При поддержке властей Узбекистана предполагаемые контрабандисты тайно финансируют строительные проекты в Ташкенте

Президент Мирзиёев обещал провести реформы и добиться прозрачности в Узбекистане. Но среди крупных иностранных инвесторов оказалась семья Абдукадыр, обогатившаяся на взятках и политическом патронаже в Центральной Азии.

Главное из расследования

  • С помощью взяток семья Абдукадыр, вероятно, развила масштабную сеть контрабанды, которая принесла им огромное состояние. Большую часть денег они заработали в Узбекистане и отмыли в других странах.
  • Под видом «иностранных инвесторов» и через непрозрачные корпоративные структуры семья вложила миллионы в ряд крупных строительных проектов Узбекистана. В работе над тремя отелями семья Абдукадыр стала сотрудничать с французским гостиничным оператором Accor.
  • Похоже, у семьи есть важный партнер: Отабек Умаров, влиятельный зять президента Мирзиёева.
  • Обнаруженные факты заставляют сомневаться в заявлениях Мирзиёева о том, что он покончил с коррупцией, процветавшей при его предшественнике.

Ташкент всегда славился средневековыми мечетями, шумными базарами и лабиринтами жилых кварталов-махаллей. Президент Шавкат Мирзиёев, который пришел к власти в 2016 году, пообещал модернизировать центральноазиатскую страну. На месте старых кварталов он решил возвести жилые многоэтажки и торговые центры.

Центральным элементом преображения стал проект «Ташкент-сити» стоимостью 1,3 миллиарда долларов: он включает 80 гектаров парков, рестораны разных стран, современные небоскребы и даже планетарий.

«Весь мир захочет сюда приехать», — сказал Мирзиёев в 2017 году, пообещав лично следить за ходом работ.

Сдержав слово, он не раз приезжал на стройку. В январе 2022 года в программе государственного телевидения показали кадры, снятые во время одной из его инспекционных поездок. На них репортеры заметили знакомую фигуру: мужчину в темной зимней куртке и медицинской маске.

Это был Хабибула Абдукадыр, скрытный уйгурский магнат, который вместе с братьями нажил состояние на теневой торговой монополии. Его бизнес-империя, выстроенная на политическом патронаже и взятках, охватывает всю Центральную Азию. Выяснилось, что он и его родные инвестировали в объекты стоимостью 400 миллионов долларов в центре «Ташкент-сити». В числе прочего это торговый центр, жилые и офисные многоэтажки, а также отель.

Участие Абдукадыра и его близость к президенту Узбекистана заслуживают внимания в свете тех фактов о бизнесе семьи, которые в 2019 году опубликовали OCCRP, «Радио Свобода» и «Клооп».

В соседнем Кыргызстане Абдукадыры давали взятки сотрудникам таможни, которые фактически предоставили все ведомство в распоряжение клана. В итоге Абдукадыры получали огромную прибыль, поставляя тонны дешевых китайских товаров в Кыргызстан, Узбекистан и другие страны.

Об этих схемах стало известно, когда с журналистами связался теневой финансист Айеркен Саймаити — по его собственному признанию и предоставленным документам, он вывел за границу сотни миллионов долларов семьи Абдукадыр. Для своих махинаций он использовал множество незаконных приемов: фальшивые контракты и кредитные договоры, фиктивные электронные переводы и даже «денежных мулов» — малообеспеченных людей, которые перевозили наличные.

О деятельности Абдукадыров много писали, а большую часть денег, как говорил Саймаити, они нажили в Узбекистане. Однако Абдукадыров, у каждого из которых несколько имен и паспортов, приняли в Узбекистане как важных иностранных инвесторов.

Помимо «Ташкент-сити», им передали права на строительство еще двух крупных жилых комплексов в столице, их общая стоимость оценивается в 520 миллионов долларов. Также семья сотрудничала с французским гостиничным оператором Accor при строительстве нового пятизвездочного отеля в столице. Еще два отеля должны открыться в других регионах Узбекистана.

Инвестиции Абдукадыров в крупные проекты засекречены. Деньги перечисляют через две непрозрачные компании, которые принадлежат офшорным фирмам или явным посредникам.

Tashkent City Mall
Фото: OCCRP Торговый центр «Ташкент-Сити» должны достроить к апрелю 2023 года

В результате OCCRP и партнерам — «Радио Свобода», «Клоопу» и «Власти» — потребовалось больше года, чтобы найти убедительные доказательства того, что семья имеет отношение к строительству. Репортеры изучали данные работников и номинальных акционеров компаний, сверяли контактные данные предприятий с уже известными фирмами Абдукадыров и искали инсайдеров по другим открытым источникам информации.

Судя по тому, что выяснили журналисты, у Абдукадыров есть авторитетный партнер со связями в правящей верхушке Узбекистана — Отабек Умаров, влиятельный зять президента Мирзиёева и заместитель руководителя службы безопасности президента.

Имя Умарова не фигурирует ни в каких документах, а в торговом реестре Узбекистана не указано, что он владеет каким-либо бизнесом. Но его участие заметно не только в ташкентских строительных проектах семьи Абдукадыр, но и в их торговом бизнесе в Узбекистане, который опирается на разные формы господдержки, включая указы президента, давление на конкурентов и государственные торги, победителей которых тайно выбирали заранее.

Президент Мирзиёев неоднократно обещал провести реформы и модернизировать страну, но успех Абдукадыров ставит его слова под сомнение. Узбекистан охотно принял семью с сомнительной репутацией; сейчас сумма ее инвестиций здесь составляет более двух миллиардов долларов.

Кристиан Ласслетт, профессор криминологии из Ольстерского университета, изучавший деятельность семьи Абдукадыр, рассказал о цене такого рода инвестиций.

Деньги из сомнительных источников отмывают через проекты, разрушающие национальное или природное наследие.

Более того, при реализации таких проектов часто высока вероятность “откатов”. <…> То есть, с одной стороны, такого рода инвестиции провоцируют нарушения прав человека. А с другой — они подливают крови в жилы клептократии».

Журналисты направили запросы о комментариях более чем 50 упомянутым в проекте людям, компаниям и правительственным организациями. Почти никто не ответил, в том числе офис президента Мирзиёева и Отабек Умаров. Абдукадыры подтвердили, что получили вопросы, которые им отправили на электронный адрес Хабибулы Абдукадыра, но сказали, что смогут предоставить информацию позже.

На вопросы о сотрудничестве с семьей Абдукадыр представитель Accor ответил, что в компании «знают о [предыдущих] статьях OCCRP о г-не Абдукадыре» и «провели процедуру проверки контрагентов в отношении владельцев отелей».

Загадочный «лидер рынка»

В Instagram-аккаунте торгового центра на «участке 3» огромного комплекса «Ташкент-Сити» говорится о том, какие международные бренды там будут представлены: в их числе Calvin Klein, United Colors of Benetton и Swarovski.

Но о компании Hyper Partners, которая построила торговый центр и прилегающие к нему многоэтажки, почти ничего не известно. Впервые она упоминалась в июне 2018 года: в платной рекламной статье в узбекистанском новостном издании ее назвали инвестором проекта и «лидером рынка».

Construction in Tashkent City
Фото: OCCRP Строительство «Ташкент-Сити»

В статье не указали, что компании всего четыре месяца, а ее уставный капитал составляет 25 тысяч евро.

Это выяснилось в декабре 2018 года, когда журналисты Open Democracy провели расследование и узнали, что Hyper Partners принадлежала 18-летнему подростку. Компанию основали два ничем не примечательных гражданина Германии, связанные с Хабибулой Абдукадыром, о котором тогда почти ничего не было известно.

Статья привлекла внимание общественности, и тогдашний хоким (мэр) Ташкента Джахонгир Артыкходжаев счел необходимым на нее отреагировать. На пресс-конференции в январе 2019 года он отстаивал решение предоставить права на реализацию такого крупного проекта малоизвестной фирме с неоднозначными владельцами. «Неважно, вчера создана эта компания, позавчера, — сказал он. — …Это не наша компетенция — спрашивать, кто, откуда у них деньги…

Если мы у каждого инвестора будем спрашивать о его бенефициаре, то можно закрыть ворота Узбекистана, сюда никто не придет», — заявил глава администрации города.

Уже через год стало ясно, кого Узбекистан впустил в свои ворота: вышла первая серия расследований OCCRP, «Клоопа» и «Радио Свобода» о семье Абдукадыр и ее империи контрабанды.

Теперь не осталось сомнений в том, что за Hyper Partners стоит клан Абдукадыр. Судя по корпоративной документации, фирму использовали в качестве холдинговой компании не только для «Ташкент-Сити», но и для других инвестиций семьи в Узбекистане, включая несколько таможенных терминалов и строящийся цементный завод в Джизакской области.

В Германии Hyper Partners зарегистрирована в том же торговом комплексе, где и еще несколько компаний семьи, в том числе AKA Group и AKA Petroleum, получившие десятки миллионов долларов переводами от Айеркена Саймаити. А в Узбекистане у «дочки» Hyper Partners такой же адрес и электронная почта, как и у нескольких других компаний семьи Абдукадыр.

Hyper Partners официально принадлежит Мустафе Палвану — вероятно, это член семьи Абдукадыр. Согласно данным германского корпоративного реестра, он прописан в их особняке с семью спальнями, который расположен в частном поместье Кумби-Парк на юго-западе Лондона. Фамилию Палван также использует Хабибула Абдукадыр, несколько его сыновей и одна из его жен.

«Это небожители»

Старинный район на противоположной от «Ташкент-Сити» стороне города тоже планировали перестроить.

В июле 2018 года местная компания Elegant Perspective представила городской администрации концепцию района, который будет называться «Мирабад-Сити». В интервью для местного новостного издания владелица компании Махира Ташходжаева сказала, что предыдущий хоким уже разрешил ей начать планирование.

Она даже начала встречаться с местными жителями, чьи дома собирались сносить. Но за несколько недель все изменилось. Администрация неожиданно передала права на застройку малоизвестной компании под названием Hyper Finance Group.

«Для меня это очень непростая тема, я снова готова расплакаться», — поделилась Ташходжаева, рассказывая журналистам о безуспешных попытках отменить решение. «Такие люди не ходят по одной земле с нами, — сказала она о представителях Hyper Finance Group. — Они никогда не приедут на пыльную стройку, чтобы встретиться с простыми людьми. Это небожители».

В сентябре 2018 года хоким Ташкента передал Hyper Finance Group дополнительный участок государственной земли, сославшись на августовское решение президента Мирзиёева. Под проект выделили не 30, а 50 гектаров. Через несколько дней после того, как компания получила землю, ее представитель уже отбивался от разгневанных местных жителей, чьи дома должны были снести.

A presentation of Hyper Finance Group’s plans for Mirabad City
Презентация планов Hyper Finance Group касательно «Мирабад-Сити»: компания планировала построить жилые дома, школы, гостиницы, парки и другие объекты

14 сентября десятки негодующих жителей собрались вокруг Фархода Таштемирова, лысого человека в костюме, который приехал говорить с ними от имени компании. Он должен был объяснить жителям, почему они потеряют дома.

«Надо сделать современный город», — сказал он разгневанной толпе.

В ответ на сердитые выкрики Таштемиров сослался на решение президента Мирзиёева. «Есть постановление президента», — заявил он.

Толпу это не впечатлило. «Вы не имеете права!» — выкрикнула какая-то женщина.

В ноябре 2018 года эта сцена появилась в документальном фильме узбекистанской службы Би-би-си, который должен был приоткрыть завесу тайны вокруг Hyper Finance Group. Расследование показало, что контрольным пакетом акций компании владела шотландская фирма 77 Corporation, зарегистрированная по адресу, который значился в документах еще как минимум 3300 других юрлиц.

The basement flat in central Edinburgh
Фото: Кэти Маккроу / OCCRP Квартира в цокольном этаже в центре Эдинбурга. По этому адресу зарегистрирована 77 Corporation и более 3300 других компаний

О личности второго акционера Hyper Finance Group тоже мало что известно. В репортаже Би-би-си говорится, что это гражданин Узбекистана по имени Зафар Мамаджонов, но о его прошлом почти ничего не сообщается. После выхода репортажа Мамаджонов отказался от своей доли в Hyper Finance Group.

В последующие годы личности инвесторов, стоящих за Hyper Finance Group, оставались загадкой, а проект не продвигался.

«Опять затишье, — сказала одна местная жительница. — Мы подписали петицию против сноса, но с тех пор ничего не слышно».

Aleksei Nalivkin
Фото: Алексей Наливкин / Facebook, VKontakte Вскоре после выхода фильма 77 Corporation указала бенефициара в корпоративных документах в Великобритании. Это гражданин Узбекистана по имени Алексей Наливкин, о котором практически ничего не известно. Журналисты связались с сотрудниками нескольких компаний, где Наливкин числился акционером, директором, сотрудником или членом правления. Везде либо сказали, что не знают его, либо отказались отвечать на вопросы

Новые зацепки

В итоге противостоявший толпе Таштемиров, сам того не желая, помог журналистам разгадать тайну Hyper Finance. В тот же период, когда он защищал компанию перед разгневанными жителями района, он также управлял отелем Miran International в центре Ташкента.

Бренд Miran тогда принадлежал семье Абдукадыр, а значит, Таштемиров был их непосредственным партнером. Таштемиров не ответил на вопросы журналистов о своей связи с их проектами, сославшись на «коммерческую тайну». Он отметил, что узбекистанское законодательство не требует, чтобы кто-то «предоставлял информацию, которая может нанести вред ему, его имуществу или интересам».

Еще одну связь между Абдукадырами и Hyper Finance Group журналисты нашли, изучив новую структуру собственности компании, которая изменилась после расследования Би-би-си. В числе новых акционеров оказалась турецкая компания Дилшата Артыша, партнера семьи Абдукадыр, который получил миллионы долларов от признавшегося в отмывании денег Айеркена Саймаити.

🔗Старый друг

О Дилшате Артыше журналистам рассказал Айеркен Саймаити, который признался, что отмывал деньги для Абдукадыров. Данные, которые он сообщил, легли в основу нескольких расследований.

По словам Саймаити, Артыш заведует делами семьи Абдукадыр в Турции..

Также он показал журналистам финансовую документацию, где указано, что за 15 месяцев в 2014–2015 годах он перевел на турецкий банковский счет Артыша порядка 2,4 миллиона долларов из денег Абдукадыров.

В отдельной банковской выписке, которую предоставил Саймаити, указано, что в 2014 году Артыш внес тысячи долларов на банковский счет Palvan Insaat Turizm — это основная фирма Абдукадыров в Турции. Судя по документу, Артыш тоже не раз получал платежи от компании.

А судя по банковским документам из США, Артыш перечислил деньги в благотворительную организацию, принадлежащую семье Раимбека Матраимова, высокопоставленного сотрудника кыргызской таможни, который был партнером семьи Абдукадыр. По словам Саймаити, этот перевод был одной из многочисленных взяток, которые заплатила семья.

На вопросы, отправленные по электронной почте, Артыш ответил, что давно поддерживает деловые отношения с Абдукадырами, а деньги, которые его компания инвестировала в «Мирабад-Сити», были его собственными.

Он заявил, что он опытный предприниматель и часто ведет дела в Центральной Азии. По его словам, платежи, которые он получал от Саймаити, были платой за услуги и товары, которые ему передавали от клиентов.

