Фото: Эдин Пашович

Как ближний круг президента Гамбии помог ему украсть миллиард долларов

Лейтенанту Национальной армии Гамбии Яйе Джамме было 29 лет, когда он возглавил бескровный переворот и сверг первого президента страны Дауду Джавару, правившего страной почти 30 лет.

Джамме и еще несколько младших лейтенантов захватили радиостанцию, единственный международный аэропорт, здание парламента и официальную резиденцию президента. Он возглавил временное правительство Гамбии, а затем стал ее президентом.

В первые два года после переворота 1994 года Джамме стремительно укреплял власть в бывшей британской колонии, окруженной Сенегалом (Гамбия — страна-полуанклав). У Гамбии есть выход к Атлантическому океану. Местные пляжи популярны среди отдыхающих из Европы.

Джамме запретил все политические партии и арестовал руководителей Национальной армии, подготовив почву для 20 лет правления, которое часто называли неэффективным.

Аппарат президента быстро стал главным институтом власти в стране. В классическом авторитарном стиле Джамме менял ключевых чиновников, не позволяя им укрепить власть и поставить под удар его правление.

За все 22 года президентства Джамме лишь немногим удавалось продержаться на должности генерального секретаря аппарата президента дольше одного-двух лет.

«Он превратил Гамбию в неофициальный магазин, где вся власть принадлежала ему, а закон подчинялся его воле», — говорит доцент южноафриканской школы управления Witwatersrand.

Джамме использовал небольшую группу чиновников, чтобы избавиться от политических оппонентов и продвинуть свои финансовые интересы.

Некоторые его сподвижники смогли удерживать расположение президента в течение долгого времени. Генерал Сулейман Баджи возглавлял вооруженные силы, в которые в том числе входила охрана президента. Баджи был настолько приближен к Джамме, что улетел с изгнанным в 2017 году президентом в Экваториальную Гвинею в одном самолете.

Были и менее удачливые чиновники. Нуха Турэй и Нджогу Ба, в разное время занимавшие должность генерального секретаря в аппарате президента, имели серьезные обязанности, но вырасти им не давали. Турэй жил в постоянном страхе, что его убьют или похитят. Ба посадили в тюрьму по обвинению в злоупотреблении полномочиями. Позже его оправдали.

Джамме использовал личную армию силовиков “The Jungulars”, чтобы запугивать друзей и врагов, включая самый ближний круг. С той же целью он командовал полувоенной молодежной группой, известной как Green Boys.

Яйя Джамме на выходе из центрального избирательного участка в Банжуле после голосования на президентских выборах 22 сентября 2006 года. Фото: Ребека Блэкуэлл/AP

Например, в 2004 году взбешенный критикой власти со стороны местной газеты Джамме послал Green Boys к дому тогдашнего руководителя Союза журналистов Гамбии Дембы Али Джаво.

Джаво рассказал OCCRP, что Green Boys оставили ему записку. «Мы заметили, что вам всегда доставляет радость критика в адрес нашего любезного Президента и его работы… Уверен, вы не хотите, чтобы вас скормили собакам и коршунам», — предостерегли участники группировки.

🔗

Иногда угрозы Джамме заканчивались реальными смертями. Дейда Хайдара, соучредитель одной из самых авторитетных газет Гамбии, The Point, разозлил Джамме еженедельной колонкой «Доброе утро, мистер президент». В ней высвечивались «все изъяны режима», как говорит дочь Хайдара Мари.

В попытках обуздать подобного рода критику в 2004 году Джамме протолкнул в парламент драконовский законопроект о СМИ. Хайдара возглавил кампанию против принятия закона. Но его усилия оказались тщетны, и спустя несколько дней документ был принят.

16 декабря 2004 года по дороге с работы домой Хайдара был застрелен. Обвинений в его убийстве так никому и не предъявили. «Его противостояние законопроекту о СМИ стало последней каплей, — считает Мари Хайдара. — Мы, его семья, уверены, что именно по этой причине его убили».

Бизнес — ключ к миллионам

Пока созданная президентом сеть политиков и наемников помогала ему удерживать власть, его связи с бизнесом развязывали руки для коррупции. Администрация Джамме позволила иностранным компаниям получить госконтракты в обход тендеров и разграбить казну.

