Аудиторский отчет раскрывает, как через Эстонию проводили миллиарды долларов от сомнительных клиентов

Аудиторский отчет 2014 года содержит поразительные свидетельства об утечке миллиардов грязных долларов через эстонский филиал Danske Bank. До сих пор сведения из отчета не публиковались.

Главное из расследования

  • Аудиторский отчет раскрывает приемы практически неподотчетного перевода денег по миру и показывает, как Danske Bank закрывал на это глаза.
  • Иностранные клиенты Danske часто слали огромные суммы в другие страны, указывая крайне сомнительные основания.
  • Менеджеров банка не смущали документы на незнакомом языке, и они не перепроверяли контракты с абсурдными данными — к примеру, когда канистры с краской якобы стоили по тысяче долларов.
  • Другие клиенты указывали несуществующие адреса, заявляли об отправке гигантских объемов товара в малонаселенные пункты и ссужали друг другу деньги на неясных основаниях.
  • Когда группа клиентов вызвала особо сильные подозрения большими суммами переводов, банк сам «подсказал» им выйти из круга клиентов и избежал необходимости заявлять на них властям.

Одним теплым утром в июне 2014 года два аудитора из надзорного финансового ведомства Эстонии пришли в таллинский офис Danske Bank. У них был лишь листок бумаги с написанными от руки названиями 18 корпоративных клиентов банка, по которым они запросили документацию.

Казалось, это ничем не примечательный перечень клиентов в основном неизвестные торговые компании с безликими именами — Hilux Services или Polux Management. Но список возник не просто так: названия аудиторам сообщили в управлении полиции, занятом финансовыми преступлениями, и, едва углубившись в бумаги, они обнаружили малопонятные вещи.

Эти компании-клиенты переводили огромные суммы из России, Азербайджана и Украины через «эстонский» Danske Bank по нелепым контрактам.

Так, компания, открытая 21-летним азербайджанцем, не имеющая даже сайта, странным образом получила миллионы долларов от российской корпорации «Рособоронэкспорт». Другая компания — из Узбекистана — закупила на два миллиона долларов «строительные материалы» на далеких от Центральной Азии Британских Виргинских Островах. Еще одна компания договорилась предоставить кредит на 150 миллионов долларов, но необъяснимым образом перевела целых 582 миллиона.

Месяц изучения документов Danske Bank аудиторы завершили разгромным отчетом: по их словам, в банке даже не пытались разобраться, чем занимаются их клиенты. При этом отчет так и не опубликовали, даже после того, как сомнительные операции в Danske Estonia вызвали один из самых громких в истории скандалов из-за отмывания денег.

В 2017 году команда журналистов OCCRP и датской газеты Berlingske рассказала о миллиардах грязных долларов, которые прошли через эстонское отделение банка. Только тогда, спустя три года после заключения аудиторов, в головном офисе Danske удосужились перевести их отчет с эстонского.

Некоторое время назад копия отчета попала к Berlingske, и издание поделилось ею с OCCRP. Из отчета можно подробно узнать, как банк нарушил как минимум 47 разных «антиотмывочных» требований и как сотрудники в таллинском филиале допускали это, систематически игнорируя сотни подозрительных трансакций.

Временами отчет читается как пошаговая «инструкция» для офшорных фирм и политически значимых лиц, желающих отправить огромные суммы, не объясняя их происхождение. В то же время документ говорит об отсутствии у банка интереса на этот счет.

«Ситуация с Danske в Эстонии — азбучный пример несоответствия между уровнем рисков для банка и его механизмами управления рисками», — сказал в беседе с OCCRP Кильвар Кесслер, шеф Финансовой инспекции Эстонии (ведомство финансового надзора страны).

«Но чем вызвано это несоответствие? Дело в том, что эстонский филиал Danske приносил большую прибыль. Если бы банк как следует контролировал риски, таких прибылей не было бы».

