Чему нас научила Словакияs

Во всем мире перспективы демократии день ото дня кажутся всё мрачнее. Но внезапно крошечная Словакия подарила нам луч надежды.

На парламентских выборах, которые местные журналисты называли «референдумом о будущем страны», правящая партия с запятнанной множеством скандалов репутацией потерпела сокрушительное поражение. Неофашистская оппозиция, которая должна была выйти на первый план, набрала куда меньше голосов, чем ожидалось. Победу внезапно одержало популистское движение во главе с непредсказуемым медиамагнатом, который обещал дать отпор коррупции.

Партия «Обычные люди и независимые личности» существует уже более десяти лет, но популярность набрала лишь в этом году. Ее добросовестность еще предстоит проверить. Но, как бы ни показало себя новое правительство Словакии, впереди более важные перемены.

Если правовая система насквозь коррумпирована, бессмысленно просто голосовать за новую правящую верхушку. В 2014 году украинский Евромайдан показал, что истинно демократический дух требует широкого и стабильного общественного спроса на достойное управление. И это как раз то, что продемонстрировали граждане Словакии.

Подобные истории часто начинаются с трагедии.

В феврале исполнилось два года с тех пор, как убили 27-летнего словацкого журналиста-расследователя Яна Куцяка. Его застрелили в собственном наполовину отремонтированном доме, где он жил с невестой Мартиной. Она погибла от рук того же убийцы несколько секунд спустя.

Тогда Ян сотрудничал с OCCRP, и мы чувствуем глубокую связь с его делом. После трагедии мы продолжили его работу, опубликовали ряд статей и поставили под сомнение ход расследования убийства.

При поддержке чешского и словацкого партнерских центров мы выпустили материал, в котором подробно описано, как предполагаемый заказчик убийства Яна, изворотливый бизнесмен Мариан Кочнер, с помощью взяток и компромата на протяжении долгих лет держал под контролем словацкую правовую систему.

При работе над статьей мы использовали десятки терабайт следственных документов. В числе прочего журналистам передали архивы переписки с телефонов Кочнера и документы с его компьютера. Ян бы оценил эту иронию: его смерть дала словацким репортерам полный доступ к информации о незаконных сделках, которые он так умело разоблачал.

Подробности оказались и грязными, и отвратительными.

Судя по переписке, по указанию Кочнера его любовница соблазняла высокопоставленных политиков и прокуроров и собирала на них компромат. Самые влиятельные люди — «первоклассные бараны», как их называла парочка, — заплатили ей 30 тысяч евро.

Доброслав Трнка, который семь лет был генпрокурором Словакии, долго оставался покладистым сообщником Кочнера. И это неудивительно: Кочнер установил в его кабинете скрытую камеру, хвалился, что подкупил депутатов, чтобы того переизбрали, и угрожал ему в споре о секретной аудиозаписи. Поэтому, пока Трнка оставался на посту генпрокурора, бизнесмену не предъявили ни одного обвинения. Хотя Ян и другие журналисты, пользуясь информацией из открытых источников, выяснили, что Кочнер совершил множество финансовых преступлений.

Но после убийства Яна и Мартины терпение словаков иссякло.

Марш их памяти превратился в массовый политический митинг, на который вышло более десяти тысяч человек. Демонстранты выступали против коррупции в правительстве, с которой боролся Ян. Люди требовали отставки коррупционеров и независимого расследования убийства.

К официальному следствию возникало все больше вопросов: оно то и дело брало ложный след или допускало откровенный обман; давление общественности усиливалось. Каждую пятницу по всей стране люди выходили на митинги, требуя «достойной Словакии». О скандале кричали все передовицы. Митингующие требовали отставки полицейских чиновников.

Словаки добились своего: за два месяца пост покинул министр внутренних дел, затем — премьер-министр, а потом и глава полиции.

Вскоре расследование снова начало набирать обороты. Кочнера задержали за финансовые махинации. Убийцу и трех его сообщников арестовали. И, наконец, в январе над Марианом Кочнером начался суд по делу о заказном убийстве. Общественность пристально следит за ходом дела.

Обвинение считает, что Кочнер решил избавиться от молодого журналиста именно из-за его расследований. Неудивительно: Ян разоблачил человека, который стал настоящим кукловодом всей Словакии.

Ведя расследования по всему миру, сотрудники OCCRP неоднократно убеждались: коррупция в правовой системе и есть та самая ось, вокруг которой вращаются остальные элементы. И то, что такой человек, как Кочнер, оказался на скамье подсудимых, — настоящая победа.

«Сотрудники системы правосудия, полиции, прокуратуры… почувствовали давление общественности и начали выполнять свои обязанности, — говорит Арпад Шолтес, местный журналист, который работал над последней статьей вместе с OCCRP. — И это видно по разбирательству дела Куцяка. Никто не верил, что дело расследуют и виновных привлекут к ответственности… Суд над Кочнером — огромное достижение общественности».

Последствия убийства Яна ощущаются и за стенами суда. На волне охватившего страну негодования президентом стала молодая либералка Зузана Чапутова. А общественная организация, которая инициировала протесты, продолжает действовать и два года спустя.

Выйдя на улицы и площади страны, граждане Словакии показали, что общественный спрос может вернуть к жизни даже агонизирующие госструктуры. Эта история — важное напоминание о том, что составляет сущность демократии. И это далеко не только голосование на выборах.

Другие материалы по теме

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept