Как Алишер Усманов c помощью сестер переводил средства внутри своей бизнес-империи и владел виллами на Сардинии

Связанный с Кремлем миллиардер Алишер Усманов пытается дистанцироваться от своих активов с помощью трастов, офшоров, швейцарских банков и родственников.

Главное из расследования

  • В своем ключевом бизнес-конгломерате Усманов сохраняет 49-процентную долю — чуть ниже санкционного порога. Остальная часть принадлежит множеству его секретных офшорных компаний, деловых партнеров и родственников
  • Одна из сестер Усманова, ташкентский гинеколог, была бенефициарным владельцем 27 банковских счетов в Швейцарии с сотнями миллионов долларов. Большинство счетов имели отношение к бизнес-империи Усманова.
  • OCCRP изучил более десятка отчетов о подозрительной финансовой активности компаний, связанных с Усмановым. Документы показывают, что сотрудники банков были озадачены количеством, казалось бы, не связанных между собой компаний, с которыми проводили операции компании Усманова.
  • Менеджер одного из банков сообщил о сомнительном движении по девяти банковским счетам Усманова, через которые с марта 2003-го по январь 2015 года прошли 182 подозрительные трансакции на общую сумму свыше 1,6 миллиарда долларов.
  • Личные активы олигарха, в том числе суперъяхта Dilbar с вертолетом и недвижимость в Великобритании, также формально принадлежат офшорным компаниям или непубличным трастам.

OCCRP нашел шесть вилл Усманова на побережье Коста-Смеральда, из них только одной он владел напрямую

В рамках проекта Russian Asset Tracker OCCRP и итальянское издание IRPI нашли еще пять вилл на побережье Коста-Смеральда, которые связаны с Усмановым и которые не были заморожены в рамках санкций. Их стоимость от 5,3 до 15,5 миллиона долларов.

Самая дорогая вилла — это часть комплекса как минимум из пяти соседних домов, связанных с Усмановым. Они расположены в Ромаццино, районе муниципалитета Арзакена на острове Сардиния. Участок принадлежит сестре Усманова Гульбахор Исмаиловой. Сама вилла принадлежит недавно ликвидированной компании Le Mimose, зарегистрированной на острове Мэн. Эта компания, в свою очередь, принадлежит бермудской компании Усманова Pauillac Property Limited.

Гульбахор Исмаилова владеет еще двумя виллами в том же комплексе напрямую. Другими виллами владеют итальянские компании Delemar SRL и Punta Capaccia, которые, в свою очередь, тоже принадлежит бермудской компании Усманова Pauillac Property Limited. В начале марта власти Италии заморозили виллу Усманова стоимостью 35 миллионов евро, которой он владел напрямую. Он праздновал покупку в 2012 году карнавалом: его гостей доставили из Венеции несколько десятков гондол.

Все активы Russian Asset Tracker, связанные с Алишером Усмановым, мы собрали на этой странице.

Сестра Усманова владеет 27 счетами в швейцарских банках. Большинство связаны с холдингом Усманова USM

Одна из сестер Усманова, ташкентский гинеколог Саодат Нурзиева, была бенефициарной владелицей 27 счетов в швейцарских банках, через которые за последние годы прошли миллиарды долларов. В апреле 2011 года только на одном из этих счетов было более 2,1 миллиарда долларов. У многих других максимальные балансы доходили до сотен миллионов. Большинство из них были связаны с бизнес-империей Усманова, поэтому непонятно, почему именно Нурзиева указана в качестве бенефициарного владельца счетов. Данные утечек показывают, что это корпоративные счета, и у шестнадцати из них контактная информация связана с холдингом USM, который Усманов использует для объединения своих деловых интересов.

Специалист по финансовым преступлениям Грэм Бэрроу назвал «необычной» ситуацию, когда настолько близкий член семьи использовался в качестве доверенного лица. Он предполагает, что причиной было то, что Саодат Нурзиева не была известной личностью, а близкие отношения между банком и Усмановым привели к тому, что учреждение не стало проводить тщательную проверку.

Usmanov's yacht, the Dilbar, with its helicopter
Фото: REUTERS/Yoruk Isik Гигантская яхта Усманова, Dilbar, с вертолетом в проливе Босфор у Стамбула. Фото 29 мая 2019 года.

Швейцарскими счетами владеет и другая сестра Усманова Гульбахор Исмаилова и ее муж.

