Серьезный российский партнер главного банкира Украины

Второй по размерам государственный банк Российской Федерации, ВТБ, имеет прекрасные отношения с обитателями Кремля. После силового присоединения Россией Крыма этот финансовый институт очутился в черном списке США и Евросоюза.

Поэтому несколько удивляет, что на Украине дела у ВТБ идут совсем неплохо, а ведь это страна, где то затихает, то разгорается тлеющий военный конфликт и где власти обмениваются с Россией запретами, словно боксеры ударами.

Можно утверждать, что главный ответственный за банковскую сферу Украины — глава Национального банка Валерия Гонтарева — продолжает защищать и поддерживать банк, заботясь о том, чтобы политические проблемы не стали проблемами банковскими. Речь в том числе о санкциях, которые Евросоюз и США ввели в июле 2014 года против украинской «дочки» ВТБ.

«Это банки с российским капиталом, но это украинские банки, в которых находятся деньги наших граждан, кредиты, выданные нашим компаниям, и текущие счета наших юридических и физических лиц», — заявила Гонтарева в конце декабря 2015 года. Тогда же, в декабре, она отметила, что с 2014 года Нацбанк ведет мониторинг ВТБ, и у нее нет претензий к деятельности этого учреждения.

На фоне в целом катастрофической ситуации в украинском банковском секторе, который в 2015 году получил убыток в размере 66,6 миллиарда гривен (2,7 миллиарда долларов), положение ВТБ в стране выглядит вполне сносно. Недавно банк принял решение увеличить капитализацию местного филиала на целых 8,9 миллиарда гривен (около 340 миллионов долларов), сигнализируя, что продолжает верить в украинский рынок. В 2015 году ВТБ смог сократить убытки до 4,5 миллиарда гривен (170 миллионов долларов) по сравнению с 14,5 миллиарда гривен (556 миллионов долларов) годом ранее.

Впрочем, не исключено, что проявляемое Гонтаревой понимание в отношении ВТБ, столь тесно связанного с российской властью, по воле которой была отторгнута часть Украины и поддерживается сепаратизм, объясняется ее общими финансовыми делами с одним из руководителей российского банка. Здесь можно вспомнить до сих пор малообъяснимый офшорный кредит, полученный компанией Гонтаревой за полгода до того, как она возглавила банковский регулятор. Более того, документы указывают на то, что жена этого топ-менеджера ВТБ, вероятно, была бизнес-партнером Гонтаревой.

Эти документы среди массы других содержались в базе данных панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, предлагающей услуги офшорной регистрации. Они оказались в распоряжении немецкой газеты Süddeutsche Zeitung, журналисты которой поделились ими с коллегами из Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ — International Consortium of Investigative Journalists) и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP — Organized Crime and Corruption Reporting Project).

Весьма неожиданно для обычно юридически «сухих» регистрационных бумаг эти документы, как кажется, выдают эмоциональный подтекст одного важного бизнес-решения этого крупного российского банкира.

Кредитная история

Гонтарева, как и президент Порошенко, по чьей рекомендации ее утвердила Верховная рада, — выходец из бизнеса. Должность председателя Национального банка для нее — первый серьезный опыт госслужбы.

Ради руководства Национальным банком она покинула кресло главы финансовой группы ICU, где проработала с 2007 по 2014 год. Сегодня в структуру ICU входит банк «Авангард», компания по управлению активами Investment Capital Ukraine и инвестиционная компания с тем же названием. Супруг нынешнего руководителя Нацбанка Олег Гонтарев — бывший акционер и соучредитель упомянутой компании по управлению активами. Главная холдинговая компания финансовой группы на Украине зарегистрирована через фирму с Британских Виргинских Островов (БВО) ICU Holdings Ltd.

Петр Порошенко выбрал финансистов ICU для подготовки продажи своего бизнеса — компании Roshen — через структуру из нескольких офшорных фирм, открытых уже после того, как он стал президентом.

Материалы, «утекшие» из Mossack Fonseca, говорят о тесном взаимодействии, партнерстве и кредитных отношениях на миллионы долларов между группой компаний ICU и фирмами семьи Юрия Соловьева, первого заместителя председателя правления банка ВТБ. Из панамских документов также следует, что только угроза санкций со стороны Европы нарушила это сотрудничество. Эти коммерческие связи можно проследить по целой серии трансакций между компаниями, зарегистрированными в разных «налоговых гаванях». В декабре 2013 года офшорная компания Quillas Equities S.A., принадлежавшая Соловьеву, предоставила заем еще одной офшорной фирме — Keranto Holdings Ltd. с БВО под три процента готовых.

Деньги были переведены со счета Quillas в кипрском RCB Bank, которым владеет ВТБ. RCB — один из банков, связанных контактами с друзьями президента России, причем контакты эти настолько «тесные», что банк, к примеру, открыл необеспеченную кредитную линию на 650 миллионов долларов фирме, аффилированной с давним другом Путина Сергеем Ролдугиным.

