Фото: Edin Pasovic

Как французский мошенник покорял вершины мировой торговли оружием

Путешествие в Африку стало лишь очередным спектаклем Пьера Конрада Дадака.

Морозным днем в январе 2012 года самолет Bombardier Challenger 601 вылетел из варшавского аэропорта имени Фредерика Шопена. Этот лайнер бизнес-класса принадлежал властям Гамбии — погрязшего в нищете государства на западе Африки. Однако чиновников на борту не было.

Пассажирами лайнера были охотники за наживой из самых разных стран. Француз Дадак, известный своим красноречием, представлял интересы польского государственного оружейного гиганта Bumar. С ним летели два ливанских бизнесмена, канадский брокер из оборонной промышленности и двое телохранителей Дадака — действующий и бывший сотрудники польского Бюро охраны правительства (BOR), которое отвечает за безопасность высокопоставленных чиновников.

Дадак собрал этих людей для поездки в Гамбию, чтобы провести переговоры по сделке о поставках оружия на сумму 350 миллионов долларов с тогдашним диктатором Яйей Джамме.

Однако, как рассказали журналистам Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и его партнеров двое пассажиров того рейса, дело почти сразу приняло неожиданный оборот.

К их огромному удивлению, 35-летний Дадак посадил самолет в Марселе, чтобы забрать там еще одного пассажира — известного местного криминального авторитета Франка Баррези.

В самолете Баррези разговаривал только с Дадаком. К тому моменту, как они добрались до Западной Африки, даже бывалый мафиози с трудом понимал, что происходит.

«Я помню, что Франк Баррези был явно не в своей тарелке, — вспоминает канадский бизнесмен Тьерри Карбу. — Он говорил: «Понятия не имею, зачем я тут».

Впоследствии это непонимание лишь усугубилось.

После нескольких дней переговоров им удалось заключить сделку с Джамме. Тем не менее после их возвращения оказалось, что дальше дело не продвигается. Дадак, который вытянул из своих партнеров 100 тысяч долларов на первоначальные взносы и расходы на использование самолета, путался в показаниях и, судя по всему, тянул время.

Партнеры Дадака рассказали журналистам, что в итоге осознали: это была афера.

«В его словах не было ни слова правды», — говорит один из ливанских бизнесменов, Ричард Джреиссати.

Но даже когда они это поняли, вся ситуация яснее не стала.

Почему Дадак удовлетворился этими тысячами долларов, когда на кону были миллионы?

Зачем везти с собой французского мафиози, который был в этом вовсе не заинтересован?

«Все это остается для меня большой загадкой», — говорит Джреиссати.

Испанская полиция арестовывает члена предполагаемой группировки Дадака в его доме на Ибице в июле 2016 года. Фото: Национальная полиция Испании

Рейд

Как выяснилось в ходе совместного расследования OCCRP и его партнеров, Джреиссати стал жертвой хитроумных махинаций мелкого парижского мошенника, который перевоплотился в дирижера мировой торговли оружием, предположительно, замешанного в преступных схемах, отмывании денег и, по мнению правоохранителей, незаконной торговле оружием.

В течение более чем пяти лет Дадак выступал в роли международного махинатора, собиравшего единомышленников в своем ослепительно белом особняке на Ибице. Путешествие в Гамбию стало лишь очередным звеном в целой цепочке феерических проколов, которые привлекли внимание органов правопорядка во Франции, Польше, США, Бельгии, Германии, Швейцарии и Испании.

14 июля 2016 года этот цирк закончился. Около сотни вооруженных испанских полицейских ворвались во владения Дадака: на входе красовалась фальшивая табличка о том, что это якобы дипломатическая резиденция Гвинеи-Бисау — еще одной нищей западноафриканской страны. Стражи порядка повалили Дадака на землю в одном нижнем белье. Тогда же они арестовали бывшую девушку Дадака, украинку Катерину Диргину, в прошлом модель, а также двоих граждан Нидерландов, двух польских телохранителей и сотрудника местной полиции. Кроме того, на территории они нашли и изъяли около дюжины шикарных автомобилей — несколько Bentley и Ferrari и один Lamborghini.

По мнению полиции, этот рейд положил конец деятельности международной банды по торговле оружием, которая продавала смертоносный товар по всему миру, в том числе в страны, в отношении которых действует эмбарго, например, Южный Судан.

Тем не менее в этой мозаике не хватало множества важнейших элементов. В конце прошлого года Дадак был отпущен под залог, несмотря на то что в Испании он по-прежнему находится под следствием по подозрению в мошенничестве и отмывании денег. Ему запрещено покидать страну. Еще одно дело о торговле оружием пока «висит» из-за отсутствия доверия между европейскими правоохранителями.

Журналисты OCCRP и партнерских организаций больше года изучали материалы испанского и французского расследований, отправляли многочисленные запросы на основе закона о свободном доступе к информации и провели десятки интервью, пытаясь разобраться, чем же именно занимался Дадак.

Находки их оказались весьма тревожными. Дело Дадака открыло журналистам дверь в мир международной торговли оружием, где из-за недостатка контроля и регулирования сколотить состояние могут даже самые беспринципные дельцы. Кроме того, оно указало на зияющие дыры в европейской правоохранительной системе.

Несмотря на послужной список из мошенничества и подлогов, Дадаку удалось занять высокий пост в холдинге Bumar — в то время одном из крупнейших государственных производителей оружия в Центральной Европе, оставшись при этом тайным партнером бывшего заместителя министра обороны Польши.

Пользуясь своим положением, Дадак вел переговоры о сделках на поставки оружия на сотни миллионов долларов в Азии, Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Однако, по рассказам его деловых партнеров, многие контракты так и не были подписаны. Вместо этого, по их словам, Дадак вытягивал из них миллионы долларов на первоначальные взносы и другие расходы, а затем скрывался с этими деньгами. Те, кто осмеливался ему перечить, получали в свой адрес чудовищные угрозы.

Согласно материалам дела, Дадака также подозревают в финансовых связях с марсельским криминалитетом и обвиняют в организации незаконных финансовых схем по всей Европе.

При этом, судя по всему, он пользовался определенной защитой в Польше, где правоохранители предпринимали лишь вялые попытки его преследования даже на фоне новых, все более серьезных подозрений. И даже когда испанская полиция наконец «вышла на финишную прямую» в начале 2016 года, похоже, что Дадака спасла утечка информации из польских спецслужб.

В итоге все попытки выстроить международное расследование его предполагаемых незаконных торговых схем оказались безрезультатными.

«История Дадака прекрасно иллюстрирует всю аморальность торговли оружием, — сказал в интервью OCCRP Эндрю Фейнстейн, борец с коррупцией и автор книги The Shadow World: Inside the Global Arms Trade («Темная сторона: за кулисами международной торговли оружием»). — Грань между торговцами оружием и аферистами очень тонка. Многие из этих людей напоминают карикатуры, они себе на уме и зачастую неадекватны».

«Невероятно, как на их крючок клюет компания за компанией, страна за страной. Это объясняется тем, что вся эта сфера крайне непрозрачна, и потому это идеальная среда для таких вот умельцев».

Двое телохранителей стоят около принадлежащих Дадаку автомобилей. Фото: Национальная полиция Испании

Перевоплощение

Дадак родился в Париже в 1976 году в семье эмигрантов из коммунистической Польши. Молодость он провел в барах в фешенебельном 16-м округе и клубах на юге страны, проматывая деньги и организовывая мелкие мошеннические схемы.

По официальным данным, с 2000 по 2006 год во Франции его арестовывали не менее пяти раз, и у полиции были свидетельства «укрывательства, мошенничества, использования поддельных официальных документов, неуплаты налогов, краж и умышленного насилия» с его стороны. Последним его местом работы в Париже до 2008 года была компания, занимающаяся разработкой программного обеспечения.

К концу того десятилетия Дадак перебрался в Польшу, где у него также было гражданство. Там он перевоплотился в воротилу местной оружейной промышленности, которая приносит государству сотни миллионов долларов в год за счет экспортных контрактов.

