Фото: Эдин Пашович

Через гигантскую сеть офшоров прошли миллиарды с помощью банка «Тройка Диалог»

На первый взгляд, у Рубена Варданяна и Армена Устяна нет ничего общего, кроме армянских корней.

Варданян — миллиардер, постоянный участник Всемирного экономического форума в Давосе, бывший глава крупнейшего частного инвестиционного банка в России «Тройка Диалог». Он вложил миллионы в социальные программы родной Армении. Устян — сезонный строитель. Он живет в небольшой квартире на севере Армении с женой и родителями и часто уезжает на заработки в Москву.

Но подписи Устяна стоят в документах, которые напрямую связывают его с «Тройкой Диалог» и многомиллиардным ландроматом. Устян говорит, что никогда этих документов не видел и не подписывал. Между тем ландромат работал для клиентов банка, многие из которых принадлежали правящей и финансовой элите России. Офшоры позволяли выводить средства из страны, обходить ограничения, делать незаметными иностранные активы и деньги. Через эти каналы получали деньги друзья Путина и влиятельные олигархи, а приходили деньги, в том числе, от фирм, связанных с крупными финансовыми преступлениями в России.

Копия паспорта Устяна приложена к банковским документам одной из компаний, входящей в офшорную сеть «Тройки». Всего их было минимум 75. Образуя сложную финансовую паутину, они работали с 2006 по 2013 годы — за это время в сеть офшоров поступило 4,6 миллиарда долларов и вывели из нее 4,8 миллиарда. Контрагентами в трансакциях были крупнейшие западные банки Citigroup, Raiffeisen и Deutsche Bank. Десятки компаний офшорной сети провели между собой трансакций на 8,8 миллиарда долларов, после чего отследить происхождение денег практически невозможно.

(В Citigroup не ответили на просьбу о комментарии для этого расследования; Raiffeisen отказался от комментариев, сославшись на конфиденциальность клиентской информации; представители Deutsche Bank сообщили, что имели «ограниченный доступ» к информации о трансакциях клиентов «Тройки» и, по закону, не могут комментировать конкретные случаи.

В те годы Варданян был президентом «Тройки», ее генеральным директором и крупнейшим акционером. Он пользовался репутацией бизнесмена, открытого Западу, выступал за улучшение делового климата в стране и стал одним из основателей московской Школы управления «Сколково».

Одновременно сотрудники «Тройки Диалог» строили непрозрачную финансовую систему — мы назвали её «Ландромат Тройка». Ее офшорная сеть очень похожа на те схемы, позволяющие отмывать деньги, о которых раньше сообщал OCCRP.

Как и в других ландроматах, многие крупные трансакции в данном случае проводились в рамках фиктивных сделок между компаниями, существовавшими только на бумаге. В числе прочих заключались сделки по продаже «товара», «продуктов питания», «металлических изделий», «счетов» и «автозапчастей». Все счета, попавшие в утечку, были подписаны номинальными лицами и отправлены с почтовых ящиков домена Troika.ru.

Журналисты изучили офшорную сеть «Тройки Диалог» по данным утечки банковских проводок и других документов, которые оказались в распоряжении OCCRP и литовского сайта 15min.lt. Всего материалы утечки анализировали сотрудники 21 издания по всему миру.

Данные о работе офшоров «Тройки» — лишь часть большой утечки: всего в ней 1,3 миллиона банковских трансакций, которые связывают 238 000 отправителей и получателей, среди которых компании и частные лица. В утечке также оказались тысячи электронных писем, договоров и регистрационных документов.

В интервью Варданян сказал, что его банк не сделал ничего плохого и действовал, как все остальные инвестбанки того времени. Он подчеркнул, что не мог знать о каждой сделке, которую обслуживал его огромный банк. Репортеры не нашли сведений о каких-либо обвинениях или разбирательствах в отношении Варданяна со стороны властей. Его подпись стоит лишь на одном документе, относящемся к схеме — это займ одной из компании офшорной сети.

О сети офшоров Варданян говорит так: «Это технические сервисные компании клиентов „Тройки Диалог”, в том числе и мои».

«Можно назвать это мультифемили офис, — сказал Варданян. — Схожая практика до сих пор существует у зарубежных банков. Большинство их клиентов работают через иностранные компании. Повторяю — мы всегда действовали по правилам мирового финансового рынка того времени

Очевидно, что правила меняются, но мерять сегодняшними законами прошлый рынок — это как применять новые стандарты комплаенс к бизнесу во времена Великой Депрессии. Согласитесь — это искажает объективное положение дел».

