Фото: Эдин Пашович (OCCRP)

Дело Яна Куцяка: заказчик найден, но вопросы остаются

Больше года назад киллер расправился со словацким журналистом-расследователем Яном Куцяком и его невестой в их собственном доме. На днях вероятным заказчиком убийства назвали одного из богатейших людей Словакии Мариана Кочнера.

Обвинения в адрес Кочнера официально озвучили 14 марта на пресс-конференции в пригороде Братиславы. С июня он находится за решеткой, правда, по подозрению в других преступлениях — финансовых (о некоторых Куцяк писал в своих статьях). Обвинительный акт — определенный итог целого года усилий по расследованию убийства, которое и в кругу коллег Куцяка, и в обществе всегда связывали с материалами журналиста о коррупции и оргпреступности в Словакии.

Смерть Куцяка и его невесты Мартины Куснировой вызвала шок и массовые протесты словаков, правительство Роберта Фицо отправилось в отставку. В сентябре 2018 года в связи с двойным убийством задержали четырех подозреваемых. Власти заявили, что трое из них спланировали и совершили преступление, а четвертый отдавал приказы. Но лишь сейчас организацию убийства официально связали с Кочнером.

Куцяк писал о финансовых преступлениях для портала Aktuality.sk. Как минимум один из свидетелей рассказал полиции о недовольстве Кочнера тем, что он фигурировал в этих публикациях. В октябре 2017 года у себя в Facebook Куцяк написал о звонке с угрозами от Кочнера, о чем сообщил в полицию.

Для словацких СМИ Кочнер давно стал «бизнесменом с сомнительной репутацией». В 2011 году были сообщения об утечке из полиции — в списке лиц, которых местные правоохранители считали участниками оргпреступности, присутствовало и его имя.

На момент гибели Куцяк вместе с OCCRP работал над репортажем об итальянской мафии в Словакии. Прошел год, и за это время OCCRP и партнерские центры — в первую очередь Объединение журналистов-расследователей Италии (IRPI), Чешский центр журналистских расследований (Investigace.cz) и Расследовательский центр имени Яна Куцяка — продолжали освещать эту тему.

Также они писали об обстоятельствах убийства Куцяка и о начатом словацкой полицией расследовании.

Материалы журналистов вызывают вопросы и о том, что могли знать об убийцах две высокопоставленные персоны; речь идет об экс-премьере Словакии Фицо и Роберте Краймере — бывшем шефе антикоррупционного отдела в местном Национальном агентстве по борьбе с преступностью.

На пресс-конференции в минувший четверг представители прокуратуры не упомянули, ведется ли проверка в отношении этих лиц, но заявили, что расследование убийства Куцяка наверняка продолжится летом.

«Я не считаю, что сделано достаточно, — сказал брат Куцяка Йозеф, говоря об аресте Кочнера. — Конечно, это важный шаг к правосудию. Но Ян писал не только о Мариане Кочнере, и Кочнер не единственный, кому мой брат был поперек горла».

Адвокат Кочнера не отреагировал на просьбу о комментарии. Фицо не представил ответа до публикации статьи. С Краймером связаться не удалось.

Одержимость Кочнера

Несмотря на ходившие два десятка лет слухи о его грехах перед законом, Кочнер вплоть до прошлого лета был словно неприкасаемым.

Некоторые считают, что от бед его ограждало покровительство высших чиновников.

Адвокат семьи Куснировых Роман Квасница говорит, что Кочнер — «старый знакомый» прежнего генпрокурора Словакии Доброслава Трынки.

«Я уверен: эти дружеские отношения дали Кочнеру определенный статус, <…> ощущение «стабильности» и своего рода неприкосновенности», — пояснил адвокат.

Подробные, юридически грамотные статьи Куцяка о Кочнере подогревали интерес к фигуре бизнесмена.

Молодой журналист присоединился к тем, кто анализировал операции Кочнера на предмет нарушения закона. Особенно это касалось подозрений в манипуляциях с возвратом налога на добавленную стоимость (НДС).

В июне 2018 года Кочнера задержали и позднее обвинили в подлоге, сомнительной передаче собственности и налоговом мошенничестве. В ожидании суда он остается под стражей.

Среди прочего Кочнеру инкриминируют соучастие в подделке долговых расписок на 43 миллиона долларов, имеющих отношение к частному телеканалу TV Markíza — одному из самых популярных в Словакии.

Еще одно обвинение касается предполагаемого мошеннического требования о вычете НДС. Требование подали Кочнер и девелопер Ладислав Баштернак в процессе передачи прав собственности, связанных с элитным жилым комплексом Five Star Residence в Братиславе.

5 сентября 2017 года, вскоре после того, как Aktuality.sk опубликовал статьи Куцяка о возможных махинациях Кочнера, бизнесмен позвонил журналисту и пригрозил разрушить его репутацию.

«Как только я отыщу что-то… очень неприглядное, какие-либо правонарушения — твои или твоих родственников, будь уверен: об этом будут знать все», — предупредил Кочнер.

О звонке Куцяк сообщил в полицию, но там ничего не сделали.

По словам Йозефа, отца журналиста, его сын, которого друзья и близкие любя называли Яно, нечасто говорил о Кочнере. По поводу угроз бизнесмена Куцяк-старший сказал, что они их семью «не испугали».

Для Яна Куцяка материалы о Кочнере были не более чем новым этапом в работе. Однако сам «герой» его статей выражал неудовольствие таким «вниманием». Об этом сообщил бывший сотрудник словацкой разведки, признавшийся следователям, что Кочнер нанял его и еще одного «спеца» следить за Куцяком и другими журналистами.

У Кочнера тогда созрела идея новостного портала, где можно было бы собирать данные о «внерабочей» жизни журналистов. Он рассчитывал, что, покопавшись в грязном белье, сможет выставить их лицемерами и подорвать доверие к их расследованиям. Во время звонка Куцяку Кочнер пообещал: «Ты будешь первым на моем сайте».

Однако, по мнению Квасницы, адвоката Куснировых, цель у шпионивших агентов была куда более зловещей.

«Они фотографировали его (Куцяка) в самых будничных ситуациях, например, на автобусной остановке, — рассказал адвокат. — Поэтому я считаю неубедительным то объяснение, что они, мол, собирали компромат. Я полагаю, речь могла идти об [отслеживании] перемещений Куцяка перед его убийством».

Узы крепче кровных

Арест Кочнера окончательно не проясняет вопросы, которые поставило убийство Куцяка. Бизнесмена издавна считали одной из фигур могущественной сети, где сплелись политические, коммерческие и криминальные интересы. Некоторым выразителям этих интересов Куцяк посвятил статьи.

«Я уверен, что многие друзья Кочнера годами плевали на закон. Они прямо или косвенно ответственны за то, что произошло с моей семьей, и при этом они не интересуют следователей», — говорит брат Куцяка Йозеф.

Два влиятельных словацких политика принадлежали к одной с Кочнером закулисной сети. Это Роберт Фицо, теперь уже экс-глава правительства и лидер правящей партии «Курс — социальная демократия», и Роберт Краймер, бывший начальник антикоррупционного отдела Национального агентства по борьбе с преступностью.

Нет данных о том, что к кому-либо из этих двоих у правоохранителей были вопросы, хотя у Фицо обнаружились связи с криминальными группировками, о которых писал Куцяк, а Краймер странным образом оказался на месте преступления вскоре после того, как нашли тела Куцяка и Куснировой. Фицо, Краймер и Кочнер связаны друг с другом и многими другими нитями.

Экс-премьер

Перед гибелью Куцяк вместе с OCCRP работал над разоблачительным материалом о связи Фицо с Антонино Вадалой — итальянским бизнесменом, причастным к могущественному мафиозному синдикату ндрангета.

Как выяснил журналист, их обоих объединяла молодая особа, в свое время владевшая бизнесом вместе с Вадалой, а позднее ставшая помощницей Фицо.

Данные Куцяка указывали и на то, что Вадала, видимо, занимался махинациями с сельхозсубсидиями в Словакии и был связан бизнесом с членами партии социал-демократов.

Кроме того, по словам итальянских следователей, просивших не называть их имен из-за запрета на общение с прессой, Фицо по-дружески беседовал с Вадалой по телефону. Их разговор перехватили в 2012 году сотрудники антимафиозной прокуратуры Италии в ходе мероприятий против наркоторговцев. При этом, по заявлению пресс-секретаря Фицо, экс-премьер якобы не знает Вадалу.

