«Правительство в деле»: инсайдерские данные о махинациях Резы Зарраба

Даже спустя 12 лет турок, перевезший огромное количество золота в рамках преступной схемы, которую организовали в обход санкционного режима, хорошо помнит первый разговор об этом деле.

Адема Карахана привлекли к афере в 2008 году — он помог вывести миллиарды долларов. Сначала он перевозил чемоданы, полные золота или наличных, а затем играл роль посредника в сделках от лица компаний, которым надо было совершать крупные банковские переводы — так Ирану удавалось обходить экономические санкции США, получая при этом деньги от нелегальной торговли нефтью.

В эксклюзивном интервью Карахан рассказал журналистам OCCRP и Courthouse News Service, что операцию возглавлял турецко-иранский отмыватель денег Реза Зарраб, который заверил его, что турецких властей бояться не стоит.

«Правительство в деле», — сказал ему Зарраб.

Карахан усомнился в его словах, после чего Зарраб добавил: «Скоро сам увидишь».

Зарраб был прав.

Через пять лет стамбульская полиция подтвердила его слова при проведении расследования в отношении высокопоставленных чиновников — их обвиняли во взяточничестве.

В 2017 году Зарраб предстал перед федеральным судом Южного округа Нью-Йорка и раскрыл детали международного заговора, в рамках которого государственный турецкий банк Halkbank использовали для «мошенничества глобального масштаба» в нарушение санкций США, направленных на предотвращение разработки ядерного оружия в Иране.

В свидетельских показаниях, которые навсегда изменили американо-турецкие отношения, Зарраб рассказал, что заказчиком был президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Зарраб также сообщил, что бывшие высокопоставленные турецкие чиновники, в том числе министр экономики Зафер Чаглаян, получали взятки, в обмен на которые закрывали глаза на происходящее.

Действовавшая восемь лет схема позволила Заррабу стать баснословно богатым до 30 лет. Как сообщает прокуратура, по самым скромным подсчетам, только с 2010 по 2015 год в рамках иранского заговора вывели не менее 20 миллиардов долларов.

Заррабу хорошо платили за работу. В отчете о подозрительных трансакциях (SAR), который отделение Standard Chartered Bank в Ньюарке направило в конце 2016 года в сеть Минфина США по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN), отмечается, что Карахан однажды рассказал турецким властям, что Зарраб берет за услуги восемь процентов от суммы.

Скорее всего, SAR направили после того, как турецкие СМИ стали цитировать Карахана: «Четыре процента забрали политики, еще четыре — Зарраб».

Если Карахан передал точные данные о размере взяток, то Зарраб заработал 800 миллионов долларов за три года. По информации турецких властей, Зарраб передал одному политику десятки миллионов долларов.

🔗О расследовании

В рамках Закона США о свободе информации в 2019 году OCCRP получил более 750 тысяч записей о банковских операциях, ранее конфиденциальную переписку и другие документы, на которых основывалось американское расследование и судебное разбирательство в отношении Резы Зарраба, которое провели в 2016 году.

Более года журналисты OCCRP, Courthouse News Service, шведского телеканала SVT и других партнерских центров изучали материалы из эксклюзивной базы данных, дополняли их интервью, отчетами турецких следователей и другими документами, которые собирали на территории Ближнего Востока и Европы.

Полученную информацию объединили с данными расследования «Файлы FinCEN», которое возглавили Международный консорциум журналистов-расследователей и BuzzFeed News. Над ним 16 месяцев работали более 400 журналистов из 88 стран, в том числе сотрудники OCCRP и наших партнерских центров. Оно основано более чем на 2100 секретных отчетах, которые банки направили в сеть Минфина США по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN), а также на других документах и десятках интервью — некоторые из них связаны с нелегальной империей Зарраба.

Результаты турецкого расследования по делу о коррупции, которое провели в 2013 году, аннулировали, а полицию и прокуратуру, отправивших Зарраба в тюрьму на короткий срок, наказали.