На вопрос о странных торговых сделках, Варданян ответил что общий оборот группы «Тройка Диалог» в те годы был настолько велик, что он не мог знать обо всех сделках в масштабах компании.

И хотя подобные схемы были в порядке вещей для России того времени, специалисты отмечают их губительные последствия для экономики.

«Эти финансовые схемы сдерживают экономическое развитие государства, подрывают основы безопасности и снижают качество жизни простых граждан, — объясняет Луиза Шелли, директор Центра TraCCC при Университете Джорджа Мэйсона и автор книги «Теневая торговля» (Dark Commerce).

«Страны — особенно развивающиеся, где отмывают деньги, — недополучают огромные суммы, на которые можно было бы развивать инфраструктуру, систему образования и здравоохранения, открывать новые предприятия», — говорит Шелли.

Сервис для избранных

Через офшоры не только выводили деньги. Сеть также служила механизмом для анонимных инвестиций и налоговых маневров, сберкассой «на чёрный день» и так далее.

Так с помощью офшоров «Тройки» клиенты банка покупали недвижимость в Великобритании, Испании и Черногории, роскошные яхты и произведения искусства, оплачивали медицинские услуги и билеты на чемпионат мира по футболу; платили за обучение детей в престижных западных учебных заведениях и даже делали религиозные пожертвования.

Кроме того, в офшорную сеть «Тройки Диалог» проникали деньги от контор, замеченных в отмывании. Совместно с партнерами OCCRP выявил несколько крупных мошеннических схем, средства от которых, в частности, текли в офшоры «Тройки».

Одна из этих схем — поставка авиационного топлива в аэропорт «Шереметьево» (Москва) в 2003-2008 годы по завышенным ценам. Тогда бюджет недополучил 40 миллионов долларов налогов, цены на билеты резко подорожали, а компании, вовлеченные в мошенническую схему, направили 27 миллионов долларов на счета офшорных фирм «Тройки Диалог». Варданян в этой афере замечен не был и говорит, что ничего о ней не знал. В 2010-м «Тройка Диалог» занялась консалтингом аэропорта вместе с Credit Suisse.

Вторая крупная преступная махинация в этой истории связана с уклонением от уплаты налогов несколькими российскими страховыми компаниями. Как следует из материалов суда, гражданин России по имени Сергей Тихомиров контролировал десятки компаний, чтобы подписывать фальшивые договоры перестрахования. Страховщики платили за его «услуги», а он через несколько счетов переводил деньги за границу или обналичивал. В частности, 17 миллионов долларов от его компаний пришли на счета офшоров «Тройки». Тихомиров на звонки журналистов не ответил.

Третья схема связана с компаниями российского виолончелиста Сергея Ролдугина — друга детства президента России Владимира Путина. Они заключили контракты не менее чем на 69 миллионов долларов с офшорными фирмами «Тройки Диалог». Часть денег, которые компании Ролдугина получили из этих офшоров попали туда в результате еще одной крупной налоговой аферы, которую вскрыл юрист Сергей Магнитский. Он был арестован и умер в тюрьме.

Ролдугин не ответил на электронное письмо с просьбой о комментарии.

Варданян сказал, что знает о таком музыканте, но отметил, что «Тройка» не вела дел с Ролдугиным.

«Почему он получал деньги от компаний „Тройки Диалог”? Мне ничего об этом не известно. Но могу предположить, что клиент, возможно, давал поручение на перевод какой-то суммы с его счета и „Тройка Диалог” в рамках клиентского договора исполняла такое поручение», — ответил Варданян.

Могила Сергея Магницкого Фото: Reuters

Компании из мошеннической схемы, разоблаченной Магнитским, направили в офшоры «Тройки» более 130 миллионов долларов. При этом еще сотни миллионов попадали и покидали эту систему с неизвестной целью.

Варданян сказал, что не знал об этих проводках.

«Что касается меня, поймите, я не ангел. — пояснил он. — В России у тебя есть три пути: быть революционером, уехать из страны или быть конформистом. Так вот я — конформист. Но у меня есть свои внутренние ограничители: я не участвовал в залоговых аукционах, не работал с криминалом, не состою в тех или иных политических партиях. Именно поэтому, даже в 90-е годы, я ходил без охраны… И я пытаюсь сохранить себя и свои принципы».

Сам Рубен Варданян и его ближайшие родственники тоже получали деньги из офшорных компаний. Они поступали на его карту American Express, на счета супруги и тещи, шли на оплату учебы в Лондоне его троих детей — в общей сложности больше 3,2 миллиона долларов .

