Фото: YouTube

Как торговля гражданством превратила швейцарского бизнесмена в «паспортного короля»

Предполагалось пообедать вместе, но пока другие с аппетитом поедали спагетти, швейцарский бизнесмен Кристиан Кэлин лишь попивал минералку.

Кэлин со спутниками сидел в ресторане с видом на поле для гольфа в Фригет-Бэй на карибском острове Сент-Китс. Подтянутый, с мягким уверенным голосом Кэлин приехал, чтобы присматривать за ходом выборов в бывшей британской колонии, намеченных на 25 января 2010 года.

Вместе с ним был Александр Никс, ныне скандально известный основатель фирмы Cambridge Analytica. Тогда этот уже немолодой выпускник Итона в элегантных очках отвечал за выборные процессы в компании Strategic Communications Laboratories, известной также как SCL.

Никса наняли, чтобы помочь премьеру Сент-Китс и Невис лейбористу Дензилу Дугласу пойти на четвертый срок. Кэлин хотел знать, каковы шансы Дугласа, ведь швейцарец не раз помогал SCL и «ее кандидату» советом.

На Карибах 46-летнего Кэлина прозвали «паспортным королем» — небольшую контору консультантов по управлению частными активами он превратил во флагмана глобальной отрасли, где крутятся три миллиарда долларов. Его компания Henley & Partners подсказывает маленьким странам, как делать деньги на паспортах — вполне легальное занятие.

За пожертвования в национальный трастовый фонд, покупку недвижимости или гособлигаций иностранцам могут дать гражданство юрисдикций, где они никогда не жили.

На «паспортном бизнесе» Henley уже заработала десятки миллионов долларов, причем первый крупный заказ компания получила от властей Сент-Китс и Невис. Пусть звезда Никса теперь закатилась, дела у Кэлина и его отрасли явно идут в гору. Впрочем, к самой отрасли появляется все больше вопросов.

Схемы получения «золотых паспортов» стали серьезно беспокоить европейские правительства и спецслужбы. Ведь несколько сотен тысяч долларов, выложенных за «правильный» паспорт «нужной» державы, дают его обладателю право попасть почти в любую страну. Сумма вполне разумная для законопослушных коммерсантов. Но правоохранители опасаются, что предложение устроит и преступников, а также дельцов, зарабатывающих на нарушении санкций.

«Сделка с дьяволом»

В июле «паспортным бизнесом» и его истоками заинтересовались в Комитете культуры, СМИ, спорта и цифровых технологий британского парламента. Начав с ситуации с «фейковыми новостями», очень скоро депутаты оказались лицом к лицу с актуальной сегодня проблемой использования специальных приемов — законных и грязных, чтобы манипулировать выборами, а потенциально — подтачивать демократические устои.

Представленные членам комитета свидетельства разоблачали беспринципные действия Cambridge Analytica и ее сестринской компании SCL. Позднее в небольшом разделе своего 89-страничного доклада для внутреннего пользования комитет привел мнения свидетелей о «сделке с дьяволом» (сродни фаустовской) между Никсом и Кэлином. Задачей этого «пакта» было влиять на выборы в тех местах, которые Henley видела своими новыми рынками.

Экс-глава фирмы Cambridge Analytica Александр Никс отвечает на вопросы членов Комитета культуры, СМИ, спорта и цифровых технологий британского парламента. Июнь 2018 г. Фото: YouTube

За многими мероприятиями SCL на Карибах стояла «тень» фирмы Henley, которая «находила инвесторов для финансирования кампаний», как утверждают авторы доклада. «Взамен, — продолжают британские депутаты, — Henley & Partners получала эксклюзивные права на выдачу «золотых паспортов» в конкретной стране».

Обвинение весьма серьезное, но Кэлин отметает его как полностью лживое: по его словам, не было ни «сделки с дьяволом», ни закулисных рычагов влияния, ни выплат, ни коммерческих договоренностей, ни — естественно — нарушения закона.

«Материал у вас хороший, — заявил Кэлин газете The Guardian. — Вот только вы общаетесь не с теми людьми».