Вскоре Дадак нашел себе влиятельного польского покровителя — бизнесмена Кшиштофа Вегжина, раньше занимавшего должность заместителя министра обороны.

В феврале 2010 года Дадак подписал контракт с государственным производителем оружия Bumar. Через какое-то время он был назначен «консультантом при совете директоров», отвечающим за развитие бизнеса в Африке и Латинской Америке. Бывший замминистра обороны Вегжин оставался в роли его теневого партнера: ему принадлежали 10 процентов компании Rosevar Holdings, которую Дадак зарегистрировал на Кипре, чтобы напрямую заключать сделки с Bumar.

В одном из интервью Вегжин подтвердил, что сотрудничал с Дадаком, чтобы «помочь Польше завоевать новые рынки», но дальше говорить об этом отказался.

По словам Вегжина, они с Дадаком всего лишь предоставляли «консалтинговые услуги».

Эта роль приблизила Дадака к вершине польской оборонной промышленности: на Bumar, ныне «Польский оборонный холдинг», работают порядка 17 тысяч сотрудников более чем 60 компаний, производящих оружие, танки, боеприпасы и промышленное оборудование.

Остается неясным, доводил ли Дадак до логического завершения сделки, которые заключал от лица компании. В ответ на вопросы репортеров представители холдинга сообщили, что почти за три года, в течение которых Дадак был их подрядчиком, он не закрыл ни одной сделки. Журналистам также не удалось найти примеров его реальных продаж.

Тем не менее это предприятие оказалось для него весьма прибыльным.

Полдюжины бывших деловых партнеров Дадака, а также трое нынешних и бывших сотрудников Bumar заявили, что он пользовался своим положением, чтобы заключать сделки для компании по всему миру; по крайней мере в некоторых случаях ей об этом было известно. Полученные журналистами документы это подтверждают.

Бизнесмены договорились о том, как будет работать Дадак: он будет обещать эксклюзивное партнерство в обмен на оплату лицензионных сборов и расходов на регистрацию компаний. Огромная часть затрат была связана с перелетами.

«Так он и поступал со своими жертвами, которые тем временем открывали записные книжки и назначали встречи с главами государств и министрами», — говорит канадский бизнесмен Карбу, который летал с Дадаком в Гамбию.

В других случаях Дадак строил из себя состоятельного и великодушного хозяина. Гости его дома на Ибице, где он жил как минимум с 2010 года, описывали журналистам шикарное место, не уступающее голливудским виллам. Внизу сверкает Средиземное море, Дадак и Диргина развлекают гостей, а за их покоем следит целый отряд телохранителей. Иногда они ездили в местные городки и гавани, где тусовались с представителями европейской светской элиты.

Бизнесмены, имевшие дело с Дадаком, рассказали журналистам, что они заплатили ему миллионы долларов в надежде получить контракты на поставки оружия по меньшей мере на трех континентах. Согласно документам и рассказам участников, он вел переговоры в Гамбии, Колумбии, Ливии, Индии, Камеруне, Карибских Нидерландах, Аргентине, Чили, Гватемале, ОАЭ и Мьянме.

По словам его бывших партнеров, Дадак неплохо зарабатывал на этих мнимых сделках, ни одна из которых, судя по всему, так и не была заключена. Как минимум двое из них жаловались представителям Bumar, но безрезультатно.

О некоторых из этих сделок руководству холдинга было прекрасно известно. В распоряжении журналистов оказались подписанные в 2010 году договоры между Дадаком и Bumar, по условиям которых его компания получала исключительные права на продажу колумбийским вооруженным силам военной техники, в том числе бронемашин, зенитных ракет и боеприпасов на сумму не менее 120 миллионов долларов. Представители компании подтвердили, что поставка так и не состоялась.

