Фото: Эдин Пашович, OCCRP

Как убили Яна и Мартину

Сделка была проста: убей человека и получишь 50 тысяч евро, а долг в 20 тысяч можешь не возвращать. Владелец пиццерии Золтан Андруско согласился без раздумий. Это решение навсегда изменит его жизнь и историю Словакии.

По словам Андруско, предложение он получил от Алены Жужовой, которая работала переводчицей с итальянского и помощницей одного из богатейших жителей Словакии Мариана Кочнера. Она же предоставила Андруско всю информацию о жертве — имя, адрес и фотографии с возлюбленной.

Целью оказался журналист Aktuality.com Ян Куцяк. Подробности сделки репортеры выяснили, изучив материалы дела.

Андруско не был киллером. Он был предпринимателем средних лет, с лысиной и животом. Позже он скажет, что не особо хотел кого-то убивать – просто не знал как.

Андруско попросил помочь друга, бывшего полицейского Томаша Сабо. В отличие от приятеля Сабо как раз был похож на злодея из фильмов: высокий, накачанный, бритоголовый, он умел обращаться с оружием и был готов на убийство.

Сабо в свою очередь привлек сообразительного родственника Мирослава Марчека, бывшего солдата атлетического сложения, который не боялся оружия и умел водить. Команда была в сборе.

Любое убийство начинается со слежки. Как минимум семь раз эти трое приезжали к дому Куцяка и его невесты Мартины Куснировой в деревню Велка Мача в 60 километрах к юго-западу от Братиславы. OCCRP узнал об этом, изучив следственные документы, которые частично полагаются на камеры видеонаблюдения.

Впервые Сабо и Марчек приехали в деревню Велка Мача днем 5 февраля 2018 года на белом Peugeot 206.

Дом, который Куцяк с Куснировой недавно купили и собирались отремонтировать, оказался в подходящем для преступления месте — за пределами столицы, у леса и с удобным выездом к шоссе. На прилегающей к дому улице не было заметно камер.

Седьмого февраля мужчины дважды побывали в Велка Маче. Утром они приехали на белом Peugeot, а днем снова появились в деревне уже на серебристой Skoda Superb, которая принадлежала Андруско.

В следующие выходные они вернулись. Объехав деревню по окружной дороге, вдоль которой нет камер, злоумышленники нашли у футбольного поля место, где могли припарковаться, не привлекая внимания.

Вскоре троица определила главную проблему: как быть на связи, не оставляя цифровых «следов»? Тогда они решили посылать друг другу сигналы с помощью безответных телефонных звонков, полагая, что мобильный оператор не зарегистрирует их.

Пять дней спустя преступники вернулись. В этот и следующий приезд они следили, как Куцяк проводит время дома.

В тот вечер Андруско высадил приятелей у поля на окраине деревни и поехал на заправку за едой. В 19:22 Сабо и Марчек проходили мимо дома Куцяка. Через 12 минут они набрали Андруско и сбросили звонок после первого же гудка. Затем Андруско забрал подельников у того же футбольного поля.

На следующий день, 16 февраля, в 18:49 мужчины приехали в Велка Мачу на белом Peugeot. Сабо подошел к дому Куцяка и через 20 минут вернулся в условленное место.

Чтобы тщательнее замести следы, преступники решили перейти на предоплаченные одноразовые телефоны. Два таких мобильника они купили через посредника, чтобы не регистрировать их на своё имя.

Накануне убийства Сабо и Марчек приготовили оружие — 9-миллиметровый парабеллум с глушителем. Как выяснилось позже, пистолет был заряжен модифицированными патронами: из гильз отсыпали немного пороха, чтобы пули летели медленнее и выстрелы были тише.

19 февраля злоумышленники приехали проверить обстановку в последний раз. Около 19:00 Сабо обошел футбольное поле по направлению к дому Яна и Мартины номер 558 на улице Brezova. Весь путь должен был занять всего несколько минут, но Сабо не торопился. Возможно, он искал пути отхода. Через 20 минут убийца набрал номер Марчека на одноразовом телефоне и, услышав один гудок, дал отбой. Вскоре Марчек на серебристом Citroen Berlingo подобрал его.

Последний день Яна и Мартины

27-летние Ян и Мартина не замечали слежки и не догадывались, что убийцы взяли их на прицел. Расследование, над которым Ян работал вместе с OCCRP, касалось деятельности итальянской ндрангеты в Словакии. Проект касался опасных людей, но на том этапе Ян еще только запрашивал информацию в госучреждениях и собирал данные онлайн.

В Словакии никогда не убивали журналистов, во всяком случае никто не может вспомнить ничего подобного. Насколько было известно друзьям и семье Яна , он не получал прямых угроз. Оснований полагать, что его жизни что-то угрожает, не было.