Keranto в свою очередь имеет отношение к уже известной финансовой группе ICU. В документации по займу в качестве почтового адреса офшорной компании указан престижный бизнес-центр «Леонардо» в центре Киева. В этом же здании расположен и офис ICU. Согласно кредитному договору интересы Keranto представлял Дмитрий Недельчев. Человек с таким именем на сайте ICU указан среди сотрудников, отвечающих за операционное управление. Также Недельчев входит в состав инвестиционного комитета ICU. В то время, когда оформлялся кредит, Гонтарева возглавляла финансовую группу и владела в ней четвертой долей.

Впрочем, между российским банкиром Соловьевым и компанией Гонтаревой обнаруживаются еще более глубокие связи. Они отражены в документах Национального банка, раскрывающих структуру собственности банка «Авангард» — одной из структур ICU.

Из документов можно узнать, что почти четверть акций (22,74 процента) ICU Holdings Ltd. с БВО (холдинговой компании для ICU) находятся в собственности еще одной компании с этого карибского офшора — Cordova Management Ltd.

В качестве единоличного владельца Cordova Management фигурирует некая Г. О. Улютина из Москвы. Фамилия и инициалы этой дамы полностью совпадают с именем супруги Юрия Соловьева — Галины Олеговны Улютиной. Причем подобное указание бенефициара банка — с использованием лишь инициалов — нарушает требования Нацбанка Украины, обязывающие отражать имя полностью. Нелишне вспомнить, что одна из задач Гонтаревой и ее учреждения — обеспечивать соблюдение этих требований.

В ICU Улютиной принадлежала доля, сопоставимая с долями Гонтаревой и управляющих партнеров компании — Константина Стеценко и Макара Пасенюка. После назначения председателем Нацбанка Гонтарева в середине июня 2014 года продала свои акции партнерам.

В том же месяце США и Евросоюз ввели санкции против целого ряда российских структур и частных лиц, включая банк ВТБ и его украинское подразделение. А уже в августе москвичка Улютина вышла из состава акционеров ICU.

В ICU отказались отвечать на любые вопросы о контактах с Соловьевым, заявив, что такая информация не является публичной и не представляет общественного интереса.

Впрочем, 4 апреля представители финансовой группы признали, что партнерские отношения с Улютиной начались еще в 2010 году. Нацбанк Украины со своей стороны настаивает, что Гонтарева продала акции ICU в июне 2014 года и с тех пор не имеет к компании никакого отношения. При этом регулятор оставил без комментария тему взаимоотношений ICU с семьей Юрия Соловьева.

Из России с любовью (и признательностью)

Соловьев — одна из ключевых фигур российского ВТБ, куда его позвал лично глава банка Андрей Костин. Сообщалось, что Костин потратил несколько месяцев, чтобы заполучить нового топ-менеджера. До этого Соловьев был первым заместителем председателя правления российского филиала Deutsche Bank. Ранее он некоторое время работал в структуре инвестиционного банка Lehman Brothers.

В базе данных Mossack Fonseca Соловьев фигурирует как гражданин Великобритании, проживающий по адресу: 10 Thornwood Lodge, Thornwood Gardens — в уютном зеленом районе Лондона между Холланд-парк и Кенсингтонскими садами. В 2006 году это жилье стоило более четырех миллионов долларов.

Судя по документам из Mossack Fonseca, офшорная компания Соловьева, Quillas, получала миллионные суммы за консалтинговые услуги: так, только в 2009–2010 годах размер этих поощрений составил 8,8 миллиона долларов. Выплаты шли через другие офшорные структуры, прежде всего, через Bentox Trading Ltd. с БВО и Aphrodite Services S.A., зарегистрированной на Маршалловых островах. Представители последних заявили, что им требовались рекомендации насчет инвестиций и практические знания о макроэкономической ситуации в Казахстане и странах Прибалтики, включая сведения о состоянии финансовых рынков и независимую оценку рынка акций.

Деньги переводились со счетов в банке RCB на Кипре на счета Quillas в Swiss Pictet Bank.

Ни сам Соловьев, ни официальные представители ВТБ не ответили на вопросы OCCRP о стоимости этих консультаций и о бенефициарах.

В декабре 2014 года, через пять месяцев после введения санкций против ВТБ, Юрий Соловьев переоформил Quillas Equities на Наталью Улютину, 65-летнюю пенсионерку из города Никополя, что в восточной части Украины.

Журналисты OCCRP посетили этот город, где новоиспеченная «миллионерша» г-жа Улютина живет на четвертом этаже старого дома в квартире, которую внешне отличает от других лишь новая стальная дверь. Один из соседей подтвердил, что Улютина проживает здесь постоянно.

Пенсионерку журналисты не застали. Однако ее близкая родственница, начальница пенсионного фонда Никополя, подтвердила, что у Улютиной есть дочь по имени Галина, которая замужем «за каким-то бизнесменом в Москве». Также она сообщила, что хозяйка квартиры уехала давно, чтобы «быть с внуками в Москве». Ни у родственников, ни у соседей не было информации о том, когда она может вернуться.

В своей дарственной Юрий Соловьев указал, что переуступает все свои права и акции в Quillas Equities теще, испытывая к ней «естественное чувство любви и признательности».

Другие материалы по теме