Масштаб предполагаемой аферы с участием датского банка удвоился — теперь речь идет о 8,3 миллиарда долларов

Как свидетельствует новая утечка финансовых данных, через эстонское отделение крупнейшего банка Дании (Danske Bank), вероятно, удалось отмыть 8,3 миллиарда долларов. Это в два раза больше звучавших ранее оценок, что может поставить ситуацию в ряд крупнейших из известных афер по отмыванию денег в Европе.

Danske BankПосле публикации в Berlingske акции Danske Bank упали на 3,2 процента.

Как сообщило копенгагенское ежедневное издание Berlingske, в его распоряжении оказалась балансовая отчетность 20 компаний, которые с 2007 по 2015 год держали счета в ставшем печально известным филиале банка в Эстонии. В прошлом году газета собрала сведения о том, что через это подразделение было легализовано не менее четырех миллиардов долларов.

Теперь новая порция данных указывает еще на 4,3 миллиарда долларов, которые подозрительным образом прошли через эти 20 счетов. Крупные суммы при этом неоднократно перебрасывались между разными структурами, которые вместе составляли целую паутину сомнительных фирм.

Попавшие к журналистам данные охватывают 43 тысячи трансакций. Часть операций, указывающих на отмывание денег, включают 132 денежных перевода риелторам для покупки элитной недвижимости, 24 перевода продавцам алмазов и других драгоценных камней и 25 переводов поставщикам люксовых автомобилей.

«Любой грамотный проверяющий понял бы, что с высокой долей вероятности речь идет об отмывании денег, и должен был уведомить местных регуляторов, — сказал в беседе с Berlingske британский эксперт по проблеме отмывания денег Грэхем Бэрроу после того, как проанализировал часть утечки. — Даже на самой ранней стадии здесь надо было жать «тревожную кнопку».

У обнаруженных недавно 20 компаний — клиентов эстонского филиала Danske Bank нет ни веб-сайтов, ни сотрудников, ни внятного рода деятельности, как сообщает Berlingske. Судя по данным из реестра коммерческих предприятий, некоторые из них подавали властям ложную финансовую отчетность. Движение денег по счетам не отражает привычных для бизнеса расходов — к примеру, на аренду, зарплаты или налоги.

По информации газеты, эти компании, как правило, имели регистрацию в «офшорных гаванях», таких как Панама или Белиз, при этом почтовый адрес указывался московский. Часть компаний была зарегистрирована по адресам отелей вместе с сотнями других сомнительных фирм.

Журналисты Berlingske отмечают, что такие компании используют, чтобы скрыть их истинных бенефициаров. В других, более ранних утечках, как утверждалось, фигурировали компании, связанные с азербайджанской правящей верхушкой и родственниками президента Путина, а также с российскими спецслужбами.

По данным датской газеты, компании, замешанные в скандале вокруг Danske Bank, также имеют отношение к так называемому делу Магнитского.

Российский юрист Сергей Магнитский умер при крайне сомнительных обстоятельствах в московском следственном изоляторе, куда попал после того, как раскрыл хищение налоговых средств, совершенное высокопоставленными чиновниками и членами оргпреступности. Как сообщила Berlingske, оказавшиеся у нее банковские выписки говорят о том, что «деньги Магнитского» проходили через Danske Bank и тратились, чтобы обеспечить роскошный образ жизни российским воротилам бизнеса и политикам.

«Новая утечка дает понять, что мы еще не представляем всего масштаба скандальной ситуации с Danske Bank. Отмытые 50 миллиардов крон — это астрономическая сумма, и потому еще больше поражает то, что банку пока не назначено никаких штрафов», — сказал в интервью Berlingske Якоб Деденрот Бернхофт, эксперт в сфере законодательства по борьбе с отмыванием денег.

В мае датское Управление по финансовому надзору сделало банку официальное предупреждение. Однако полиция не предъявила кредитному учреждению никаких обвинений в связи с возможной причастностью к отмыванию денег через эстонский филиал.

После появления компрометирующих сведений в банке начались масштабные внутренние проверки. Вместе с тем, как сообщает Bloomberg, новый министр экономического развития и коммерции Дании уже заявил, что одних внутренних мер может быть недостаточно.

«С учетом гигантских масштабов возможных нарушений еще сложнее понять, почему столько разговоров о том, насколько был осведомлен топ-менеджмент банка. С правовой точки зрения правильнее спросить, о чем они обязаны были знать. Размах этого дела заставляет думать, что руководство не могло не знать о подозрительных трансакциях такого объема», — заключает Деденрот.