Эрдоган также пытался защитить отмывателя денег в 2016 и 2017 годах — ФБР задержало Зарраба, когда он прибыл в Майами. Бизнесмен намеревался провести во Флориде отпуск с женой — турецкой поп-звездой Эбру Гюндеш — и их маленькой дочерью.

В попытке помешать расследованию турецкое правительство организовало в Вашингтоне масштабную лоббистскую кампанию. Эрдоган лично связался с президентом Дональдом Трампом с просьбой освободить Зарраба, однако это не дало результата.

Зарраб признал себя виновным в различных преступлениях, связанных с мошенничеством и отмыванием денег, и стал свидетелем со стороны правительства в обмен на смягчение наказания. Его показания помогли отправить в тюрьму менеджера Halkbank Мехмета Хакана Атиллу. Ожидается, что Зарраб вновь даст показания в следующем году в рамках судебного разбирательства в отношении банка.

Карахан многие годы помогал в реализации схемы отмывания денег. По его словам, Зарраб рассказал только часть истории — афера началась раньше, длилась дольше, была более масштабной, и в ней участвовало больше людей и стран, чем думали присяжные по делу Атиллы.

Несколько месяцев Карахан проводил много часов, общаясь по телефону с журналистами через переводчика. Он сказал, что к делу были причастны бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад и родственник Эрдогана, который работает в правительстве Турции.

Карахан утверждает, что в 2006 году начал работать в охране Зарраба, а потом присоединился к схеме отмывания денег. Он подробно рассказал о различных контрабандных операциях — с 2008 по 2013 год он доставлял золото в Дубай и наличные в ряд стран, включая Иран, Россию и ОАЭ. Карахан по указанию Зарраба регистрировал на свое имя подставные компании, которые использовали для отмывания денег.

Карахан предоставил банковские выписки, проездные документы, фотографии и другие доказательства в поддержку своих утверждений.

По оценкам американской прокуратуры, организованная Заррабом схема отмывания денег начала действовать в 2010 году, однако Карахан говорит, что это произошло как минимум на два года раньше — тогда Зарраб рассказал ему о причастности турецкого правительства.

На самом деле корни сотрудничества Зарраба с Ираном уходят гораздо глубже.

«Экономический джихад»

Зарраб родился в Тегеране в 1983 году. Вскоре его семья переехала в Стамбул, где он вырос и получил образование. В 1999 году они отправились в Дубай и основали там жилую и коммерческую базу.

Зарраб — младший из троих детей. Спустя три года он вернулся в Турцию и открыл филиал семейной компании. С десяток лет спустя в письмах Ахмадинежаду и главе Центрального банка Ирана Зарраб написал, что у его семьи «полувековой опыт работы в сфере обмена валюты».

Позже власти США восстановили электронные версии писем Зарраба — они предполагали, что в них он сознается в преступном намерении.

Зарраб написал Ахмадинежаду после того, как аятолла Хаменеи призвал Иран к «экономическому джихаду» для преодоления губительных международных санкций.

«Мудрый лидер Исламской революции в Иране объявил, что это год экономического джихада, — говорится в письме, адресованном главе Центрального банка Ирана. — Семья Зарраб… считает своим национальным и моральным долгом заявить о своей готовности к любому виду сотрудничества в целях установления новой денежно-кредитной и валютной антисанкционной политики».

Прокуратура США посчитала, что в письме, отправленном в декабре 2011 года, Зарраб предлагал Ирану свои услуги. Карахан утверждает, что это не так: сообщение представляет собой клятву верности, подкрепляющую существовавшие коррумпированные отношения.

«Ахмадинежад — хороший друг отца Зарраба», — сказал он.

Когда Зарраба спросили в суде о том, как ему удалось напрямую связаться с главой Центробанка Ирана, Зарраб ответил, что встречу устроили «знакомые отца». На вопрос о том, где он учился работать с иностранной валютой, он ответил: «Это профессия моего отца».

