До 8000 мигрантов в безвыходной ситуации: Индонезия отправляет суда с нелегалами обратно в море

Как передает Би-би-си и другие новостные агентства, порядка 8000 уроженцев Бангладеш и Мьянмы попали в отчаянное положение, находясь в водах Малаккского пролива.

Малаккский проливTСообщается, что индонезийские ВМС развернули от своих берегов судно с сотнями мигрантов, объяснив это тем, что истинной целью пассажиров была Малайзия.

Официальный пресс-атташе военного флота Индонезии Манахан Симорангкир заявил, что до того как судно было выведено назад в открытое море, на его борт доставили еду, воду и медикаменты.

Однако в Международной организации по миграции действия Индонезии расценили как «шокирующие» и призвали дать возможность людям сойти на берег.

Официальный представитель организации Джо Лоури рассказал в беседе с Би-би-си, что пассажиры почти наверняка страдают от болезней и должны получить срочную помощь гуманитарного характера.

Нынешнему кризису вокруг беженцев в Малаккском проливе предшествовали жесткие действия властей региона в отношении тех, кто промышляет незаконной перевозкой людей. В результате контрабандисты, которые обещали жаждущим лучшей доли беженцам безопасное плавание до берегов Индонезии, Таиланда или Малайзии, нередко просто ретировались, оставляя полные людей суда в море на произвол судьбы.

Опасаясь преследования по стороны властей, причастные к таким «вояжам» посредники и агенты спешили скрыться, а в итоге беженцы, которые заплатили большие деньги группировкам контрабандистов, не могли даже сойти на берег.

Многие на судах — часто примитивных деревянных посудинах — принадлежат к народности рохинджа. Проживающие в основном на территории Мьянмы рохинджа — мусульмане и сегодня подвергаются гонениям, не имея возможности защитить свои права.

Как пишет The Huffington Post, преследования рохинджа за последние три года стали более масштабными. Так, из общего числа представителей этого народа (примерно 1,3 миллиона) более 140 тысяч были вынуждены покинуть свои дома, причем многие из изгнанников теперь живут в лагерях беженцев.