Репортеры не нашли свидетельств предпринимательской деятельности Артыша в регионе в тот период, к которому относятся эти транзакции. У двух турецких компаний, которыми он тогда владел, не оказалось сайтов.

Получив зацепки, журналисты обратились к нескольким лицам, связанным с Hyper Finance Group, и получили десятки внутренних документов.

В числе прочего они изучили схему организации, где были указаны участники проекта «Мирабад-Сити». Там значится, что компания Абдукадыров Tashkent Construction Development выступает одновременно и заказчиком, и генподрядчиком проекта. Хотя права на застройку получила Hyper Finance Group, схема свидетельствует о том, что изначально это был проект семьи Абдукадыр. Это стало первым документальным подтверждением того, что семья Абдукадыр непосредственно участвует в проекте «Мирабад-Сити».

«Зонтик» семьи Абдукадыр

Внутренние документы помогли раскрыть и другие секреты.

Там были еженедельные отчеты, указывающие на то, что Hyper Finance Group управляла не только «Мирабад-Сити», но и другими проектами. Это два отеля, туристический и культурный центр в древнем городе Коканде и те самые таможенные терминалы, построенные при поддержке правительства Узбекистана, которые принадлежат Hyper Partners, германской компании Абдукадыров.

Made with Flourish

Эти проекты непосредственно принадлежат Абдукадырам, либо над ними работали различные компании семьи, из чего следует, что Hyper Finance Group, вероятно, выступает в роли «зонтичной» управляющей компании для ряда крупнейших инвестиций семьи.

Благодаря бренду Hyper Абдукадырам даже удалось заключить сделку с французским гостиничным оператором Accor.

Согласно пресс-релизу Accor, компания подписала соглашение о сотрудничестве с «Группой компаний Hyper», по условиям которого отель Абдукадыров Registan Plaza в Самарканде переименуют в Mövenpick, а ташкентский отель семьи Miran International, который сейчас ремонтируют, откроется под названием Swissôtel. В соглашении указано, что третий отель построят у воды в курортной зоне Ташкентской области.

В пресс-релизе приведены слова исполнительного директора Accor Алексиса Делароффа, который выразил радость по поводу «знаменательного дня» для компании. «Я благодарен нашим партнерам за доверие, — сказал он, — и надеюсь, что в будущем мы сможем реализовать еще много интересных проектов».

Официально компания Accor не называла семью Абдукадыр своим узбекским партнером. В ответ на просьбы о комментариях в Accor подтвердили, что компания заключила договор франшизы с тремя узбекскими отелями, а также что один из них принадлежит компании Registon Plaza, которой владеют Абдукадыры. В Accor не стали отрицать сотрудничество с семьей.

По словам Александра Кули, политолога и специалиста по Центральной Азии из Колумбийского университета, когда такие компании, как Accor, имеют дело с непрозрачными корпоративными структурами, это, «как правило, с точки зрения передовой практики требует дополнительных проверок и осмотрительности с их стороны».

Это особенно важно в таких странах, как Узбекистан. «[Это] страна, где простой поиск в Google раскрывает историю грандиозных коррупционных схем, — сказал Кули. — Обычно это должно означать, что нужно проводить тщательную комплексную проверку любых местных контрагентов, с которыми вы собираетесь сотрудничать».

В Accor ответили, что компания «провела процедуру проверки контрагентов в отношении владельцев отелей» и «получает информацию от уважаемых международных агентств дью-дилидженс, которые анализируют применимые режимы международных санкций и решения судов, доступные в открытых источниках».

В компании также отметили, что «знают» о предыдущих статьях OCCRP про семью Абдукадыр. Дополнительных комментариев по этому поводу не было.

Влиятельный партнер

Кажется, что Hyper Finance Group — крупное предприятие с профессиональным руководством, раз оно ведет столько проектов.

Но во внутренних проектных отчетах за 2018 год говорится о проблемах с простейшими управленческими задачами: например, «встречи проводятся спонтанно, без подготовки [и] без документации», «общие стандарты и процедуры не соблюдаются, и их никто не понимает», «нет офис-менеджера [и] нет секретаря», и даже «архитекторам [приказывают] заваривать чай» для руководства.

