Фото: Хуан Карлос Эрнандес

Бывший телохранитель Чавеса выходит из тени навстречу красивой жизни

Покойный президент Венесуэлы Уго Чавес называл его «невидимым».

Бо́льшую часть своей долгой карьеры Карлос Луис Агилера Борхас действительно оставался в тени. Бывший телохранитель венесуэльского лидера работал на разных государственных должностях и дослужился в 2001 году до директора секретной службы. Борхас всегда избегал интервью, редко попадал в объективы фотографов, а его личная жизнь оставалась загадкой.

Примерно через год он с госслужбы ушел. И пока правительство чавистов с шумом критиковало капитализм, Агилера тихонько наживал состояние. Он регистрировал компании в офшорных зонах, обзавелся счетом в швейцарском банке и регулярно летал частным самолетом. Его венесуэльские и заграничные проекты получали выгодные госконтракты.

В 2013 году служащий швейцарского банка оценил состояние Агилеры в 100 миллионов долларов. Как госслужащий заработал столько денег, объясняет расследование The Switzerland Connection, опубликованное в мае прошлого года венесуэльскими изданиями Runrun.es, El Pitazo, Armando Info и испанской газетой El Confidencial.

Опираясь на внутренние документы швейцарского банка Compagnie Bancaire Helvétique (CBH) и данные испанской службы по борьбе с отмыванием денег SEPBLAC, журналисты выяснили, что Агилера входил в круг приближенных Чавеса, которые сколотили состояние во время его правления и последующего президентства Николаса Мадуро.

Это расследование, опубликованное Центром по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) вместе с венесуэльским партнером Runrun.es, основано на предшествующих испаноязычных публикациях.

Испанские газеты в 2015 году писали, что на Агилеру и других бывших чиновников-чавистов в Испании завели дело об отмывании денег. Его адвокат Эдильберто Галан Парилья отрицает, что экс-чиновник находится под следствием в Испании

57-летний Агилера ушел с государственной службы больше 15 лет назад. По словам Галана, его клиент редко бывает в Венесуэле и никак не связан с действующим руководством этой латиноамериканской страны.

Представитель банка CBH заявил, что финансовое учреждение соблюдает законы и положения о банковской тайне и не может ответить на конкретные вопросы о счетах клиента.

Долгий путь к богатству

Пути Агилеры и Чавеса пересеклись в 1992 году. Будучи военным офицером, Агилера участвовал в попытке военного переворота и свержения тогдашнего президента Карлоса Андреса Переса. К 1998 году, когда Чавес стал президентом, Агилера уже работал его телохранителем.

В конце 90-х — начале нулевых Агилера сменил несколько должностей в правительстве. Он руководил связями президента с общественностью, был вице-министром телекоммуникаций, секретарем администрации президента и даже главой пенсионного фонда. К 2001 году Агилера возглавил государственную разведку.

И госслужбу и армию он покинул в одно и то же время – где-то в 2003-м, по всей видимости, чтобы сосредоточиться на бизнесе.

Документы швейцарского банка и испанский отчет об отмывании денег указывают на два основных источника дохода Агилеры — госконтракты на реконструкцию метро в Каракасе и бизнес по импорту медикаментов, который приносил прибыль за счет специфики валютного контроля в Венесуэле.

Бывший президент Венесуэлы Уго Чавес Фото: Agência Brasil, CC BY 3.0 BR

Деньги метро

В 2007 году, через три года после ухода из армии, Агилера стал главным акционером венесуэльской компании Inversiones Dirca S.A., которая не вела никакой деятельности на протяжении семи лет с момента основания. В следующем году Dirca заключила крупный контракт на ремонт одной из линий метро Каракаса с несколькими испанскими компаниями.

В венесуэльской столице действуют четыре ветки метрополитена. После открытия в 80-х годах его ценили за эффективность и чистоту, однако с тех пор подземка пришла в упадок и увязла в коррупционном скандале.

