Министр-капиталист

Больше десятка лет оставались неизвестными владельцы офшорной компании SerbAz, ответственной за самый масштабной акт неправомерной эксплуатации труда в современной Европе.

С 2006 по 2009 год SerbAz привлекла более 700 рабочих с Балкан к строительству и ремонту ряда самых известных зданий в азербайджанской столице Баку. Среди этих объектов роскошный Концертный дворец «Бута» и гигантский Экспоцентр— оба они остаются площадками для важных мероприятий. Некоторые из проектов финансировало Министерство спорта и молодежной политики Азербайджана.

При этом к балканским рабочим их наниматели относились немногим лучше, чем к рабам. Они ютились в тесных комнатах, недоедали и тяжело турдились по 12 часов в день. У них отобрали паспорта и не выдавали зарплату; некоторых били, двое рабочих умерли.

Когда о положении балканцев стало известно, им выплатили крохи от обещанного и отправили домой. При этом власти республики игнорировали требования разобраться в ситуации и возложили вину за злоупотребления на балканских менеджеров SerbAz. Полиция никому обвинений не предъявила, а административный иск к SerbAz недолго думая отклонили. Кто был хозяином компании, оставалось тайной.

Сами рабочие, их юристы и правозащитные организации давно подозревали, что власти рьяно заступались за SerbAz потому, что подряды компании обогащали кого-то из высокопоставленных функционеров в само́й властной системе. Впрочем, прямых доказательств этого не было.

Однако длившееся не один год расследование OCCRP показало, что влиятельным «куратором» компании SerbAz выступал не кто иной, как министр молодежи и спорта Азербайджана Азад Рагимов. Теперь есть множество оснований говорить, что Рагимов, задействуя SerbAz, отдавал госзаказы в компанию своей жены, то есть его семья получала прибыль от государственного финансирования.

По всей видимости, SerbAz — дочерняя структура крупного импортера люксовых товаров ItalDizain. Последней владели супруга Рагимова Зульфия Рагимова и еще один мужчина — похоже, человек, близкий к Рагимову. До прихода в политику Азад Рагимов сам был директором ItalDizain.

Когда президент Ильхам Алиев в начале 2006 года назначил Рагимова министром молодежи и спорта, тот был новичком в большой политике. Однако через считаные дни после его вступления в должность во внутренней телеграмме посольства США дипломаты написали про Рагимова: «имеет тесный контакт с президентом и его супругой».

Со времени своего назначения Рагимов курировал целый ряд грандиозных проектов министерства. В усилиях бакинского режима явить миру «цивилизованный облик» ведомству Рагимова отведена крайне важная роль.

Большинство нанятых SerbAz рабочих освободились от своей кабалы и покинули Азербайджан осенью 2009 года после того, как об их злоключениях стало широко известно. Они до сих пор ждут, когда суд признает их требования. Между тем министерство Рагимова продолжало переводить SerbAz миллионы долларов и в 2010 году.

Строительство Концертного дворца «Бута» Фото: сотрудник SerbAz

Подрядчик-фаворит

Рагимов ярко засветился в политической сфере уже вскоре после назначения министром — в конце 2006 года он объявил, что следующим летом в Азербайджане пройдет чемпионат Европы по художественной гимнастике.

Соревнования имели особое значение для первой леди Азербайджана Мехрибан Алиевой — главы местной федерации гимнастики.

Но была одна загвоздка: главной спортивной площадке будущего чемпионата — крупному спорткомплексу имени Гейдара Алиева (покойный отец действующего президента) — требовался основательный ремонт.

Поскольку задача была очень срочная, как позже объяснил Рагимов, времени на стандартную тендерную процедуру не было. Поэтому, получив нужное разрешение от еще одного ведомства, его министерство подписало контракт с SerbAz на 4,6 миллиона манатов (5,3 миллиона долларов).

На вопрос, почему выбрали именно эту компанию, Рагимов впоследствии ответил, что у объекта «разнообразная конфигурация и сложная архитектура», и его реконструкция требовала «самых современных импортных материалов». Таким образом, нужен был подрядчик с «обширным опытом в этой сфере».

Однако у SerbAz не только не было опыта — она вообще формально не существовала на момент, когда в марте 2007 года с ней подписали контракт. (Судя по полученным OCCRP корпоративным данным, SerbAz зарегистрировали примерно через неделю после подписания.) Более того, местные СМИ сообщали, что компания начала работы на объекте еще за год до того, как ее официально сделали подрядчиком.

