Фото: Colau/Alamy Stock Photo

Как саратовский сенатор строил суперъяхты

В яхт-клуб Costa Smeralda на Сардинии, который обслуживает миллиардеров и их яхты, можно попасть только по приглашению.

Российский магнат Валентин Завадников — заядлый моряк и бывший сенатор от Саратовской области — пользуется услугами Costa Smeralda в течение многих лет.

В период с 2006 по 2012 год тогдашний сенатор потратил несколько десятков миллионов долларов на строительство и обслуживание двух роскошных суперъяхт — Celestial Hope и Quinta Essentia.

Свое увлечение Завадников финансировал через сеть офшорных компаний, которой управлял российский инвестиционный банк «Тройка Диалог» – OCCRP назвал эту систему офшоров «Ландроматом Тройка». Завадников некоторое время был директором и акционером банка.

Оплачивалась любая прихоть заказчика: так в одной из спален яхты всегда пахло вином, а в кинотеатре экраном служил водопад. Поскольку компании находятся в офшорах и реальных владельцев установить трудно, невозможно и с уверенностью утверждать, оплачено ли это всё деньгами Завадникова или некой третьей стороны.

За семь лет ландромат «Тройка» израсходовал по меньшей мере 137 миллионов долларов на яхты и бизнес, связанные с Завадниковым. Он был либо владельцем, либо основным бенефициаром как минимум пяти компаний «Тройки».

Через счета офшорных фирм в литовском банке Ukio финансировалась также команда Завадникова по яхтенному спорту, в которую входили топ-менеджеры энергетических компаний. Команда ездила на соревнования по всему миру и построила две собственные гоночные яхты.

Завадников с дочерью Валерией, которой принадлежит виноградник в Тоскане, также использовали деньги со счетов офшоров, чтобы финансировать свой бизнес и оплачивать роскошную жизнь, в том числе свадьбу Валерии на Капри в 2011 году.

От водки к парусам

Завадников увлекся парусным спортом еще в детстве, но после распада СССР его семья забросила это хобби, о чем сам экс-сенатор как-то рассказал изданию Russia Beyond.

В последующие годы он успешно занимался бизнесом, прежде всего, в качестве совладельца группы «Синергия» (сейчас Beluga Group) — крупнейшего производителя и дистрибьютора алкоголя в России.

С 1998 по 2001 год он был замом председателя правления государственной энергетической компании РАО «ЕЭС России», а с 2001 по 2012 год — сенатором.

В 2004 году Завадников вспомнил о своей страсти. Вместе с небольшой компанией могущественных бизнесменов из российского энергетического сектора, включая нефтяного магната Леонида Лебедева, он создал парусную команду «Синергия», которая ездила на регаты от Омана до Португалии.

В течение многих лет команда распоряжалась яхтами через две гибралтарские компании — Gateway Overseas Ltd. и Scottsburg Manor Ltd.

В те же годы офшорные компании из ландромата «Тройка» перевели займы на общую сумму 22 миллиона долларов на счета гибралтарских компаний в литовском банке.

Это вдвое больше суммы, которую официальные спонсоры команды внесли на те же счета. Деньги были потрачены на строительство гоночных яхт, тренировки, форму для спортсменов, пиар в СМИ и взносы участников на соревнованиях.

Завадников и четверо его партнеров по команде владеют Gateway, а руководитель команды Максим Логутенко управляет Scottsburg. Именно «Тройка» открыла для Scottsburg счет в Ukio и таким образом включила её в свою офшорную экосистему.

Gateway и Scottsburg потратили 1,6 миллиона евро на зарплату команды «Синергия» и еще 250 тысяч евро на гонорары для людей, которые сопровождали команду на гонках, включая многократного участника Олимпийских игр Сергея Пичугина.

🔗

У большей части персонала команды были счета в латвийском банке Parex, о котором ранее писал OCCRP. Бывший глава международного отдела Parex Джон Кристмас разоблачил банк и рассказал Bloomberg News что Parex существовал исключительно для обслуживания незаконных средств. (Банк впоследствии закрылся.)

Gateway и Scottsburg в совокупности вернули меньше восьми миллионов долларов из 22-х. И, тем не менее, продолжили получать деньги.

