Шотландская юридическая контора «прописала» у себя сотни анонимных фирм-однодневок

Одна из крупнейших юридических фирм Шотландии, Burness Paull, приютила по своим адресам «штаб-квартиры» сотен фиктивных компаний, нарушавших законы о борьбе с отмыванием денег. Ситуация заставляет серьезно задуматься об эффективности британского корпоративного права. Об этом в своей статье в понедельник написала газета The Herald.

16947297009 2c090ddb95 bСтолица Шотландии Эдинбург, где сотни фирм-однодневок обходили законы, обеспечивающие прозрачность в корпоративном секторе. (Фото: Flikr)

Так называемые шотландские ограниченные партнерства (SLP — Scottish limited partnerships) — разрешенные законом коммерческие структуры, часто используемые для инвестирования в недвижимость, — формально имели «прописку» в офисах Burness Paull в Эдинбурге. При этом они не соблюдали требования, касающиеся прозрачности их деятельности.

Дело в том, что эти структуры должны были раскрывать имена своих владельцев, подчиняясь изменениям в законодательстве. Изменения были приняты после того, как выяснилось, что сотни SLP служили прикрытием для операций оргпреступности и коррупционеров из Восточной Европы.

Фирмы-однодневки рекламировались в разных концах Евросоюза как «шотландские офшорные компании с нулевым налогообложением». При организации компаний выдавались официальные британские корпоративные документы, позволявшие владельцам открывать банковские счета.

Неспособность местной Регистрационной палаты контролировать необходимые нормы ставит под сомнение действенность британских «антиотмывочных» механизмов. По сути, палата даже не смогла добиться того, чтобы эти SLP назвали имена тех, кто «в значительной степени» их контролирует.

«Есть серьезные вопросы насчет подотчетности и прозрачности SLP. Хотя их вполне могут использовать для законных целей, слишком мало делается для того, чтобы обеспечить четкое соблюдение ими закона», — посетовала Элисон Тьюлисс, депутат парламента от Шотландской национальной партии. Она активно выступает за ужесточение требований открытости в работе SLP и призывает дать Регистрационной палате больше полномочий для регулирования сектора.

«Нет сомнений, что нынешние подходы Регистрационной палаты не дают должного эффекта и не повышают прозрачность в том, что касается деятельности SLP. Регистрационной палате однозначно не хватает ресурсов, чтобы четко контролировать SLP», — также полагает Тьюлисс.

SLP были ключевым элементом афер на миллиарды долларов, таких как российская финансовая «мегапрачечная» и азербайджанский «ландромат». SLP могут выступать сторонами в контрактах и сами владеть активами, при этом фактически сохраняя «анонимность». Все это делает их весьма популярными для бизнес-операций определенного вида.

Как выяснило издание The Herald, без малого одна тысяча из 2500 SLP, зарегистрированных по адресам Burness Paull в Эдинбурге, заявляли, что их «в значительной степени» контролируют определенные лица, однако имен этих людей так и не назвали.

Не менее 342 SLP не делали попыток подать хоть какие-либо декларации. Несмотря на то что Burness Paull — крупнейший регистратор SLP в индустрии создания корпоративных структур, фирма по закону не несет ответственности за действия своих клиентов.

В юридической конторе заявили, что их финансовые сотрудники в работе проявляют «принципиальность и профессионализм».