Церемония открытия XXIII Чемпионата по художественной гимнастике прошла в обновленном спортивно-выставочном комплексе 29 июня 2007 года. Зрителей и участниц приветствовал президент Алиев. С речью выступила и его супруга Мехрибан, возможно, уже имевшая планы насчет того, как использовать комплекс для своих проектов.

🔗ЛЮБИМЫЙ СПОРТ МЕХРИБАН АЛИЕВОЙ

У супруги президента Алиева Мехрибан — депутата парламента, а с 2017 года первого вице-президента Азербайджана — давний интерес к художественной гимнастике. В 2002 году ее избрали руководителем федерации гимнастики. В официальной биографии Алиева названа «великолепным организатором» в этом виде спорта и человеком, чей «престиж в международной сфере растет»

После реконструкции силами SerbAz спортивно-выставочный комплекс имени Гейдара Алиева стал главным центром азербайджанской гимнастики. Здесь неоднократно проходили крупные международные турниры, организованные под патронажем Мехрибан Алиевой.

Также в комплексе размещался главный офис Федерации гимнастики Азербайджана — до той поры, пока связанная с семейством Алиевых компания по госконтракту не возвела для нее новую штаб-квартиру.

Завершив первоначальную реконструкцию, SerbAz получила еще один министерский контракт почти на 600 тысяч манатов (700 тысяч долларов) для дополнительных работ по обновлению спорткомплекса. Потом бизнес SerbAz развернется еще больше.

Данные из официального письма Азада Рагимова в прокуратуру с перечнем работ, выполненных SerbAz для его министерства. Кликните, чтобы увеличить Фото: Эдин Пашович

С 2007 по 2009 год нанятые компанией иностранные рабочие трудились на еще как минимум шести объектах в Азербайджане. По меньшей мере два из них финансировало Министерство молодежи и спорта — речь идет о реставрации «Дворца счастья» в Баку (стоимость работ — 17 миллионов манатов (20,9 миллиона долларов) и постройке Олимпийского гребного центра (стоимость работ — 32 миллиона манатов (38,8 миллиона долларов). Среди прочих объектов SerbAz были Концертный дворец «Бута», бакинский Экспоцентр и знаменитый элитный торговый центр 28Mall, которым сейчас владеет семейство Алиевых.

🔗«ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ»

Неоготический особняк в самом центре Баку — «Дворец счастья» — одно из самых известных исторических зданий города

Дом построил в начале прошлого века бакинский нефтяной магнат как подарок жене, которая восхитилась похожим зданием во французском стиле во время одной из поездок супругов по Европе. В советское время его переименовали во «Дворец счастья»; как и сегодня, здесь проходила регистрация браков.

В адресованном в прокуратуру письме Рагимов объясняет, что SerbAz выбрали для ремонта здания, так как компания «специализируется на реставрации исторических архитектурных объектов».

Но на деле SerbAz организовали всего за несколько месяцев до этого, а большинство из тех, кого привлекли к ремонту, раньше занимались простым ручным трудом и не имели специального опыта. В репортаже радио «Свобода» о реконструкции здания приводятся слова местного архитектора, который назвал SerbAz «непрофессиональной» и «не реставрационной» структурой.

«Дворец счастья» в центре Баку. Фото: Администрация президента Азербайджана

Раскопать «офшорный секрет»

На то, чтобы выявить связь между Азадом Рагимовым и SerbAz, ушли годы. Дело в том, что данные о собственниках компании укрыты в непрозрачных юрисдикциях за тысячи километров от Азербайджана. Ни азербайджанские защитники прав мигрантов, ни сербские правозащитники, ни боснийские следователи — никто не мог раскрыть ее непроницаемую корпоративную структуру.

Оказалось, что SerbAz зарегистрировали как две разные компании в разных юрисдикциях. В Азербайджане компания работает под именем SerbAz Design and Construction. Ею владеет фирма Acora Business, чьих владельцев установить нельзя, так как она зарегистрирована в офшорной юрисдикции Ангилья. Это та самая SerbAz, которая заключала контракты и получала деньги от Министерства молодежи и спорта.

«Другая» SerbAz имеет «прописку» в Нидерландах как SerbAz Property с корпоративной структурой в виде ограниченного партнерства — из-за этого она также вправе сохранять полную «анонимность».

В итоге эти корпоративные ниточки приводили в информационный тупик, но журналисты OCCRP обнаружили еще одну зацепку. Один из инсайдеров негласно сообщил, что еще одна азербайджанская компания, Creacon Construction, взяла на себя строительные работы от SerbAz после того, как попавших в кабалу балканских рабочих обнаружили и вернули домой.