Последние пять месяцев журналисты британского издания изучают эволюцию глобального «паспортного бизнеса», чтобы понять, что тогда связывало этих двух джентльменов и две их компании и повлияло ли это как-то на происходящее сегодня.

Подробности из сотен электронных писем и внутренних документов SCL, подтвержденные беседами с ключевыми участниками событий, проливают новый свет на те взаимоотношения, а также на проблемы, которые возникают от недостатка гласности.

Журналистские данные однозначно заставляют задуматься о том, как устроены выборы в Карибском регионе. Они же четко указывают на огромное влияние Кэлина в этой точке планеты.

Историю успеха компании Henley можно вести с 2006 года, когда по пятилетнему контракту ей поручили «перезапустить» действовавшую в Сент-Китс и Невис программу «гражданство в обмен на инвестиции». Каждая одобренная заявка приносила Henley 20 тысяч долларов. На сегодня власти Сент-Китс и Невис продали уже больше 16 тысяч паспортов за 250 тысяч долларов каждый.

Деньги за паспорта стали для страны манной небесной: незадолго до реанимации схемы случился коллапс на рынке сахара, продажа которого поддерживала островную экономику все годы независимости. У карибских паспортов большой плюс: их обладателям не нужна виза для поездок в 130 стран, включая Великобританию и многие другие страны Европы — объект мечтаний богатых представителей российской, китайской и ближневосточной элиты.

Когда в 2009 году острова Сент-Китс и Невис заключили договор о снятии ограничений на поездки в Европу, число покупателей местных паспортов за год подскочило вдвое.

Изучая деятельность компании SCL, британские парламентарии среди прочего хотели выяснить, кто спонсировал ее работу на выборах в Карибском бассейне.

Похоже, Александр Никс знал, что ответить. Вот его слова, обращенные к комитету: «Насколько я могу судить, он (Кэлин) вполне мог финансировать выборы или делать взносы в интересах выборных кампаний», которыми занималась SCL.

Свое мнение высказала и Лейбористская партия островов Сент-Китс и Невис. Высокопоставленный источник на условиях анонимности клятвенно заверил, что сама партия не заплатила SCL ни цента. Источник предположил, что Henley через свои связи выходила на людей, готовых раскошелиться.

«Henley искала и общалась с теми, кто хотел внести пожертвование на проведение кампании», — заявил источник.

«Лейбористской партии никогда не сообщали, кто были эти люди. Мы знали только, что SCL занимается мероприятиями кампании, а Кэлину поручено обеспечить оплату. Персоналии жертвователей нас действительно никогда не интересовали».

Согласно источникам, в ноябре 2009 года Никс электронным письмом отправил Дугласу примерную смету расходов на свою работу на предстоящих выборах. Сумма была равна примерно 2,7 миллиона долларов, при этом копия письма, очевидно, ушла и Кэлину, хотя, по его словам, он не припомнит такого сообщения.

Итак, Henley обеспечивала финансирование и организовывала оплату счетов? Кэлин это отрицает. «Полная чушь. Заявления о том, будто мы занимались привлечением и распределением финансов, лживые», — утверждает он.

Кэлин настаивает: никакой планомерной работы ни с его стороны, ни со стороны Henley по сбору денег для SCL не было. Впрочем, он признаёт, что многие его богатые клиенты могли давать средства на проведение кампании.

Кэлин рассказал о встречах, на которых он представлял разных людей Дугласу и SCL. По его словам, он считал это частью своей работы в качестве почетного консула Сент-Китс и Невис в Швейцарии.

«В тот период я контактировал с клиентами напрямую. Они доверяли мне. Премьер-министр доверял мне. Поэтому я многих ему представлял. Наверняка значительная часть этих людей потом могла делать пожертвования».

Определенная доля этих взносов, как говорит Кэлин, вероятно, поступала прямо в SCL, но не все жертвователи были клиентами Henley.

Он утверждает, что от поддержки лейбористов ничего не выигрывал, так как контракт в рамках «паспортной программы» был подписан с правительством, а не с политической партией. Кроме того, в документе был пункт о продлении его еще на пять лет при выполнении Henley определенных условий.

