Фото: Эдин Пашович/OCCRP

Венесуэла погружается во тьму

Блэкауты, которые прокатились по Венесуэле в этом году, не стали сюрпризом для ее жителей. Их и раньше насильственно погружали в темноту.

В 2010 году из-за засухи и изношенной инфраструктуры система электроснабжения страны оказалась на грани краха.

Плановые отключения осложнили движение транспорта в крупных городах, врачи не могли провести диализ почек пациентам, а правительство сократило рабочий день.

Венесуэльцы привыкали жить при свечах, а гнев вымещали в протестах, известных как «марши пустых кастрюль» (cacerolazos).

Контролировал ЖКХ тогдашний лидер богатой нефтью страны — социалист Уго Чавес. Его рейтинг на тот момент бил все антирекорды.

Сам Чавес обвинял в блэкаутах всех вокруг — от колумбийских шпионов и любителей попеть в ду́ше (Венесуэла в значительной степени зависит от электроэнергии) до политической оппозиции, которую он называл «убогой».

«Эти убогие надеются, что дождя не будет, но он будет, вот увидите, потому что Господь — боливарианец. Он не может быть подлым. Природа за нас», — заявил Чавес в свойственной его политическому движению манере.

Впрочем, Чавес заручился поддержкой более приземленных соратников, так называемых боличикос (Bolichicos). В эту элитную группу входят молодые люди со связями из высших слоев общества.

Увидев возможности в хаосе, двое «боличикос» — 29-летний Алехандро Бетанкур и его 26-летний кузен Педро Треббау — решили открыть собственную электроэнергетическую компанию Derwick Associates.

По словам Хосе Агилара из аналитического центра Ricardo Zuloaga Group, изучившего госконтракты на поставку электроэнергии, у братьев не было опыта в энергетическом секторе. Журналисты OCCRP тоже не смогли обнаружить в их биографии факты, указывающие на опыт работы в энергетике.

(В электронном письме компания заявила OCCRP, что у ее акционеров и сотрудников «достаточно опыта, чтобы претендовать на все контракты, которые достались Derwick». В подробности представители организации не вдавались.)

Как бы то ни было, Derwick начала стремительно расти. Всего за 14 месяцев (с 2009 по 2011 год) компания выиграла несколько контрактов у государственных энергетических компаний на общую сумму пять миллиардов долларов, включая 11 проектов строительства новых заводов и один проект по переоборудованию действующего предприятия.

Компания получила все контракты без участия в конкурентных торгах, поскольку Чавес приостановил все процедуры из-за энергетического коллапса.

По условиям контракта Derwick получала предоплату. Это значит, что ей не нужно было вкладывать в оборудование свои деньги. Как правило, она не платила авансом за установочные и строительные работы, как говорит венесуэльский инженер-электрик Симон Сатурно, который по просьбе организации по борьбе с коррупцией Transparencia Venezuela проанализировал работу Derwick.

«Каждая покупка была предметом договора. Каждый договор в зависимости от условий, которые предлагала Derwick, предусматривал способы оплаты, в том числе авансы, достаточные для покупки оборудования», — сказал Сатурно.

(В 2013 году Бетанкур опроверг это высказывание в обращении к венесуэльским прокурорам. По его словам, Derwick потратила весь свой капитал на эти проекты, а некоторые из них сама профинансировала.)

Согласно иску бывшего посла США в Венесуэле Отто Рейха, который он подал в 2013 году против Бетанкура, Треббау и одного их соратника, компания платила огромные взятки, чтобы получить контракты. (Иск впоследствии был отклонен.)

Через несколько лет, несмотря на огромные инвестиции правительства в энергетическую инфраструктуру, блэкауты все еще были частым явлением в Венесуэле.

Впрочем, кое-что изменилось. «Боличикос», основавшие Derwick, не на шутку разбогатели. С 2010 года в Испании появились три компании, которые оказались тесно связаны с Бетанкуром и Треббау и начали скупать дорогостоящую испанскую недвижимость.

В 2011 году была зарегистрирована компания Derwick Associates International, в которой оба венесуэльца занимали административные должности. В 2012 году компания оформила покупку асьенды площадью 1396 гектар в Толедо. Имение, на территории которого есть старинный замок, издавна служило охотничьим угодьем для аристократов.

В открытых источниках нет информации о стоимости сделки. Однако компания, которая с тех пор сменила название, задекларировала в 2017 году активов на общую сумму больше 30 миллионов евро.