В 2012 году Азербайджан ограничил доступ к корпоративной информации, и данные о структурах собственности компаний стали секретными.

До того, как закрыли доступ к корпоративному реестру, азербайджанские журналисты успели сохранить часть данных. Из документов известно, что одним из двух акционеров Creacon была группа компаний ItalDizain.

ItalDizain хорошо знают в Азербайджане как поставщика товаров от дорогих брендов. Со временем компания стала крупным холдингом, который ведет деятельность в разных сферах: телекоммуникации, недвижимость и роскошные бутики, в которых можно найти любые товары — от часов Cartier до посуды Baccarat.

Выявить связь с SerbAz журналисты смогли благодаря счастливой случайности. The Internet Archive — некоммерческая организация, которая хранит копии веб-страниц, сохранила ранние версии сайта ItalDizain, в которых разместили корпоративную структуру фирмы: в январе 2009 года SerbAz значилась дочерней компанией ItalDizain. В том же году стало известно о том, как обращались с рабочими на объектах SerbAz.

Когда журналисты установили, что конечным бенефициаром проектов была ItalDizain, они задались целью узнать, кто возглавлял компанию. Ответ снова нашелся в обрывках корпоративных данных.

Там значилось, что единственным владельцем конгломерата выступает люксембургская компания Argulux. Argulux, в свою очередь, принадлежит Зульфие Рагимовой - жене министра молодежи и спорта Азада Рагимова, а также соратнику министра Эльчину Зейналову.

🔗РАГИМОВ И ITALDIZAIN

Есть доказательства того, что связь Рагимова с ItalDizain не ограничивается тем фактом, что компания принадлежит его жене.

ItalDizain зарегистрировали в Баку в 1996 году. Рагимов возглавлял компанию с 1998 по 2006 год, пока его не назначили министром. Имена акционеров компании неизвестны, но в утекшей служебной переписке американских дипломатов за 2006 год его называют совладельцем компании.

С января 2009 года ItalDizain действует под новым корпоративным названием — ID Group. Это та самая компания, на которую вышли журналисты, и она принадлежит жене Рагимова и Эльчину Зейналову

Что знали в Азербайджане?

Имена Рагимовой, Зейналова и других влиятельных граждан Азербайджана раньше не упоминали в связи с обвинениями против SerbAz. Когда история выплыла наружу, азербайджанское правительство обвинило в произошедшем граждан балканских стран, которые руководили SerbAz, взаимодействовали с рабочими и выдавали себя за владельцев компании.

Из показаний рабочих известно, что эти люди действительно отвечали за их ежедневные тяготы. В ходе единственного уголовного процесса, который провели в рамках этого дела, четырех боснийских сотрудников SerbAz признали виновными в торговле людьми.

🔗БОСНИЙСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Позже боснийская прокуратура обвинила 13 сотрудников SerbAz в торговле людьми — они нанимали рабочих и управляли их жизнью в Баку. В конце прошлого года четверо из них признали вину, одного приговорили к году и девяти месяцам тюремного заключения. Остальных, включая братьев Вученович, признали невиновными. Обвинение подало апелляцию.

На этом закончилось честное разбирательство. Частично потому, что в Азербайджане так и не провели серьезного расследования под тем предлогом, что SerbAz — иностранный подрядчик, за действия которого правительство ответственности не несет.

Однако существует множество доказательств — фотографии, показания рабочих, инсайдерские данные о закрытых встречах, которые доказывают, что влиятельные азербайджанцы не только владели компанией, но и принимали активное участие в ее деятельности.

🔗МЯСНИК

Одного из азербайджанских надзирателей рабочие знали как Самира. По их словам, он был среди тех, кто встретил их в аэропорту и забрал паспорта. Они также говорят, что он был одним из главных угнетателей. Рабочие рассказали журналистам, что невысокий мускулистый мужчина, которого они прозвали Мясником, открыто носил оружие и часто вел себя грубо и жестоко. Однажды он так сильно избил рабочего, что другому сотруднику SerbAz пришлось остановить его — он чуть не убил человека.

Одного из азербайджанцев рабочие прозвали Полковником — по их словам, он был посредником между SerbAz и правительством и отвечал за транспортировку рабочих. До того, как их отправили домой, он заставил их подписать документ, который гласил, что с ними обращались должным образом и выплатили всю зарплату. Он сопровождал их в аэропорт и выдавал паспорта, которые изъяли сотрудники SerbAz. По словам рабочих, он мог «по звонку» решить вопросы с визами, которые возникали у рабочих при выезде из страны.