Ян с Мартиной строили планы. В начале мая их ждала свадьба, и пара во всю готовилась к торжеству. Последние СМС-сообщения и телефонные разговоры с родственниками касались предстоящей женитьбы. Ян обсуждал с матерью выбор вина для праздничного застолья. Вместе с Мартиной он ремонтировал и обустраивал дом. Они ходили по комиссионным магазинам, покупали винтажную мебель, например, телевизор 60-х годов и старинный стол-бюро.

Молодые люди познакомились ещё студентами в живописном городке Нитра на востоке Словакии. 31 января 2017 года в путешествии по Грузии Ян сделал Мартине предложение. Будучи верующей христианкой, Мартина попросила у матери разрешения переехать к жениху до свадьбы. Та согласилась, но взяла с Яна слово, что его намерения серьезны.

Казалось, их многое ждет впереди. Ян был талантливым журналистом-расследователем. Он любил погружаться в корпоративные документы, которые большинство его коллег сочли бы нудными, и был скорее аналитиком, а не рассказчиком. Мартина работала археологом и тоже любила свою профессию.

21 февраля пара собиралась провести тихий домашний вечер.

В 16:40 Сабо и Марчек сели в Citroen Berlingo и направились в Велка Мачу, объехав бо́льшую часть камер видеонаблюдения в поселке.

Они отключили личные мобильные телефоны и включили одноразовые.

Марчек притормозил у футбольного поля в 18:28. Из машины вышел Сабо в черной одежде. С собой он взял одноразовый телефон и парабеллум с глушителем. Пистолет был заряжен модифицированными, более «тихими» патронами. В 18:31 Сабо направился к дому Яна и Мартины.

Но внутри никого не оказалось.

Ян, как обычно, возвращался поездом из Братиславы, но в его машине разрядился аккумулятор, и Мартина поехала забрать его со станции. Дома они были в полвосьмого вечера. Уже стемнело, молодые люди решили выпить чаю. Мартина собиралась позвонить матери обсудить совместный проект — они планировали художественную лекцию об истории Грегоровце — родной деревни матери Мартины.

Сабо ждал неподалеку. В 20:21 он пересек двор и вошел в дом через главную дверь, которая никогда не запиралась. Увидев на кухне Мартину, он выстрелил ей в голову, целясь между глаз. Она упала на пол.

Ян был в полуподвальном этаже — он услышал выстрел, поспешил вверх по лестнице и увидел прямо перед собой Сабо. Тот, не мешкая, выпустил две пули журналисту в грудь, рядом с сердцем. Куцяк упал на ступени лестницы. Сабо стрелял в упор — на груди жертвы остались ожоги от глушителя.

Примерно в этот момент зазвонил телефон, но матери Мартины уже никто не ответил.

Сабо покинул дом через задний двор, вернулся к футбольному полю, откуда позвонил по своему одноразовому мобильнику, чтобы его забрали. В 20:25, всего через четыре минуты после убийства, он сел в машину к Марчеку, и они уехали.

Машина направлялась к дому Андруско в Коларово. Убийцы хотели донести, что «работа» сделана и пора расплатиться. Узнав, что застрелили и девушку, Андруско сказал, что этого не было в плане и не должно было случиться. Впрочем, он пообещал вскоре передать деньги.

Кровавые деньги

На следующий день Андруско встретился с предполагаемой заказчицей убийства, Жужовой. Они беседовали в автомобиле, припаркованном перед ее домом. Возникло осложнение, сообщил он, — еще один труп.

Жужова стала истерить, кричала, что это «ужасно». Тем не менее через некоторое время она позвонила и сказала, что он может забрать деньги. 50 тысяч евро — пачка купюр по 500 — были завернуты в салфетку. Андруско оставил себе десять тысяч, остальное разделил между сообщниками.

Неизвестно, какие мотивы могли быть у Жужовой для убийства Куцяка — её имя ни разу не встречается в его материалах. Однако Жужова работала на Мариана Кочнера, известного предпринимателя и постоянного «героя» статей Яна. Как позднее заявил полиции Андруско, Жужова якобы признавалась ему, что за убийство заплатил Кочнер.

Никаких обвинений в связи с двойным убийством Кочнеру не предъявили, хотя и задерживали по подозрению в тех самых финансовых преступлениях, о которых писал Ян.

Связаться с Кочнером, чтобы получить комментарий, не удалось. Представляющий его адвокат отказался беседовать на эту тему.

Злата Куснирова зажигает свечу в память об убитой дочери и Яне Куцяке. Фото: Павла Хольцова

«Произошло преступление, нам надо ехать»

Тела Яна и Мартины пролежали в доме четверо суток.