OCCRP изучил тысячи документов, которые охватывают более 20 лет — с 1995 по 2016 год. В них говорится, как созданная Джамме сеть выводила и использовала государственные деньги из или через Центральный банк Гамбии, органы соцзащиты, корпорации Housing Finance и Gambia National Petroleum, а также другие госкомпании.

Конфиденциальные документы включают распоряжения администрации Джамме, банковские выписки и сведения о безналичных переводах. Отдельный пакет документов содержит подробности о кредитах, имуществе, выгодных контрактах, которые выдавались тайным частным компаниям, а также о покупке самолетов, автомобилей и паромов.

Согласно документам, Джамме заключал взаимовыгодные сделки с зарубежными бизнесменами практически во всех отраслях экономики, включая горное дело, энергетику, морские грузовые перевозки, строительство, лесоматериалы и телекоммуникации. Сделки, как правило, заключались в обход регулирующих органов и закупочных процессов.Некоторые поставщики были настолько вовлечены в дела страны, что могли обрушить экономику, закрыв доступ к основным товарам, например, к топливу.

Самым влиятельным бизнесменом в окружении Джамме был ливанец Мохаммед Бацци, возглавлявший энергетическую Global Trading Group и нефтяную Euro African Group. По данным Минфина США, Бацци был ключевым спонсором партии «Хезболлах», которую Соединенные Штаты признали террористической организацией.Больше 10 лет Бацци был организатором большинства сделок правительства с частным бизнесом.

«Бацци замешан почти в каждой сделке, связанной с Джамме», — говорит гамбийский активист и менеджер по коммуникациям африканского подразделения продемократического фонда «Открытое общество» Джегган Грей-Джонсон. — Во многих случаях он был советником Джамме по экономическим и бизнес-вопросам».

Бацци стал эффективным посредником, способным провести сделки во многих секторах экономики. В благодарность за столь привилегированное положение он переводил на личный счет президента вознаграждения. Точная сумма переводов неизвестна, но, согласно банковским документам и конфиденциальной переписке, которую изучил OCCRP, она превышает несколько десятков миллионов долларов.

Компании Бацци, которые сейчас входят в санкционные списки США, пользовались монополией в топливном секторе Гамбии более 10 лет. С 2002 по 2016 год он провел серию эксклюзивных секретных сделок по импорту топлива с госучреждениями, в том числе с главным поставщиком коммунальных услуг — Национальной компанией по водо- и электроснабжению (National Water and Electricity Co.). Исключительный контроль за этим процессом позволил ему монополизировать импорт топлива в нарушение законодательства о закупках.

Его Euro African Group брала топливо у французской Total и, как единственный импортер, могла контролировать цены. За это компания получала свой кусок пирога: с 2015 по 2017 год Euro African Group получила от государственной нефтяной компании 60 миллионов долларов всего в три трансакции, о чем свидетельствуют документы банка.

Бацци продолжал верховодить топливным сектором Гамбии, пока та все глубже вязла в долгах. К 2015 году коммунальная компания задолжала Euro African Group 65 миллионов долларов.

Больше 10 лет Euro African Group Мохаммеда Бацци оставалась единственным импортером топлива в стране. Компания закупала топливо у французского гиганта Total. Фото: Ян Патрик/Alamy Stock Photo

Секретная схема в телекоме

Компании Бацци чувствовали себя вольготно в Гамбии, обеспечив себе топливную монополию и другие выгодные контракты. Следующим шагом Бацци ввел в дело человека, с которым у него был автосервисный бизнес в Ливане. Партнера звали Али Чарара, и он тоже финансировал «Хезболлах».

По всей видимости, старые приятели решили присвоить и отмыть деньги одного из самых прибыльных госпредприятий. В центре схемы оказалась государственная телеком-компания Gamtel и ее «дочка» Gamcel.