На контракт по реновации первой линии метрополитена претендовала та же французская компания, которая строила его в 80-х. Тем не менее работа стоимостью 1,85 миллиарда долларов досталась испанским партнерам Агилеры в обход публичного тендера.

Позднее Счетная палата постановила, что контракт с учетом его стоимости нужно было выставлять на публичный тендер. Впрочем, нет никаких признаков того, что расследованию дали ход.

Через одну из своих компаний Агилера получил 4,8 процента комиссии от сделки, или 90 миллионов долларов. И хотя работы должны были завершиться через четыре года, Transparencia Venezuela (местное отделение Transparency International) утверждает, что к декабрю прошлого года ремонт не закончился. Прошло больше 10 лет.

Тем временем метро продолжает разрушаться. (Читайте также: Знаменитое метро Каракаса еле работает).

На вопросы журналистов о проекте реновации юрист Агилеры заявил, что его предложение было самым дешевым и что другие претенденты на контракт «не отвечали требованиям».

Подробности причастности Агилеры к Inversiones Dirca можно узнать из внутренних документов швейцарского банка CBH, где у ставленника Чавеса был счет с 2011 года. Эти записи были сделаны в рамках юридической проверки нового клиента.

🔗Компания с долгами и миллионами в швейцарском банке

Штаб-квартира Inversiones Dirca находится на 14-м этаже жилого дома в районе Каракаса, где живет средний класс. Компанию зарегистрировали в 2000 году. Ее стартовый капитал составил 30 миллионов боливаров (на тот момент — 46 000 долларов США).

В финансовой отчетности за первые шесть лет существования, вплоть до появления Агилеры, нет никаких свидетельств ее работы. Затем, несмотря на многомиллионные контракты, компания заявляла об убытках.

Судя по аудиторским документам, к концу 2013 года фирма была по уши в долгах. Однако отчет CBH за май 2012 года указывает на то, что Inversiones Dirca координировала контракты испанских фирм и метро Каракаса на миллионы евро.

Inversiones Dirca была активна до 2014 года. Последнее собрание акционеров состоялось 13 ноября.

В 2000 году компанию в Каракасе открыл венесуэлец Рамон Эльвидио Перес Парра. Агилера купил 70 процентов акций в 2007 году всего за 70 миллионов боливаров (примерно 32 600 долларов по официальной ставке). Тогда же он стал вице-президентом компании. Записи CBH показывают, что в 2013 году Агилере принадлежали уже 65 процентов акций. Неизвестно, является расхождение ошибкой или отражает реальные изменения. В банковских записях утверждается, что Агилера и Перес — «единственные акционеры» компании и что банк знал обоих клиентов в течение «многих лет».

Банк описывает Агилеру как «качественного клиента, который не представляет повышенного риска». CBH также предлагает с 2014 года больше не считать его политически значимым лицом. Обычно таких клиентов проверяют тщательнее, поскольку считается, что они с большей вероятностью могут быть причастны к взяткам, отмыванию денег или растратам. При этом банк не обосновал свое предложение переквалифицировать Агилеру.

В одной из банковских записок за май 2012 года названы некоторые подробности работы Inversiones Dirca. Например, в ней говорится, что Агилера и Перес Парра были посредниками в переговорах между испанскими компаниями и венесуэльскими властями. Утверждается, что эти контракты стоили «несколько сотен миллионов евро».

В банковских документах указано, что Inversiones Dirca получала платежи от испанских фирм «за работу в Венесуэле». Уточняется, что эти средства были затем переведены напрямую на счета двух акционеров.

Эта информация сходится с данными из отчета Испании по делу об отмывании денег, обнародованными в 2015 году газетой El Pais. По данным отчета SEPBLAC, в августе 2013 года Агилера «получил 600 тысяч евро на счет в Banco de Madrid из Швейцарии».