Кесслер не поверил своим глазам, когда прочел черновик аудиторского отчета. Он немедленно позвонил главе Danske Bank в Эстонии Айвару Рехе и попросил о встрече. Вскоре они уже беседовали в одном из дорогих ресторанов в таллинском Старом Городе.

Фото: Илмар Саабас / Ekspress Meedia Руководитель Финансовой инспекции Эстонии Кильвар Кесслер.

«Чем вы, ребята, вообще здесь занимаетесь?» — недоуменно спросил Кесслер.

Рехе ответил, что без прибыльного офшорного подразделения Danske Bank не имел бы выгодного бизнеса в Эстонии.

Кесслер поинтересовался, знают ли боссы банка в Копенгагене, что происходит в таллинском офисе.

«Конечно, они в курсе», — ответил, по его словам, Рехе.

Рехе совершил самоубийство в 2019 году, когда власти проверяли операции банка на предмет отмывания денег. Рехе проходил по тому делу не как подозреваемый, а как свидетель.

В Danske Bank отказались ответить на конкретные вопросы по этой статье. Начальник его пресс-службы Стефан Сингх Кайлай переадресовал журналистов к одному из предыдущих заявлений банка, в котором Danske признавал, что ему не следовало иметь портфель офшорных клиентов.

«Также очевидно, что мы слишком долго не признавали масштабов проблемы и не отказывались от этих клиентов», — сказал Кайлай.

Фото: Илмар Саабас / Ekspress Meedia Бывший глава эстонского отделения Danske Bank Айвар Рехе.

Тысячедолларовые банки с краской и несуществующие адреса

Нечистоплотный бизнес Danske в Эстонии строился через так называемый отдел по работе с нерезидентами — команду из дюжины менеджеров, которые обслуживали только иностранных клиентов, например, из России и Азербайджана.

В прошлом году OCCRP рассказал, как эти сотрудники банка (их называли «персональные консультанты») активно помогали клиентам обходить «антиотмывочные» правила, управляя в их интересах офшорными компаниями.

Но, как выяснил аудит фининспекторов, даже если «персональные консультанты» не были в откровенном сговоре с клиентами, они игнорировали явные признаки отмывания денег.

К примеру, они принимали от клиентов документы на азербайджанском языке, хотя никто в отделе им не владел. (По правилам банка работать разрешалось только с документами на английском, эстонском и русском языках.) В ответ на вопрос об этом в банке заявили, что один из «персональных консультантов», Оксана Линдмец, «немного понимала» азербайджанский, а недостаток познаний восполняла через Google Translate.

Также в отделе по работе с нерезидентами принимали документы за подписью одиозного латыша Стэна Горина, который за деньги номинально выступал директором многих компаний. К тому моменту уже были сотни сообщений СМИ о том, как имя Горина использовали для незаконного бизнеса — от контрабанды оружия до финансовых пирамид.

Но, возможно, самым серьезным было то, что «персональные консультанты», похоже, мало вдавались в детали контрактов, по которым их клиенты слали миллионы долларов, причем даже когда эти детали были откровенно нелепыми.

Так, один высокорисковый клиент, Milecom Enterprises LLP, по документам купил 10 500 банок с краской объемом меньше четырех литров по тысяче долларов за штуку. Другой клиент якобы продал металлические трубы на 500 миллионов долларов, что равно стоимости 344 820 метрических тонн. Это крайне сомнительно, так как полный грузовой контейнер вмещает лишь примерно 28 тонн. Необъяснимое содержание сделок, особенно если в них круглые цифры, — типичный признак отмывания денег.

Еще одну компанию, Riverlane LLP, зарегистрировали буквально за месяц до того, как она стала клиентом Danske. У нее не было даже сайта, финансовые активы составляли всего 15 500 фунтов стерлингов, а заявленный адрес в Азербайджане сервис Google Maps отыскать не мог.