На это Варданян ответил, что офшоры «Тройки» не только обслуживали клиентов банка, там были и его собственные компании.

🔗Офшоры «Тройки» и известные аферы

«Тройка» как фундамент схемы

Среди прочих крупных схем вывода денег, выявленных в последние годы, «Ландромат Тройки» уникален тем, что возник по воле весьма уважаемой финансовой структуры.

Основанный в начале девяностых, «Тройка Диалог» стал самым крупным частным инвестбанком в России. Варданян управлял банком вплоть до 2012-го, когда его купил Сбербанк.

Как и все инвестиционные банки, «Тройка Диалог» обслуживал выпуски ценных бумаг и облигаций, первоначальные публичные размещения акций, кредитные сделки, а также консультировал по вопросам слияний и поглощений. Банк установил тесные отношения с российским отделением Citibank Inc — через него «Тройка» получала порядка 20 процентов новых инвесторов. В итоге нью-йоркский банк стал для инвестбанка Варданяна крупнейшим «внешним агентом», о чем в интервью 2006 года заявил один из основателей «Тройки Диалог» Павел Теплухин. (Citibank на просьбу дать комментарий не ответил.)

Серьезный бизнес банк вел и с другими крупными международными игроками, такими, как Credit Suisse Group и Standard Bank Group.

Сооружать офшорную сеть сотрудники «Тройки» начали в 2006.

Чтобы такая сеть работала успешно, нужны четыре базовых элемента: банк с низкими «антиотмывочными» стандартами; собственно офшорные компании со счетами в этом банке; доверенные руководители и акционеры как в компаниях, так и в банке; фирмы-регистраторы, которые могут быстро и по необходимости создавать, поддерживать и ликвидировать офшорные компании.

Вcё это организовал инвестиционный банк Варданяна, который также управлял денежными потоками и фейковыми сделками.

Ключевой принцип работы всей схемы — торговля. Фирмы-однодневки выставляли поддельные счета на оплату несуществующих услуг и товаров компаниям, которые тоже участвовали в схеме. Подобная практика — прикрытие, чтобы сделки не казались подозрительными регулирующим органам.

«Вы маскируете незаконный платеж, делая вид, что он связан с поставкой товаров, — говорит эксперт по коррупции из Университета Джорджа Мейсона Луиза Шелли. — Такая видимость торговли — одна из самых распространенных практик отмывания денег в мире».

По словам эксперта, лидер «Аль-Каиды» Усама бен Ладен через такую же схему двигал деньги по всему Ближнему Востоку.

Если банк «Тройка Диалог» стал фундаментов всей схемы, то несущими конструкциями были три фирмы-однодневки с Виргинских Островов: Brightwell Capital Inc., Gotland Industrial Inc. и Quantus Division Ltd. Все три компании начали работать к лету 2006 года. Brightwell провела первую сделку 12 апреля 2005 года. Gotland учреждена 17 февраля 2006 года, а 23 августа того же года появилась Quantus.

Анализ банковских документов эти трёх компаний показал, как запустилась вся сеть. Начиная с 2006 года они перевели множество небольших сумм IOS Group Inc, чтобы та открыла десятки офшорных фирм. IOS проигнорировали просьбу о комментарии.

Следующие шесть лет три основные компании продолжали переводить IOS деньги на содержание сети фирм-пустышек. Транши ранжировались от 40 до 5000 евро, а их общая сумма за все эти годы составила 143 тысячи евро.

Quantus, например, оплачивала регистрационный сбор и взносы за сопровождение фирмы Kentway SA на Виргинских Островах. Позже эту компанию наряду с другими использовали для перевода миллионов долларов фирме Sandalwood Continental SА, конечным владельцем которой был Сергей Ролдугин.

Участие Quantus в делах Kentway раскрывает множество способов, которыми связаны компании — участницы сети «Тройки Диалог». В данном случае Quantus сперва помогла Kentway запуститься, а потом прислала ей деньги, которые Kentway отправила дальше компании Ролдугина.

🔗Как создавали Quantus

Финансовые данные, которые легли в основу проектов «Панамские документы» и «Файлы райских островов», указывают на то, что Quantus принадлежит панамской Cascado AG.

Этой загадочной компанией управляют несколько латвийских посредников, включая Стана Горина и Эрика Ванагельса. Обоих связывают с многочисленными коррупционными скандалами.