Представители Усманова, отвечая на вопросы журналистов, отрицали, что Усманов «когда-либо распределял свое богатство среди своих родственников, чтобы скрыть его от любых правительств». Однако ранее пресс-служба Усманова писала, что его недвижимость в Великобритании и его яхта были «давно переданы в безотзывные трасты», чьи бенефициарные права теперь принадлежат его семье.

Банки неоднократно замечали подозрительные операции на счетах компаний, связанных с Усмановым

«Файлы FinCEN» — утечка более двух тысяч отчетов о подозрительной деятельности, представленных в Министерство финансов США банками и другими финансовыми организациями — показывает, что Усманов и его компании имели десятки счетов в Credit Suisse, а также других банках на Кипре, в России и в Латвии. Сотрудники банков неоднократно отмечали подозрительные трансакции на миллиарды долларов, многие из которых не имели четкой деловой цели, имели признаки возможного отмывания денег или вызывали другие подозрения.

Некоторые из них были личными счетами Усманова или принадлежали его реальному российскому бизнесу, но многие другие принадлежали его офшорным холдинговым компаниям или подозрительным компаниям, которые, предположительно, не имели четкой деловой цели и были зарегистрированы в офшорных юрисдикциях, таких, как Британские Виргинские острова.

К примеру, банк BNY Mellon, который выступал в качестве банка-корреспондента для компании Усманова Gallagher Holdings, обнаружил девять банковских счетов, принадлежащих компании, которые в 2003-2015 годы провели 182 подозрительных перевода на более чем 1,6 миллиарда долларов.

В отчете, представленном Министерству финансов США в 2016 году, банк написал, что «переводы вызывают подозрения в первую очередь потому, что Gallagher имеет признаки подставной компании. Банк также обнаружил, что многие переводы были на одни и те же суммы и регулярно повторялись, в некоторых переводах вместо плательщика и получателя были указаны названия банков, а источник средств и цель трансакций невозможно было установить.

Усманов получал деньги от сестры «на текущие расходы»

Отчет Deutsche Bank от 2017 года показывает, что Усманов перемещал деньги внутри своей бизнес-империи подозрительными способами. К примеру, он отправил шесть переводов на более чем 190 миллионов долларов самому себе в течение трех месяцев в 2017 году. Операции совершали через несколько личных счетов и счетов офшорных организаций, которые Усманов контролирует, без какой-либо очевидной экономической цели.

Подозрительными банкам казались и переводы, которые Усманов отправлял сестре Саодат Нурзиевой. Из отчета JP Morgan Chase Bank в 2017 году следует, что Усманов в 2012 году отправил ей три миллиона долларов, указав целью перевода «подарок».

Narzieva wears Dolce & Gabbana ensembles
Фото: Страница Саодат Нурзиевой в Facebook Саодат Нурзиева и члены ее семьи в Dolce & Gabbana

Пять месяцев спустя она отправила брату 100 тысяч долларов двумя переводами, в цели платежа указав «брату на текущие расходы» — это забавное утверждение, учитывая, что Усманов — всемирно известный мультимиллиардер.

Отчет, поданный Standard Chartered Bank, показывает, как Нурзиева распорядилась большей частью «подарка» брата. Она перевела более 2,5 миллионов долларов директору сталелитейной компании в ОАЭ Шохруху Насирходжаеву. Банк не смог установить цель перевода, так как их деятельность не пересекается. OCCRP выяснил, что Насирходжаев приходится Нурзиевой зятем. Это подтверждают комментарии на ее странице в Facebook.

В англоязычном заявлении, отправленном по электронной почте, представитель Нурзиевой назвал ее обычным гинекологом, «жизнь которой была бы совершенно не примечательна, если бы не тот факт, что братом ей приходится Алишер Усманов, безусловно очень успешный бизнесмен».

«Господин Усманов на протяжении многих лет был щедр к членам своей семьи, в том числе к госпоже Нурзиевой, — говорится в заявлении, — но у нее никогда не было официальной или неофициальной роли ни в одной компании господина Усманова. Она никогда не была посредником или номинальным владельцем ни в одной компании или бизнес-структуре господина Усманова».

Представитель добавил, что «не знает, почему ее [Нурзиевой] имя появилось в качестве [конечного бенефициарного владельца] в документах по каким-либо счетам в Credit Suisse, будь то 27 счетов или 270».

По словам представителя, Нурзиева «не помнит подробностей банковских транзакций (многолетней давности) и не знает, почему появился отчет о подозрительной деятельности».

Полную версию расследования на английском читайте здесь.

Другие материалы по теме

Recent stories

Subscribe to our weekly newsletter!

And get our latest investigations on organized crime and corruption delivered straight to your inbox.