Люксембург планирует наделить свой коммерческий реестр ограничительными функциями

После критики в адрес Люксембурга как «налоговой гавани» местное Министерство юстиции представит законопроект, который позволит властям вводить санкции против тех, кто использует финансовую систему страны для отмывания денег и уклонения от налогов.

If passed, the law will grant the LBR the power to impose sanctions and relieve the country’s justice system in cases where the registry is abused. (Source: Wikimedia Commons)В случае принятия закон даст LBR право вводить санкции и станет подспорьем для юстиции страны в делах, связанных со злоупотреблениями реестром. (Источник: Wikimedia Commons)

Об этом намерении стало известно спустя полгода после того, как международная группа журналистов, чью работу координировал OCCRP, опубликовала цикл расследований под названием OpenLux. В них говорится о том, что непрозрачная финансовая система Люксембурга позволяет криминальным фигурам и коррупционерам избегать налогов и легализовывать преступные доходы.

«Я могу подтвердить, что Министерство юстиции предложит правительству законопроект, дающий Реестру коммерческих предприятий Люксембурга (LBR — Luxembourg Business Register) право вводить ограничения административного порядка», — сообщила OCCRP пресс-атташе Минюста Моник Файдт.

Впрочем, детали документа, видимо, еще согласовываются, так как его опубликуют не раньше, чем его одобрит правительство, и он поступит на рассмотрение в Комитет по правовым вопросам палаты депутатов, как сказала Файдт.

По данным газеты Reporter, предполагается, что нерезиденты герцогства будут представлять в LBR удостоверяющие личность документы — паспорта или идентификационные карточки. Поначалу, как пишет издание, такой порядок, вероятно, будет добровольным, но позже может стать обязательным.

Газета отметила, что Министерство юстиции планирует удвоить число сотрудников, чтобы эффективнее контролировать этот процесс.

В случае принятия закон даст LBR право вводить санкции и станет подспорьем для юстиции страны в делах, связанных со злоупотреблениями реестром.

Как показало расследование OpenLux, в некоторых случаях конечными бенефициарными владельцами компаний в LBR значились дети, умершие люди или другие явно подставные лица. Бенефициарный владелец — человек, которому полагается прибыль или иные блага от деятельности компании.

Люксембург учредил LBR в 2019 году, однако в реестре обнаружился критический недостаток: в нем нельзя вести поиск по имени владельца — только по названию компании или регистрационному номеру. Это сильно затрудняет поиск связей между коммерческими предприятиями и их бенефициарами.

Но, возможно, именно поэтому многие и предпочитают регистрировать компании в Люксембурге.

По мнению доцента Калифорнийского университета Гэбриела Закмэна, «отделять сведения о людях от их активов, создавать финансовую непрозрачность, усложнять властям возможность расследования» — это те привлекательные особенности финансовой индустрии Люксембурга, которые среди прочего делают ее популярной.

В ходе расследования OpenLux журналисты проанализировали более трех миллионов документов, попавших в распоряжение французской Le Monde. Они выяснили, что подставных конечных бенефициаров использовали в том числе торговец оружием — непосредственный участник одного из самых громких коррупционных скандалов во Франции; связанный с Кремлем лидер одной из крупнейших российских ОПГ, а также несколько членов ндрангеты — самого мощного криминального синдиката Италии.

Reporter цитирует официального представителя министерских кругов Люксембурга, заявившего, что власти отреагируют на данные журналистов «сквозной оценкой рисков, связанных с отмыванием денег и финансированием террористов».

Предполагается, что новый законопроект станет шагом к изменению международного имиджа Люксембурга как «офшорного хаба в центре Европы».