Несмотря на это, компания почти сразу начала перечислять через банк внушительные суммы — как правило, другим фирмам-пустышкам, а основанием служили сомнительные контракты на поставку электроники, тканей, стройматериалов и металла.

Аудиторы обратили внимание на то, что многие контракты были почти идентичны по форме и содержанию. Часто продавец соглашался заплатить вперед, а товар должен был поступить лишь через месяц или еще позже. Один из контрактов заключили вообще за год до появления Riverlane. По другому контракту продавали товар, наименование которого, по словам аудиторов, было просто абракадаброй — «EP 70 KVA Sanay Puntasi 50cm».

Зачастую в Danske давали платежам зеленый свет, и вовсе не имея контракта, или не отслеживали, действительно ли сделки физически происходили.

«В Danske Bank недостаточно старались выяснить, куда и когда груз поступит перевозчику и, более того, происходит ли поставка вообще, — констатировали аудиторы. — Например, каким образом планировалось перевезти 282 138 тонн стальных стержней и операторских стендов на сумму 250 миллионов долларов и состоялась ли перевозка».

Всего за полтора года через счета Riverlane прошло 65,7 миллиона евро и более миллиарда долларов, то есть в среднем каждый рабочий день операций было примерно на 2,5 миллиона долларов. При этом, похоже, в Danske толком и не знали своего клиента.

Расширить бизнес за рубежом

Вдобавок к таллинской команде «персональных консультантов» Danske нанял восемь человек в таких мегаполисах, как Москва, Петербург, Киев и Баку. Их задачей было развивать бизнес в помощь «офшорному подразделению».

Как заявили в банке, задачи новых сотрудников были ограниченными: продвигать услуги Danske в отдаленных регионах, готовить аналитику рынка и обеспечивать адрес для получения и отправки почты.

Но на деле, как выяснили аудиторы, их функции были намного обширнее и не были строго очерчены. Они помогали клиентам в самых разных вещах — от создания офшорных компаний до заполнения банковских документов.

Некоторые из этих внештатных сотрудников работали в тех же офисах, что и регистрационные агенты Регистрационные агенты помогают клиентам оформлять компании. Часто их бизнес легален, но их услуги могут привлекать и преступников, а также тех, кто хочет вывести деньги, скрыв их происхождение. . Одна из «внештатниц», уже будучи сотрудницей Danske в Москве, указывала на странице в LinkedIn, что работает на регистрационную компанию CPH Consulting ApS.

Danske Bank попросил внештатных сотрудников задекларировать свои финансовые источники, только когда в банке уже начался аудит летом 2014 года.

Самой надежной защитой от попыток легализовать доходы должен был служить отдел по противодействию отмыванию денег в эстонском филиале Danske. Но, как написали аудиторы, он также не выполнял свою работу. Вместо того чтобы выяснять у «персональных консультантов» данные о крупных сомнительных траншах, в отделе, по словам аудиторов, часто ограничивались общением в таком ключе:

  • на счет клиента поступает платеж в размере не менее 500 тысяч долларов/евро…
  • Сотрудник отдела по борьбе с отмыванием денег направляет «персональному консультанту» письмо следующего содержания: «Входящий платеж в адрес вашего клиента. Какую экономическую деятельность ведет клиент и можно ли зачислить платеж на счет?» (Такая переписка по поводу Riverland LLP имела место 25 раз.)
  • «Персональный консультант» в ответ просто копирует общие данные из клиентской папки… Каждый раз «персональный консультант» вставляет в ответ предложение: «Прошу зачислить деньги на счет».
  • Такой ответ неизменно удовлетворял сотрудников отдела по противодействию отмыванию денег, и они санкционировали зачисление.
  • В дальнейшем каждый раз ответ «персонального консультанта» повторяется, или снова копируются общие данные из папки клиента.

Как указали аудиторы, нет никакой уверенности в том, что служащие «антиотмывочного» отдела имеют нужное «образование, навыки, личные качества или другие профессиональные умения». Сомневались аудиторы и в способности Danske контролировать идущие через его счета деньги.

«Следовательно, — написали аудиторы, — Danske Bank не в состоянии пресекать использование финансовой системы и экономического пространства Эстонской Республики для отмывания денег и финансирования терроризма».

«Как можно объяснить такие трансакции?»

Возможно, самый вопиющий пример несоблюдения датским банком «антиотмывочных» требований — ситуация вокруг так называемой клиентской группы Lantana. Речь идет примерно о двадцати компаниях, которые прокручивали огромные суммы через счета Danske в Эстонии.

Все компании имели отношение к зарегистрированной в Великобритании фирме Lantana Trade LLP, которая, как позже выяснилось, была тесно связана с Игорем Путиным, кузеном российского президента.

Диаграмма из отчета эстонских аудиторов с трансакциями между структурами так называемой группы Lantana.

Хотя большинство компаний «группы Lantana» возникли за считаные месяцы до старта их операций через Danske, банк по просьбе этих клиентов быстро поднял им лимит трансакций.

Сама Lantana Trade начала в ноябре 2011-го с лимита в два миллиона евро в день, или десять миллионов в неделю. Менее чем через три месяца ей подняли лимит до семи миллионов евро в день и тридцати миллионов в неделю. К июлю следующего года недельный лимит трансакций для фирмы взлетел до 90 миллионов евро.

За этот период, как сообщили аудиторам в Danske Bank, «персональный консультант» Lantana Trade Ольга Четверикова просматривала счета фирмы 17 558 раз, или в среднем чаще 36 раз в день. Несмотря на всю информированность, ни Четверикова, ни кто-либо другой в банке не счел нужным забить тревогу из-за внушительных и малопонятных операций Lantana. К примеру, фирма получила больше 1,8 миллиарда долларов от компании из своей «группы» по туманному «кредитному соглашению», причем значительную часть займа быстро ссудила еще одной структуре в этой «группе».

«Кажется странным, что столь крупные суммы может генерировать такой высокорисковый клиент… учрежденный за несколько месяцев до начала отношений [с банком]; клиент, поиск которого в Google не дает никаких сведений, не имеющий сайта и часто ведущий деятельность в помещениях многоквартирных домов», — указали аудиторы.

К середине 2013 года капиталы, которыми оперировала «группа Lantana», без внятного объяснения выросли настолько, что это не смогли игнорировать даже в отделе по работе с нерезидентами.

У Danske «было очень нехорошее ощущение» по поводу той ситуации, как сказал аудиторам через год Юрий Кидяев, глава департамента международного и частного банкинга в эстонском филиале Danske.

Если верить Кидяеву, менеджеры банка спрашивали друг у друга: «Как можно объяснить такие трансакции?»

По закону Danske должен был тогда разорвать отношения с такими клиентами, заблокировать их счета и сообщить о своих подозрениях в Управление финансовой разведки Эстонии, где начали бы расследование.

Но вместо этого банк неофициально предупредил фирмы из «группы Lantana» и фактически посоветовал им самим прекратить бизнес с Danske. Это позволило фирмам уйти без финансовых потерь, а банку — избежать расследования.

«Поступив указанным образом, [банк] дал клиентам из этой «клиентской группы» возможность… прервать с ним отношения без каких-либо последствий», — констатировали аудиторы.

Кидяев объяснил это тем, что у банка, дескать, «было только чувство», что идет отмывание денег, но доказательств не было.

Фото: Андрес Путтинг / Ekspress Meedia Демонтаж вывески Danske Bank со здания офиса в Таллине. Ранее из-за громкого скандала вокруг отмывания денег банк свернул бизнес в Эстонии.

Крупные транши и влиятельные родственники

В марте 2011 года у Danske Bank появились новые клиенты — узбекистанец Акбар Абдуллаев и его компания — открытая за два месяца до этого Britman Sales LLP.

«Персональная консультантка» Абдуллаева никогда с ним не встречалась, что нарушало правило «знай своего клиента» (“Know Your Customer”). Это и другие правила банки применяют, чтобы не пропустить в свою систему криминальные капиталы. Похоже, она не стала утруждать себя и поиском данных о новом клиенте в интернете, иначе бы узнала, что он был родственником тогдашнего авторитарного узбекского президента Ислама Каримова, и многие считали его потенциальным преемником. Такое родство должно было стать поводом для дополнительной проверки.

В открытых источниках можно было прочесть о возможной связи Абдуллаева с отмыванием денег еще в 2012 году Абдуллаев много инвестировал в недвижимость и отели в Латвии, из-за чего полиция в 2012 году начала в отношении него проверку, как сообщал Центр журналистских расследований Re:Baltica. , а в октябре 2013-го его арестовали на родине, в Узбекистане. Но, несмотря на это, он остался клиентом Danske Bank и три месяца спустя даже провел два крупных транша, один из которых составил десять миллионов долларов.

В Danske начали интересоваться Абдуллаевым и его прошлым только в 2014 году, после вопросов со стороны эстонской финансовой инспекции. В банке наконец установили, что он родственник Каримова, и нашли «некоторую негативную информацию в интернете об этом клиенте», как отметили аудиторы. Банк запросил у Абдуллаева дополнительные сведения, но по прошествии двух месяцев он так и не ответил.

(OCCRP отправил вопросы Абдуллаеву через его бизнес-партнера, однако ответов не получил.)

Аудиторы также выяснили, что Абдуллаев лично получил от своей компании Britman Sales дивиденды на 20 миллионов евро, хотя в банк не поступало никаких обоснований для такой цифры.

Britman Sales поначалу указала свой адрес, который в Google Maps отражался как точка на перекрестке двух дорог. Компания декларировала, что продает строительные материалы, что имела финансовые активы на 5600 фунтов стерлингов и долговые обязательства на 1500 фунтов.

При этом менее чем за два года через ее счет в Danske Bank перекочевало более 63 миллионов евро; часто транши шли на основании неких «кредитных договоров». В одной из ситуаций Britman Sales отправила 47,7 миллиона евро малопонятной компании, обосновав платеж лишь одним словом: «собственный» (англ. ’own’).

Кроме того, аудиторы сомневались, что контракты Britman Sales были подлинными. Многие выглядели, по сути, идентично — очевидно, их просто копировали.

Двенадцатого января 2012 года Britman Sales подписала англоязычный контракт на 400 тысяч евро на поставку строительных и отделочных материалов в финский порт. Однако в русскоязычной версии того же документа стоимость материалов обозначили в миллион долларов, а пункт доставки был в России. В почти идентичном другом контракте, подписанном в тот же день, эти разночтения повторялись.

Еще в одной ситуации Britman Sales получила 500 тысяч долларов в счет продажи пяти тысяч тонн цемента якобы словацкой компании и указала, что отправит груз на отдаленную железнодорожную станцию на российско-латвийской границе. В Danske не стали задавать даже общих вопросов насчет этой очень странной сделки.

Аудиторы задавались вопросом: каким способом перевозили эти пять тысяч тонн цемента на станцию? И где вообще Britman Sales взяла пять тысяч тонн цемента?

Что касается Абдуллаева, то, как указали аудиторы, его арестовали в Узбекистане в 2013 году, и с тех пор не было публичной информации о том, что его освободили. Несмотря на это, он каким-то образом подписывал контракты и проводил трансакции через свой счет в Danske в январе 2014 года.

Аудиторы предположили, что кто-то подписывал документы за Абдуллаева.

«Возможно, этим человеком был один из сотрудников Danske Bank», — не исключили они.

Материал отредактирован, чтобы исправить ошибку в названии компании Milecom Enterprises LLP.

Другие материалы по теме

Recent stories

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept

Subscribe to our weekly newsletter!

And get our latest investigations on organized crime and corruption delivered straight to your inbox.