Треббау — ключевое лицо в компании Eiffel Real State, созданной в 2010 году. Этой фирме принадлежит шикарная квартира в одном из самых дорогих районов Мадрида — сразу за музеем Прадо, возле парка Буэн-Ретиро.

Сейчас стоимость активов Eiffel оценивается в три миллиона евро. Бетанкур вместе с матерью Лилией Кристиной Лопес числятся менеджерами еще одной фирмы с похожим названием — Guanabana Real State. Компания, которая владеет очередной роскошной квартирой в центре Мадрида, задекларировала активы на сумму более миллиона евро.

Согласно исковому заявлению экс-посла США Рейха, Бетанкуру принадлежит в Нью-Йорке пентхаус стоимостью 11,5 миллиона долларов. Венесуэлец купил его в 2012 году через компанию из штата Делавэр, о чем свидетельствуют нью-йоркские имущественные реестры.

В 2016 году бизнесмен возглавлял группу, инвестировавшую 50 миллионов евро в бренд солнцезащитных очков Hawkers, который выпустил линейку в коллаборации со звездой футбола Лионелем Месси.

Алехандро Бетанкур (второй слева) с партнерами из испанского компании-производителя солнцезащитных очков Hawkers. Фото: Антонио Гередиа/El Mundo

«В знак благодарности»

Кладезь финансовых документов, которые в прошлом году просочились из швейцарского банка Compagnie Bancaire Helvetique (CBH), дополняет картину богатств, которые принадлежат владельцам Derwick. Кроме того, документы указывают на то, что венесуэльская нефтяная госкомпания разрешила Derwick разрабатывать нефтяные месторождения.

С 2011 по 2013 год, пока в Венесуэле продолжали отключать электричество, а сама страна погружалась в самый страшный экономический кризис за всю историю, на счета чиновников и бизнесменов, связанных с Чавесом, шли огромные суммы. Среди этих лиц были представители Derwick.

С января по сентябрь 2013 года еще один «боличико», Франциско Конвит, который вместе с Бетанкуром и Треббау создал нефтяное предприятие, получил более 77 миллионов долларов, а сам Бетанкур — больше 115 миллионов.

Почти пять миллионов долларов Бетанкур получил с Багамских Островов — известной офшорной зоны. Оттуда же два миллиона долларов поступило на счет Конвита. Как свидетельствует утечка, у обоих были счета в Royal Bank of Canada. У Конвита также был счет в HSBC в Монако, а у Бетанкура — в JPMorgan Chase в США.

Новая банковская утечка помогла журналистам венесуэльских изданий El Pitazo, Runrun.es и Armando.info и испанской онлайн-газеты El Confidencial прояснить природу потока, который достигал 100 миллионов долларов в год и распределялся между «боличикос», их родственниками и подконтрольными им офшорными компаниями. В этом материале журналисты из OCCRP опирались на испаноязычные публикации, которые ранее выходили в соавторстве с El Pitazo.

В утечке оказалась служебная записка бывшего финансового менеджера Чарльза Генриде Бьюмонта, который управлял счетами Бетанкура и Конвита, и действующего замдиректора CBH Леандре Саппино.

Записка Бьюмонта и Саппино касалась юридической экспертизы. В документе, который разослали нескольким топ-менеджерам CBH, впервые упоминается, что двое «боличикос» получили право на разработку нефтяных месторождений в знак благодарности правительства за помощь во время энергетического кризиса в 2009–2010 годах.

Согласно записке, руководители Derwick получили привилегию от правительства Венесуэлы и государственной нефтяной компании Petroleos de Venezuela (PDVSA) после того, как закупили электрогенераторы и установили их в самых пораженных блэкаутами регионах страны.

«Они создали себе репутацию во время второго срока Чавеса и энергетического кризиса в Каракасе, — говорится в записке. — Пока Чавес обвинял американцев и других империалистов в диверсии, Алехандро и Франциско импортировали огромные генераторы, которые позволили президенту исправить ситуацию и спасти репутацию».

«С тех пор правительство и PDVSA испытывают глубокую благодарность по отношению к Derwick и ее бенефициарам», — говорится в документе. — Само собой, PDVSA платит своим поставщикам столько, сколько пожелает. Derwick поставила множество буровых деталей, чтобы PDVSA могла поддерживать производство. В знак благодарности PDVSA, которая продала многочисленные скважины в Оринокском бассейне большим нефтяным компаниям, позволила Derwick возглавить добычу на скважине, которая выдает больше 100 тысяч баррелей в день».