Бацци и Чарара предложили президенту создать международный сетевой шлюз. Схема берет начало в 2007 году, когда Чарара воспользовался одной из компаний своей корпорации, чтобы купить у правительства половину акций Gamtel и Gamcel с огромной скидкой от реальной стоимости госкомпаний — всего за 35 миллионов долларов. Бывший постоянный заместитель министра связи и массовых коммуникаций Ламин Камара рассказал, что аудиторская компания PKF оценивала Gamtel и Gamcel в 161 миллион долларов.

Формально Gamtel контролировала шлюз, приносивший хорошую прибыль, хотя часть этих денег так и не дошла до государственной казны. С 2006 по 2014 год доход компании составил больше 443,9 миллиона долларов. Из них 150 миллионов долларов получили подконтрольные Чараре компании.

Документы, с которыми ознакомился OCCRP, свидетельствуют о том, что доход государства за это время составил менее 80 миллионов долларов. Это всего 18 процентов от прибыли, которую принес шлюз.

Остальные деньги под видом комиссии за менеджмент и других расходов выкачали компании Чарары, включая TELL International Inc.

Джамме не понравилось, что частные компании прибрали к рукам львиную долю прибыли. В сентябре 2013 года его администрация велела TELL перенаправлять платежи, предназначенные для Gamtel, на новый счет шлюза в Центральном банке, который контролировал президент.

В документах не указано, сколько Джамме или Бацци могли получить от этих операций. Известно, что компании Бацци перевели по меньшей мере 10 миллионов долларов на банковские счета президента между 2011 и 2013 годами. Об этом говорится в показаниях Бацци следственной комиссии, которая расследует контракты бывшего гамбийского лидера.

Бацци не прояснил назначения платежей. Перед комиссией он по-разному описывал их — то как переводы Чарары президенту, то как оплату долгов. (Связаться с Чарарой журналистам не удалось.)

«Чарара переводил эти деньги президенту из своей собственной прибыли», — заявил Бацци комиссии.

Минфин США наложил санкции на Чарару, Бацци и их компании за финансирование «Хезболлах» и отмывание денег через Гамбию.

К 2014 году правительство передало контракты TELL телеком-компании MGI, которая повысила тарифы почти на 50 процентов, серьезно подняв цену даже в сравнении с TELL, которая ранее также повысила тарифы на 19 процентов.

Внутренний отчет о расследовании телеком-индустрии называет правую руку Джамме, генерала Баджи, главным подозреваемым в деле MGI.

MGI в свою очередь использовала компанию Mobicell Blue Ocean Wireless, в которой работали всего четыре сотрудника. (Представитель MGI сказал OCCRP, что Mobicell «по обстоятельствам» выполняла техническую работу для MGI.)

В конечном итоге c 2014 по 2016 год MGI запросила на операционные расходы 47,6 миллиона долларов. В 26 миллионов компания оценила проекты, которые не были одобрены, не прошли юридическую экспертизу, а возможно, и не существовали вовсе. Представитель MGI отрицает, что компания когда-либо участвовала в сомнительных сделках.

Во внутреннем отчете правительства говорится, что, если бы компании удалось обуздать, доход Gamtel увеличился бы в четыре раза, а долга «в миллиард даласи» (примерно 20 миллионов долларов США) удалось бы избежать.

В середине 2014 года Джамме открыл еще один счет, чтобы совладать с хлынувшими на его имя в Центральный банк миллионами. Новый счет президент назвал в честь своего плана развития Гамбии — «Особый взгляд».

На этот новый счет полились деньги со счета международного шлюза, а также новые денежные потоки MGI на общую сумму 43 миллиона долларов. Почти сразу после открытия часть денег сняли со счета. В июле 2014 года деньги сняли пять раз — на общую сумму 2,6 миллиона долларов. Последняя операция проведена 23 января 2017 года — через два дня после того, как Джамме покинул страну.

В общей сложности частные компании выкачали 82 процента прибыли (363,9 миллиона долларов) государственной Gamtel с 2006 по 2016 год. Компания не ответила на запросы журналистов о комментарии.

Рабочие из Гамбии и Гвинеи и китайский предприниматель грузят брус. Гвинея-Бисау, 2014 год. Фото: Джо Пенни/Reuters

Право на лес и схема с редкими породами

Источники дохода президента не ограничивались бизнесом Бацци и государственными деньгами. За время его правления Гамбия продала на экспорт красного дерева на сотни миллионов долларов. При этом в самой Гамбии эта исчезающая порода даже не растет.

