию. Помимо этого, ABLV подкупал латвийских чиновников ради предотвращения угроз для бизнеса.

Два эксперта по финансовым преступлениям, изучившие трансакции NoviRex по запросу Международного консорциума журналистов-расследователей, сказали, что существовали очевидные признаки отмывания денег. Поведение NoviRex отличалось от поведения легальных компаний.

«Если бы я работал в JPMorgan и увидел, что происходит, я бы подумал: “Что за ужас?” — говорит бывший детектив полиции Великобритании Мартин Вудс. — Какая нормальная компания покупает компьютеры, нижнее белье и ведра?»

К началу 2014 года NoviRex перевела через JPMorgan более 188 миллионов долларов.

Отступление

К концу 2014 года JPMorgan закрыл корреспондентские счета порядка пятисот иностранных банков. По словам местного представителя компании, это коснулось и некоторых латвийских клиентов.

В отчете для акционеров за декабрь 2014 года банк написал, что «совершил ошибки и извлек уроки из опыта работы с иностранными корреспондентскими счетами».

«Каждая компания совершает ошибки (и мы совершили далеко не одну), однако хорошие компании отличаются правильной ответной реакцией», — написал гендиректор JPMorgan Даймон в сопроводительном письме. Он не упомянул ни Украину, ни Латвию, ни ABLV, ни NoviRex.

Он также не отметил, что незадолго до этого американские регуляторы негативно оценили меры по предотвращению отмывания денег, которые использует JPMorgan. Банку приказали пересмотреть правила, относящиеся к работе с корреспондентскими счетами.

К тому времени казну Украины разграбили, а JPMorgan получила свои деньги. Материнская компания JPMorgan, предоставляющая казначейские услуги, сообщила, что ее доход за 2013 год составил 4,13 миллиарда долларов. В 2014 году Даймон заработал 20 миллионов долларов.

На этом история NoviRex могла бы закончиться, но Министерство юстиции США назначило Роберта Мюллера специальным прокурором по делу о вмешательстве России в выборы и вопросам, касающимся Дональда Трампа и его соратников.

Одним из них был Пол Манафорт, глава президентской кампании Трампа.

Смертный приговор

Манафорт также был консультантом и лоббистом бывшего президента Украины Януковича. Как показало расследование «Файлы FinCEN», сотрудники отдела нормативно-правового контроля JPMorgan в Огайо были обеспокоены сообщениями украинских СМИ о том, что принадлежащие Манафорту подставные компании получали секретные переводы — деньги якобы переводили за поставку компьютерного оборудования.

В банке отметили, что такие платежи совершала NoviRex.

Контроль над иностранной деятельностью Манафорта усилили, а JPMorgan подал новые отчеты о подозрительных трансакциях (SAR), в которых подробно изложил информацию — спустя годы после совершения платежей — о миллионах долларов, которые выплатили консультанту, его коллегам и их компаниям.

В 2018 году в отношении Манафорта провели судебное разбирательство, в ходе которого упомянули NoviRex — ее назвали одной из фиктивных компаний, которые украинские олигархи использовали для перевода платежей за лоббирование подставным компаниям Манафорта.

Согласно судебным материалам, всего NoviRex заплатила Манафорту от лица возглавляемой Януковичем «Партии регионов» почти 4,2 миллиона долларов за консультационные услуги.

Манафорта признали виновным в банковском мошенничестве, сокрытии информации о счете в иностранном банке и других преступлениях. В суде его бывший деловой партнер Рик Гейтс сообщил, что NoviRex управлял Клюев, ближайший соратник Януковича.

Как показало расследование, с 2010 по 2015 год JPMorgan выполнил для NoviRex 706 трансакций на сумму не менее 230 миллионов долларов. Об этом не упомянули в деле.

В 2018 году в FinCEN заявили, что ABLV, бывший клиент JPMorgan, «представляет серьезную угрозу отмывания денег» и перевел «миллиарды долларов» в интересах украинских магнатов, обвиняемых в растрате госсредств. FinCEN запретила американским банкам предоставлять ABLV доступ к корреспондентским счетам на территории США — в финансовых кругах такое решение называют «смертной казнью». Сейчас банк ликвидируют, а некоторых его сотрудников арестовали латвийские власти.

Представитель ABLV сказал, что сейчас аудитор проводит проверку в отношении бывших клиентов и их операций, поэтому банк «не может публично комментировать вопросы, касающиеся конкретных юридических или физических лиц».