Фото: Информационное агентство иранских студентов Хуссейн Зарраб (в центре слева) и другие почетные гости на церемонии открытия компании Kaveh Tikmeh Dash Steel Industries на северо-западе Ирана в 2012 году.

Его отец Хуссейн Зарраб был бизнесменом со связями в иранском правительстве. В октябре 2012 года его сфотографировали в окружении нескольких чиновников на открытии принадлежащей семейству Зарраб компании Kaveh Tikmeh Dash Steel Industries, расположенной на северо-западе Ирана. Как сообщало государственное информагентство Ирана, Ахмадинежад лично одобрил проект.

Карахан утверждает, что сопровождал Резу Зарраба на встречу с Ахмадинежадом в Тегеране в 2011 году.

«Мы забирали деньги — евро, доллары и дирхамы [ОАЭ], — рассказал Карахан. — Мы остановились в отеле. Реза позвонил мне и сообщил, что встречается с Ахмадинежадом. Мы ждали его на улице. Они говорили двадцать минут, а затем разошлись».

По словам Карахана, у него сложилось впечатление, что Ахмадинежад был причастен к делу.

«Он был президентом Ирана — конечно же, он принял взятку, — говорит Карахан. — Без подкупа ничего бы не было. Где Зарраб, там взяточничество».

Журналистам не удалось найти подтверждений словам Карахана о встрече в Тегеране.

Согласно иранским корпоративным документам, существовало по меньшей мере девять учреждений, членами правления которых были Хуссейн и Реза Зарраб. Большинство из них основали в 2008 году для поддержки семейного металлургического бизнеса. Шахин Хаббаз Тамими, мать Зарраба, и Шейда Зарраб, его старшая сестра, также возглавляли некоторые компании.

Хуссейн помогал создавать организации, которые его сын использовал для отмывания денег для Ирана. Среди них была турецкая судоходная компания Royal Denizcilik, которая обеспечивала прикрытие для нелегальных трансакций, выставляя многомиллионные фиктивные счета за продукты иранскому банку Credit Institute for Development, который позже попал в санкционный список Управления Минфина США по контролю над иностранными активами (OFAC).

Хуссейн и Реза были акционерами Royal Denizcilik — как и мать Резы Шахин Хаббаз Тамими, его дядя Ахад Хаббаз Тамими и брат Мухаммед Зарраб.

Яблоко от яблони

Реза — не единственный член семейства Зарраб, нарушивший санкции США.

В апреле 2013 года OFAC оштрафовало Хуссейна Зарраба и его дубайскую компанию Al Nafees Exchange LLC на 9,1 миллиона долларов за финансовые операции, связанные с Ираном.

Однако Зарраб-старший куда успешнее справлялся с проблемами.

В 2014 году размер штрафа сократили до 2,3 миллиона долларов — Хуссейн заявил, что Al Nafees была небольшой и относительно незначительной компанией по обмену валюты.

С этим согласился тогдашний директор OFAC Адам Шубин.

«Основываясь на представленных данных, OFAC пришло к следующему выводу: Al Nafees — небольшая компания с офисом в ОАЭ, которая не является финансовой организацией со сложной структурой», — написал Шубин в письме Хуссейну.

«Небольшой размер и низкая прибыльность Al Nafees говорят о том, что компания вряд ли продолжит существовать, если OFAC наложит полноразмерный штраф».

Полученные OCCRP банковские данные говорят о другом: возникают вопросы о том, что OFAC действительно знало об Al Nafees. С января 2007-го по апрель 2012 года Al Nafees провела трансакции на сумму порядка 3,58 миллиарда долларов для тысяч компаний по всему миру.

Бо́льшая часть этих денег была сомнительного происхождения.

Так, в 2010-м и в начале 2011 года Kapital Kiymetli Madenler и Pirlanta Kiymetli Madenler перечислили на счета Al Nafees порядка 170 миллионов долларов. Эти турецкие компании возглавляли сотрудники Резы Зарраба, которых власти признали членами его преступной организации.