Еще одной ключевой фигурой был Эльчин Зейналов. Рабочие думали, что он представляет Министерство молодежи и спорта.

На самом деле Зейналов не был госслужащим — он был главным партнером Рагимова и сменил его на посту главы ItalDizain, материнской компании SerbAz, когда Рагимов занял должность министра в 2006 году. Зейналов также бенефициарный совладелец компании, как и Зульфия Рагимова.

Журналисты OCCRP получили две фотографии, на которых Зейналов запечатлен во дворце «Бута», одном из главных строительных объектов SerbAz, вместе с двумя боснийскими менеджерами компании.

Рагимов тоже приезжал на объекты, чтобы проверить, как идут работы. Иногда к нему присоединялся президент Ильхам Алиев. Один из рабочих рассказал журналистам, что им приказали отвечать по-русски «хорошо!», если президент спросит, как у них дела. Рабочие угрожали, что скажут президенту «нет хорошо». В день, когда приехал Алиев, им дали выходной — единственный за все время, которое они провели в Баку.

В октябре 2009 года о деле стало известно общественности, и боснийский консул встретился с Рагимовым, чтобы обсудить проблему. Министр выразил беспокойство и заявил, что его министерство уже провело в отношении SerbAz расследование. Он также представил нового государственного «координатора», которого назначили на это дело. В протоколе встречи, который использовали в качестве доказательства в боснийском суде, значится, что Рагимов заявил консулу, будто узнал о нарушениях SerbAz еще в мае 2009 года и сразу приказал провести расследование. По его словам, тот факт, что у рабочих забрали паспорта, нарушает «основные права человека». Согласно протоколу, «координатора» он называл Эльчином — скорее всего, речь шла об Эльчине Зейналове, давнем соратнике Рагимова и совладельце SerbAz. Нет данных о том, сообщил ли Рагимов боснийскому консулу, что компания принадлежит его жене и Эльчину Зейналову.

Хотя Рагимов утверждал, что остался недоволен услугами SerbAz, и заявил, что его сотрудники выявили «нарушения» в работе компании, в октябре его министерство заключило с ней новый контракт на несколько миллионов долларов — в том же месяце, когда дело рабочих предали огласке и компания остановила деятельность.

С мая по октябрь министерство выплатило SerbAz 6,3 миллиона долларов. Рабочие плату за это время не получили, что вызывает вопрос: куда пропали эти деньги? По инсайдерским данным, компания работала только с наличными, и неизвестно, кто именно отвечал за финансы (см. таблицу).

🔗КУДА УХОДИЛИ ДЕНЬГИ

Внутреннее устройство SerbAz до сих пор остается загадкой — компания работала только с наличными и угрожала тем, кто пытался возразить.

Даже ее уставноые документы оказались недоступны – SerbAz заявляет, что они в распоряжении материнской компании — и установить ее истинную деятельность и владельцев от этого еще сложней.

Один из менеджеров SerbAz согласился пообщаться с журналистами на условиях анонимности. Он рассказал, что государственные деньги доставляли в главный офис компании в чемоданах с пронумерованными банкнотами. Поставщикам цемента и других материалов платили из этих денег в обход должных процедур отчетности. Электронные переводы чаще всего уходили на офшорные счета. Некоторые поставки, например партию дорогого испанского мрамора, оплачивали деньгами SerbAz, а потом куда-то увозили — возможно, на другие объекты.

Более того, позже боснийские следователи перехватили сообщения, которые местный менеджер SerbAz отправлял своего бывшему боссу. Он советовал признаться (скорее всего, боснийской прокуратуре), что Зейналов и сербский директор компании знали, куда пропадали деньги. Они «взяли на себя управление компанией осенью 2009 года, — писал он. — Они украли деньги, не заплатили рабочим и делали что им вздумается».

Министерство молодежи и спорта не прекратило платить SerbAz, даже когда дело рабочих получило огласку: в ноябре 2009 года компания получила 4,4 миллиона долларов. В следующем году министерство заплатило SerbAz еще 10 миллионов долларов, несмотря на то что строительными проектами уже давно занималась другая компания.

Рагимов, его жена и Зейналов не ответили на запросы о комментарии.

Согласно официальному отчету Министерства молодежи и спорта, в этой таблице указаны все выплаты, которые министерство направляло SerbAz. Многие операции совершили после того, как Рагимов заявил, что знает о том, как обращались с рабочими, после того, как дело обрело огласку, и после того, как компания прекратила деятельность. Нажмите, чтобы увеличить Фото: сотрудник SerbAz

Другие материалы по теме

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept