Фото: MONUSCO / Abel Kavanagh. CC BY-SA 2.0

«Сделано в Китае»: как чешские компании скупали устаревшие боеприпасы десятками миллионов единиц

В 2008 году в Албании обернулась трагедией попытка утилизировать часть смертоносного арсенала устаревших боеприпасов, заполнявших склады еще со времен холодной войны.

Примерно в полдень 15 марта череда взрывов на армейской базе в деревне Гердец озарила гигантскими всполохами небо — снаряды разлетались по деревне, попадая в дома, а ударная волна докатилась до находящейся неподалеку столицы страны Тираны. Жертвами взрывов тогда стали как минимум 26 человек.

Но оказалось, что трагедия в Албании стала шансом для бизнеса для двух конкурирующих чешских фирм.

Как свидетельствуют полученные OCCRP документы и интервью, роковой инцидент в Гердеце вынудил албанские власти избавиться от опасных боеприпасов коммунистических времен и одновременно дал шанс чешским Real Trade Praha и STV Group, подконтрольным оружейным баронам Ярославу Стрнаду и Мартину Дрде, обратить весь процесс в коммерцию. Гигантские запасы ненадежных боеприпасов в Албании были готовы отдать почти за бесценок.

Стенд STV Group на оружейной выставке 2017 года в чешском Брно. Фото: STV Group

По внутренним данным албанской госкомпании, занятой экспортно-импортными поставками оружия (MEICO — Military Export Import Company), с 2010 по 2015 год связанная со Стрнадом Real Trade Praha и подконтрольная Дрде STV Group приобрели в общей сложности десятки миллионов единиц боеприпасов китайского производства.

Из документов также следует, что на складах в Албании чешские покупатели приобрели более ста тонн взрывчатки RDX, несмотря на серьезные опасения американских дипломатов относительно ее надежности.

Эти закупки невольно вызывают вопрос о дальнейшей судьбе столько внушительного количества боеприпасов. Устаревшие, крайне сомнительной «боепригодности» китайские патроны (сродни тем, что хранились на албанских складах) продать на международном рынке довольно проблематично. Они не используются армиями стран НАТО, включая чешскую. Однако наряду с устаревшими чешскими патронами сделанные десятилетия назад боеприпасы из Китая часто оказываются на полях сражений в Африке и на Ближнем Востоке.

«К таким боеприпасам интереса ни у военных, ни у полиции [в Европе] не будет. Я это просто не могу представить», — говорит Питер Вецеман, старший аналитик Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI).

По его словам, типичными покупателями такого товара, скорее всего, окажутся «страны, где мало денег, но срочно нужны боеприпасы, потому что имеет место вооруженный конфликт, и где система закупок функционирует не лучшим образом».

В свою очередь Джордж Бергезан, эксперт из Группы изучения данных о вопросах мира и безопасности (GRIP — the Group for Research and Information on Peace and Security), почти уверен, что «чешские фирмы реэкспортировали китайско-албанские боеприпасы третьим сторонам, и в конечном итоге они попали к сирийским повстанцам, иракским курдам, или силам центрального правительства Ирака, или же к афганским силам безопасности».

«Йемен или бедные, охваченные конфликтами африканские страны, как, например, Южный Судан, тоже могут быть конечными получателями боеприпасов», — полагает Бергезан.

Отдельная подборка конфиденциальных электронных писем, попавшая к журналистам, дает более полное представление о сделках Real Trade. Судя по ним, стараясь максимально «гладко» провести одну из поставок, компания обращалась за помощью к сербскому бизнесмену Петару Црногорацу, в прошлом подследственному в связи с делом о попытке продать оружие исламистам в Ливию.

«Я был рад подписать контракт»

Внутренние документы MEICO раскрывают подробности девяти сделок, которые албанский оружейный экспортер заключил с упомянутыми чешскими компаниями.

По имеющимся данным, с 2010 по 2015 год MEICO продала в Чехию в общей сложности 81 миллион патронов. Большая часть из них была китайского производства и в основном предназначалась для автоматов и пулеметов советского образца. Кроме того, чешские фирмы купили 358 минометных снарядов и почти 110 тонн взрывчатки RDX.