Директором Kapital Kiymetli Madenler был Карахан, который сказал, что фирма «не занималась коммерческой деятельностью» и использовалась только для совершения денежных переводов — все делалось в интересах Ирана.

Al Nafees фигурировала в обвинительном заключении, которое США предъявили Резе Заррабу в 2015 году. Неясно, продолжает ли компания вести бизнес.

В материалах суда описано, как Al Nafees пыталась скрыть нелегальный бизнес. Сотрудники компании удалили связанную с Ираном информацию из документации, чтобы переводить деньги через американские финансовые учреждения. Так удалось защитить иранскую валютную биржу Mellat Exchange, принадлежащую государственному банку Mellat, который в то время находился под санкциями США.

О прибыльном бизнесе Al Nafees также говорится в письме, которое Прит Бхарара, бывший прокурор США по Южному округу Нью-Йорка, отправил в декабре 2016 года федеральному судье по делу Зарраба. В письме утверждается, что с 2007 года через шесть американских банков провели связанные с Al Nafees платежи на сумму 3,02 миллиарда долларов.

Хотя Хуссейн сообщил OFAC, что единственный офис Al Nafees находится в ОАЭ, на сайте Royal Holding, материнской компании Zarrab’s Business Group, указаны адреса в России, Турции и Китае.

Из американских судебных документов за 2016 год следует, что Хуссейн не заплатил штраф, однако США больше не предъявляли ему обвинений и не вносили в санкционные списки за какую-либо финансовую деятельность.

Бывший аналитик Минфина США по вопросам финансирования терроризма Джонатан Шанцер объясняет, что в то время была такая политика.

«Некоторые считают, что такое решение было принято в рамках более широкой политики администрации Обамы — во время обсуждения условий Совместного плана действий (СПД) и Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) к нарушениям со стороны Ирана относились более мягко», — говорит Шанцер, имея в виду соглашение об ограничении ядерной программы Ирана, заключенное в 2015 году.

В 2017 году Шубин, который отвечал в Минфине за вопросы борьбы с терроризмом, дал показания против Резы Зарраба. Он не ответил на запрос о комментарии.

Несмотря на то что в 2013 году OFAC оштрафовало Хуссейна Зарраба, он продолжил руководить золотодобывающими, сталелитейными и другими иранскими промышленными компаниями. В июле 2013 года он основал Kaveh Gold Refining Company, которая, согласно документам, занималась «любой деятельностью в области нефтепереработки, производства и обработки драгоценных металлов; покупкой и продажей, импортом и экспортом».

Деловой партнер Хуссейна Амир Фатх Рази также сотрудничал с Резой Заррабом — в 2003 году они основали турецкую ювелирную компанию Zafer Kuyumculuk.

Тонны золота

До изменения санкционного режима США в июле 2013 года Зарраб умело использовал то, что эксперты назвали «золотой лазейкой», которая позволяла Ирану торговать драгоценными металлами. В рамках придуманной Заррабом схемы, получившей название «нефть за золото», иранская национальная нефтяная компания получала прибыль от продажи топлива Турции.

Бо́льшую часть иранских денег хранили на специальном счете в Halkbank, который обвиняют в причастности к схеме: банк перевел деньги на счет Зарраба. Атилла, который раньше был топ-менеджером Halkbank, отбыл в американской тюрьме срок за содействие в совершении трансакций. После освобождения он вернулся в Турцию и возглавил крупнейшую фондовую биржу Стамбула.

Зарраб скупал золото, затем Карахан и другие курьеры доставляли его в чемоданах в Дубай, где находится один из крупнейших мировых рынков металла и подконтрольные бизнесмену торговые компании. Выручку использовали для совершения необходимых экономике Ирана покупок в обход санкций США и ООН.

🔗Золотая тайна

В 2013 году Фонд защиты демократии и компания Roubini Global Economics представили исследование, согласно которому за годы существования организованной Резой Заррабом схемы «нефть за золото» масштабы экспорта драгоценного металла из Турции в Иран значительно увеличились.