Гамбийская сделка также была одобрена руководством Bumar. Карбу передал OCCRP и его партнерам визитки полудюжины начальников холдинга, которые он собрал в варшавских офисах Bumar перед поездкой в Африку, состоявшейся в январе 2012 года. Его рассказ об этом путешествии совпадает с историей, которую ливанский бизнесмен Джреиссати поведал журналистам в другом интервью, а также с жалобой, которую он подал в Bumar в 2012 году.

По словам Карбу, именно бывший замминистра обороны Вегжин открыл Дадаку путь в государственный военно-промышленный холдинг.

В сумбурном телефонном интервью, длившемся больше часа, которое Дадак дал партнеру OCCRP, изданию Le Monde, он отрицал свою причастность к преступной деятельности и заявил, что занимался «геополитическим прогнозированием и аналитикой для польских властей и холдинга Bumar».

«Из меня делают какого-то Пабло Эскобара, но это не так, — сказал он. — Я не считаю себя преступником. Совсем наоборот».

Особняк Дадака на Ибице. Фото: TVN

Тревожные звоночки

После нелепого путешествия в Гамбию в январе 2012 года польские власти должны были заподозрить, что с Дадаком что-то нечисто.

Оказывается, что, когда он работал на Bumar, о нем уже знала французская полиция, которая вела расследование в отношении другого пассажира того африканского рейса — Франка Баррези.

В течение многих лет полиция считала Франка и двух его братьев, Жан-Люка и Бернара, одной из наиболее влиятельных семей марсельского криминального подполья, так что они автоматически причислялись к элите французской оргпреступности.

В 2012 году французские правоохранители пристально наблюдали за севшим в Марселе лайнером, принадлежащим гамбийским властям. Местные власти как минимум с 2011 года вели следствие по делам (в том числе о предполагаемом отмывании денег), связанным с кланом Баррези.

Известие о том, что Дадак путешествовал в компании телохранителей, работавших на Бюро охраны правительства (BOR), дошло до Польши. В 2013 году Бюро начало внутреннее расследование, но за ним не последовало никаких увольнений, как сообщили в ответ на вопросы журналистов представители Управления охраны государства.

Французские правоохранители также стали подозревать о финансовых связях между Дадаком и кланом Баррези.

Еще в 2011 году возникли предположения о том, что компания, связанная с преступной сетью Франка Баррези, перевела принадлежащей Дадаку фирме Vinams Enterprises более 200 тысяч евро, о чем свидетельствуют банковские документы из материалов дела.

Из документов о трансакциях также видно, что Дадак использовал тот же самый счет для сбора первоначальных взносов по сделкам для Bumar в Гамбии и других странах.

Согласно материалам дела, французские власти еще в октябре 2012 года связались с прокуратурой Кракова, чтобы запросить информацию об этой компании. Судя по всему, этот запрос до холдинга Bumar тоже не дошел.

Французское расследование плодов не принесло. Несмотря на то что в 2014 году Баррези арестовали, следствие по этому делу было закрыто. Никаких обвинений Дадаку не предъявили.

Однако впоследствии собранная французскими правоохранителями информация пригодилась испанской полиции, когда она начала собственное расследование.

Кадры с записи камеры видеонаблюдения в марсельском аэропорту, на которых видно, как Дадак и его спутники собираются сесть в самолет, направляющийся в Гамбию. Фото: Национальная полиция Франции

Странно на 400 процентов

Официальное трудоустройство Дадака в Bumar закончилось в декабре 2012 года, но никак не было связано с подозрениями в мошенничестве, оргпреступностью или какими-либо другими проблемами с законом.

Совет директоров холдинга решил избавиться от Дадака по гораздо более прозаичной причине: он не заработал для компании ни копейки.

«Он не заключил для нас ни одного контракта, — рассказывает Марцин Идзик, который на тот момент уже около полугода занимал пост вице-президента компании. — Мы решили завершить сотрудничество с ним, поскольку он не приносил нам прибыли».

По словам Идзика, который затем возглавлял холдинг с 2013 по конец 2015 года, никакой информации от международных правоохранителей до руководства компании так и не дошло.