О взаимосвязи компаний говорит электронное письмо от 23 августа 2006 года, в котором сотрудник IOS Group просит представителя регистрационной фирмы Commonwealth Trust Ltd. на Виргинских Островах объединить Quantus и еще 29 офшорных компаний под управлением Cascado.

Подходящий банк

Чтобы направлять потоки денег через офшоры, «Тройке» нужны были счета в розничном банке для всех фирм сети. Было важно, чтобы этот банк не придирался к контрактам и сделкам, которые прикрывали движение средств из одной офшорной компании в другую.

Выбор пал на литовский Ukio. (В 2013 он перейдет под управления Национального банка Литвы — Ukio участвовал в рискованных сделках и систематически не следовал предписаниям регулятора.) Известно, что Ukio открыл счета для 35 компаний, которые использовал «Тройка Диалог». Скорее всего, их было больше.

Тогда Литва ещё не входила в Евросоюз, и чтобы вести расчет в евро, Ukio нужны были корреспондентские счета в европейских банках, таких как австрийский Raiffeisen или германский Commerzbank AG. Помимо Ukio, Raiffeisen и Commerzbank деньги из офшорной сети принимали и другие крупные финансовые учреждения США и Европы. Периодически они спрашивали о сути некоторых сделок.

Фото: Эрикас Овчаренко/15min.lt

После одного такого запроса от банка-корреспондента, сотрудники Ukio заметили, что некоторые платежи офшорных компаний «Тройки» не имеют коммерческого смысла.

«В чем смысл этой сделки? У нас есть контракт (прикреплен), но, честно говоря, я не понимаю, что происходит», — написал служащий банка, добавив грустный смайлик. Речь шла о платеже в адрес компании Ролдугина.

Когда у Варданяна спросили, почему «Тройка» стала работать с Ukio, он ответил, что литовский банк был лишь одним из двадцати по всему миру, с которыми работала «Тройка».

Армянские посредники

Одна из центральных фигур многих сделок офшорной сети «Тройки Диалог» — 35-летний Армен Устян. Он совсем не похож на инвестиционного банкира, живет с родителями и женой в городе Ванадзор на севере Армении. Как и многие соотечественники, Армен ездит на сезонную работу в Москву ремонтировать квартиры.

Устян — один из граждан Армении, чьи подписи стоят в контрактах и банковских документах ландромата «Тройка». В январе он принял журналистов у себя дома и ответил на вопросы о крупных финансовых операциях, связанных с его именем.

По словам Устяна, он никогда не слышал о панамской Dino Capital SA, банковский счет которой в Ukio был открыт с использованием его подписи. Журналисты показали Устяну копию его паспорта, но он настаивал на том, что не знает, как его личные данные попали в банк.

Он подтвердил, что подпись на документах совпадает с его личной подписью. По просьбе матери Устян даже расписался на листке бумаги и продемонстрировал его журналистам. По его мнению, подпись в банковских документах могли подделать.

Мало того, что подпись Устяна используется в документах по счёту Dino Capital, он ещё и указан как лицо с правом подписи договоров от имени компании. Именно его подпись заверяет сделки общей стоимостью 70 миллионов долларов.

Сам Устян заявил, что ничего об этом не знает, хотя и вспомнил, как может быть связан с «Тройкой Диалог».

В Москве он жил у человека, брат которого, по словам Устяна, работал в инвестиционном банке и помогал ему трудоустроиться.

Адрес, по которому Устян жил в Москве, действительно совпадает с адресом проживания гражданина России армянского происхождения Нерсеса Ваградяна. Его брат Самвел Ваградян владеет долей в российской компании, которая получила несколько миллионов долларов от Gotland и Brightwell — двух из трех ключевых компаний в структуре офшоров «Тройки». Самвел Ваградян упоминается на сайте Варданяна как донор благотворительных проектов банкира. Неизвестно, действительно ли Самвел работал на «Тройку».

Устян не верит, что братья Ваградян могли использовать его персональные данные. Связаться ни с одним из них не удалось.

Еще одним номинальным лицом в офшорной схеме оказался армянин Эдик Ерицян. Его личность использовала кипрская Popat Holdings Ltd., чтобы открыть счёт в банке Ukio. Через эту компанию также прошли миллионы долларов.

Журналистам OCCRP Ерицян рассказал, что три года назад потерял память после автомобильной аварии и теперь не может вспомнить некоторые эпизоды из жизни. Впрочем, Устян подтвердил, что в квартире Нерсеса Ваградяна они жили вместе с Ерицяном.

Другие материалы по теме