Основываясь на статистических данных правительства Турции, исследователи оценили прибыльность «золотой лазейки», которую использовали в рамках схемы Зарраба, в 20 миллиардов долларов.

Вероятно, две компании Зарраба сыграли важную роль в росте объемов торговли золотом. Согласно внутренней переписке Halkbank, только за 2012 год Royal Denizcilik и Safir Altin экспортировали в Иран золото на сумму более миллиарда евро каждая. Другие турецкие компании экспортировали меньшие объемы драгоценного металла.

Однако авторы исследования считают, что 20 миллиардов долларов — не вся сумма, поскольку таможенные данные были неполными, а «масштаб черного рынка неизвестен».

Карахан рассказал, что состоял в команде из 22 человек, которые перевезли как минимум 200 тонн золота. Курьеров поделили на две работавшие по очереди группы, их зарплата зависела от количества перевезенных сумок — так у них был стимул доставлять за день две сумки весом 20–30 килограммов каждая.

«На десять человек у нас было 20 чемоданов, — вспоминает Карахан. Он платил 500 долларов за сумку, а так выходила тысяча. Мы забирали груз и получали тысячу долларов».

Ирану нужно было все больше денег, и бизнес Зарраба по торговле золотом активно развивался. Он сообщил турецкой полиции, что в январе 2013 года руководил поставкой 1,5 тонны на сумму 65 миллионов долларов — конечным покупателем был иранский миллиардер Бабак Занджани.

Золото отправила компания Omanye Gold Mining, находящаяся в Гане. Однако перевозивший груз самолет из-за плохих погодных условий направили в другой аэропорт, и товар конфисковали турецкие власти.

Полученные журналистами банковские данные показывают, что британская подставная компания Digimax Trading LLP направила четыре платежа фирме Omanye Gold в декабре 2012 года — по некоторым данным, в том же месяце заключили сделку с Занджани. Digimax Trading также напрямую переводила деньги другим подконтрольным Заррабу компаниям — общая сумма составила порядка девяти миллионов долларов. Согласно попавшим в распоряжение OCCRP данным о трансакциях, среди этих фирм были турецкие Royal Denizcilik, Volgam Kuyumculuk и Saran Kuyumculuk.

Отношения Зарраба и Занджани давно вызывали вопросы. Выступая в нью-йоркском суде в качестве свидетеля, Зарраб назвал Занджани поставщиком золота и сказал, что тот «отправил нам полторы тонны золота из Ганы, чтобы продать их моей турецкой компании».

Однако Зарраб рассказал не всю правду об их отношениях, сказав, что они с Занджани не были партнерами.

Карахан опроверг эту версию.

«Занджани и Зарраб сотрудничали в рамках каждого дела», — сказал Карахан, добавив, что за несколько месяцев до поставки золота он присутствовал на их встречах в Дубае, где находится бизнес-империя Занджани Sorinet.

«Поскольку часть разговора проходила на персидском и турецком языках, я мало что понял, — сказал Карахан. — Нас покормили. Зарраб попросил у Занджани денег, и тот согласился. Вот и всё. Бабак Занджани отправлял деньги в Турцию».

Карахан не смог вспомнить точную дату встречи в Дубае, однако предоставил фотографии страниц своего паспорта. На одной из печатей указано, что он прибыл в ОАЭ в ноябре 2010 года. В интервью, опубликованном иранским журналом в 2013 году, Занджани говорил, что встречался с Заррабом.

Занджани приговорили в Иране к смертной казни за хищение 2,7 миллиарда долларов из нефтяных денег Исламской Республики. Исполнение приговора приостановили в надежде, что он вернет сумму в обмен на отмену казни.

Друзья, родственники и преступники

Как следует из обвинительного заключения Halkbank, после ареста Зарраба в 2013 году в Турции зять Эрдогана, нынешний министр финансов Берат Албайрак, «приказал» государственному банку позволить Заррабу продолжить отмывать деньги. Несмотря на эти данные, Албайраку не предъявили обвинений.