Фото: OCCRP Офис HSBC в Гонконге

Глобальная финансовая пирамида

Семьи с низким уровнем дохода, проживающие в разных уголках земного шара, надеялись, что, инвестировав свои скромные сбережения, они смогут изменить жизнь. Один щелчок мыши — и нью-йоркский банковский гигант HSBC перевел деньги на счета HSBC в Гонконге.

Как и другие участники так называемой финансовой пирамиды, 44-летний Рейнальдо Пачеко из калифорнийской Санта-Росы рекламировал ее родственникам и знакомым. Когда схема начала разваливаться, Пачеко убил один из несостоявшихся инвесторов.

Трое мужчин похитили его и забили камнями, оставив тело в ручье. Финансовая пирамида лишила своих жертв порядка 80 миллионов долларов.

Как показали утекшие файлы FinCEN, HSBC продолжал переводить деньги для инвестиционного фонда WCM, даже когда власти трех стран проводили расследование в отношении компании. Внутренние контролеры банка знали, что это могло быть финансовой пирамидой. В 2013 и 2014 годах через банк прошло более 30 миллионов долларов, связанных с WCM — в то время HSBC находился на испытательном сроке в рамках соглашения об отсрочке уголовного преследования, заключенного с властями США.

Даже после того как американские регуляторы рынка ценных бумаг получили ордер на заморозку активов компании, счет WCM в гонконгском филиале HSBC не закрыли. Согласно судебным документам, которые подали жертвы аферы, на следующей неделе WCM опустошила счет, сняв с него более семи миллионов долларов.

WCM была не единственной компанией, занимавшейся преступной деятельностью, которая переводила деньги через HSBC в те пять лет, пока банк был на испытательном сроке — соглашение обошлось компании в 1,9 миллиарда долларов. Как выяснил в ходе расследования Международный консорциум журналистов-расследователей, гонконгский офис банка обработал трансакции на сумму свыше 900 миллионов долларов с участием подставных компаний, которые в судебных протоколах и сообщениях СМИ связывали с предполагаемыми преступными сетями.

Американские прокуроры и чиновники считают отсрочку уголовного преследования и другие виды соглашений в рамках дел об отмывании денег эффективными инструментами, благодаря которым можно добиться того, чтобы крупные банки соблюдали закон и перестали обслуживать преступников.

Когда в 2012 году власти объявили, что заключили с Standard Chartered соглашение об отсрочке уголовного преследования, сотрудник ФБР сказал: «Нью-Йорк — мировая финансовая столица и международный банковский центр. Чтобы вести здесь бизнес, нужно играть по правилам».

Однако утекшие файлы FinCEN показывают, что пять из наиболее часто встречающихся в отчетах банков — HSBC, JPMorgan, Deutsche Bank, Standard Chartered и Bank of New York Mellon — продолжали переводить деньги для подозреваемых лиц и компаний даже после заключения соглашений об отсрочке уголовного преследования и других серьезных правоприменительных мер.

За последние 15 лет четыре из этих банков подписали соглашение о внесудебном разбирательстве или отсрочке уголовного преследования в рамках дел об отмывании денег. Исключение представляет только Deutsche Bank — в 2015 году с этим финансовым учреждением заключили соглашение, которое обошлось ему в 258 миллионов долларов. Регуляторы выяснили, что банк перевел миллиарды долларов от лица иранских, ливийских, сирийских, бирманских, суданских финансовых учреждений и других организаций, находящихся под санкциями США.

Bank of New York Mellon стал одной из первых крупных компаний, заплативших властям США крупный штраф за ошибки в борьбе с отмыванием денег. В 2005 году, за два года до слияния с Mellon Financial, Bank of New York заплатил 38 миллионов долларов и заключил с властями соглашение о внесудебном разбирательстве — федеральное расследование показало, что банк провел через свои счета семь миллиардов долларов из нелегальных российских денег. По сообщениям СМИ, следователи считали, что за некоторыми трансакциями стоял известный российский «босс боссов» Могилевич.

Несмотря на то что Bank of New York Mellon по-прежнему сотрудничает с лицами, которых подозревают в отмывании денег, в последние годы ему не предъявляли обвинений.

Фото: Всемирный экономический форум/Creative Commons Олег Дерипаска на ежегодной встрече Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе. 2011 год

Как показало расследование «Файлы FinCEN», с 1997 по 2016 год банк провел более 1,3 миллиарда долларов, связанных с Олегом Дерипаской — российским миллиардером и давним союзником президента Владимира Путина.

С 2008 года СМИ начали говорить о возможных связях Дерипаски с организованной преступностью.