Член литовского парламента и бывший глава Службы расследования финансовых преступлений Литвы (FCIS) Виталиюс Гайлюс заявил, что Ukio должен был сообщить об этих трансакциях правоохранительным органам.

«К этим операциям нужно было отнестись как к необычным, — заявил Гайлюс. — Банк должен был обратить на них внимание и сообщить FCIS».

Гайлюс добавил, что не может вспомнить ни одного расследования, связанного с оплатой яхт Завадникова через счета Ukio. OCCRP не обнаружил ни одного случая обвинений Заводникова в каких-либо правонарушениях, невозможно с уверенностью утверждать, что в описываемой ситуации нарушен закон.

Обеденная комната яхты Celestial Hope. На стене картина Андрея Ремнёва «Голубые птицы» Фото: Edmiston & Company

Особняк на воде

CКонфиденциальность — серьезный бизнес в офшорном Гибралтаре.

До недавних пор местные законы гарантировали конечным собственникам компаний секретность. Эти законы позволили Завадникову использовать фирму Purus Ltd из сети «Тройки» в качестве личного кошелька.

В апреле 2006 года Purus заключила контракт со всемирно известной голландской верфью Heesen Yachts на строительство 47-метровой 6-каютной моторной суперъяхты Celestial Hope.

Спустя два года, когда Heesen спустила яхту на воду, Завадников рассказал сайту SuperyachtNews.com, что она стала для него удобной базой на время регат.

Celestial Hope должна была создавать ощущение пляжного домика в пригороде Нью-Йорка. Дизайнерам яхты было велено черпать вдохновение в голливудской романтической комедии 2003 года «Любовь по правилам и без» с Джеком Николсоном и Дайан Китон.

О России на лодке напоминали баня и картины русских художников – например, «Голубые птицы» Андрея Ремнева.

За полтора года Purus передала Heesen Yachts в общей сложности 13,6 миллиона евро. Компания также провела десятки платежей за обслуживание Celestial Hope, включая покупку вин и другого алкоголя, а также кейтеринга на вечеринках.

Purus наняла монакскую Nakhimov Yachts, которая обслуживает дорогостоящие яхты, чтобы та меблировала Celestial Hope. Purus перевела компании по меньшей мере 2,3 миллиона евро и заплатила еще 627 064 евро Nakhimov Management, которая управляла судном и подбирала экипаж для чартерных круизов.

Всего за два года Purus потратила больше 20 миллионов евро в основном на связанные с яхтенным обслуживанием нужды — от подготовки экипажа до «доставки водных игрушек» и даже фотосъемок. Деньги приходили в виде займов из разных структур ландромата и тратились почти сразу.

Сложное устройство системы не позволяет установить истинное происхождение большей части денег. Но в январе 2008 года Purus получила 3000 евро от Roberta Transit — компании в структуре ландромата, которую использовали для масштабного хищения налогов, раскрытого юристом Сергеем Магнитским незадолго до его смерти в московском СИЗО.

Деньги сразу же были переведены известному голландскому яхтенному архитектору Рене ван дер Вельдену.

Яхта Quinta Essentia в 2012. Отделка по бокам отсылает к тосканской винодельне Завадникова. Фото: Тони Хисгетт/CC-by-SA-4.0

Больше, лучше, дороже

Страстному мореплавателю мало одной суперъяхты. Еще до того, как Heesen достроила Celestial Hope, Завадников задумал новый впечатляющий проект.

В 2007 году он заключил с теми же подрядчиками контракт на строительство 55-метровой яхты со спортзалом, массажным кабинетом и стеклянным лифтом.

Пассажирам суперъяхты предлагается расслабиться в хаммаме или посмотреть фильм в джакузи на одной из палуб, где функцию экрана выполняет водопад.

На тот момент Quinta Essentia была крупнейшей яхтой из когда-либо построенных на верфях Heesen.

Purus была не единственной компанией из ландромата «Тройка», которая спонсировала Quinta Essentia. С 2009 по 2011 год еще одна гибралтарская фирма, Molly Enterprises, потратила больше 42 миллионов евро на оборудование яхты Завадникова, в том числе 10 тысяч долларов на рояль и 24 тысячи евро на журнальный столик.

