Бизнес с душком. Как рыболовецкие компании выводят прибыль из Африки

Утекшие документы и показания заявителя о коррупции, который работает в крупной западной рыболовецкой компании, ведущей деятельность в водах Африки, дали редкую возможность узнать, как крупные международные продовольственные компании распределяют прибыль, чтобы не платить налоги в развивающихся странах.

В прошлом году заявитель загрузил на сайт WikiLeaks документы исландского рыболовецкого гиганта Samherji, поставляющего сардины и скумбрию в крупные супермаркеты, например, Tesco и Carrefour. Йоханнес Стефанссон раньше был управляющим директором сети компаний Samherji в Намибии. Сейчас он сотрудничает с местными властями в рамках расследования, которое получило название Fishrot.

После того как стало известно, что Samherji платила миллионы в виде взяток, чтобы получить квоты на вылов рыбы в водах Намибии, министрам и руководителям компании пришлось оставить свои должности. В прошлом году «Аль-Джазира», исландский телеканал RUV и партнерский центр OCCRP The Namibian обнародовали данные, после чего фирма начала внутреннее расследование.

Однако Стефанссон обвиняет компанию не только во взяточничестве. Давая показания Антикоррупционной комиссии Намибии, он заявил, что Samherji переводит значительную часть прибыли в другие компании группы, чтобы уклониться от уплаты налогов.

Анализ утекших файлов, который провела Finance Uncovered, а также данные из документов и финансовых ведомостей компании, находящихся в открытом доступе, дают основания полагать, что Samherji использовала различные схемы, чтобы снизить размер уплачиваемого в Намибии налога — компания переводила деньги в страны с низкими налогами, например, на Кипр и в Маврикий.

Samherji отправила как минимум 93 миллиона намибийских долларов (8,2 миллиона долларов США) в виде сомнительных «выплат» другим компаниям группы в странах с низкими налогами — Маврикии и Великобритании, а также продавала рыбу по стоимости ниже рыночной своим кипрским фирмам.

Стефанссон также утверждает, что Samherji продала своей намибийской компании траулеры по завышенной цене и таким образом вывела часть прибыли из Африки, тем самым снизив сумму налога.

Пресс-секретарь Министерства финансов Намибии подтвердил, что ведомство проводит расследование налоговых махинаций, которые организовала «…Samherji, ее дочерние компании, а также другие фирмы и лица, имеющие отношение к скандалу Fishrot».

Он добавил: «Эти данные сделают значительный вклад в расследование министерства — мы проводим проверки налоговой деятельности этих компаний».

Samherji — одна из крупнейших рыболовецких компаний Европы, ежегодная прибыль которой составляет порядка 700 миллионов долларов. Фирма начала деятельность в Намибии в 2012 году. Спустя два года Samherji заключила сделку с государственным рыболовецким предприятием и получила квоты на ловлю ставриды — и вскоре стала одним из крупнейших игроков индустрии, приносящим стране пятую часть доходов от экспорта.

В Samherji отрицают правонарушения. Гендиректор компании Бьорголфур Йоханнссон говорит, что у всех финансовых операций, которые рассмотрела Finance Uncovered, есть законные основания. Он утверждает, что международные компании часто привлекают свои дочерние компании, чтобы легальным способом минимизировать правовые, налоговые и операционные риски.

По словам Йоханнссона, когда разразился скандал, Samherji выделила «значительные» ресурсы на проведение расследования деятельности компании в Намибии. Он рассказал, что корпорация ввела новые нормы соответствия в рамках программы по усовершенствованию системы управления во всех компаниях группы. Йоханнссон отказался комментировать конкретные обвинения до тех пор, пока не закончится внутренняя проверка.

Фото: Фабиан Плок (Alamy Stock Photo) Рыболовецкие суда в бухте Людериц, Намибия

Куда уходят деньги

СМИ и раньше сообщали о том, что нефтяные и горнодобывающие гиганты Африки использовали похожие схемы, однако одному из самых ценных природных ресурсов — рыбе — журналисты уделяли мало внимания.

Согласно исследованию, морские страны Африки ежегодно теряют порядка 1,6 миллиарда долларов в виде налогов из-за незаконного и незаявленного рыболовства. Однако Ник Брэниган, глава Службы по контролю за рыболовством в Северной Атлантике (объединение международных агентств, которое сотрудничает с ООН и Интерполом в рамках расследования преступлений в сфере рыболовства), говорит, что на самом деле сумма значительно больше.

«В развивающихся странах проблемы, связанные с незаконным и незаявленным рыболовством, становятся серьезнее, потому что международные рыболовецкие компании выводят прибыль в юрисдикции с низкими налогами», — говорит он.

Он добавил, что в анализе Finance Uncovered, согласно которому Samherji, возможно, уклонилась от уплаты миллионов долларов налогов, переводя деньги в другие страны и перепродавая рыбу другим компаниям группы, недооценивают проблему.

Samherji занижает налогооблагаемую прибыль в Намибии, переводя деньги своим компаниям в других юрисдикциях. В Намибии стандартная для стран Южной Африки корпоративная налоговая ставка составляет 32 процента. В 2012-м, когда Samherji выходил на рынок, корпоративный налог в Намибии был еще выше – 34%. Во многих странах Европы и «налоговых гаванях» ставка ниже: в Великобритании компании отдают 19 процентов, на Кипре — 12,5 процента, а на Маврикии — 15 процентов.

Как следует из анализа Finance Uncovered, а также утекших счетов и контрактов, африканские компании Samherji заплатили 93 миллиона намибийских долларов (8,2 миллиона долларов США) компаниям группы, расположенным в Великобритании и на Маврикии — за управленческие услуги, лицензирование интеллектуальной собственности и маркетинг.

Как следует из писем, которые были среди утекших документов, эти трансакции совершали в рамках плана по выводу прибыли из Намибии. Стефанссон рассказал Finance Uncovered, что ни британская, ни маврикийская компании не предоставляли никаких услуг намибийским фирмам.

Эти данные подтверждает письмо за 2014 год, в котором главный бухгалтер Samherji Ингвар Юлиуссон просит намибийского юриста Эндрю Теуниссена помочь с оформлением новой корпоративной структуры.

«Мы ищем способ вывести роялти из Намибии на Маврикий, — написал он. — Сможете посоветовать, как вообще лучше сделать?»

Юлиуссон указал в письме, что речь идет о роялти за «доступ к технической информации и т. д.». Он добавил, что «будет здорово получить совет насчет того, как это лучше оформить».

От: Ингвар Юлиуссон

Дата: 24.11.2014

Кому: Эндрю Теуниссен

Копия: Ингольфур Петурссон, Йоханнес Стефанссон, Саймон Стейн, Джерард Сворт

Тема: Маврикий

Спасибо, Эндрю!

С наилучшими пожеланиями, Ингвар

От: Эндрю Теуниссен

Дата: 24.11.2014

Кому: Ингвар Юлиуссон

Копия: Ингольфур Петурссон, Йоханнес Стефанссон, Саймон Стейн, Джерард Сворт

Тема: Маврикий

Ингвар,

Я спрошу о ценах у моих коллег на Маврикии.

У них есть несколько разных типов компаний, надо узнать, какой нам подходит.

Я думаю, что стоит назначить хотя бы одного маврикийского руководителя. Нужен будет директор, чтобы компания подходила под минимальные требования двусторонних соглашений о налогообложении, которые Маврикий заключил с Кипром и Намибией.

Потребуется точное описание будущей деятельности компании. Какие выплаты мы будем совершать — например, за доступ к техническим данным и т. д. Можешь посоветовать, как это лучше описать?

Есть какие-то требования к капиталу? Куда будут отчислять дивиденды? Кто будет акционером (-ами), и может ли он входить в состав группы компаний? Акционером будет кипрская компания. Она уже давно на рынке. Требования к капиталу будут минимальные.

Эндрю Теуниссен

В марте 2015 года Samherji стала акционером новоиспеченной маврикийской компании Mermaria Investments. В рамках заключенного соглашения фирма получала пять процентов чистых доходов одной из намибийских компаний, частично принадлежащих Samherji.

Согласно документу, деньги получали за «доступ к технологическим данным, управленческие услуги, использование международных брендов и работу команды профессионалов, в которую входили специалисты по продажам, руководители и другие сотрудники».

Как следует из счетов и платежных ведомостей, которые изучили в Finance Uncovered, в рамках соглашения Mermaria Investments получила как минимум 55 миллионов намибийских долларов (3,7 миллиона долларов США на то время) в виде «роялти».

Маврикий — главная «налоговая гавань» Африки. Он играет важную роль в уклонении от уплаты налогов для компаний, расположенных на континенте и за его пределами.

В рамках похожего внутреннего соглашения, обнаруженного в файлах WikiLeaks, в 2012 году вторая намибийская компания заплатила 38 миллионов намибийских долларов (4,5 миллиона долларов) Onward Investment Ltd — еще одной британской фирме Samherji.

В соглашение входила оплата «управленческих услуг» (пять процентов от общей прибыли) и лицензирование интеллектуальной собственности — 50 процентов от прибыли до налогообложения.

Рива Джалипа, ведущий эксперт по вопросам политики в африканском отделении Tax Justice Network, говорит, что фирмы часто переводят роялти или плату за управленческие услуги связанным компаниям в юрисдикциях с низким налогом, например, в Маврикии. Так они снижают сумму уплачиваемого налога в странах, где получают прибыль.

По ее словам, международные продовольственные фирмы, которые пытаются снизить сумму налогов, «обманывают систему».

«Они не только лишают правительства налоговых поступлений, но и получают нечестное преимущество над местными организациями», которые не могут перевести прибыль в офшор.

В Samherji уверяют, что выплаты роялти — частая практика для международных компаний, и в их случае соглашения были одобрены финансовым отделом компании и сторонними консультантами. Йоханнссон говорит, что за восемь лет структуры группы Samherji заплатили 120 миллионов намибийских долларов в виде подоходного налога и 400 миллионов других выплат государству — в виде удерживаемых налогов и экспортных пошлин.

В распоряжение Finance Uncovered также попали счета, согласно которым Samherji умышленно занижала прибыль в Намибии, продавая рыбу, которую ловили в водах Африки, своей же кипрской компании по искусственно заниженным ценам.

Из документов, которые показывают, за какую сумму Samherji продала выловленную в водах Намибии рыбу кипрской компании (а та, в свою очередь, клиентам из Демократической Республики Конго), следует, что размер скидки составлял 10–20 процентов.

Изучив находящиеся в открытом доступе данные, в Finance Uncovered установили, что в том году налоговые органы Намибии потеряли на этих сделках порядка 950 тысяч долларов.

Согласно эксперту в этой области, скидка в 10 процентов должна вызывать подозрения — она значительно превышает стандартную комиссионную ставку, которая составляет 1,5–2,5 процента. По мнению эксперта, такая скидка считается «крайне щедрой».

В Samherji говорят, что кипрские сделки совершали в 2012 году. По словам представителей компании, на тот момент их клиенты не были готовы вести бизнес с намибийскими организациями. Они утверждают, что продали Кипру только шесть процентов от общего улова ставриды.

В Samherji добавили, что такие соглашения «ничем не отличались от стандартных сделок между независимыми сторонами».

Представители исландской компании говорят, что сейчас проводят расследование договоренностей между Кипром и Намибией.

Невыгодные сделки

Давая показания правоохранительным органам Намибии, Стефанссон описал, как в Samherji якобы завышали цены на аренду и содержание рыболовецких судов — таким образом снижали сумму налогов, которые должны были уплатить намибийские компании.

В 2014 году одна из намибийских фирм заключила договор аренды с другой дочерней компанией Samherji в Польше. За судно платили 75 тысяч долларов в день, и в эту сумму не входили дополнительные расходы — содержание судна, топливо и страховка.

Фото: Samherji Heinaste — одно из намибийских судов Samherji

The contract does not state how this fee would be broken down into line items. But a business plan for the vessel created by Juliusson in 2014 suggests that the Polish subsidiary, Atlantex, would charge a 15 percent markup on the additional expenses, yielding a pre-tax profit for Atlantex of $242,854 a month.

В контракте не указано, какие именно услуги покрывает эта сумма. В 2014 году Юлиуссон подготовил для судна бизнес-план, согласно которому польская компания Atlantex будет брать 15-процентную надбавку за дополнительные услуги, что будет приносить ей 242 854 доллара в месяц.

По словам Стефанссона, такую сумму могли платить и намибийские компании, безо всяких наценок. Вместо этого деньги, которые получала Atlantex, по всей вероятности, переводили в Польшу, где налоговая ставка составляет всего 19 процентов.

В Samherji отрицают, что контракт приносил Atlantex 243 тысячи долларов в месяц. Представители компании уверяют, что через четыре месяца ежемесячный платеж за судно снизили до 55 тысяч, а потом — до 35 тысяч долларов. Чистая прибыль польской компании за этот период составила примерно 111 тысяч долларов, что равно надбавке в шесть процентов.

«Транснациональные компании зачастую привлекают свои дочерние компании к финансовой деятельности, чтобы минимизировать правовые, налоговые и операционные риски», — говорит гендиректор Samherji Йоханнссон.

По его словам, делать наценку на контракты, заключаемые внутри компании, обычно требует закон. Он добавил, что многие подозрения высказаны «источниками, которые хотят навредить Samherji и исказить представление общественности о деятельности компании».

Другие материалы по теме

Recent stories

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее пользоваться сайтом. Узнать подробнее или отказаться.. Принять