Евгений Пригожин руководил петербургской «фабрикой троллей» и другими пропутинскими проектами. Один из его подчиненных как на духу рассказал о грязной работе, которую он и члены его команды делали для олигарха, включая убийство. После откровенных рассказов мужчина пропал.

Yevgeny Prigozhin (Mikhail Metzel/TASS via Getty Images)Евгений Пригожин (Михаил Мецель / TASS via Getty Images)

Тщедушный 61-летний Амельченко неизвестен широкой публике в отличие от своего шефа — олигарха Евгения Пригожина, которого также называют «поваром Путина». Такое прозвище Пригожин получил благодаря бизнесу в кейтеринге и обслуживанию встреч президента с иностранными гостями.

Пригожин прославился за последние несколько лет. США включили его в санкционные списки и обвинили в том, что он финансировал Агентство интернет-исследований — «фабрику троллей», которая, предположительно, вмешалась в президентские выборы 2016 года в США.

Считается, что именно Пригожин стоит за частной военной компанией Вагнера («Группа Вагнера»), которая неофициально участвует в боевых действиях в Сирии, Восточной Украине и других горячих точках в интересах российского правительства.

Этим летом три журналиста центра «Досье» были убиты в Центральной Африканской Республике, где работали над проектом о «ЧВК Вагнера».

В этой связи Пригожин представляет для журналистов определенный интерес, который Амельченко охотно согласился утолить. В феврале этого года бывший сотрудник структур Пригожина встретился с журналистом «Новой» и рассказал о работе в службе безопасности олигарха.

В серии интервью журналисту «Новой газеты» — российского партнера OCCRP — Амельченко подробно описал грязные и незаконные задания, мишенями которых были враги Путина и Пригожина. Речь идет о вымогательстве, слежке, отравлениях, убийстве оппозиционного блогера, сомнительных операциях в Украине и даже о командировке в Сирию для тестирования яда на местных наемниках.

(Узнать больше о командировке Амельченко в Сирию)

Valery Amelchenko. (Photo: VKontakte)Валерий Амельченко (Фото: VKontakte)

Журналистам удалось найти подтверждения фактов, о которых рассказал Амельченко. Его ни разу не поймали на лжи. И хотя он ни разу не сказал, что получал приказы напрямую от Пригожина, рассказ Амельченко проливает свет на жестокость и зачастую неприемлемые действия службы безопасности олигарха. Последний не ответил на просьбу журналиста о комментарии.

Второго октября примерно через полтора часа после очередной встречи с журналистом Амельченко исчез. Обстоятельства, при которых он пропал, указывают на возможное похищение.

Вскоре после того как журналисты стали задавать вопросы службе безопасности Пригожина, в «Новую» подбросили корзину с отрезанной бараньей головой и похоронным венком. Редакция расценила это как угрозу, но все же опубликовала материал, основанный на серии интервью с Амельченко.

Через три недели после исчезновения он объявился в отделе полиции с новой версией событий. Он подтвердил, что общался с журналистом, но заявил, что содержание интервью, слежка и последовавшее исчезновение — дело рук журналиста.

 

«Не самая грязная работа»

И хотя он никогда не получал приказов от самого Пригожина, судя по словам Амельченко, в команду явно входили приближенные олигарха.

В эту структуру Амельченко привел Андрей Михайлов, который работал на Пригожина в 2012–2013 годах. Какое-то время Михайлов был непосредственным начальником Амельченко. Их встречи проходили в офисе Михайлова в петербургском бизнес-центре.

Михайлов подтвердил журналистам, что Амельченко работал на него. Сам он в то время работал на Евгения Гуляева, бывшего сотрудника МВД, на тот момент — главу охраны Пригожина.

Andrey Mikhailov. (Photo: Denis Korotkov)Андрей Михайлов (Фото: Денис Коротков)

Михайлов был большой шишкой и активно участвовал в создании пригожинских новостных сайтов, а также печально известной «фабрики троллей». Он неистовый защитник путинской России, а сеть созданных им СМИ всегда готова наброситься на критиков президента или Пригожина.

Его издания полны злобы по отношению к оппозиционно настроенным журналистам и независимым СМИ.

По словам Амельченко, под началом Михайлова он занимался «не самой грязной» работой. В основном следил за разными людьми и организациями.

