Фото: Эдин Пашович / OCCRP

Как Мальта стала приютом современных контрабандистов

В счастливое пристанище средиземноморских контрабандистов, Великую гавань Валетты, можно попасть всего за несколько часов на пароме из Сицилии.

По пути вам откроются панорамы старинных крепостей Бормла, Биргу и Сенглеа, но чем дальше вглубь самой гавани, тем печальнее пейзаж.

Дороги и водные артерии сужаются, а на прекрасной береговой линии вырастают полузаброшенные ржавые склады – здесь начинается оплот обширной сети контрабандистов. Им приписывают перевозку наркотиков, сигарет и людей, нелегальную рыбную ловлю и сбыт краденого в Ливии топлива падким на недорогой товар клиентам.

Мальта стала «перекрестком преступных торговых путей», как считает полковник Джузеппе Кампобассо, начальник отдела по борьбе с наркотиками финансовой полиции Палермо, столицы Сицилии. Его люди участвуют в международной операции «Либеччо» по выявлению наркотрафика на море. Операцию проводит итальянская финансовая полиция в сотрудничестве с властями Испании, Франции, Греции и другими правоохранителями Италии.

Географическое положение Мальты — в центре Средиземного моря — делает ее крайне привлекательной для контрабандистов. Но есть и другие плюсы: здесь тепличные условия для фирм-однодневок, число которых растет, а морские суда с легкостью меняют собственников и флаги — от Того до Танзании и Белиза.

По словам следователей, промысел контрабандистов непрерывно «совершенствуется»: они находят новые маршруты и приемы — например, выдают себя за рыбаков и прячут подпольный товар в партиях легальных грузов. На пути к покупателю они пересекают много границ — от портов Испании на западе до Кипра на самом востоке Средиземноморья.

А когда контрабандистам все же удается предъявить обвинения, часто всплывает объединяющая их особенность — связи на Мальте.

Этот закулисный мир подпольных дельцов и привлек внимание мальтийской журналистки-расследовательницы Дафны Каруаны Галиции. 16 октября прошлого года она погибла от взрыва заложенной в ее машине бомбы, которую, по данным детективов, привели в действие с судна в Великой гавани.

Репортеры из Объединения журналистов-расследователей Италии (IRPI, партнер OCCRP) в сотрудничестве с Forbidden Stories и проектом «Дафна» собрали материалы о дюжине крупных облав на контрабандистов за последний десяток лет. Граждане Мальты вели подпольный бизнес либо непосредственно у берегов острова, либо использовали мальтийские верфи, чтобы обслуживать корабли, занятые в теневом промысле.

Также выяснилось, что определенная верфь — Ил-Молл Тал-Понт в одном из дальних ответвлений Великой гавани — выступает неизменным элементом богатой преступной мозаики. По данным итальянской полиции, именно на этой верфи прошлой весной прошло капитальный ремонт 42-метровое судно, названное Quest.

Средиземное море. Рядом с мысом Эт-Тиб, Тунис

Новая белая и голубая краска ярко сверкала на корпусе Quest, когда мальтийское судно смело шло по волнам у северо-восточного побережья Туниса. Оно следовало из расположенного у Марокко Оранского залива и, по официальной информации, держало курс на египетскую Александрию. Предполагалось, что на судне ловят рыбу, но Quest плыл только вперед и не совершал круги, как обычно делают рыболовные шхуны.

За судном наблюдали.

Monte Sperone — патрульный корабль финансовой полиции Италии, специально подготовленный для серьезных операций против наркоторговцев на море. 40 часов его команда следила за Quest и в какой-то момент даже связалась с капитаном судна, чтобы узнать, чем они там занимаются. Капитан ответил, что ведет яхту, предназначенную просто для отдыха. Но когда Quest повернуло в сторону Западной Сицилии, правоохранители решили действовать.

Полковник Кристино Алеманно отправил со своего 58-метрового патрульного корабля две команды вооруженных полицейских. На быстроходных резиновых лодках они приблизились к Quest, взобрались на борт и арестовали капитана. При проверке судна правоохранители обнаружили 10 тонн гашиша.

Революция как источник перемен в контрабанде

До 2011 года марокканский гашиш попадал в Европу в основном на небольших лодках, подходивших к берегам Испании. Однако после революции в Ливии контрабандисты начали действовать через портовый город Тобрук в восточной части ливийского побережья, где гашиш складируют и поручают охранять местным повстанцам.

По информации полицейских разных стран, здесь гашиш делят на партии и развозят по всему миру, причем в Европу его доставляет, судя по всему, итальянская мафия — через Апеннинский полуостров или через Балканы.