В 2012 году такое количество нефти приносило бы больше трех миллиардов долларов в год. Когда владельцы Derwick получили право на разработку нефтяных месторождений, президентом PDVSA был Рафаэль Рамирес, ставший затем послом Венесуэлы в ООН.

На срок Рамиреса пришлись и контракты на строительство четырех электростанций, которые молодая компания Derwick получила в 2010 и 2011 годах.

В интервью Рамирес заявил, что контракты заключали с целью освободить PDVSA от коррупции и «саботажа» противников Чавеса. По его словам, благодаря этим сделкам компания увеличивала разнообразие поставщиков.

Он также заявил, что PDVSA было неизвестно об участии Derwick в совместном предприятии Petrozamora. «Я не знаю, как Derwick оказалась там», — сказал чиновник.

Элекростанции без электричества

«Боличикос» из Derwick продолжали зарабатывать вторжением в энергетику, невзирая на тот факт, что их электростанции работали неэффективно.

Аналитический отчет Transparencia Venezuela за 2018 год проясняет, как сделки правительства с Derwick обделили венесуэльских налогоплательщиков.

Организация выяснила, что реальная стоимость 11 проектов, которые Derwick построила за пять миллиардов долларов, должна была составить 2,1 миллиарда долларов. Это значит, что правительство Венесуэлы заплатило за них на 138 процентов больше.

Derwick отрицает, что завышала стоимость услуг, о чем отдел компании по связям с общественностью написал в электронном письме: «Между Derwick и ее клиентами нет контрактов по завышенным ценам. Сумма в 2,1 миллиарда долларов превышает общую стоимость всех проектов Derwick в Венесуэле».

«Несмотря на известные трудности и риски, связанные с работой в Венесуэле, цена Derwick за каждый мегаватт — одна из самых низких в Венесуэле и соответствует ценам на международном рынке», — добавили в компании.

Transparencia также выяснила, что по состоянию на 2014 год три из 11 проектов Derwick не работали, а остальные не вырабатывали запланированного количества энергии. (Ответственность за один из проектов была передана другой компании.)

Из прописанных в контрактах 3516 МВт электростанции Derwick производят 827. (Одного мегаватта достаточно, чтобы обеспечить электроэнергией 750 домов.)

Никто не проводил анализа осуществимости проектов, за которые бралась Derwick. Никто не следил за графиком строительства, тестирования и запуска электростанций, как утверждает Transparencia.

По словам Хосе Агилара из Ricardo Zuloaga Group, низкая производительность проектов, которые Derwick построила для PDVSA, государственной энергетической компании Corpoelec и крупнейшей в Венесуэле сталелитейной корпорации Siderurgica del Orinoco (Sidor), имела «катастрофические масштабы».

В 2010 году Derwick наняли для строительства двух электростанций на объектах в штате Боливар, которыми управляет Sidor. Derwick достроила одну из двух станций, но и та не начала работать из-за нехватки газа. Со слов Агилара, Derwick получила плату за станцию мощностью 440 мегаватт, хотя реальная мощность составила 185 мегаватт.

На другой электростанции Derwick не собрала оборудование. По данным Transparencia, ящики с комплектующими остались лежать неразобранными во дворе боливарской штаб-квартиры Sidor.

В докладе Corpoelec за сентябрь 2013 года говорится, что если оборудование не будет установлено в кратчайшие сроки, то компания потеряет инвестиции на 100 миллионов долларов. (Турбину для этой электростанции впоследствии установили на другом объекте.)

Более того, больше 60 процентов турбин, которые Derwick купила у Energy Part Solutions, принадлежавшей ProEnergy, оказались бывшими в употреблении, хотя Derwick утверждала обратное.

Часть самых дешевых «подержанных» комплектующих привезли из США и Танзании, о чем свидетельствуют документы, предоставленные бывшим сотрудником ProEnergy Даниэлем Розенау. ProEnergy — американский поставщик Derwick, который был субподрядчиком на первой электростанции Derwick.

В 2017 году парламентская комиссия изучила несколько проектов Derwick и рассчитала, что компания выставила государству счета на 1,5 миллиарда долларов за работу, которая должна была обойтись примерно в 551 миллион. То есть компания переоценила стоимость своей работы на 173 процента.