Однако Идзик не знал, что, несмотря на увольнение из военно-промышленного гиганта, Дадак продолжал разъезжать по миру с визитками Bumar и вести переговоры от лица компании.

В апреле 2013 года выходец из Индии Ракеш Шарма, совладелец экспортно-импортной компании в Монреале, пожаловался на Дадака в посольство Польши в Канаде.

В течение почти двух лет Шарма и его деловые партнеры сотрудничали с Дадаком, надеясь заключить сделки на сотни миллионов долларов в Аргентине, Чили, Гватемале и Индии. Шарма сам потратил около миллиона долларов на связанные с этим расходы Дадака, как он сообщил журналистам OCCRP.

Однако, по словам Шармы, в конечном итоге сбивчивые рассказы Дадака навели его на мысль, что все эти сделки были не чем иным, как мошеннической схемой. В ответ на обвинения в адрес Дадака он получил угрозы.

«Он позвонил мне и сказал: «Я уничтожу тебя и убью всю твою семью. Я торговец оружием, ты меня не знаешь, я такой, я сякой…» — рассказывает Шарма. — Он забрал все мои деньги, деньги моих детей. И полностью разрушил мою жизнь».

Бывший начальник Bumar Идзик утверждает, что именно жалобы Шармы, полученные руководством холдинга из польского посольства в Канаде, убедили его, что пора действовать.

По его словам, он обратился в прокуратуру и польскую спецслужбу — Агентство внутренней безопасности (ABW).

Однако полученный от властей ответ Идзика смутил. Они сообщили ему, что не могут определить местонахождение Дадака, а поэтому дело заводить не будут.

Правоохранительные органы не были заинтересованы в том, чтобы расследовать предполагаемое мошенничество в государственном военно-промышленном комплексе. Идзик был ошеломлен.

«Я возглавлял крупнейшее оборонное предприятие в Польше, а кто-то явно выбивал деньги», — говорит Идзик об очевидном нежелании правоохранителей заниматься Дадаком.

«Показалось ли мне это странным? Да, на 400 процентов!»

Журналистам не удалось провести независимую проверку утверждений Идзика. В ABW отвечать на вопросы отказались. В варшавской прокуратуре заявили, что подобное дело у них не зарегистрировано.

Дипломат

Вместо того чтобы залечь на дно, после увольнения из Bumar Дадак с еще большим азартом взялся за старое.

В начале 2013 года вместе со своей девушкой Диргиной он вновь полетел в Западную Африку на частном самолете, но на этот раз в Гвинею-Бисау. Он решил, что ему стоит дополнительно обезопасить свою деятельность, обеспечив себе дипломатическую неприкосновенность.

Дадак приехал в эту страну с обещаниями вложить деньги в банковскую сферу и индустрию азартных игр. Согласно испанским материалам дела и показаниям, он получил дипломатический паспорт в обмен на 60 тысяч евро, которые он передал почетному консулу страны в Малаге.

Кроме того, Дадак без всякого разрешения установил на своем доме на Ибице табличку, гласящую о том, что это дипломатическая резиденция.

С новым паспортом Дадак стал вести себя еще эксцентричнее. В октябре 2013 года он полетел на Гаити. В тот момент эта страна еще пыталась прийти в себя после чудовищного землетрясения 2010 года, которое унесло жизни по меньшей мере 200 тысяч человек.

Согласно документам расследования деятельности марсельской мафии, Дадак отправился в это карибское государство с двумя неназванными канадскими бизнес-партнерами. На прошедшей в Порт-о-Пренсе встрече с президентом Мишелем Мартейи Дадак и канадцы предложили ему план развития острова Ваш («Коровьего острова») стоимостью 20 миллиардов долларов. Это принадлежащий Гаити сателлитный остров, который французская полиция иронично называет «перевалочным пунктом на пути кокаина в США и Европу».

В чем конкретно заключался этот проект, остается неясным. В то время Мартейи планировал развивать туризм на острове Ваш, однако местные жители были не в восторге от этой идеи.