Он вспомнил, как во время одной из московских командировок наблюдал за редакцией «Новой газеты» и девушкой.

Речь, вероятно, идет о бывшей сотруднице рекламного отдела «Новой газеты» Марии Купрашевич, которую в редакцию подослали как своего «агента» люди Пригожина. Купрашевич добывала для них информацию о сотрудниках и редакционных материалах.

Амельченко припоминает, как участвовал в постановочном ДТП. Специально нанятый мужчина бросился под колеса автомобиля предпринимательницы Елены Черевко, с которой у Пригожина был конфликт в сфере недвижимости.

В интервью журналу «Собеседник» в 2016 году Черевко рассказала, что спор с Пригожиным возник из-за здания в Петербурге. «Пьяного бомжа под машину подбросили, как будто я его сбила», — вспоминала она.

Михайлов подтвердил, что подставное ДТП действительно было. Он показал журналистам запись аварии от 7 февраля 2013 года, на которой видно, как Амельченко «оказывает помощь» якобы случайно попавшему под колеса мужчине.

 

«Воспитание» блогера

Со временем Амельченко дорос до более серьезных заданий.

Осенью 2013 года Михайлов отправил его вместе с товарищем в Сочи, где оба должны были «воспитать» местного блогера, который «плохо писал про Путина».

По словам Амельченко, блогер продавал автозапчасти. На встречу его заманили под предлогом сделки. В результате ему сломали ключицу, и писать он перестал.

«Я не медик, не хирург, не травматолог, но он живой остался и здоровый, — вспоминает Амельченко. — Ну здоровый ли, не знаю, эпикриз не проверял. Мы приехали, всё, Михайлов остался доволен».

Михайлов подтвердил поездку Амельченко с товарищем в Сочи, назвал ник блогера (huipster) и показал пару фотографий, сделанных в ходе скрытого наружного наблюдения за блогером.

A surveillance photo of Antion Grishchenko, also known as ‘huipster,’ taken by Mikhailov’s team. The photo has been edited to protect his privacy. (Photo: Andrey Mikhailov)Кадры, сделанные сотрудниками Михайлова во время слежки за блогером Антоном Грищенко, известным как huipster. Фото отредактированы из соображений неприкосновенности частной жизни. (Фото: Андрей Михайлов)

Следы huipster, настоящее имя которого — Антон Грищенко, легко найти в интернете. В 2013 году он продвигал свой видеоблог на YouTube, в котором освещал главным образом проблемы своего города.

Незадолго до встречи с Амельченко и его другом блогер опубликовал в «Твиттере» карикатуру на Путина из французской сатирической газеты. Вскоре после инцидента блогер удалил все аккаунты в соцсетях. Обсуждать с журналистами события 2013 года он отказался.

Друга Амельченко, с которым он ездил в Сочи, зовут Владимир Гладиенко. В разговоре с журналистами он вспомнил поездку в Сочи, но заявил, что ничего не знает про блогера.

 

Украинский транзит

В конце 2013 года Амельченко перестал работать на Михайлова после того, как последнего уволили. По словам Амельченко, он узнал об этом на Майдане в Киеве, где, как он утверждает, провел несколько месяцев в конце 2013 — начале 2014 года.

На вопрос о том, по личным или рабочим делам он был на Майдане, Амельченко ответил: «Я не настолько богат, чтобы ездить туда по собственной инициативе». Подробностей о поездке в Украину времен Майдана он не рассказал.

Тем не менее, по словам Михайлова, Амельченко ездил в Киев, чтобы заплатить за организацию протестов. Возможно, речь идет о группах молодых людей, которые нападали на антиправительственных демонстрантов во время Евромайдана.

Вскоре с Амельченко связался человек, знакомый по прежней работе на Михайлова. Он не захотел называть имя этого человека. Но, по словам Михайлова, речь может идти о руководителе службы безопасности Пригожина Гуляеве. Впоследствии c Амельченко регулярно связывался другой человек из команды Пригожина — Андрей Пичушкин.

В 2014–2016 годах Амельченко работал в основном в Украине, включая Луганскую Народную Республику. Об этом времени он рассказал немного, но упомянул 9-мм ПБ (пистолет бесшумный), который фигурировал в «разговоре» с важным человеком в Луганске, «правой рукой Плотницкого».