В ожидании новой яхты Purus продала Celestial Hope за 32 миллиона евро в декабре 2009 года. В общей сложности Gateway и три компании из ландромата «Тройка» — Scottsburg, Purus и Molly — потратили по меньшей мере 137 миллионов долларов на яхты и связанные с ними расходы. Бо́льшую часть этих денег фирмы получили в виде займов от других компаний из системы ландромата. Неизвестно, были ли они возвращены.

Расходы на суперъяхты Завадникова обеспечивала и контролировала «Тройка Диалог» — инвестиционный банк, создавший «Ландромат Тройка». Когда началось строительство яхт, сотрудники «Тройки» назвали себя контактными лицами компаний Purus и Molly и отправили счета подрядчиков в отдел по борьбе с отмыванием Ukio.

Глава Центрального банка Литвы Витас Василяускас отвечал за государственное вмешательство, в результате которого Ukio закрылся в 2013 году. Услышав об офшорных счетах для покупки яхт, он сказал OCCRP, что платежи выглядели как «необычные трансакции».

«Я полагаю, что каждая компания сообщала банку о планируемой деятельности, когда открывала счет. Если назначение платежей не соответствовало этой деятельности, если по всем признакам эти трансакции обслуживали личные интересы бенефициаров, то это необычные бизнес-операции, — сказал OCCRP Василяускас. — Они определенно должны были вызвать у сотрудников банка вопросы».

Purus сообщила банку Ukio, что занималась менеджментом судов, но для реестра Гибралтара ни Purus, ни Molly никак не связывали свою деятельность с яхтами. Вместо этого компании указывали деятельность более чем в 50 отраслях — от ювелирного дела до животноводства. И хотя Gateway указывала среди направлений деятельности управление судами, там же были и банковское дело, и стоянки, и похоронные услуги.

От воды к вину

Новую яхту Завадникова создали специально для его семьи.

«В каждой каюте царит аромат, посвященный одной из четырех стихий, — земле, огню, воздуху и воде», — рассказывала дочь сенатора Валерия Завадникова в интервью журналу Yacht Capital. Она пояснила, что Quinta Essentia в переводе с латыни означает «пятый элемент», которым, по ее словам, является вино.

«В пятой каюте люкс владельца пахнет вином, которое, по мнению моей семьи, является пятым элементом», — сказала она.

Любовь Завадниковых к вину не ограничивается ароматизированными каютами. Бордовый цвет корпуса яхты отсылает к тосканской винодельне Fattoria di Montemaggio, которая принадлежит Валерии Завадниковой.

У Montemaggio и Molly Enterprises был общий владелец — кипрская компания Deepline Consultants, конечным владельцем которой был Завадников.

Ни Завадников, ни его дочь не ответили на неоднократные вопросы журналистов об источнике этих денег и о компаниях-пустышках, которые стоят за яхтами и бизнесом Завадникова-старшего.

Не законы, а бумажки

Heesen и яхт-клуб Costa Smeralda отказались говорить об отдельных клиентах. В Costa Smeralda сказали, что, как спортивная организация, клуб не был обязан расследовать какие-либо финансовые нарушения своих участников.

В яхт-клубе также сообщили, что «оценивают кандидатов на основе их репутации и соответствия принципам клуба». В случае с Завадниковым, как сказал сотрудник Costa Smeralda, «никто не возражал».

Действительно, нет доказательств того, что Завадников совершил какие-либо преступления. Но сложная финансовая система, созданная «Тройкой», не позволяют увидеть источник денег, потраченных на яхты. Такие системы удобны для преступников, но в данном случае нужно официальное следствие, чтобы удостовериться в законности происходящего.

Макс Хейвуд, автор доклада Transparency International под названием «Скверные Богатства», назвал схему займов на яхты «огромным красным флагом», который должен был привлечь внимание регуляторов.

Но, поскольку сферу предметов роскоши редко связывают с высокими рисками, в международных стандартах есть пробелы, которые позволяют многим юрисдикциям отталкиваться от произвольных норм.

«Основы контроля за отмыванием денег в этих сферах просто не соблюдаются, — сказал Хейвуд. — Пока надзор не будет связан с проверками и санкциями, всё это не законы, а просто бумажки».

Другие материалы по теме