В 2018 году власти США внесли его в санкционные списки за предъявленные ранее обвинения — по некоторым данным, Дерипаска угрожал конкурентам, подкупил российского правительственного чиновника и заказал убийство бизнесмена.

Дерипаска утверждает, что не совершал финансовых преступлений. В 2019 году администрация Трампа сняла санкции с трех связанных с ним компаний. Сам предприниматель по-прежнему находится под санкциями США — он требует их отмены в судебном порядке.

«BNY Mellon серьезно относится к защите целостности мировой финансовой системы, в том числе к подаче SAR, — говорится в заявлении банка. — Будучи членом международного банковского сообщества, банк в полной мере соблюдает все применимые законы и правила и оказывает властям поддержку в их важной работе».

Тревожные сигналы

При изучении утекших данных Международный консорциум журналистов-расследователей выявил поразительную закономерность: многие банки были готовы сотрудничать с одними и теми же клиентами высокой степени риска.

С 2003 по 2017 год Deutsche Bank провел трансакции на сумму свыше 11 миллиардов долларов для подконтрольных Дерипаске компаний.

Полученные данные также указывают на то, что в период с 2010 по 2016 год Deutsche Bank и Standard Chartered помогли Odebrecht SA — латиноамериканской строительной компании, организовавшей крупную международную коррупционную схему, — перевести 677 миллионов долларов. Трансакции, в которых участвовал Deutsche Bank, составили более 560 миллионов долларов.

Нельзя забывать про Дмитрия Фирташа, украинского олигарха, которого США объявили в розыск. В 2014 году американская прокуратура обнародовала судебное заключение, в котором бизнесмена обвинили в подкупе индийских чиновников для получения контракта на добычу полезных ископаемых. Американские СМИ также сообщали, что Фирташ был причастен к попытке Трампа найти в Украине компромат на Джо Байдена, его конкурента на предстоящих в 2020 году президентских выборах.

Фирташ говорит, что после распада Советского Союза отправлял сухое молоко украинского производства Узбекистану в обмен на хлопок. Сейчас он живет в венском особняке и надеется избежать экстрадиции.

Что касается банковского дела, то Фирташ и имеющие к нему отношение компании нашли лазейки во многих крупных учреждениях отрасли.

Как показало расследование, все пять крупных банков осуществляли трансакции для подконтрольных Фирташу компаний. Согласно полученным данным, финансовые учреждения одобрили связанные с бизнесменом трансакции уже после того, как власти США обязали их уплатить штрафы и усилить контроль над вызывающими подозрения клиентами.

JPMorgan провел наиболее крупную сумму для компаний Фирташа — с 2003 по 2014 год банк выполнил сотни трансакций на сумму порядка двух миллиардов долларов.

Фото: Creative Commons Дмитрий Фирташ на украинском телевидении в 2015 году

JPMorgan и другие банки должны были знать о сомнительной репутации Фирташа еще в 2010 году, когда утекшая американская дипломатическая телеграмма связала бизнесмена с Могилевичем.

В 2011 году бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко подала в суд Манхэттена иск, который предоставил более полную информацию: в нем указали конкретные счета в четырех банках, которые якобы использовал Фирташ. Самого предпринимателя, Могилевича и Манафорта обвинили в отмывании средств незаконного происхождения. В иске говорилось, что счета в нью-йоркских филиалах JPMorgan, Deutsche Bank, Standard Chartered и Bank of New York Mellon были необходимы для перевода украденных средств в США, а затем — обратно в Украину.

Как показали утекшие файлы FinCEN, несмотря на обвинения, банки продолжили выполнять финансовые операции, связанные с подконтрольными Фирташу компаниями.

В 2013 году иск отклонили — отчасти потому, что Тимошенко и ее адвокаты не смогли представить достаточное количество данных о трансакциях.

Фирташ отверг обвинения и сообщил журналистам Bloomberg Businessweek, что стал жертвой «специально организованной пропагандистской машины».

Он сказал, что Тимошенко «была не права». И добавил: «Она всегда врет. Для отмывания денег нужны грязные деньги. У меня их нет».

Его адвокат выступил с заявлением и передал, что Фирташ «никогда не имел каких-либо партнерских или иных коммерческих отношений с Семеном Могилевичем» и не станет отвечать на вопросы Международного консорциума журналистов-расследователей, поскольку они «основаны на незаконно обнародованных» отчетах SAR.

Фото: Creative Commons Отделение Deutsche Bank в Германии, 2005 год

«Уловки и хитрости»

Это напоминает шпионский роман.

Сотрудники Deutsche Bank велели клиентам из Ирана и других неспокойных точек указывать в назначении платежей кодовые слова, наличие которых будет означать необходимость «особой» обработки. Один из менеджеров банка призвал сотрудников прибегать к «уловкам и хитростям», которые позволят избежать контроля со стороны американских властей.

В ноябре 2015 года нью-йоркские банковские регуляторы опубликовали заявление, в котором раскрыли все эти уловки. Согласно сообщению, с 1999 по 2006 год Deutsche Bank перевел почти 11 миллиардов долларов в интересах Ирана, Сирии и других стран, находящихся под санкциями США.

В рамках обошедшегося в 258 миллионов долларов соглашения с властями и Федеральной резервной системой Deutsche Bank обязался пересмотреть методы работы и уволить сотрудников, участвовавших в схеме уклонения от санкций.

В своем заявлении Deutsche Bank назвал эту сделку старой новостью: «Это было несколько лет назад, и с тех пор мы не сотрудничаем с клиентами из этих стран».

Однако через месяц после того, как объявили о соглашении, Deutsche Bank тайно совершал операции для компании, связанной с украинским миллиардером Игорем Коломойским. Позже американская прокуратура заявила, что бизнесмен участвовал в масштабной схеме отмывания денег, в рамках которой деньги переводили в Центральную Америку.

Как показывают утекшие данные, с декабря 2015-го по май 2016 года Deutsche Bank перевел 240 миллионов долларов зарегистрированной на Британских Виргинских Островах подставной компании, которую, согласно американским судебным материалам, контролировали Коломойский и его деловой партнер.

В прошлом году в суд штата Делавэр подали иск, в котором утверждается, что Коломойский использовал подставную компанию Claresholm Marketing Ltd. для осуществления «серии гнусных мошеннических схем» при участии «ПриватБанка» — украинского финансового учреждения, которым бизнесмен и его партнер руководили до конца 2016 года. Новые владельцы банка утверждают в иске, что Коломойский и его соратники выкачали миллиарды долларов через фиктивные кредиты и отмыли их через инвестиции в США.

В июле нью-йоркские регуляторы достигли с Deutsche Bank еще одного урегулирования в рамках дела об отмывании денег — компания согласилась выплатить 150 миллионов долларов штрафов за сотрудничество с осужденным сексуальным маньяком Джеффри Эпштейном и двумя зарубежными банками, причастными к скандалам из-за отмывания денег.

Через месяц прокуратура США подала в федеральный суд Флориды запрос о конфискации имущества, в котором Коломойского обвинили в воровстве и отмывании денег, как и в делавэрском иске.

Прокуратура утверждает, что бо́льшую часть денег, которые якобы украли из «ПриватБанка» с 2008 по 2016 год, инвестировали на территории США — в коммерческую недвижимость в Техасе и Огайо; сталелитейные заводы в Кентукки, Западной Вирджинии и Мичигане; в фабрику по производству сотовых телефонов в Иллинойсе.

Коломойский не ответил на вопросы ICIJ. «Г-н Коломойский категорически отвергает утверждения, содержащиеся в жалобах Министерства юстиции», — сказал в августе адвокат бизнесмена.

Адвокаты, представляющие компании Коломойского в Делавэре, утверждают, что в иске не указаны какие-либо преступления. Коломойский подал в Украине иск о клевете на «ПриватБанк», сказав, что финучреждение ложно обвинило его в мошенничестве и других правонарушениях.

В Deutsche Bank отказались отвечать на вопросы о сотрудничестве с Коломойским, сказав, что закон запрещает разглашать данные о клиентах или трансакциях.

Представители банка сообщили Международному консорциуму журналистов-расследователей, что выявили «существовавшие недостатки» и «извлекли уроки из ошибок». Они сказали, что «систематически борются» с этими проблемами.

«Теперь это совсем другой банк», — говорят они.

Над материалом также работали: Майкл Хадсон, Дин Старкман, Саймон Боуэрс, Эмилия Диас-Страк, Таня Козырева, Уилл Фитцгиббон, Саша Чавкин, Спенсер Вудман, Бен Холлман, Кэрри Кехо, Фергус Шил, Кира Герни, Ричард Сиа, Эми Уилсон-Чапман, Том Ститс, Джо Хиллхаус, Дельфин Рейтер, Агустин Армендарис, Марго Уильямс, Хэмиш Боланд-Руддер, Антонио Кучо, Джерард Райл, Маго Торрес, Мириам Пенсак, Силла Алеччи, Елена Косич, Мигель Фиандор, Майкл Саллах.

Другие материалы по теме

Recent stories

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее пользоваться сайтом. Узнать подробнее или отказаться.. Принять