Представители Derwick заявили Национальной ассамблее Венесуэлы, что не могут представить подробную информацию о контрактах из-за условий конфиденциальности и что их средняя стоимость соответствует международным стандартам.

В 2013 году Треббау объяснил венесуэльским прокурорам, что Derwick была вынуждена переплатить за электрооборудование, которое использовала во время блэкаутов, из-за того, что компания понесла высокие расходы, оперативно перейдя к разрешению кризисной ситуации.

Инженер-электрик Сатурно, нанятый Transparencia, изучил электростанции Derwick и заявил, что проекты стоили слишком дорого и что качество выполненных работ очень низкое.

«Компании Derwick & Associates удавалось вести дела с помощью коммерческих подкупов… госкомпаниям PDVSA и Corpoelec оборудование продавалось по завышенным ценам в сравнении со стоимостью аналогичного оборудования на международном рынке. Во всех случаях было известно, что оборудование нельзя будет использовать, поскольку оно не отвечало проектным требованиям электроэнергетической системы, в которой его собирались установить», — сказал он OCCRP.

Электростанция Picure в штате Варгас к северу от Каракаса, которую Derwick построила по контракту с национальной энергетической компанией Corpoelec. Фото: Corpoelec

Российский партнер

В служебной записке швейцарских банкиров говорится не только о том, что «боличикос» получили право добывать нефть в награду за «спасение Чавеса», но также о том, что разрабатывать месторождение они будут в рамках совместного предприятия с Газпромбанком — российской госкомпанией.

В 2011 году, всего через год после того, как «боличикос» занялись бизнесом в энергетике, на Барбадосе появилась компания Derwick Oil and Gas. Бетанкур, Треббау и Франциско Конвит были ее директорами.

Вскоре, как сказано в служебном документе швейцарского банка, Derwick Oil and Gas без лишнего шума начала сотрудничать с Газпромбанком — одним из крупнейших российских банков, который предоставляет услуги участникам ключевых отраслей, включая нефтяную и газовую. Они создали совместное предприятие Gazprombank Latin America Ventures (Gazprombank LAV).

Это сотрудничество законно, но у Derwick раньше не было опыта в нефтяной промышленности, а свидетельства ее участия в Gazprombank LAV непросто отыскать в открытых источниках.

Gazprombank LAV, в свою очередь, в сотрудничестве с Venezuela Oil Corp (Corporación Venezolana del Petróleo) — дочерней компанией PDVSA — создал компанию Petrozamora, которая должна была разрабатывать нефтяные месторождения в богатом нефтью штате Сулия на северо-западе Венесуэлы.

Petrozamora получила право на разработку месторождения, которое могло производить 100 тысяч баррелей в день, как говорится в служебной записке Бьюмонта и Саппино.

В 2012 году Национальная ассамблея Венесуэлы одобрила создание Petrozamora и передала ей эти месторождения в аренду на 25 лет.

В том же году обвинения топ-менеджеров Derwick в коррупции впервые вышли в публичное поле и заинтересовали венесуэльские антикоррупционные органы.

И хотя по контракту Petrozamora должна была продавать нефть исключительно PDVSA, сама госкомпания позволила совместному предприятию отступить от этого условия и продавать нефть напрямую клиентам, предоставив Petrozamora серьезное конкурентное преимущество, как сказано в записке.

«Газпромбанк имеет еще большее преимущество в работе с Derwick, потому что в отличие от других компаний, которые заключили контракт с PDVSA, Derwick отправляет свою нефть напрямую на рынок и платит своим акционерам в весьма разумные сроки», — пишет Бьюмонт.

В апреле 2015 года Национальная ассамблея Венесуэлы предоставила Petrozamora еще четыре месторождения, хотя на тот момент власти уже начали в отношении проектов Derwick расследование по подозрению в коррупции.

Однако в 2017 году Конституционная ассамблея, большинство которой составляют сторонники режима, назначила Тарека Уильяма Сааба генпрокурором страны. Он поручил провести расследование закупочных операций Petrozamora по жалобам со стороны российских партнеров Gazprombank LAV. Его сотрудники в итоге арестовали девять человек по обвинению в незаконных выплатах и саботаже, которые привели к потере 15 миллионов баррелей нефти в период с 2015 по 2017 год.

Эта потеря — лишь часть масштабного снижения нефтедобычи за два десятилетия с начала правления Чавеса в самой богатой нефтью стране мира.