Очевидно, заинтересовавшись этим предложением, Мартейи отправил Дадака на остров на вертолете в компании одного из своих советников, бывшего гаитянского сенатора Джозефа Ламберта.

Однако поездка оказалась не из приятных.

По данным французской полиции, «по неизвестной причине [Дадак] угрожал бывшему сенатору Джозефу Ламберту смертью». Вернувшись в столицу, Дадак якобы пытался «получить услуги сексуального характера» в отельном спа-комплексе, в результате чего его канадские партнеры были вынуждены вызвать полицию.

Согласно полицейскому отчету, вскоре после этого Дадак покинул Гаити, не заплатив за гостиницу.

Дадак и Диргина позируют на фоне частного самолета в ходе поездки в Гвинею-Бисау в 2013 году. Фото: из конфиденциального источника

Пластик и оружие

Вернувшись в Испанию, Дадак наконец-то привлек внимание местных правоохранителей.

В феврале 2014 года он был на короткое время задержан после того, как местный менеджер по недвижимости пожаловался на него в полицию Ибицы: якобы француз угрожал убить его и семью из-за разногласий по поводу заказа на ремонт дома. По словам менеджера, Дадак пытался запугать его, отправляя со своего электронного ящика в Bumar изображения вооруженных людей и военной техники.

Несколько дней спустя Дадак явился в полицейский участок в сопровождении двух телохранителей и показал свой дипломатический паспорт Гвинеи-Бисау. Тогда местные правоохранительные органы всерьез заинтересовались происходящим.

В октябре того же года испанская полиция и прокуратура начали масштабное расследование связей Дадака с оргпреступностью и стали прослушивать десятки телефонных номеров, принадлежащих ему и его подельникам. Они также отправили запрос во Францию и получили материалы следствия о деятельности марсельской мафии. Кроме того, они попросили у ФБР данные о международных сделках Дадака.

В течение многих лет Дадак хвастался своими связями в военной промышленности, чтобы завлекать в свои мошеннические схемы все новых жертв. Однако теперь его внимательно слушала испанская полиция, и за свои слова пришлось отвечать.

На многих записях телефонных разговоров Дадак обсуждает с деловыми партнерами условия сделок по поставкам оружия. Кроме того, он хвастает оружием перед людьми, не имевшими к этому никакого отношения.

В 2015 году в разговоре с агентом по продаже роскошных яхт из Монако Дадак признался: «Я выполняю грязную работу для верхушек власти».

В беседе с французским юристом, специалистом по приобретению яхт и личных самолетов, Дадак заявил, что ему принадлежат по меньшей мере семь оружейных складов по всей Европе, и за ними наблюдают с помощью спутников.

Вскоре испанской полиции удалось выяснить, что после изгнания из Bumar Дадак выстроил новую структуру.

В конце 2013 года он начал открывать по всей Европе компании, якобы специализирующиеся на производстве пластика и полимеров; все они действовали под брендом Polietica. В основе этой структуры находилась подставная компания, зарегистрированная в американском штате Делавэр; в документах было ложно указано, что ее капитал составляет 235 миллионов евро. У компании были отделения в Испании, Бельгии, Великобритании и Германии.

У следователей не осталось сомнений в том, что Дадак использовал эту компанию для продажи оружия.

В январе 2015 года ФБР сообщило испанской полиции, что подозревает француза в попытке продажи оружия в Южный Судан — страну, где бушует жестокая гражданская война и на которую распространяется эмбарго ЕС.

По данным ФБР, в мае 2014 года Дадак переписывался с повстанцами из Южного Судана, используя псевдоним Дженнифер Форбс и электронный почтовый ящик фирмы Polietica. Это был огромный заказ: 40 тысяч автоматов Калашникова, 30 тысяч пулеметов, сотни зенитных ракет и сотни тысяч ящиков с боеприпасами.

Непонятно, была ли эта сделка в итоге заключена. Однако эти предположения были восприняты со всей серьезностью: после ареста Дадака их расследованием занялась экспертная группа ООН по Южному Судану. С конца 2013 года в ходе гражданской войны в этой стране погибли десятки тысяч людей. Пока что следователям не удалось добиться каких-либо существенных результатов.