Агилера импортирует

Агилера стал не только посредником по контрактам с метро Каракаса, но и акционером венесуэльской компании, которая зарабатывала на уникальной государственной системе валютного контроля. И похоже, эта компания тоже не участвовала в конкурсах на госконтракты.

В 2003 году Чавес ввел усиленный финансовый контроль, чтобы не допустить утечки денег из Венесуэлы после всеобщей забастовки. Этот механизм со временем претерпел изменения, но продолжает действовать. Он устанавливает официальный обменный курс доллара США к венесуэльскому боливару, который намного ниже цен на черном рынке. (Читайте также: Почему в Венесуэле такой сложный валютный контроль и кому это выгодно)

Дешевые доллары предназначались только для импортеров. Они получают разрешение правительства на ввоз жизненно важных товаров по официальным выгодным обменным курсам. Но система позволила коррумпированным бизнесменам, политикам и чиновникам сколотить миллионные состояния за счет завышенной стоимости импортируемых товаров, если товары вообще ввозились.

Чтобы избежать огласки, доходы от таких операций часто прятали в фирмах-однодневках. Самый выгодный курс получали импортеры продовольствия и медикаментов. 12 июня 2006 года компания NetMedical была зарегистрирована в Каракасе как импортер медицинских и хирургических принадлежностей. Уставный капитал компании составил 1 миллион боливаров (тогда — 466 долларов США).

Важно отметить, что у компании есть прямой доступ к источнику государственных денег. По данным Национального реестра поставщиков госуслуг, основной заказчик NetMedical — Венесуэльский институт социального обеспечения (IVSS). Это крупнейшее госпредприятие занимается вопросами здравоохранения и соцобеспечения пенсионеров, безработных, матерей, пожилых людей и других групп граждан.

NetMedical также извлекла выгоду из государственного валютного контроля. В период с 2004 по 2012 год комиссия Управления иностранной валюты предоставила компании почти 35 миллионов долларов по льготной ставке для импорта товаров. По данным сайта Importgenius, который отслеживает деятельность по импорту и экспорту в портовых доках, NetMedical купила хирургическое оборудование и другие импортные товары на сумму чуть более 30,4 миллиона долларов в период с 2009 по 2013 год.

Журналисты не смогли найти никаких документальных подтверждений того, что за этим последовала обязательная процедура тендера.

В записке CBH также отмечается, что разветвленная сеть офшорных «дочек» компании помогла ей «добиться лучших результатов на публичных тендерах в Венесуэле».

Как и в случае с Dirca, Агилера пришел в NetMedical спустя несколько лет после ее основания, купив 25 процентов акций в мае 2012 года. Бумаги CBH показывают, что в июне 2013 года Агилере принадлежали 33 процента компании. Неясно, является это расхождение ошибкой или отражает реальные изменения.

В справке CBH от 4 сентября 2012 года коротко изложена деятельность компании, а Агилера назван «бывшим советником президента [Чавеса], который ушел в лоббисты». Юрист Агилеры отрицает это утверждение и говорит, что его клиент «никогда не был ничьим лоббистом».

Согласно банковским документам, фирму создал некий Эдуардо Зальцбергер при поддержке отца — представителя Cessna Group в Венесуэле и других латиноамериканских странах.

Появление Зальцбергера в файлах CBH как основателя компании заводит в тупик. Его имени нет в реестре поставщиков госуслуг среди акционеров NetMedical, в отличие от имен Агилеры и Альвареса. Другие документы указывают на то, что он руководит одноименной компанией в Панаме.

В банковских документах говорится, что NetMedical импортирует медикаменты и больничное оборудование для частного сектора, но бо́льшую часть заказов фирма получает от госструктур благодаря Чавесу, который «позволил вырасти рынку здравоохранения, открыв для беднейших слоев (80 процентов населения) доступ к бесплатной медицине».