В 2015 году полицейский под прикрытием смог записать, как Вадала самодовольно утверждал, что у него есть связи во властных структурах Словакии.

«У меня пять гектаров на крупнейшем таможенном складе Словакии, — заявлял Вадала. — Начальник — мой человек, я его туда поставил». Он обещал тайному агенту содействие продажных таможенников и компетентных органов — Словацкой информационной службы (SIS). «Я их всех там знаю», — говорил итальянец.

Полиция поначалу принялась проверять Вадалу на причастность к смерти Куцяка, но в итоге его отпустили – не нашлось улик.

Фицо знаком и с Кочнером. Они были соседями по этажу в элитном многоквартирном доме Bonaparte Apartments в Братиславе. Более того, Фицо снимал жилье у Ладислава Баштернака; этого коммерсанта осудили за фиктивное требование возврата НДС по делу о жилом комплексе Five Star Residence. Кочнер по тому же делу обвиняется в неуплате налогов.

Фицо весьма странно отреагировал на гибель Куцяка, назвав ее частью «заговора с целью отрешить [его] от власти».

Стражи порядка?

Краймер, шеф отдела финансовых расследований, малопонятным образом появился на месте убийства Куцяка и Куснировой вскоре после обнаружения их тел. Какую функцию он выполнял в расследовании и выполнял ли вообще, остается неясным, но точно известно, что его начальник позже солгал, отвечая на вопрос о том визите Краймера.

Возле дома, где произошло убийство, Краймер попал в объективы камер канала TV JOJ, журналисты которого не смогли не поинтересоваться, с какой целью столь крупный полицейский чин (и, к слову, один из «объектов» расследований Куцяка) там находился.

Глава словацкой полиции Тибор Гашпар (Краймер — его протеже) сначала вовсе отрицал, что его подчиненный посещал место преступления, но на следующий день TV JOJ выпустил в эфир свое видео. В полиции позицию тут же поменяли, признав, что Краймер у дома все же был, но якобы исключительно по делам расследования.

Вскоре после того как нашли тела жертв, Гашпар заявил: полиция отрабатывает информацию о том, что убийцами были «отмороженные наркоманы», но никаких доказательств этой сомнительной версии так и не привел.

Были и другие «странности». Как сообщали СМИ, полиция установила, что перед убийством в полицейской базе данных запрашивали сведения о Яне Куцяке. База содержит важную информацию — например, данные о правонарушениях и адресах проживания. Запросивший эти данные сотрудник заявил, что выполнял приказ Гашпара.

Вслед за тем, как о запросе данных Куцяка стало известно публично, и Гашпар, и Краймер ушли из МВД.

Кроме того, определенные нити связывают Краймера и Гашпара с фигурами из преступного мира.

Жена Краймера работала в компании, хозяева которой — Зорослав Коллар (он также фигурирует в полицейском отчете о лицах, имеющих отношение к оргпреступности) и Норберт Бёдёр. Отец последнего, Мирослав, владеет частным охранным предприятием Bonul — оно неоднократно выигрывало государственные тендеры и в целом стремительно «выросло» после того, как в 2012 году партия Фицо вернула власть. Бёдёр — очень влиятельный бизнесмен с тесными связями с социал-демократами. К примеру, Фицо присутствовал на одном из корпоративных вечеров в Bonul. По данным газеты SME, Бёдёр приходится родственником Гашпару благодаря их женам.

Промежуточные итоги

Спустя год после убийства Яна Куцяка и его невесты Кочнер стал пятым обвиняемым по этому делу. Трое предполагаемых исполнителей преступления и их непосредственный «куратор», арестованные в сентябре, ожидают суда.

Связанный контактами с Робертом Фицо итальянский бизнесмен Антонино Вадала с марта 2018-го находится под стражей. Его будут судить за международную контрабанду наркотиков.

Не обнаружено данных о том, что полиция проверяет или проверяла Фицо, Гашпара или Краймера.

В связи с прошлогодней трагедией брат Яна Куцяка Йозеф высказал и такое мнение: «Я считаю, что Мариан Кочнер не рискнул бы пойти на это в одиночку, не имея защиты влиятельных людей. Нам нужно продолжать расследование».

Над статьей также работали журналисты Чечилия Анези, Лука Ринальди, Лоренцо Баньоли и Джулио Рубино из IRPI.

Другие материалы по теме