После двух дней попыток связаться с дочерью мать Мартины не на шутку забеспокоилась и решила позвонить семье Яна — узнать, общались ли они за это время с детьми.

Когда прошло еще два дня, Злата Куснирова от волнения уже не находила себе места. Она снова позвонила Куцякам, а потом — в полицию.

По-видимому, звонок Куснировой не сильно встревожил дежурную смену. Она помнит слова одного из полицейских: «Вы же знаете молодежь — им бы выпить и повеселиться».

Тогда же Злата попросила родственницу, жившую примерно в часе езды от молодой пары, проведать их. Куцяки сделали то же самое — сестра Яна Мария из города Нитра, что в получасе пути от дома Яна, должна была срочно съездить к брату.

Спустя примерно час после звонка Златы Куснировой полиция отправила к дому журналиста наряд. Стражи порядка вошли во двор и через кухонное окно увидели тело. Опасаясь, что случилась утечка газа, они вызвали пожарных и скорую.

Через несколько минут подъехала родственница Куснировой. Войдя во двор, она заглянула в окно полуподвального этажа и заметила на лестнице ногу лежащего человека. Полицейские не пустили ее в дом, но, когда она спросила одного у из них, произошло ли убийство, тот утвердительно кивнул.

Как рассказал потом отец Яна Йозеф, минут через десять после этого приехала и его дочь.

«Она позвонила мне, сказала, что полиция не дает ей зайти внутрь, но в машине скорой помощи не было пострадавших, так что мы немного успокоились — подумали, что кто-то чужой мог забраться в подвал или еще что-то. Мы и представить не могли, что это убийство», — признался Куцяк-старший.

Родственница Куснировой уже знала правду и была в полнейшем потрясении. Не в силах заставить себя сказать, что произошло, она позвонила сыну Златы Куснировой Лукашу и просто попросила привезти мать в полицейский участок: есть плохие новости.

«Мама, произошло преступление, нам надо ехать», — вспоминает Куснирова слова сына. — Лукаш тогда уже знал… но мне не говорил всего, поэтому всю дорогу до Велка Мачи я просила его ехать как можно быстрее».

Они выехали в полночь и спустя три часа добрались до полицейского участка. «Когда мы зашли в участок сообщить о себе, Куцяки уже были там и плакали. Я спросила, что случилось, но они не могли сказать мне», — рассказала Куснирова.

«Потом вошел полицейский… и говорит: “А, вот эта женщина с востока страны, мать убитой девушки”, — так я узнала, что Мартина мертва. У меня просто разум помутился».

Расспросы в полицейском участке продолжались часа два. Когда Злата Куснирова вышла на улицу, уже светало. Было морозно, но она не чувствовала холода.

«Я хотела поехать в Велка Мачу… не заходить в дом — я бы не вынесла этого. Просто быть ближе к ним, ближе к месту, где они жили. Но меня не пустили. Мне так хотелось обнять мою Марту, прижать ее к себе еще хоть раз».

Брат Яна Куцяка, Йозеф, признался, что тот день был как страшный сон. Даже сейчас, спустя год, он плохо помнит подробности: «Меня словно хватил удар, я ничего не воспринимал».

Добиться правосудия

Новость о двойном убийстве стала для Словакии шоком.

Уже через несколько дней в стране прошли самые массовые протесты со времен падения коммунизма. Десятки тысяч людей требовали независимого расследования и клеймили оргпреступность и ее влияние, о чем писал Ян.

Гибель молодой пары много дней не покидала новостных лент, журналисты приезжали в Велка Мачу ежедневно. Тех, кто активнее всего работал с Яном, взяли под защиту полиции, а у офисов портала Aktuality, в котором он работал, дежурила вооруженная охрана.

За считаные месяцы произошли перемены во власти: сменилось правительство, включая премьера Роберта Фицо и нескольких министров, ушел в отставку глава полиции Словакии и начальник антикоррупционного отдела в Национальном антикриминальном агентстве страны.

Андруско, Сабо, Марчек и Жужова арестованы, им предъявили различные обвинения по статье «убийство». При этом никому, кроме них, не инкриминируют организацию убийства.

Адвокат Андруско оказался недоступен для комментария, представитель Марчека заявил, что комментариев не даст. Адвокаты Жужовой и Сабо на запросы не ответили.

Тем временем убийство Яна и Мартины остается непостижимой трагедией для их семей.

Иногда Злата Куснирова приезжает в опустевший дом, просто чтобы прикоснуться к их вещам.

«Вот, в последний раз, когда я была в Велка Маче, я взяла носок Мартины из корзины для стирки, — призналась она. — Захотела крепко-крепко прижать его к себе, почувствовать хоть на миг рядом частичку моей дочери».

Другие материалы по теме