В декабре 2017 года, через три месяца после арестов, Рамирес ушел в отставку с поста в ООН по запросу президента Венесуэлы и протеже Чавеса Николаса Мадуро.

В марте агентство Reuters сообщало, что Газпромбанк продал свою долю в Petrozamora после того, как в январе США ввели против PDVSA санкции.

Судьба совместного предприятия, которое несколько лет пользовалось благоприятными условиями, теперь неясна.

Неизвестно и местонахождение Треббау. В июле 2018 года власти США предъявили Конвиту обвинения в участии в сговоре с целью отмывания денег. По версии следствия, участники сговора пытались вывести в Штаты 1,2 миллиарда долларов, украденных у PDVSA, через сделки по покупке недвижимости и липовые инвестиционные схемы. Ни с кем из участников событий связаться не удалось.

В электронной переписке с El Confidencial адвокаты и советники Бетанкура опровергли участие Derwick в совместном предприятии с Газпромом. По их словам, Бетанкур никогда не был обвинен или осужден за какое-либо преступление, а все электростанции были «построены в оговоренные и обоснованные сроки».

«Все объекты были сданы в эксплуатацию и на 100 процентов удовлетворяли требованиям заказчика, — сказал он. — Компания не отвечает за их эксплуатацию и обслуживание».

Из темноты в беспросветный мрак

Коррупция в венесуэльском нефтяном и энергетическом секторе влечет не только гипотетические последствия.

Несмотря на огромные запасы нефти и 37,7 миллиарда долларов, которые с 2000 по 2014 год были вложены в развитие инфраструктуры энергетики (12 процентов этой суммы получила Derwick), за последние годы Венесуэла столько раз была обесточена, что возмущенные жители создали некоммерческую организацию — «Комитет пострадавших от отключения электричества», которая начала отслеживать блэкауты.

Только в январе 2019 года комитет сообщил о 1025 отключениях. Последние на сегодня блэкауты оказались и самыми масштабными. Вся страна была обесточена 7 марта в результате возгорания линии электропередачи на ГЭС «Эль-Гури», которая вырабатывает бо́льшую часть электричества Венесуэлы.

В течение нескольких дней лишь у немногих венесуэльцев был доступ в интернет, большинство авиарейсов были задержаны или вовсе отменены. Метро в Каракасе не работало почти неделю, а правительство было вынуждено объявить четырехдневный отпуск.

В больницах, где и так не хватает оборудования и медикаментов, из-за отключений электричества умерли по меньшей мере 24 человека, как свидетельствует НПО Doctors for Health.

Нехватка воды вынудила отчаявшихся жителей Каракаса брать воду из водосточных труб и реки Гуайре, загрязненной канализационными отходами.

В Венесуэле, где температура воздуха часто достигает 30 градусов, граждане передают друг другу листовки с советами о том, как хранить продукты в соли и лимонном соке, чтобы они не испортились; как из прокисшего молока сделать йогурт или обмотать холодильник плотными простынями, чтобы сохранить холод.

Житель Каракаса Раймундо Ринкон бо́льшую часть времени борется за то, чтобы обеспечить должный уход сестре и матери. Его сестра страдает диабетом и нуждается в инъекциях охлажденного инсулина, а мать пережила рак кишечника и живет с колостомой.

«До сегодняшнего дня у нас не было воды. Мы могли лишь для нее (матери) набрать немного, чтобы промыть мешок колостомы и минимально помыть ее саму», — сказал он.

«Несмотря на то что в ноябре 2018 года мы опубликовали отчет об энергетическом секторе, из которого было ясно, что вся электрическая система рухнет… мы были не готовы к тому, чтобы провести 80 часов без света», — сказала OCCRP глава Transparencia Venezuela Мерседес де Фрейтас.

Как и Чавес, нынешний президент Венесуэлы Николас Мадуро, увязший в политическом кризисе, обвинил в масштабных блэкаутах американский саботаж.

Но президент Венесуэльской ассоциации инженеров-электриков Уинстон Кабас считает, что корни отчаянного положения Венесуэлы прозаичны — плохое обслуживание и низкокачественная инфраструктура.

11 марта на пресс-конференции в Каракасе он заявил, что теплоэлектростанции должны были обеспечить резервное питание для ГЭС «Эль-Гури», но они не работали.

В числе электростанций, которые назвал Кабас, было несколько станций, построенных компанией Derwick.

Другие материалы по теме