Испанские записи телефонных разговоров также свидетельствуют о том, что, даже покинув Bumar в 2012 году, Дадак по-прежнему поддерживал контакт со своим партнером — бывшим заместителем министра обороны Вегжиным.

(Тем не менее испанские следователи, похоже, упустили этот момент. На расшифровках трех разговоров, полученных OCCRP, телефон Вегжина ошибочно указан как принадлежащий другому члену руководства холдинга Bumar.)

В одном из разговоров, состоявшихся в 2016 году, они завуалированно обсуждают общие дела. На записи слышно, как Вегжин говорит Дадаку: «Товар на месте, можно действовать».

Позднее в том же разговоре Дадак упоминал «автомобили и боеприпасы», но из контекста непонятно, что именно он имел в виду.

В ответ на вопрос журналистов об этих разговорах Вегжин заявил, что никаких дел с Дадаком не обсуждал. На дальнейшие вопросы он ответил: «Я не помню».

«Я тебе глаза вырву»

Пожалуй, главным доказательством против Дадака в распоряжении испанской полиции стала целая серия подозрительных операций с участием сети его компаний Polietica.

В мае 2015 года бельгийские следователи заморозили счет, на котором, по их подозрениям, хранились средства, вовлеченные в преступную схему: бельгийские отделения Polietica покупали и продавали материалы, лишая таким образом государство миллионов долларов налогов. В результате замораживания счета Дадак за ночь лишился 1,75 миллиона евро.

Испанская полиция наблюдала, как под давлением Дадак постепенно терял свое хваленое самообладание. Он начал агрессивно пытаться выбить деньги из деловых партнеров и знакомых.

В августе 2015 года работавший на Дадака немецкий юрист подал заявление в полицию Пальма-де-Майорки. Он сообщил, что прекратил всякое сотрудничество с Дадаком и вернул ему сотни тысяч евро. Но Дадаку этого было мало.

В текстовых сообщениях Дадак называл юриста «гребаным немецким педиком» и угрожал «раздавить» его, если тот не заплатит ему.

По данным испанского следствия, в сентябре Дадак позвал юриста в один из мадридских отелей, где они с телохранителями избили его.

Примерно так же Дадак обошелся с Габриэлем Пласой Эррерой, почетным консулом Гвинеи-Бисау в Малаге, который помог ему с получением дипломатического паспорта.

На записях слышно, как Дадак требует вернуть ему 60 тысяч евро, которые он заплатил за паспорт, и угрожает Пласе и его семье.

«Я тебя убью, я тебе глаза вырву прямо из лица. Я тебе ахиллово сухожилие ножом перережу, и ты больше не сможешь ходить», — не унимался Дадак. Пласа вернул ему часть денег.

Дадак все больше метался, и тут испанская полиция приступила к финальной стадии операции. Однако польские связи француза, похоже, стали причиной срыва одного из этапов расследования.

В середине февраля 2016 года представители полиции Германии, Швейцарии, Бельгии и Польши приехали в Мадрид по приглашению испанских правоохранителей. На организованной Европолом встрече они в течение двух дней обсуждали итоги расследования деятельности Дадака, как подтвердила европейская полицейская служба в ответ на запрос журналистов на основе закона о свободном доступе к информации. (Французская полиция, которой также было отправлено приглашение, на встрече не присутствовала.)

Однако спустя девять дней после этого на испанских записях появились свидетельства утечки информации.

«На этой неделе мне позвонил старый знакомый, генерал», — рассказывал один из телохранителей Дадака Марек Сайдак своему коллеге Роману Романику.

По словам Сайдака, генерал хотел его предупредить. «Кто-то что-то накопал [на Дадака]».

Испанская полиция передала новость об утечке через Европол, как сказано в ответе службы.

На вопрос об утечке польская полиция дала несколько противоречащих друг другу ответов. Сначала они утверждали, что ничего не знали о мадридской встрече. Затем, узнав, что у журналистов есть материалы той встречи, они признали, что она состоялась, но от дальнейших комментариев отказались.

