Суд над Коротышкой Гусманом: «экс-бухгалтер» картеля рассказал, как на наркотиках делали миллиарды

Во второй день суда над Хоакином Коротышкой Гусманом — некогда главарем одной из крупнейших в мире наркогруппировок — показания на своего экс-босса дал его бывший «счетовод». Об этом в среду написала газета The Washington Post.

Joaquin Guzman (US Drug Enforcement Agency)Хоакин Гусман (Фото: Управление по борьбе с наркотиками США)

Хесус Самбада Гарсиа 15 лет был «главным бухгалтером» мексиканского картеля «Синалоа». Первое заседание Бруклинского суда заняли вступительные речи, а на следующий день слово дали Самбаде, который заявил, что наркокартелем управлял его брат Исмаэль Самбада по прозвищу Эль-Майо вместе с Гусманом. До своего ареста в 2008 году Самбада признавался, что состоял в «Синалоа» и был «смотрящим» по Мехико.

Во вторник Коротышка отверг обвинения в том, что руководил наркосиндикатом с оборотом в миллиарды долларов, который тайно доставлял кокаин и другие наркотики в разные точки США — вплоть до Нью-Йорка и Нью-Джерси. С момента прошлогодней экстрадиции в США наркобарона держали в одиночной камере.

Как заявили адвокаты Гусмана, на их подзащитного хотят «повесить» преступления другого известного наркоконтрабандиста, который откупился от ареста деньгами.

Если верить показаниям Самбады, у Гусмана был склад в Мехико, чтобы хранить кокаин, который по воздуху доставляли из Колумбии. Кроме того, он «контролировал» столичный аэропорт и за взятки имел «защиту» властей.

Газета The Guardian цитирует Самбаду, который рассказал, что наркотики попадали в Мексику «на небольших и крупных — сверхзвуковых — самолетах, а также коммерческими маршрутами». Этими «маршрутами» «обычно были морские перевозки на рыболовных или торговых судах».

К границе США кокаин, как правило, перевозили в тайных отсеках, оборудованных в бензовозах.

«Цель такого бизнеса — контролировать рынок и цены на товар, которым торгует картель, а также расходы, связанные с необходимостью доставить товар покупателю», — поведал Самбада.

Обвинение вызвало «бухгалтера» в суд третьим свидетелем и сначала «зафиксировало», насколько тесно он связан с Гусманом. Прокуроры объяснили, что в 2001 году Самбада помог Коротышке сбежать из заключения на вертолете, который сумел подлететь к зданию тюрьмы. На вопрос, откуда он в подробностях знает о внутренних порядках в «Синалоа», свидетель ответил: «Я был членом картеля».

По словам Самбады, его брат и Гусман были двумя из четверки главарей картеля, а он сам и трое других были их «заместителями».

Ниже в иерархии стояли «уполномоченные» члены картеля, которые в разных частях Мексики добивались сотрудничества от властей и «пособников». Среди последних были «сикариос» — те, «кто убивал», «водилы», отвечавшие за транспорт, «капитаны шхун, кораблей и самолетов», а также «технари», которые шифровали связь внутри картеля, и «охрана», сопровождавшая партии наркотиков.

В зале суда Гусмана, казалось, сначала охватили эмоции, когда он увидел перед собой старого подельника и друга. Но постепенно, слушая показания Самбады, он успокоился — откинулся на спинку стула, скрестив руки и ноги. В какой-то момент он даже громко рассмеялся.

Самбада был не только «бухгалтером» «Синалоа», но и отвечал в картеле за «площадки» в Мехико с 90-х годов до самого своего ареста. «Отвечать за «площадки» означало контролировать работу трех складов.

Самбада подробно сообщил, как главари аккумулировали деньги на закупку тридцати тонн кокаина из Колумбии несколькими партиями. Поначалу они делили доходы с колумбийскими поставщиками 50 на 50, однако затем стали увеличивать свою долю.

Каждый из главарей инвестировал в свою часть груза, при этом в совокупности они могли купить большую партию, «чтобы укрепить картель». Если же товар не доходил до покупателей, «все они теряли определенный капитал, но не критически много».

Чем севернее отправлялись наркотики, тем больше денег они приносили, правда, росли и транспортные издержки. В Лос-Анджелесе килограмм кокаина «в розницу» можно было продать за 20 тысяч долларов, а на доставку этого килограмма уходило примерно семь тысяч.

Удачная доставка в «город ангелов» 15 тонн кокаина приносила картелю 195 миллионов долларов, а каждому «инвестору» — по 39 миллионов.

Еще дальше от Мексики, например в Чикаго, розничная цена кокаина была уже 25 тысяч за килограмм, а на перевозку нужно было девять тысяч. То есть на такой партии наркобароны делали уже по 48 миллионов долларов.

Сбыт килограмма кокаина в Нью-Йорке приносил уже 35 тысяч при тех же расходах на транспорт, что и для Чикаго. Если все шло гладко, главарям доставалось по 78 миллионов долларов.

Другими словами, средний по доходности год приносил картелю миллиарды долларов, бо́льшая часть которых возвращалась в Мексику и шла на закупку новых партий наркотиков.

Сейчас у руля в «Синалоа», предположительно, стоит брат Самбады, Эль-Майо. Перед этим, как говорят, он устроил в картеле «переворот», направленный против Гусмана.