Литва: данные из «райского архива» о нарушениях в Ukio Bankas легли в основу официального обвинения

На днях закончилось досудебное расследование в отношении экс-главы литовского Ukio Bankas Владимира Романова, которого подозревают в хищении активов собственного банка. Ключевой для разбирательства стала информация из представленной OCCRP в 2018 году утечки «файлов райских островов».

Ukio внезапно лопнул в 2013 году; литовским властям пришлось вмешаться в ситуацию и ввести в банке внешнюю администрацию. Вскоре объявили, что идет проверка из-за возможного незаконного присвоения активов Ukio. Романов бежал в Россию, где остается до сих пор; там ему предоставили убежище.

Grosvenor Str BuildingДом на Гросвенор-стрит, 43 в Лондоне (Фото: Шарунас Черняускас, OCCRP)

Во вторник власти Литвы сообщили о завершении одного из нескольких дел, связанных с Романовым и его прежним банком. Экс-банкира и еще 12 лиц обвиняют в нелегальном выводе капиталов банка в личное пользование. По словам ответственного за это дело прокурора Угнюса Висинаса, относящиеся к делу активы удалось заморозить, поэтому велик шанс их вернуть.

На пресс-конференции представители Генеральной прокуратуры и Службы расследования финансовых преступлений Литвы заявили, что дело затрагивает разные европейские страны, включая Великобританию, а также другие юрисдикции, в том числе Остров Мэн. Как подтвердили позднее в прокуратуре, важнейшие для расследования сведения содержались в утечке «файлы райских островов». (Глобальное расследование на ее основе в свое время возглавила немецкая газета Süddeutsche Zeitung и ICIJ — Международный консорциум журналистов-расследователей.)

Особую роль в деле играет здание в Лондоне по адресу Гросвенор-стрит, 43, фигурирующее в «файлах райских островов».

В 2008 году литовская компания Tristanas получила от банка Ukio крупный кредит. Официально его заявили как инвестиции в строительный проект в пригороде Вильнюса Данилишкес. Однако Tristanas в Данилишкесе не заложила ни одного камня.

Вместо этого деньги уплыли за рубеж и превратились в дом на Гросвенор-стрит. Здание принадлежит зарегистрированной на Острове Мэн фирме Vintage Holdings Limited, которой, в свою очередь, владеет племянница Романова Юлия Гончарук.

Когда Ukio лопнул в 2013 году, следователи начали выискивать сделки, через которые активы банка утекали к Романову и людям из его ближайшего окружения.

В 2014 году власти попытались арестовать здание на Гросвенор-стрит, но, похоже, к тому моменту его уже продали. Однако бо́льшая часть денег по этой сделке (всего 21 миллион фунтов стерлингов, или 27,5 миллиона долларов США) была в досягаемости для правоохранителей — эти финансы заморозили.

Разгорелась юридическая баталия между внешним управляющим Ukio, который пытался вернуть, возможно, похищенные активы, и компанией с Британских Виргинских Островов Exclusiva General, заявившей о себе как о крупном кредиторе фирмы Vintage Holdings.

Судя по утечке «файлов райских островов», юристы настаивали на том, что бенефициаром Exclusiva был Томас Лесчукайтис — в прошлом сотрудник правоохранительных органов, а ныне служащий мелкого муниципалитета в Литве.

Однако в электронном письме из той же утечки племянница Романова заявляет, что Exclusiva принадлежит ее матери (сестре Романова), а не Лесчукайтису.

Как подтвердили в Генпрокуратуре Литвы в ходе досудебной проверки, на деньги от сделки по продаже дома на Гросвенор-стрит приходится львиная доля активов, предположительно, выведенных из Ukio. На банковских счетах сейчас заморожено примерно 18,2 миллиона фунтов (23,8 миллиона долларов).

Однако, по имеющимся данным, 13 подозреваемых незаконно присвоили в общей сложности 41,6 миллиона евро (45,8 миллиона долларов). По словам следователей, власти активизировали мероприятия, чтобы вернуть активы Ukio и привлечь расхитителей к ответственности.

В прокуратуре подтвердили, что в числе прочих официальные обвинения предъявили Романову и его сестре Ольге Гончарук. Обвинения с племянницы экс-банкира сняли.

Когда Ukio еще действовал, он был одним из ключевых элементов ландромата «Тройка» и фигурировал в масштабном расследовании OCCRP, посвященном отмыванию денег.