Паспорта разных государств — главный «товар» фирмы Henley & Partners. Фото: B. Byamba / Flickr

Если верить Кэлину, то условия фирма соблюла, и контракт продлили до середины 2011 года. Впрочем, уже через два года Henley и правительство карибского государства расторгли его по обоюдному согласию.

«Если бы мы влияли на выборы, чтобы получить что-то взамен, то наш контракт продлили бы безо всяких вопросов», — говорит швейцарец.

Поэтому, резюмирует он, озвученные британским депутатам утверждения о «сделке с дьяволом» — некой договоренности между Henley и SCL — доказательство того, что он стал жертвой нечистоплотных нападок, вызванных политическими и коммерческими интересами.

Видно, что тема взаимоотношений его фирмы с SCL для Кэлина тоже весьма чувствительна: между ними якобы не было «формальных отношений». Фирмам приходилось контактировать лишь потому, что они работали в одном месте в одно время и консультировали один круг клиентов.

Однако изученные журналистами The Guardian документы подтверждают тесное сотрудничество SCL и Henley.

Обеспечив переизбрание Дугласа в 2010 году, компания SCL сосредоточилась на выборах в Сент-Винсенте и Гренадинах. Судя по документам, в ходе кампании Кэлин чуть ли не ежедневно общался с Никсом и другими сотрудниками SCL.

Есть предположения, что швейцарский бизнесмен принимал непосредственное участие в разработке стратегии и время от времени лично консультировал сотрудников SCL, которые вели избирательную кампанию лидера оппозиции Арнима Юстаса.

Кэлин признаёт, что был сторонником Юстаса — бывшего министра финансов, поддерживавшего продвигаемую Henley схему получения гражданства. Но он настаивает на том, что Henley не принимала участия в кампании SCL.

«Разумеется, в общем смысле нам был интересен результат, — сказал Кэлин в ходе интервью в лондонском офисе Henley. — И в этом нет ничего плохого».

Но он заявляет, что предварительного соглашения о заключении договора с Henley или каких-либо других особых условий на случай победы Юстаса не было. И в самом деле, намерения внести изменения в схему выдачи гражданства не нашли отражения в манифесте кандидата.

От паспортов к избирательным урнам

Даже сейчас те выборы вспоминают как самые грязные в истории относительно молодой демократии Восточно-карибских государств. «Избирательные кампании достигли нового дна, — вспоминает Джуд Найт из местной газеты Searchlight. — Такого в нашем регионе еще не бывало».

Агрессивные методы обеих сторон привели к тому, что сотрудники SCL стали опасаться за свою безопасность.

Они разработали план срочной эвакуации, сигналом к которой должно было стать сообщение с текстом “NODUFF”.

Услуги SCL обошлись в круглую сумму. Среди прочего был обнаружен документ, похожий на смету проведения кампании. Он датирован апрелем 2010 года, и в нем указана сумма — чуть менее пяти миллионов долларов за 80 000 избирателей. Еще один документ, описывающий стратегию SCL, озаглавлен “financier presso”.

Бывший сотрудник компании сказал репортерам The Guardian, что он был составлен для Кэлина и что тот получил его в видеозвонке через Skype. А второй информатор сообщил, что эта сводная таблица о расходах SCL была одной из многих подготовленных для Кэлина.

Но ни в одном из документов, которые обнаружили сотрудники The Guardian, не было указано, кто именно оплачивал счета. Кэлин отрицает, что это был он, но признает, что принимал в выборах более активное участие, чем стоило бы.

За четыре дня до открытия избирательных участков Юстас провел последний предвыборный митинг на стадионе Victoria Park в Кингстауне. В руке он держал манифест партии.

В нем говорилось, что Новая демократическая партия (NDP) провела «беседы с несколькими заинтересованными инвесторами» из других стран, и в случае победы те готовы потратить миллионы долларов на ряд новых проектов — в том числе курорт, сеть розничных банков и главный региональный офис строительной группы.

Юстас не назвал потенциальных инвесторов. Судя по переписке, он даже не знал их имен. Зато Кэлин их знал наверняка.

За несколько дней до митинга он прислал Юстасу электронное письмо. «Вот что мы сможем для вас сделать, если вы придете к власти, — написал он. — Можете использовать любые из перечисленных пунктов в своем манифесте, предвыборной агитации и т. д. Я лично вам гарантирую, что все это мы сможем осуществить».