Из 81 миллиона патронов фирма Real Trade Praha закупила без малого 34 миллиона штук разного калибра (а также все 358 минометных мин). Конкуренты фирмы из STV Group Мартина Дрды вывезли из Албании 31 миллион патронов 7,62 × 39 мм, используемых в автоматах Калашникова и другом оружии советского типа. Эта партия боеприпасов обошлась STV Group в 920 160 долларов — примерно по три цента за патрон.

Оставшиеся почти 17 миллионов патронов MEICO тоже продала в Чехию, однако неясно, кто выступил покупателем.

За потенциальной продажей взрывчатки RDX еще с 2009 года следили американские дипломаты в Албании, о чем говорит обнародованная WikiLeaks внутренняя телеграмма сотрудников Госдепартамента США от июля того года.

Согласно телеграмме, после трагедии в Гердеце американские должностные лица просили власти Албании уничтожить, а не продавать за рубеж запасы RDX общим весом 150 тонн (эта взрывчатка хранилась в отдельном месте). Однако в той же телеграмме упомянуто о дошедших до дипломатов США слухах о том, что неназванная чешская компания уже пытается приобрести взрывчатку.

Оказавшиеся у OCCRP документы MEICO говорят, что практически 110 тонн RDX было продано в 2010 году. Однако в бумагах не фигурирует компания-покупатель — указано лишь, что местом назначения товара была Чешская Республика.

После инцидента в Гердеце руководить MEICO поставили нового директора — Гранита Леку. Он сразу дал понять, что намерен распродать устаревшее содержимое албанских военных складов.

Последствия взрывов на полевом складе боеприпасов в албанском Гердеце в 2008 году. Жертвами трагического инцидента стали 26 человек. Фото: STV Group

Журналистам OCCRP Лека подтвердил: его компания продала боеприпасы именно чешским фирмам.

«Я был очень рад подписать контракты с компаниями из Евросоюза с сертификатом конечного пользователя на руках, — признался Лека. — Контракты мы подписали не раздумывая, потому что они сделали нам очень выгодное предложение».

«По условиям соглашений чешские фирмы взяли на себя транспортировку [боеприпасов из Албании]», — добавил Лека.

«Кто купит это барахло?»

Неизвестно, что покупатели из Чехии сделали с приобретенным товаром.

Но одно ясно наверняка: они не продавали его чешской армии. Отвечая журналистам, официальный представитель вооруженных сил заявил, что войска страны полностью ориентированы на стандарты НАТО и не используют китайское оружие или боеприпасы.

Должностные лица принадлежащих Стрнаду компаний подтвердили: «Структуры из Czechoslovak Group покупают излишки боеприпасов, оружия, военной техники и запасных частей в разных странах Европы, в том числе в Албании». Собеседники при этом настаивали на том, что приобретенную продукцию продавали затем в основном клиентам из Евросоюза.

Представители STV Group отказались отвечать на вопросы журналистов.

Эксперты в области вооружений, к которым обратились журналисты, скептически отнеслись к возможной заинтересованности боеприпасами со стороны европейских покупателей с учетом срока хранения, типа и плохого состояния товара.

«Я уверен, что [значительная часть] этой партии находится в непригодном состоянии, что объясняет такую низкую цену», — полагает Бергезан.

Источник, близко знакомый с изначальной сделкой компании Real Trade 2010 года и просивший не называть его имя, опасаясь мести, сказал, что боеприпасы наверняка предназначались для перепродажи в зоны конфликтов, в первую очередь в Африку. Впрочем, в подтверждение своего мнения он не предоставил дополнительной документации.

«Боеприпасы, про которые вы спрашиваете… сами подумайте: кто такое купит? Никакая регулярная армия, ни американцы, ни русские», — добавил источник.

«Из ста патронов в коробке не выстрелят, наверно, 30 или 10 — кто знает, когда речь идет о таком хламе. Но каким-нибудь полувоенным формированиям или бандитским группировкам в Африке все равно — у них спрос не такой строгий».