Похоже, у Hyper Finance Group нет сайта — ее прежняя страница в интернете уже несколько лет неактивна. Жители Мирабадского района жалуются, что не могут найти ни компанию, ни ее представителей.

Осведомленный сотрудник, имя которого не раскрывается в целях безопасности, сказал, что никто из семьи Абдукадыр не участвовал в повседневной деятельности Hyper Finance Group. По словам источника, ключевую роль в компании играл депутат из Ферганской области Узбекистана по имени Аскор Кодиров. Его легко узнать по шрамам на лице.

A man who resembles Qodirov appears in a photo
Фото: Мэрия Ташкента / Facebook / Fergana.uz Человек, похожий на Кодирова (крайний справа, сравните со вставкой), присутствует на фото, которое опубликовала в Facebook мэрия Ташкента, рекламируя дни открытых дверей. Позже власти Ташкента сказали, что на одном из этих мероприятий мэр встретился с инвестором, заинтересованным в проекте «Мирабад Сити»

У Кодирова есть и другие связи с семьей Абдукадыр. Он значится владельцем AKA Group Intl — узбекистанской компании, которая в своем названии повторяет главные холдинговые компании Абдукадыров. Ранее AKA Group Intl владела долями в некоторых предприятий семьи.

Но, возможно, связи Кодирова с семьей еще теснее. По словам одного из источников, он «работает под крылом» Отабека Умарова, влиятельного зятя президента Мирзиёева. Сам Кодиров не ответил на просьбы о комментарии.

Журналисты выяснили, что один нынешний и один предыдущий владельцы Hyper Finance Group могли быть представителями Умарова.

Неудивительно, что влиятельный член правящей семьи Узбекистана связан с Абдукадырами. Союз с чиновниками правительства — обычная практика в регионе, где такая «крыша» может обеспечить столь важное покровительство. По данным нескольких источников, Умаров поддерживает Абдукадыров «из тени» и в другом их предприятии: семье принадлежит огромный рынок, известный как «Абу-Сахий».

Otabek Umarov
Фото: Национальный олимпийский комитет Республики Узбекистан Отабек Умаров

В случае с Hyper Finance Group одно из предполагаемых доверенных лиц Умарова — это директор компании, гражданин Узбекистана Исмаил Абдукадиров (у него нет родственных связей с семьей Абдукадыр). Сейчас он владеет 36 процентами акций предприятия.

Два осведомленных источника, имен которых мы не раскрываем из соображений безопасности, независимо друг от друга сообщили, что Абдукадиров работает на Умарова. Один из них сказал, что Абдукадиров владеет долей в Hyper Finance Group в интересах Умарова.

Другой партнер Умарова и, возможно, его прежнее доверенное лицо в компании — Зафар Мамаджонов, один из владельцев Hyper Finance Group, который исчез из документов компании после репортажа Би-би-си с упоминанием его имени.

Согласно многим источникам, Мамаджонов и Умаров — друзья детства. Оба родились в 1984 году и, судя по данным в соцсетях, выросли в городе Коканде на востоке Узбекистана и ходили в одну школу.

Похоже, они и сейчас поддерживают отношения. В одной из публикаций в Instagram в мае 2020 года Мамаджонов поздравляет Умарова с днем рождения и обещает передать наилучшие пожелания от комментатора. В других он с восторгом пишет о лошадях Умарова. Оба вовлечены в деятельность Федерации дзюдо Узбекистана и узбекистанское сообщество смешанных боевых искусств.

Кроме того, Мамаджонову принадлежит 50-процентная доля в сети узбекских автосалонов Driver’s Village. У директора сети и владельца остальных акций есть связи с братом Умарова Ойбеком — богатым бизнесменом, который избегает публичности. Название непрозрачной шотландской фирмы 77 Corporation, которая владеет долей в Hyper Finance Group с момента ее основания, перекликается с любимым числом Умарова.