Несмотря на все усилия, 13 декабря Юстас проиграл на выборах. Но Кэлин не желал мириться с таким результатом. Судя по документам, он призывал NDP подать апелляцию. Партия получила лишь на один мандат меньше, и многие считали, что для беспокойства есть основания.

На следующий день после выборов в SCL написали для Юстаса речь. Сначала ее отправили Кэлину, а затем переслали кандидату с таким комментарием: «Пожалуйста, ознакомьтесь с текстом вместе со своим юристом, постарайтесь не вносить коррективы или свести их к минимуму. Обратитесь с этой речью к гражданам. Она вписывается в обширную схему, которую мы разрабатываем для достижения желаемых целей».

Юстас выступил с речью. Он отметил, что в SCL для него часто писали черновики выступлений. В итоге его протест не увенчался успехом. В SCL решили, что он устал действовать по указке: об этом говорят результаты опроса, который получило руководство компании и Кэлин.

Но на Юстаса это было непохоже. В своем заявлении для The Guardian он сказал, что думать, будто за избирательную кампанию отвечала SCL или Henley, — «весьма снисходительно», хотя отметил, что Кэлин давал ему советы.

Что же до финансирования кампании, то он сказал, что международных инвесторов «представляла компания Henley & Partners» и что «некоторые из взносов перечисляли напрямую в SCL».

Кэлин заявляет, что не давал никаких инструкций SCL или Юстасу. Он сказал, что его клиенты могли перечислять средства в SCL в Сент-Винсенте, но отрицает, что был посредником. Однако он признал, что не стоило вмешиваться в политический процесс.

«Оглядываясь назад, я бы сказал, что мы напрасно принимали в этом такое горячее участие, со стороны все это выглядит неважно. Теперь-то это очевидно».

И добавил: «Согласен, это было наивно. Несмотря на мой опыт работы на Карибах, в политических кампаниях я полный профан».

Так или иначе, никто не знает или не хочет говорить о том, кто оплатил работу SCL в Сент-Китсе и Сент-Винсенте. Никс молчит. Кэлин говорит, что это не он.

Между тем это очень важный вопрос, поскольку в обеих кампаниях бо́льшая часть денег ушла как раз на услуги SCL. В их число входила реклама на ТВ, радио и рекламных щитах, чартерные перелеты для избирателей из карибской диаспоры и организация роскошных митингов с фейерверками и музыкантами.

Ни в одном из двух государств нет закона, обязывающего политические партии называть имена спонсоров или отчитываться о расходах. Региональные организации, в том числе Организация американских государств, настаивали на большей прозрачности, заявляя, что суммы расходов на выборы растут, а граждане об этом ничего не знают.

Неудивительно, что США и Великобритания, как и прочие, выражали беспокойство по поводу программ «паспорт за наличные», которые стали популярны в Карибском бассейне.

Известный юрист из Тринидада и Тобаго Файярд Хосейн считает, что некоторые вопросы требуют ответов. Кэлин нанял его для наблюдения за голосованием и выборами в Сент-Винсенте.

До сих пор Хосейн молчал, но разоблачение Cambridge Analytica заставило его высказать свои опасения.

После поражения Юстаса Хосейн сообщил, что он обедал с Кэлином. «Он попросил меня выставить счет, но я не стал этого делать, поскольку был уверен, что работаю на общественных началах».

Но его до сих пор тревожат эти выборы, роль SCL и отсутствие информации о спонсорах кампании. «Я искренне хочу прояснить вопрос насчет вмешательства в выборы иностранных агентов».

В июле Henley выиграла тендер на контракт с молдавским правительством, а до этого занималась программой для Гренады. В прошлом году компания открыла офис в Сент-Люсии.

Но главным ее клиентом с 2014 года остается Мальта. Ее паспорт особенно ценится, поскольку дает право жить и работать в любой европейской стране.

Через восемь лет после обеда в Фригет-Бэй корабль SCL сел на мель, а судно Кэлина по-прежнему на плаву.

В подготовке репортажа принимала участие Стефани Кирхгесснер

Другие материалы по теме