Аналитик Питер Вецеман из SIPRI отметил, что при наличии санкции чешских властей у местных экспортеров боеприпасов вряд ли возникнут большие сложности при отправке грузов в большинство стран или большинству вооруженных группировок.

«Я думаю, их шансы получить разрешение на экспорт очень высоки, ведь можно по пальцам пересчитать места, куда им формально запрещено ввозить боеприпасы», — поясняет он.

Здесь Вецеман упомянул страны, находящиеся под эмбарго Евросоюза или ООН, такие как Южный Судан, Судан и Иран.

Представитель Real Trade по этому поводу заявил: «Компании, входящие в CSG Group, строго соблюдают все национальные и международные требования, касающиеся торговли военным снаряжением. Поэтому все экспортные операции происходят на основании действующих лицензий конечного пользователя».

«СТРОГО КОНФИДЕНЦИАЛЬНО!!!»

Полученный OCCRP и его партнерами массив сообщений из внутренней переписки сотрудников Стрнада проливает свет на сделки бизнесмена на Балканах.

Судя по электронным письмам, отправленным потенциальным бизнес-партнерам в регионе, фирмы Стрнада искали возможность купить боеприпасы и в других странах, но на этот раз не китайского производства. Письма подтверждают, что Стрнад лично следил за всеми деталями бизнеса. Из них также явствует, что подчиненные ему директора контактировали со скандальным сербским оружейным дилером, обвиненным в различных преступлениях.

В электронном письме македонскому бизнес-партнеру от марта 2010 года с предупреждением «СТРОГО КОНФИДЕНЦИАЛЬНО!!!» один из директоров Real Trade, Петр Русек, раскрывает данные о первом контракте его фирмы на покупку китайских боеприпасов у албанской MEICO. В письме он сообщает, что ищет шанс приобрести и другие боеприпасы различного калибра, но оговаривается, что они должны быть не китайского производства (“no China”).

Копию этого письма Русек отправил Стрнаду и еще одному директору компании.

В другом электронном письме Русек просит некоего серба, к которому он обращается «г-н Трнинич», помочь обеспечить надежный транзит грузовика с боеприпасами через Сербию. Автор письма отмечает, что уже достигнуты договоренности о прохождении машины через Македонию и Венгрию. Описание маршрута в письме совпадает со сведениями из внутренних документов MEICO.

Грузовик, который планировалось отправить в конце января, вероятно, будет первой из значительного числа подобных машин, как писал Русек.

Русек сообщал Трниничу, что ему порекомендовал его Петар Црногорац, владелец сербской оружейной фирмы CPR Impex.

Црногорацу неоднократно вменяли нарушения и манипуляции с законом. Ранее OCCRP и партнеры Центра провели расследование и выяснили, что CPR Impex выступала посредником при продаже европейского оружия Саудовской Аравии, которое затем наверняка оказалось у сирийских повстанцев.

В 2014 году Црногораца арестовали в Сербии по обвинению в получении инсайдерской информации о тендерах по продаже излишков военного снаряжения. Позднее обвинения с него сняли.

В 2015 году комиссия ООН проверяла одно из подразделений CPR Impex в связи с обвинениями в продаже оружия исламистам в Ливии. Тогда Црногорац подтвердил, что дискуссии о поставках оружия в североафриканскую страну шли, однако сделка в итоге якобы так и не была заключена.

В 2016 году комиссия ООН сообщила о получении официальной информации от властей Черногории и Сербии, согласно которой к властям этих стран не обращались за разрешением на поставки оружия в Ливию.

Петар Црногорац отказался предоставить комментарий для этой статьи.

Прочитайте также о предприятиях, которые чешские оружейные компании купили на территории бывшей Югославии.

 

В статье дополнительно использованы материалы журналистов Александры Денковской и Шинейд Каролан.

Статья была подготовлена в сотрудничестве с BIRN (Албания), Чешским центром журналистов-расследователей, Журналистским объединением по исследованию преступности и коррупции (KRIK), NOVA TV.

Другие материалы по теме