Джамме вместе с двумя румынскими гражданами создал монополию на экспорт бруса, которая позволила им захватить контроль за незаконной торговлей красным деревом, о чем свидетельствуют судебные материалы и счета, с которыми ознакомился OCCRP.

В 2011 году Гамбия стала каналом поставок ценной древесины в Китай, где тонну красного дерева можно продать за 25 тысяч долларов. Спрос здесь настолько высок, что стоимость деревянного каркаса односпальной кровати может достигать миллиона долларов.

По словам бывшего главы лесного хозяйства Сенегала Бабакара Салифа Гуэйе, почти вся красная древесина, которую Гамбия продает в Китай, растет в Сенегале. «Все бревна, которые реэкспортирует Гамбия, незаконны», — писал он в обращении к заседанию Чатем-хауса в 2015 году. — 99 процентов красной древесины, которую продают в Китай, растет в лесах Сенегала, а не Гамбии».

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, Гамбия производит мало ценной древесины. Только три процента территории страны густо покрыты лесами, а бо́льшая часть деревьев «искривлена или повреждена иным образом», как сказано в заявлении органа ООН.

Однако Джамме было достаточно заглянуть в сенегальский регион Казама́нс, чтобы найти богатые запасы ценной породы. В Казамансе живут этнические диола, к которым относится и сам гамбийский президент, так что с этим регионом у него была крепкая связь.

Красное дерево вывозили из Казаманса в Гамбию, откуда экспортировали в Китай несмотря на то, что сенегальские законы запрещают вырубку этих деревьев, а Конвенция по международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой исчезновения (CITES), запрещает их продажу.

Наряду с Джамме на продаже древесины нажилась главная повстанческая группировка Сенегала — «Движение демократических сил Казаманса». В результате Дакар классифицировал красное дерево как «конфликтную древесину».

По оценкам американской экологической благотворительной организации Forest Trends, с 2010 по 2014 год повстанческая группа заработала 19,5 миллиона долларов на незаконной торговле лесоматериалами.

В общей сложности с 2010 по 2016 год через порты Гамбии прошло партий древесины на 325,5 миллиона долларов. Бо́льшая их часть — ценные породы, которые продавали в Китай. По словам бывшего министра экологии Сенегала Хайдара Эль Али, значительную часть лесоматериалов ввозили в Гамбию из Сенегала. В этот период румыны Николае и Драгош Бузаяну (дядя и племянник) занялись бизнесом в Гамбии. По-видимому, семейный бизнес не обошелся без поддержки президента, который в том же году, когда румыны получили монополию на продажу древесины, отменил запрет на ее экспорт.

Джамме и оба Бузаяну стали совладельцами лесозаготовительной компании WestWood Gambia Ltd. Глава вооруженных сил и правая рука президента Баджи, предположительно, пригрозил арестовать любого, кто бросит вызов монополии WestWood. Звонок с угрозами получил казначей Департамента лесного хозяйства Гамбии. Заместитель председателя Лесной ассоциации Гамбии Бабукарр Джаннех рассказал об этих угрозах средствам массовой информации.

WestWood отчиталась об экспорте примерно 5000 контейнеров с древесиной за первые шесть месяцев работы. Бузаяну за этот период заплатили Джамме 15 миллионов долларов комиссионных. (Многочисленные попытки журналистов связаться с ними не увенчались успехом.)

Коммерческие данные за этот период показывают, что через румынскую монополию в Китай прошло древесины на 160 миллионов долларов. Вид древесины неизвестен.


Гамбийский экспорт красного дерева в Китай Автор: Эдин Пашович

Платежи и контракты с ключевыми партнерами

Младший брат президента Ансумана Джамме — еще одна важная фигура в ближнем круге гамбийского лидера. Бизнесмен и дипломат, Ансумана служил послом Гамбии в Катаре. В Гамбии суд обвинил его в получении 1,5 миллиона долларов от ливанской компании Conapro Dena BMS SAL, которая врала о совместных с Катаром бизнес-начинаниях.