Последние годы принесли еще одно логистическое новшество. Если раньше наркотики перевозили на крупных транспортных судах (как правило, сирийских), то теперь их предпочитают грузить на рыболовецкие суда, принадлежащие мальтийцам или итальянцам. Это данные правоохранителей, задействованных в операции «Либеччо».

Великая гавань Валлетты, 2018 г. Фото: Чечилия Анези / Лоренцо Баньоли

«Гашиш из Марокко все больше переправляют через Мальту с использованием местных структур, — говорит Джузеппе Кампобассо. — Ряд недавних случаев указывает на то, что доли в этом промысле имеют итальянские кланы и мальтийские преступные группировки».

Похоже, что история с судном Quest и его мальтийскими связями подтверждает эти слова.

Командовавший захватом Quest полковник Алеманно рассказал, что внимание полиции привлек маршрут судна. «Это вспомогательное рыболовецкое судно, которое вышло с Мальты и направилось в определенную зону у берегов Марокко. Это место у нас отмечено как «крайне неблагополучное», потому что обычно именно тут гашиш с небольших лодок перегружают на более крупные суда».

Как позднее установили следователи, буквально за несколько дней до этого судно переименовали с Sea View в M/Y Quest — весьма распространенное название среди яхт.

«Однозначно это сделали, чтобы сбить с толку потенциальных проверяющих», — уверен Алеманно.

Мальтиец, ирландец и… украинец?

Журналисты решили выяснить, кто владел, ремонтировал и менял название Quest, и вышли на трех мужчин – они оказались замешаны в двенадцати случаях «мальтийской контрабанды» за последние десять лет. При содействии вашингтонской некоммерческой организации по анализу данных «Центр перспективных оборонных исследований» (Center for Advanced Defense Studies) журналисты установили организованную группу, члены которой неоднократно приобретали, продавали, фрахтовали или ремонтировали суда, перехваченные позднее с контрабандным товаром на борту.

По мнению полиции, подозрения в отношении Quest складываются в типичную картину: очевидно, гашиш оказался на борту судна в Оранском заливе у берегов Марокко, а затем оно отправилось на «разгрузку» в ливийский Тобрук, но по пути было перехвачено.

Изучив обстоятельства ареста судна, 7 сентября итальянские следователи предъявили официальные обвинения мальтийскому гражданину Полу Аттарду. На Мальте это имя не принято произносить вслух, но перспектива лишиться свободы на много лет из-за дела Quest сделала разговорчивее семерых членов команды судна.

В прошлом месяце в ходе разбирательства в сицилийской Катании экипаж показал, что именно 40-летний Аттард организовал транспортировку гашиша из Марокко. По данным полиции, капитан судна, родственник Аттарда Дэвид Бонелло, поддерживал связь с Аттардом во время плавания.

Антонио Гуффрида, законный представитель двух членов команды, давших показания против Аттарда, заявил, что один из его подзащитных был лоцманом, а другой — механиком, и их обязанности не касались вопросов погрузки и разгрузки.

«Они всегда лишь выполняли распоряжения и не имели понятия о том, что судно [контрабандой] перевозит гашиш», — уверяет Гуффрида.

Бонелло никак не прокомментировал ситуацию.

При этом, как заявили OCCRP адвокат Аттарда и сам обвиняемый, отношения к наркотикам он не имеет.

«Если вы потрудитесь проверить регистрационные данные судна, то увидите, что я не владелец судна и никогда им не был, — сказал Аттард журналистам в телефонном интервью. — Мой ливийский друг попросил меня помочь одному украинцу, который искал судно на Мальте, и я дал тому нужные контакты… Затем этому украинцу потребовалась команда, и я собрал ему людей. Но я никак не связан с самим судном или его грузом».

Ирландец

Человека, которого посоветовал Аттард, зовут Джозеф Энтони О’Коннор. Родом он из Ирландии, а живет на Мальте. Аттард назвал его «лучшим судовым брокером в округе».

О’Коннор покупает старые, зачастую сломанные буксирные лодки, рыболовецкие суда и перепродает их после починки. Этот бизнес не раз приводил ирландца в суды Испании, США и Мальты.

И хотя по самому серьезному из обвинений — контрабанде гашиша в территориальных водах Испании в 2005 году — его оправдали, за покупку и использование старых лодок ему пришлось ответить перед судом.

Рыболовецкие суда Джозефа Энтони О’Коннора в торговом порту Ил-Молл Тал-Понт в последней секции Великой гавани Валлетты. Фото: Cecilia Anesi / Lorenzo Bagnoli

Согласно материалам испанского дела, О’Коннор купил, отремонтировал и перепродал рыболовецкое судно Squilla, которое потом задержали у берегов Испании с восемью тоннами гашиша на борту.

