Моссак и Фонсека подали в суд на Netflix из-за фильма «Ландромат»

Объявленный к выходу фильм «Ландромат» от компании Netflix с прекрасным звездным составом — художественное повествование с элементами комедии о скандале 2016 года вокруг «панамских документов». Мэрил Стрип предстает здесь в образе одинокой вдовы, вознамерившейся вскрыть подноготную глобальной «индустрии» ухода от налогов, а Гэри Олдмана и Антонио Бандераса режиссеры превратили в разодетых в пух и прах любителей похохмить — директоров юридической конторы Mossack Fonseca & Co. Это та самая фирма, что стала главным объектом расследования «Панамские документы». Mossack Fonseca & Co был четвертым в мире провайдером офшорных финансовых услуг по объему бизнеса.

laundromat-filmГэри Олдман и Антонио Бандерас в роли Юргена Моссака и Рамона Фонсеки в фильме «Ландромат» (Фото: Netflix)

И вот не киношная, а настоящая Mossack Fonseca теперь хочет обрушить на Netflix меч правосудия.

В окружной суд штата Коннектикут подан 45-страничный иск, в котором Netflix обвиняют в клевете, вторжении в личную жизнь, незаконном использовании товарного знака, недобросовестной рекламе, а в завершение требуют отложить намеченный на пятницу выход фильма на широкий экран.

Кинокартина с ее «клеветническим» названием «изображает (Юргена Моссака и Рамона Фонсеку) бессердечными, беспринципными юристами, занятыми отмыванием денег, уходом от налогов, подкупом и (или) прочими криминальными деяниями», как гласит преамбула искового заявления. Позже она предупреждает: фильм заставит людей считать господ Моссака и Фонсеку «индивидуумами с девиантным поведением» и сделает из них «символ отмывания денег и уклонения от налогов».

Далее иск предлагает детальный, буквально посекундный разбор августовского трейлера к фильму и обращает внимание на едкие утверждения авторов о том, что в его основе — «реальная мутная тема».

В какой-то момент на кадрах экранный юрист произносит: «Им сошло с рук убийство», а еще через несколько секунд Бандерас (он, напомним, изображает Фонсеку) сидит в ночном клубе в «вычурном, шитом золотом [костюме] и спрашивает, обращаясь к публике: «Знаете, как все это работает?»

Истцы указывают еще на одну сцену, в которой Олдман (ему поручено играть Моссака) и Бандерас показаны в зале для совещаний, они «встревоженно обмениваются выражениями наподобие «нас раскусили».

«Плохо скрытые обвинения вкупе с двусмысленностями выставляют [Моссака и Фонсеку] устроителями незаконного промысла, в арсенале которых <…> убийства, подкуп, отмывание денег и (или) коррупция», как гласит исковое заявление, в котором позже особо отмечается, что, мол, заявители «не имеют никакого отношения к расправам криминальных картелей или отмыванию денег для «русской мафии».

Обращаясь к суду, истцы также сетуют на то, что не разрешали использовать логотип фирмы Mossack Fonseca, хотя он и представлен «уничижительным образом» в кадрах трейлера и фильма целых восемь раз.

Сомнительную славу Mossack Fonseca принесли «панамские документы» — внушительная (11,5 миллиона файлов) утечка данных, скачанных с серверов фирмы добровольным заявителем о коррупции и переданных журналисту газеты Süddeutsche Zeitung Бастиану Обермайеру. Свыше трехсот журналистов более чем из сотни СМИ со всего мира, включая OCCRP, затем помогли провести расследование и выпустить репортаж, завоевавший Пулитцеровскую премию 2016 года.

Расследование пролило свет на незаконные практики в мировых «налоговых гаванях» и предметно показало, как люди с толстыми кошельками и нужными связями могут «оптимизировать» налоги и прятать неправедно нажитое. В документах утечки всплыли 14 152 клиента фирмы из 202 стран, включая 29 миллиардеров из списков Forbes, а кроме того, 140 тогдашних и уже бывших глав стран, политиков и госчиновников.

С момента публикации «Панамских документов» правоохранители в разных частях света смогли вернуть в казну 1,2 миллиарда долларов, налагая штрафы и взыскивая налоговые недоимки.

В Mossack Fonseca не раз настаивали на том, что документы «нерепрезентативны» и искаженно представляют лишь малую часть ее бизнеса. Несколько страниц вторничного искового заявления посвящены описанию того, как расследование «панамских документов» привело к «потере всей клиентской базы». По сути, фирма не работает с начала 2018 года.

Сами г-да Юрген Моссак и Рамон Фонсека последние без малого четыре года ведут тяжбы по двум уголовным делам в Панаме, а также проходят подследственными в США, где власти в прошлом году обвинили четырех связанных с их фирмой человек в налоговых преступлениях. В заявлении против Netflix истцы выражают опасение, что новый фильм может вызвать у следователей «незаслуженное и нежелательное внимание с правовой точки зрения».

Mossack Fonseca требует суда над Netflix с участием присяжных и компенсации ущерба от кинокомпании, а вдобавок — судебного запрета на прокат «Ландромата», ибо фильм способен «негативно настроить потенциальных членов жюри присяжных в рамках уголовного разбирательства в США».

Термин «ландромат», ставший названием фильма, придумали в 2014 году журналисты OCCRP. Он означает взаимосвязанную систему с участием офшорных компаний, банков, фиктивных займов и липовых директоров, задача которых — перемещать, маскировать, прятать и отмывать капиталы в серьезных масштабах.

Хотя саму Mossack Fonseca нельзя назвать ландроматом, эта фирма производила на свет компании, ставшие потом элементами таких «финансовых систем».