До того как заняться политикой, Албайрак занимал должность генерального директора Çalık Holding, конгломерата, в который входит Aktif Bank — Зарраб сообщил, что банк также был причастен к «отмывочной» схеме. Согласно американским судебным документам, Зарраб и его деловой партнер Хусейн Агаджуни вывели деньги с иранских счетов в Aktif Bank, а затем предложили свои услуги Центральному банку Ирана и Mellat Exchange — учреждения не могли вывести свои деньги из Турции, не нарушив санкций США.

Хотя Албайраку не предъявили обвинений, его роль в схеме Зарраба вызывает вопросы о степени его влияния на американо-турецкие отношения.

Албайрак — один из трех человек с деловыми или дипломатическими связями, которые координировали контакты между Эрдоганом и Трампом. Вместе с ним в деле участвовали зять Трампа Джаред Кушнер и Мехмет Али Ялчиндаг, зять турецкого олигарха Айдына Догана.

Ялчиндаг, партнер по стамбульским «Трамп-тауэрс», помог организовать встречу Албайрака с Трампом, Кушнером и министром финансов США Стивен Мнучиным в Белом доме в апреле 2019 года. Встречу провели до того, как США предъявили обвинения Halkbank — Эрдоган лично обращался к американскому президенту с просьбой остановить судебный процесс.

24 августа 2020 года сенатор США Рон Уайден направил письмо генеральному прокурору Уильяму Барру, в котором написал, что на фоне показаний Зарраба встреча «вызывает тревогу».

«Президент Трамп, министр Мнучин и Джаред Кушнер провели встречу в Белом доме, несмотря на то что Албайрак вместе с президентом Эрдоганом могут быть замешаны в схеме с участием Halkbank», — написал Уайден.

Албайрак, в частности, стал ключевой фигурой расследования Уайдена о вмешательстве администрации Трампа в дело Halkbank.

Как сообщает Комитет по финансам Сената США, Трамп «пообещал турецким чиновникам в Овальном кабинете, что воспользуется полномочиями, чтобы прекратить дальнейшее уголовное преследование банка».

Согласно данным, которые Министерство финансов передало комитету, Трамп связывался с министерствами финансов и юстиции по поводу дела Halkbank.

Под давлением Уайдена, лидера демократов в Финансовом комитете Сената, Мнучин сознался, что трижды виделся с Албайраком: они провели двустороннюю встречу 21 июля 2018 года; переговорили на встрече Всемирного банка и Международного валютного фонда 12 апреля 2019 года, а спустя три дня увиделись в Белом доме. В феврале Мнучин сообщил комитету конгресса, что они обсуждали вопросы, связанные с Halkbank.

Узнав о результатах нашего расследования, Уайден назвал новые данные «возмутительными».

«Эта информация указывает на причастность Албайрака к схеме Halkbank и вызывает вопросы о политике открытых дверей, которой придерживается администрация президента, позволяя проводить встречи с нарушителями санкций, — заявил Уайден. — Министр финансов обсуждал дело Halkbank с ключевым игроком мошеннической схемы в то время, когда в отношении банка проводили расследование по обвинению в причастности к крупнейшей в истории США схеме уклонения от санкций».

«Все свидетельства указывают на вмешательство президента Трампа в уголовное расследование и введение санкций в интересах президента Эрдогана», — добавил Уайден.

Карахан рассказал, что Зарраб обращался за помощью к высокопоставленным турецким чиновникам, когда сталкивался с проблемами. Aktif Bank отклонил заявку Карахана на открытие счета, который должны были использовать в схеме Зарраба, и тогда в дело вмешался бизнесмен.

По словам Карахана, Зарраб сказал, что наведался в банк с Эгеменом Багишем, тогдашним министром Турции по делам Евросоюза.

«Они поднялись наверх, пообщались, а когда спустились, сказали, что счет можно открыть», — вспоминает Карахан.

Карахан утверждает: Зарраб говорил ему, что обращался за помощью к Албайраку и Ахмету Чалыку, основателю материнской компании банка, которой когда-то руководил Албайрак.