В 2009 году его оштрафовали на 70 тысяч долларов за загрязнение залива Сан-Диего во время ремонта судна. До покупки О’Коннором лодка была конфискована в рамках одного из самых громких дел о контрабанде кокаина в США. По меньшей мере еще шесть дел на О’Коннора завели мальтийские власти за неуплату портовых сборов на 30 тысяч евро.

И тут появляется Quest.

По данным двух судовых баз данных, Quest принадлежала не Аттарду, а одной из двух мальтийских компаний О’Коннора — Malta Towage. Его вторая компания называется Britannia Shipping International Ltd. Секретарь, который ответил по номеру Britannia, дал журналистам адрес компании в городе Моста, который находится в глубине острова.

Когда журналисты позвонили в дверь, ее открыл О’Коннор. Он сказал, что помещение никак не связано с Britannia Shipping International, потребовал, чтобы журналисты ушли, и захлопнул перед ними дверь.

Третье лицо

Юрист О’Коннора затем предъявил акт купли-продажи, свидетельствующий, что Britannia была продана украинцу Николаю Ходариеву 16 мая — менее чем за три недели до инцидента с гашишем.

Итальянская полиция обнаружила на корабле написанный от руки документ, который также указывал на Ходариева. Документ утверждал, что судном владеет учрежденная в январе британская компания Quest Shipping Ltd.

Согласно информации из открытых источников, Ходариев — директор компании. Больше о нем ничего не известно. Связаться с ним журналистам не удалось.

Сигаретное рандеву

Хотя документы указывают на то, что Quest не принадлежит Аттарду, он владеет скоростным катером, буксирной лодкой, а раньше ему принадлежали как минимум три буксира, сухогрузы и танкер.

Его лодки замечены в том, что буксировали суда с незаконными товарами. Следователи считают, что с помощью этой уловки О’Коннор избегал уголовного преследования, надеясь, что лодки не станут задерживать за незаконный груз судов, которые они берут на буксир.

Задержанный экипаж клялся, что всего лишь помогал другому судну и не знал о грузе. Это произошло в июле 2017 года, когда власти изъяли более 6000 коробок с сигаретами (больше трех миллионов пачек) и два судна в водах Испании. И снова инцидент берет начало в юрисдикции Мальты.

В середине июня того же года принадлежавшее Аттарду судно Med Patron вышло из города Бар в Черногории. 24 июня оно встретилось еще с двумя в Херд Бэнк (Hurd Bank). В этом районе, расположенном в 10 морских милях к востоку от Мальты, относительно мелко, и большие суда могут встать здесь на якорь.

Буксир Sea Patron, принадлежащий Patron Group Пола Аттарда, в последней секции Великой гавани Ил-Молл Тал-Понт в Марсе. Фото: Cecilia Anesi / Lorenzo Bagnoli

Этот район Средиземноморья находится за пределами территориальных вод Мальты, но внутри зоны, где ее власти имеют право на вмешательство в случае правонарушений.

Двумя другими судами, которые встретили Med Patron, оказались буксир Eisvogel (зафрахтованный Аттардом) и небольшой сухогруз Falkvaag, агентом которого был Аттард.

С 2014 года Falkvaag принадлежал Alfa Maritime Shipping в ливийском Зуаре, где Аттард вел бизнес по меньшей мере с 2014 года. На момент рандеву в Херд Бэнк Falkvaag простоял в мальтийском порту больше года в ожидании ремонта и должен был отправиться на списание в Испанию.

Именно в Херд Бэнк, по словам международной полиции, родственник Аттарда Бонелло провел межкорабельную операцию, во время которой больше 6000 коробок с сигаретами перегрузили с Med Patron на Falkvaag.

На тот момент операция была правомочна, поскольку нет законов, которые ограничивают транспортировку сигарет в открытом море.

Но затем Eisvogel отбуксировал Falkvaag в Испанию, где на судно накинулись местные власти. Они следили за Falkvaag с 2015 года, подозревая, что судно замешано в контрабанде.

Они проследили за межкорабельной передачей груза, которую определили как «абсолютно неприемлемую по стандартам и законам о табачных перевозках». Как только Eisvogel и Falkvaag вошли в территориальные воды Испании, их арестовали.

Это стало самой масштабной конфискацией контрабандных сигарет, как заявили власти Испании, поблагодарив Великобританию и ЕС за помощь в проведении операции. Ни одного упоминания мальтийских властей не последовало, как и обвинений против владельцев судов, чартеров и агентов, хотя экипаж Eisvogel все еще сидит в испанской тюрьме.