NetMedical, как следует из документа, прошла путь от дистрибьютора до представителя крупнейших брендов США, Европы и (в последнее время) Азии и Ближнего Востока.

В связи с этим фирма создала «…много офшорных компаний в каждой географической зоне. Офшоры поставляют в Венесуэлу оборудование для органов соцобеспечения, Министерства здравоохранения, больниц и врачей».

Отмечается также, что фирма поставляет товары медицинского назначения в Мексику, Колумбию и Доминиканскую Республику, а сеть ассоциированных компаний позволяет ей «достигать большего успеха на публичных тендерах в Венесуэле».

В 2014 году NetMedical открыла новое направление и занялась импортом продовольствия и алкоголя, а также косметики и бытовой химии. В 2016 году капитал NetMedical достиг 10 миллионов боливаров.

Капитан устремляется в небо

Из «райского архива», который увидел свет в ноябре 2017 года, мы узнали интересную деталь: в 2010 году в Барбадосе была основана чартерная авиакомпания Jetcar V Inc., директором которой значился Агилера. В Каракасе компания использовала тот же адрес, что и NetMedical.

По данным Регистратора компаний Барбадоса, компания сдает самолеты в лизинг.

🔗Райский архив

«Райский архив» — это глобальное журналистское расследование на основе утечки 13,4 миллиона документов из двух офшорных фирм на Бермудах и в Сингапуре. Проект был опубликован 5 ноября 2017 года. Его координировала немецкая газета Süddeutsche Zeitung и Международный консорциум журналистов-расследователей при содействии более чем 90 партнеров.

Судя по регулярности полетов Агилеры, он вполне мог быть своим же лучшим клиентом.

В период с сентября 2005-го по июль 2017 года он летал из Венесуэлы 126 раз, совершая в среднем три поездки в год в первые несколько лет и поставив рекорд (21 поездка) в 2015 году, о чем свидетельствуют данные Административной службы по идентификации, миграции и вопросам иностранцев (SAIME), которая выдает паспорта и следит за перемещениями граждан. Бо́льшую часть — 83 полета — Агилера совершил после сентября 2009 года на самолетах, которые брал в лизинг.

Среди прочего экс-чиновник 48 раз путешествовал в Ораньестад на острове Аруба в Карибском море, 29 раз в Мадрид, 19 раз в Ла-Роману в Доминиканской Республике и шесть раз в Панаму.

Другие страны — другие компании

Имя Агилеры всплывает в документах нескольких фирм, зарегистрированных в Венесуэле, Панаме, Испании и Барбадосе. В Испании Агилера причастен к CLAB Consultora Inmobiliaria, которая была создана 5 ноября 2007 года и занимается консалтингом по вопросам недвижимости (CLAB обнародовала его полное имя — Карлос Луис Агилера Борхас).

Офис компании находится в Мадриде. По данным Мадридского коммерческого реестра, ее акционерный капитал составил 1 773 256 евро, а доход от аренды достиг 28 000 евро в 2015 финансовом году. Эта сумма кажется скромной, учитывая масштабы инвестиций фирмы в недвижимость в 2015 году.

С момента открытия 11 лет назад риелторская компания потратила 1 715 250 евро на покупку семи активов: квартира в Мадриде, два актива в портовой туристической Ла-Корунье на северо-западе Испании, а также два парковочных места для автомобилей и столько же — для велосипедов.

Сын Агилеры Хосе Мануэль Агилера Риобу стал администратором CLAB Consultora Inmobiliaria в январе 2015 года. У Агилеры-младшего есть испанское удостоверение личности. Он работал и в других предприятиях, акционером которых был его отец.

Судя по странице сына Агилеры в LinkedIn, он был техническим менеджером в NetMedical в 2012–2013 годах и техническим специалистом в испанском консорциуме CSM с июня 2009 года по июль 2011-го. Эта группа через Inversiones Dirca получала контракты на реконструкцию первой линии метро в Каракасе.

Другие материалы по теме