На сайте компании по производству одежды 7Saber, логотип которой придумал Умаров, говорится, что в эмблеме он стремился «передать спортивную философию смелости и силы воли, которые в нумерологии отражает цифра 7».

Номер телефона Умарова состоит из одних семерок, а номер его брата — из семерок и одной тройки. Номера паспортов обоих братьев, по-видимому, подобранные на заказ, состоят в основном из семерок.

Компании названы в таком же духе. Ойбеку принадлежит компания K7 Hotel Management и холдинг с названием OU7 — этот бренд связан с Отабеком и даже красуется на его лошадях.

На вопросы журналистов от лица Ойбека Умарова ответил Фарход Таштемиров — сотрудник Абдукадыров, представлявший Hyper Finance Group в споре с местными жителями. Как и в случае с вопросом о его связи с Абдукадырами, Таштемиров отказался от комментариев, сославшись на «коммерческую тайну».

🔗Зацепка в Ирландии

С братьями Умаровыми связана не только Hyper Finance Group. Ойбек Умаров также контролировал компанию Hyper Partners, которая некоторое время существовала в Ирландии.

В ноябре 2017 года, за три месяца до основания германской Hyper Partners, компанию с тем же названием зарегистрировали в Ирландии. Судя по данным из «Архива Пандоры», изначальные номинальные владельцы оформили доверенности на Ойбека Умарова, брата зятя президента Мирзиёева, дав ему полный контроль над деятельностью компании.

Журналисты не смогли найти свидетельств того, что ирландская компания вела коммерческую деятельность. Предприятие ликвидировали примерно через год после основания.

«Не могу сказать, как им это удалось»

Судя по всему, Hyper Finance Group обладает значительным влиянием. Сложно сказать, как далеко оно простирается, но против компании боятся выступать даже ташкентские чиновники.

Избранный лидер местной общины Фуркат Мавлянов сказал журналистам, что проект «Мирабад-Сити» фактически застопорился.

«Эти дома не снесут», — сказал он и пояснил, что, хотя у Hyper Finance Group и есть права на застройку, ни одного из нынешних домовладельцев нельзя выселить против его воли.

Tashkent’s historic Mirobod district
Фото: OCCRP Новостройка в Мирабадском районе Ташкента, где Hyper Finance Group выделили 50 гектаров земли под строительство крупного жилого комплекса

По его словам, Hyper Finance Group наложила ограничения на район: владельцам запрещено продавать дома или строить что-либо на своей земле. Местные жители жаловались на запрет в соцсетях.

Когда Мавлянова спросили, как частная компания может обладать такой властью и кто за ней стоит, он занервничал, сказав, что это «не телефонный разговор».

«Если вы журналист, выясните… кто эти люди, и вы поймете, что к чему. Я не могу обсуждать подробности. Они наложили запрет, он все еще действует, и я не могу сказать, как им это удалось».

Помощник первого заместителя хокима Ташкента Бахтиёра Рахмонова, отвечающий за вопросы архитектуры и строительства, подтвердил, что Hyper Finance Group наложила «вето» на землю. Когда его спросили, как такое возможно, он повесил трубку.

Проект «Мирабад-Сити» не продвигается, но неподалеку Hyper Finance Group реализует другой.

«Стамбул-Сити» стоимостью 90 миллионов долларов включает в себя более десятка многоквартирных домов. Проект близится к завершению, а в его аккаунте в Instagram уже продают квартиры.

Сбор и обработка данных – дата-отдел OCCRP. Материал проверила фактчекинг команда OCCRP.

Recent stories

Subscribe to our weekly newsletter!

And get our latest investigations on organized crime and corruption delivered straight to your inbox.

OCCRP needs your input!
We’re updating our website and would appreciate your feedback through a 45-minute chat! As a thank you, participants will receive 6 months of free access to our Accomplice program. Fill out this short form if you’re interested.
Give feedback