По данным Международного мореходного союза, Falkvaag арестован и все еще находится в Испании. Аттард настаивает на том, что его руки чисты.

«Я взял Eisvogel в чартер у итальянского судовладельца, но на момент отгрузки сигарет я больше не занимался судном, — сказал он. — И Med Patron никогда не был моим. Он принадлежал не моей компании Patron Group, а Safe Harbour Navigation Ltd».

Однако, согласно судовым базам данных, Safe Harbour Navigation владела судном только до 2014 года, после чего оно перешло во владение Patron Group.

Повторяющийся шаблон

В злоключениях судов Аттарда прослеживается тенденция. Члены экипажа Eisvogel сели в тюрьму, пока их боссы оставались на свободе. Поимка Quest с гашишем и перехват сигарет в Испании связывают имя Аттарда с менеджментом и цепочкой собственников судов, пойманных на контрабанде. И многие случаи ведут на Мальту.

27 августа 2015 года в районе Зуары ливийская береговая охрана задержала танкер Sovereign M. Как постановил суд Триполи, танкер незаконно провозил дизельное топливо.

Компания-судовладелец Sovereign Fuels Ltd. зарегистрирована на мальтийскую семью Мицци, известную торговлей золотом. Фрахтователем, в свою очередь, оказалась Patron Group Ltd Аттарда, если верить документам на борту танкера.

По данным СМИ, экипаж судна отбывал срок в ливийской тюрьме с августа 2015 года до марта года нынешнего. Сын владельца Sovereign Fuels Ltd Сильвио Мицци подал на Аттарда в суд с требованием возместить миллион евро ущерба, поскольку, по его словам, за отправку танкера в Ливию отвечал именно он. Но Аттард одержал победу над Мицци в гражданском суде Валлетты. Сейчас вердикт проходит процедуру обжалования.

Частное место швартовки в порту Ил-Молл Тал-Понт. Вид с противоположной стороны гавани. Судно на фото задержано за нелегальную ловлю тунца. Фото: Cecilia Anesi / Lorenzo Bagnoli

«Это судно не было моим, — сказал Аттард. — Я взял его в чартер исключительно для перевозки топлива с Мальты на Сицилию. Пойти в Ливию было личным решением Мицци. Приказы капитану отдавал он».

Мицци не ответил на письма журналистов с просьбой прокомментировать это дело.

Тайник во главе гавани

Причал Ил-Молл Тал-Понт, где прошлой весной Quest освежили новым слоем краски, постоянно всплывает в истории контрабандистов. Он спрятан далеко в хвосте Великой гавани — железобетонных конструкций для швартовки судов и узких улочек, вдоль которых растут сорняки.

Эта часть мальтийского берега не привлекает туристов, и, возможно, ее обитателям это только на руку.

Причал невидим с берега: с одной стороны его загораживает старинное здание склада, с другой — верфь с крупными судами. Проход закрыт воротами.

Фото: Edin Pasovic / OCCRP

Причал соединяет в одну истории Аттарда, О’Коннора и двух мужчин, обвиняемых в убийстве журналистки Каруаны Галиции.

В частности, О’Коннор швартует здесь свои рыболовецкие суда, а Аттард — буксирные лодки. Рядом стоит сарай, где уже бывали братья Альфред и Джорджио Деджорджио. Сейчас эти двое находятся под арестом, как и Винсент Мускат, обвиняемый в подрыве автомобиля, в котором погибла журналистка.

Спрятан на виду

С учетом разнообразия маршрутов, которые используют контрабандисты, правоохранители должны кооперироваться и уметь перемещаться так же быстро, как и преступники. Кампобассо говорит: «Мы реально сражаемся в партизанской войне, победить в которой может только международная кооперация».

Начать стоило бы с Марсы, доки которой обслуживают множество судов, которые, на первый взгляд, вот-вот выйдут в море за тунцом. Но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что большинство из них никуда не ходят. Многие лодки арестованы мальтийским судом либо по гражданским искам, либо за неуплату налогов. Впрочем, на многих из них живут экипажи, судя по одежде, которая сушится на палубах.

Почему?

«Потому что они готовы поднять якорь, когда им прикажут, — говорит источник, знакомый с ситуацией, пожелавший остаться анонимным из соображений безопасности. — Как только наступит подходящий момент, владельцы прикажут капитану пойти на следующую миссию, которая в большинстве случаев связана с незаконными перевозками».

«Будьте осторожны с контрабандистами, о которых ведете расследование. Кто, по-вашему, убил Дафну?» — предостерег он напоследок.

(При участии Джелтера Мирса)

Другие материалы по теме