В результате попытки испанской полиции выстроить международное дело с помощью польских коллег потерпели крах.

«Из-за этой утечки мы перестали им доверять», — сообщил источник в правоохранительных органах, который пожелал остаться неизвестным, поскольку расследование еще не закончено.

«С тех пор мы особо с ними не взаимодействовали».

Спектакль окончен

Лишившись помощи со стороны Польши, испанская полиция решила задержать Дадака на основании обвинений, связанных в основном с деятельностью сети его компаний Polietica, а также с рядом мошеннических операций и угроз.

В июле 2016 года Национальная полиция Испании наконец получила ордера на арест Дадака и десятка его подельников и организовала рейд на его дом на Ибице. Теперь у них был доступ к десяткам тысяч его электронных писем и, как вскоре заключили правоохранители, доказательствам потенциальных сделок на поставки оружия более чем в 25 странах мира.

Тем временем, пока СМИ полнились драматическими подробностями ареста Дадака, польские правоохранители начали собственное, крайне бессистемное расследование.

Агенты из отделения польской разведслужбы в городе Жешув на юго-востоке страны допросили несколько человек, имевших связи с Дадаком. Среди них были нынешние и бывшие члены руководства холдинга Bumar и частных польских производителей оружия.

Двое из них рассказали журналистам, что польским правоохранителям явно не хватало энтузиазма.

«Это расследование явно никуда не вело, — говорит Лешек Потентас, администратор польского отделения одной из компаний Дадака под названием Rosevar. — Сотруднику, который меня допрашивал, не было и 30 лет».

В ответ на вопросы журналистов представители прокуратуры Жешува заявили, что начали расследование в отношении Дадака в августе 2016 года. Оно было приостановлено «в ожидании запроса о предоставлении международной правовой помощи с испанской стороны».

Из-за того что правоохранители разных стран так и не смогли наладить сотрудничество, Дадаку пока что удалось избежать обвинений по некоторым из наиболее серьезных преступлений, ставших предметом этого расследования.

В декабре прошлого года его выпустили под залог в 30 тысяч евро. Сейчас он живет на Ибице без паспорта, а следователи продолжают собирать информацию, чтобы наконец начать судебный процесс.

Когда журналисты недавно приехали в его особняк на склоне холма, Дадака дома не оказалось. В огромном бассейне почти не было воды, он скорее напоминал стоячий заиленный пруд.

Согласно источникам в правоохранительных органах, основное расследование деятельности Дадака, которое, скорее всего, перерастет в судебный процесс, касается связей с оргпреступностью, вымогательства, взяточничества и отмывания денег, а совсем не торговли оружием.

Данные о его предполагаемых оружейных сделках легли в основу отдельного, более секретного расследования. Оно продолжается по сей день, однако, согласно тем же источникам, продвигается медленно из-за недостатка содействия со стороны других стран.

Остается неизвестным, удалось ли Дадаку за эти годы продать какое-то оружие. Был ли он настоящим торговцем оружием или же это просто аферист, который таковым притворялся?

Карбу, канадский брокер из оборонной промышленности, который летал с ним в Гамбию, преисполнен скептицизма на этот счет.

«Не думаю, что за всю жизнь он хоть одну пулю продал», — сказал он.

В одном из недавних интервью Дадак сам нагнал таинственности. На вопрос журналиста о предполагаемых оружейных сделках он дал короткий ответ: «Совершенно секретно».

 

В составлении репортажа принимали участие Лайон Саммербелл, Даниэль Монтеро Бехерано, Жоан Тилуин, Симон Пьель, Эдыта Жемла, Бернхард Оденаль, Софи Балай, Н’Ди Янси-Брагг, Моника Кордеро Санко, Катарина Сабадос, Крис Беневенто и сотрудники Бюро данных ARIJ.

Этот репортаж создан совместно с журналистами из Le Monde, El Español, Newsweek Polska, TVN и Fundacja Reporterow.

Другие материалы по теме