Албайраку так и не предъявили обвинений, несмотря на то что он и Багиш были замешаны в коррупционной схеме Зарраба. В 2013 году турецкая полиция заявила, что Багиш получил серебряное блюдо и 500 тысяч долларов наличными — их доставили в коробке конфет.

Как организовать прикрытие

Для перемещения денег Зарраб использовал Royal Denizcilik. С турецкого ‘denizcilik’ переводится как «моряк» — подходящее название для организации, которая якобы была судоходной фирмой. Компания предоставляла легальное прикрытие, отвлекающее внимание от ее истинного источника доходов — отмывания денег.

Вероятно, реальные масштабы незаконного бизнеса Зарраба узнать не удастся, однако, согласно документам о счете Royal Denizcilik в Halkbank, за первые четыре месяца 2013 года эта компания принесла 4,4 миллиарда турецких лир (порядка 2,5 миллиарда долларов). В качестве источников прибыли указали торговлю продуктами и золотом.

Первого августа 2013 года компания выставила несколько многомиллионных счетов за поставку оливкового и кокосового масла и замороженных куриных грудок. Документы подали через несколько недель после того, как власти США прикрыли «золотую лазейку». Зарраб утверждал, что после этого занимался поставками продуктов, на которые не распространялись американские санкции.

Позже Зарраб признал, что никаких поставок не было. Фиктивные счета служили прикрытием для перевода денег.

Карахан рассказал журналистам, что помимо подставного бизнеса по продаже продуктов у компании была легальная деятельность. Так, на заархивированном сайте Royal Denizcilik указано, что фирма построила роскошные речные суда-рестораны для московского отеля Radisson.

«Он доставил [суда] с задержкой, — рассказал Карахан. — Его оштрафовали, но доставку он выполнил».

На сайте также говорится, что Royal Denizcilik предоставляла консалтинговые услуги и поставляла оборудование на металлургический завод семьи Зарраб в Иране. Карахан пытался рассказать свою версию событий с тех пор, как их с Заррабом доставили в центральное отделение полиции Стамбула в декабре 2013 года.

«Мы провели там четыре дня, — говорит Карахан. — Нас вместе с Сулейманом Асланом, бывшим гендиректором Halkbank, содержали под стражей».

Карахан не питает теплых чувств к бывшему сокамернику.

«Я буду счастлив, если США арестуют Сулеймана Аслана. Он брал взятки», — сказал Карахан, вторя показаниям Зарраба в окружном суде США. Обвинения предъявляли Аслану, Заррабу, Атилле — менеджеру Halkbank — и Чаглаяну — бывшему министру экономики Турции. Брат Зарраба, Мухаммед, также получил обвинения. На сегодняшний день наказание понесли только Реза Зарраб и Атилла.

Карахан говорит, что симпатизирует Атилле и считает его невиновным.

«Он не брал взяток и не участвовал в афере — он только провел несколько телефонных разговоров», — говорит Карахан об Атилле.

Атиллу не обвиняли во взяточничестве — дело в отношении него основывалось на прослушанных телефонных разговорах с сообщниками, которым он якобы давал советы о том, как организовать схему так, чтобы она не привлекала внимания. Его приговорили к 32 месяцам заключения — судья постановил, что его роль в мошеннической схеме была «второстепенной».

Карахан провел под стражей несколько дней — его обвиняли в причастности к отмыванию денег, однако так и не вынесли обвинения. Он сказал, что готов дать показания и рассказать всю правду, если к нему обратятся власти США.

Прокуратура США и следователи ФБР не раскрывают, пытались ли они связаться с кем-либо из бывших инсайдеров Зарраба в рамках предстоящего в следующем году суда над Halkbank. Они отказались дать комментарии.

Над материалом также работали Джейсон Папахели, Апарна Сурендра, Эрик Барретт и Рошанак Тагави.

Другие материалы по теме

Recent stories

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее пользоваться сайтом. Узнать подробнее или отказаться.. Принять