По его словам, «разговор» состоялся на лестничном пролете девятиэтажного жилого дома. Описанные Амельченко обстоятельства очень похожи на те, при которых был убит Дмитрий Карагаев — помощник главы ЛНР Игоря Плотницкого. Тело Карагаева с огнестрельными ранениями нашли на лестничной клетке второго этажа одного из домов Луганска 16 марта 2016 года.

 

Опасный букет

Впервые журналисты «Новой газеты» услышали имя Амельченко во время расследования отравления мужа юриста Любови Соболь из Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), созданного Алексеем Навальным.

Вечером 25 ноября 2016 года муж Соболь, социолог и издатель Сергей Мохов, возвращался домой. У его подъезда стоял молодой человек c бородкой. В руках у незнакомца был букет цветов.

Проходя мимо мужчины с букетом, Мохов явственно почувствовал укол в бедро, после чего у него начались конвульсии, затем он потерял сознание. Пострадавшего госпитализировали. Вскоре ему стало лучше.

По словам адвоката Сергея Бадамшина, врачи предположили, что Мохову ввели нейролептик. У пострадавшего и его жены есть две версии относительно причин нападения. Мохов предположил, что оно может быть связано с его работой, поскольку ранее он писал о преступниках, которые занимаются бизнесом в сфере ритуальных услуг.

Соболь предполагает, что отравление ее мужа — месть Пригожина. В 2016 году юристка изучала обстоятельства, при которых аффилированные с «поваром Путина» компании получали многомиллиардные госконтракты.

Алексей Навальный придерживается версии Соболь. Он не стал с уверенностью «на 100 процентов утверждать, что за нападением стоит именно Пригожин и его люди», но заключил, что это наиболее вероятное объяснение.

Нападавший попал на запись камеры наружного наблюдения. Видео, на котором видно лицо неизвестного с букетом, быстро просочилось в интернет. Тем не менее его личность оставалось неизвестной еще почти два года.

A still from a video showing Sergey Mokhov’s attacker. (Photo: Life Novosti)Кадр из записи нападения на мужа Любови Соболь, на котором запечатлен нападавший. (Фото: Life Novosti)

Источник «Новой» на условиях анонимности рассказал, что мужчину с букетом зовут Олег Симонов. Родом он из Амурской области, но в последние годы жил в Петербурге.

Поиск в соцсетях позволяет предположить, что речь идет об Олеге Симонове, 1982 года рождения, который успел поработать в нескольких фармкомпаниях.

Oleg Simonov. (Photo: Valery Amelchenko)Олег Симонов. (Фото: Валерий Амельченко)

Журналисты смогли связаться с женой человека из соцсетей и показать ей видео с камеры наблюдения. Она подтвердила, что человек на видео и ее муж — одно лицо, но попросила журналистов не указывать ее имя.

По словам вдовы, Симонов специализировался на фармакологии и работал в аптеке. От нее же журналисты узнали, что он умер.

Она рассказала, что муж занимался чем-то подозрительным, и вспомнила две его загадочные «командировки».

Впервые Симонов поехал в Москву в 2016 году, вскоре после знакомства с будущей женой. В феврале 2017 года, вскоре после свадьбы, он снова уехал из Петербурга по делам. На этот раз — на месяц. И хотя жене он сказал, что едет в Москву, именно в этой поездке, как позже рассказал Амельченко, они побывали в Сирии. (Читайте также: Люди Пригожина в Сирии)

Жена Симонова, по ее же словам, «только после смерти Олега поняла, что не знала человека, с которым жила».

На траурной церемонии она впервые встретилась с несколькими знакомыми мужа. Позднее она узнала одного из них на фото из соцсетей, которые ей показали журналисты. Это был Амельченко.

По словам Амельченко, Симонов умер ровно через полгода после нападения на Мохова при загадочных обстоятельствах. Близкие друзья Симонова говорят, что выпивал он редко, а наркотики не употреблял вовсе. Однако Амельченко слышал, что мужчину нашли мертвым в ванной съемной квартиры в Петербурге, а рядом — бутылку спиртного.

 

«Ничего личного»

Амельченко рассказал, что с Симоновым он познакомился через общих приятелей. В тот период, в конце 2015 — начале 2016 года, Симонов был фармацевтом и искал возможность подзаработать. Вскоре он присоединился к команде Амельченко, которая решила сделать акцент на операциях с применением химических веществ.

Амельченко не раскрыл подробностей о препаратах, которые они применяли, сославшись на скромные познания в химии. Однако он описал одно из устройств для инъекций. Похоже, это был ветеринарный дротик.

По словам Амельченко, в нападении на Мохова он не участвовал и узнал о нем только со слов Симонова. Целью отравления было напугать как издателя, так и его жену — юристку ФБК.

 

Еще одно отравление

В 2016 году, как вспоминает Амельченко, его группа поехала в Псков. Их задачей было подстеречь местного блогера у его дома на улице Фомина и сделать ему инъекцию яда. Сам Амельченко не участвовал в нападении, а «смотрел из-за угла». Симонов был за рулем машины, на которой преступники должны были скрыться.

Нападение произошло утром, когда блогер шел на работу. Имени блогера Амельченко не вспомнил, но указал, что на участке был гараж, на котором краской было написано объявление о резке стекла и номер телефона.

Блогер, которому было 40–45 лет, умер вскоре после инъекции.
Через несколько дней Амельченко позвонил по телефону, указанному на гараже, чтобы, как он сказал, «уточнить результат». Ответил сын блогера: «Папа умер».

Руководству этого оказалось недостаточно, и Амельченко пришлось позвонить еще раз, уточнить у родственников, где похоронили блогера, а затем поехать на кладбище и сфотографировать могилу.

A Google Street View photo of the garage on Fomina Street in Pskov. (Photo: Google)Гараж на улице Фомина в Пскове, снимок Google Street View.

Журналисты установили дом на улице Фомина в Пскове, который совпадает с описанием Амельченко вплоть до слова «стекло» на гараже и номера телефона.

В интернете журналисты нашли информацию о блогере по имени Сергей Тихонов, который жил в этом доме и писал под никнеймом skobars. Тихонов умер «от сердечного приступа» на улице недалеко от своего дома 29 июня 2016 года. Расследования причин смерти блогера не проводили.

Тем не менее Амельченко подробно описал дом Тихонова, его окрестности и детали, которые не видны на картах Google или «Яндекса». Он вспомнил, на каком автомобиле Тихонов ездил на работу и где был похоронен.

 

Исчезнувший

В последний раз Амельченко встречался с журналистом «Новой» в «Шоколаднице» на Малой Садовой улице в Петербурге вечером 2 октября. Во время разговора он заказал лишь яблочный сок.

Интервью закончилось около восьми вечера. В 21:22 Амельченко позвонил журналисту и с тревогой сообщил, что за ним следят двое мужчин: «Один в белой куртке, в очках, лет двадцати пяти, молодой. Другой в какой-то панаме».

Затем разговор прервался. На звонки журналиста Амельченко уже не отвечал. Через час по его номеру ответил незнакомый голос: «Я житель дома 110 на Ленинском проспекте. На земле валяются два телефона и ботинок».

The place where Amelchenko’s phones and shoe were found after his disappearance. (Photo: Denis Korotkov)Место, где нашли два телефона и ботинок Амельченко. (Фото: Денис Коротков)

Мужчина, который живет в соседнем с Амельченко подъезде, отдал журналистам два телефона, найденные за гаражом у дома, и показал на лежавший там ботинок. Номера телефонов совпадали с теми, по которым обычно отвечал Амельченко. Ботинок походил на те, в которых он пришел на последнюю встречу с журналистом.

A police notice about Amelchenko’s disappearance. (Photo: St. Petersburg Police)Уведомление полиции об исчезновении Амельченко. (Фото: полиция Петербурга) Полиция начала поиски, а районный отдел Следственного комитета — проверку.

24 октября, через три дня после выхода статьи, Амельченко объявился в отделе полиции и попросил прекратить поиски. Он подтвердил, что давал интервью журналисту. Однако, по его словам, сотрудник «Новой газеты» подделал содержание разговоров, сам организовал слежку за ним и похищение. С тех пор Амельченко не выступал с публичными заявлениями или опровержениями.