Британского генпрокурора обвинили в препятствовании антикоррупционному расследованию

Две британские антикоррупционные структуры призвали местную Генпрокуратуру перестать чинить препятствия расследованию, в котором фигурирует возможный подкуп, подразделение компании Airbus и оборонный контракт с Саудовской Аравией.

British Houses of Parliament (Photo: Maurice, CC BY 2.0)Здание британского парламента (Фото: Maurice, CC BY 2.0)

Четвертого октября организации Transparency International и Spotlight on Corruption отправили генпрокурору Джеффри Коксу письмо, в котором выразили «серьезное» беспокойство за перспективы расследования в отношении компании GPT Special Project Management. Делом занимается Управление по борьбе с крупным мошенничеством (SFO — Serious Fraud Office).

Подозрения в подкупе в отношении GPT тянутся с 2012 года. Заявитель о коррупции Иэн Фоксли (бывший операционный директор GPT) сообщил тогда, что компания якобы потратила 17 миллионов долларов на закулисные платежи и подарки ради контракта на поставку коммуникационного оборудования на 2,4 миллиарда долларов для Национальной гвардии Саудовской Аравии.

«Как можно судить, разработка этого дела сдерживается Вашим ведомством, при этом для него не должно возникать никаких препятствий под предлогом защиты национальных интересов — либо в виде Вашего указания остановить судебное преследование, либо в виде нежелания давать санкцию на такое преследование», — говорится в письме правозащитников.

По мнению антикоррупционных структур, вмешательство в ход расследования нанесет «непоправимый урон» международной репутации Великобритании, а также глобальной борьбе с коррупцией.

Ситуация осложняется тем, что, как сообщила GPT в июне, она планирует закрыться в декабре 2019 года. В последних поданных компанией документах она признала обоснованность расследования.

По британским нормам после закрытия компании ее запрещено преследовать по закону.

В своем письме Transparency International и Spotlight on Corruption отмечают, что SFO уже полтора года добивается от Генпрокуратуры разрешения привлечь компанию к суду.

В самой Генпрокуратуре отказались прокомментировать ситуацию вокруг расследования.

В SFO заявили, что до окончания следственных действий не могут дать комментарий.

Прибыль GPT до вычета налогов в 2018 году составила 16,6 миллиона долларов, что, по ее собственным данным, на 113 процентов больше, чем годом ранее. При этом у компании лишь один клиент — Национальная гвардия Саудовской Аравии.

Официальный представитель концерна Airbus сообщил OCCRP, что их еще не уведомили о результатах расследования, а концерн в этом деле оказывает SFO все необходимое содействие.

На вопрос о решении закрыть GPT представитель Airbus уклончиво ответил общими словами.

«Мы продолжаем сотрудничать с SFO. Не думаю, что сейчас уместно подробнее комментировать ситуацию», — сказал он.

В совместном письме на имя генпрокурора Кокса антикоррупционные организации призвали его назвать парламенту причину проволочек в следственном деле, а также инициировать независимую проверку, касающуюся действий британского Минобороны в связи с приемом и одобрением платежей.

Это далеко не первый скандал с участием компании из Соединенного Королевства и саудовских военных.

В 2006 году премьер-министр Тони Блэр объяснил интересами национальной безопасности решение закрыть дело о подкупе в отношении британского оборонного предприятия BAE, у которого был контракт с саудитами.

В 2010 году BAE признало вину по одному из обвинений, связанному с манипулированием бухгалтерией.

Transparency International и Spotlight on Corruption обращают внимание на то, что рабочая группа ОЭСР по проблеме взяточничества никогда не принимала соображения нацбезопасности как исключение, дающее право не расследовать дело. Решение Блэра от 2006 года, как заявляли в рабочей группе, противоречило Конвенции ОЭСР.