Гамбия перевела по меньшей мере 4,5 миллиона долларов на счет Conapro в ливанском банке, как свидетельствует внутренняя переписка сторон. Похоже, что контракт, включавший производство продуктов питания и кормов, так и не был выполнен. (Позднее Conapro подала в суд на правительство Гамбии, которое якобы не выполнило условий сделки. Иск урегулировали в пользу Conapro, получившей 4,6 миллиона долларов в 2017 году.)

Еще одной важной фигурой в ближнем круге был тогдашний председатель правления Корпорации социального обеспечения и жилищного финансирования Амаду Самба, который курировал инвестиции госучреждений. Правительственная переписка и корпоративные данные показывают, что эти организации заключили важные государственные контракты с компаниями, которые контролировал Бацци. Среди них оказалась Euro African Group, 45 процентов акций которой принадлежали Самбе, и производитель растительного масла Gamveg Oil, совладельцами которой были Самба и Бацци.

Самба также владел компанией Gamsen Construction, которая получила непрозрачный многомиллионный подряд на строительство аэропорта, здания Верховного суда, триумфальной арки в Банжуле и больницы.

В ходе показаний Самба заявил следственной комиссии, что администрация президента «находила подрядчика и выдавала ему контракт». «Я не был единственным», — сказал он.

Через своего адвоката Самба отказался от комментария журналистам, сославшись на продолжающееся расследование экономических преступлений во время правления Джамме.

Еще одним завсегдатаем администрации президента оказался Тони Гаттас, который руководил рядом компаний, включая Gamico, Gambia Milling Group и Alhamdulillah Petroleum and Mining Company (APAM), которой ранее управлял младший брат президента Ансумана Джамме. (У Ансумана не удалось получить комментарий, хотя некоторые из его показаний можно посмотреть на YouTube.) У этих компаний постоянно менялись банковские счета и состав собственников. Они были акционерами или менеджерами сделок, связанных с бюджетными деньгами. Некоторыми из этих компаний напрямую управлял Бацци. Другие принадлежали Джамме. Среди них APAM, которая входила в Kanilai Group International президента. Эта группа компаний также была совладельцем WestWood.

«Все это происходило по указанию генерала Баджи, — заявил комиссии Гаттас. — Он не нанимал меня, но у него есть власть… Все знают, как это происходит… Я предприниматель и не готов сесть в тюрьму».

Связаться с Гаттасом и Баджи не удалось. Бацци не ответил на запрос журналистов о комментарии.

Мохаммед Бацци дает показания следственной комиссии, которая ведет дело о финансовых сделках бывшего президента. Фото: GRTS TV/YouTube

Падение подхалима

Ближний круг президента действовал исключительно по его усмотрению.

В конце концов отношения Джамме и Бацци испортились. Когда в 2013 году государство не заплатило 10 миллионов долларов по счетам за топливо, Бацци написал подобострастное письмо, которым, тем не менее, предостерегал от «тяжелых последствий» для экономики в случае неоплаты счетов.

Седьмого мая 2013 года Нджогу Ба, тогдашний министр по делам президента, отправил Бацци письмо, в котором строго отчитывал его за то, что тот принял как должное «особое положение» и «другие привилегии», предоставленные администрацией Джамме.

«Напрашивается вопрос: кто кому должен быть благодарен? — пишет министр. — Любой международный суд поджарит вас без масла, поскольку в вашем грубом и высокомерном письме хватает скрытых угроз, которые только глупый, неблагодарный и нечестный человек, ослепленный алчностью, мог адресовать главе государства», — написал министр.

Ба отметил, что дни, когда Бацци пользовался монополией на импорт топлива, прошли. «Этой монополии больше не будет, — пишет он. — У вас больше не будет никаких контрактов с правительством Гамбии, а тот, что есть сейчас [с коммунальной компанией], будет аннулирован».

Нынешнее правительство Гамбии не ответило на просьбы о комментарии. Правительство Экваториальной Гвинеи не ответило на просьбы связаться с Джамме, который, как известно, укрылся именно там. Бацци и Джамме так и не восстановили отношения.

При участии Аттилы Биро и Даниэлы Лепиц.

Другие материалы по теме