Беглый российский банкир переводил деньги и скрывал активы с помощью кипрской юридической фирмы

Бизнесмен Георгий Беджамов, скрывающийся от следствия по делу о хищениях в России, использовал юридическую фирму Demetrios A. Demetriades LLC, известную как Dadlaw, для сокрытия активов и денежных переводов. Корпоративные документы и контракты раскрывают, что он перемещал по миру десятки миллионов долларов примерно в то же время, когда его сестра похитила несколько миллиардов долларов из подконтрольного им Внешпромбанка.

Главное из расследования

  • Из утекших документов следует, что Dadlaw помогла задним числом передать Беджамову компанию его сестры – по словам экспертов, таким образом предприятие хотели сохранить вне досягаемости российских властей.
  • Утечка также разоблачает сложную цепочку займов, которые подконтрольные Беджамову секретные компании выдавали друг другу в то же время, когда из банка предположительно похитили средства.
  • Менее чем за год, с 2012-го по 2013-й, Беджамов получил займы на сумму свыше 50 миллионов долларов от непрозрачной кипрской компании, связанной с его партнером.
  • Кипрская фирма, в свою очередь, получила ссуды на эту же сумму в сомнительных британских предприятиях, принадлежащих офшорным компаниям.
  • По словам экспертов, выявленные OCCRP трансакции содержат признаки отмывания денег.

Утечка документов раскрыла, что российский банкир Георгий Иванович Беджамов, скрываясь от властей, использовал компании и трасты, которые зарегистрировала кипрская юридическая фирма, чтобы прятать и перемещать активы.

Зарегистрированная в Никосии фирма Demetrios A. Demetriades LLC и аффилированные компании, известные под общим названием Dadlaw, помогли задним числом передать Беджамову компанию его сестры Ларисы Маркус. По словам экспертов, таким образом активы хотели сохранить вне досягаемости российских властей.

Ларису Маркус, которая вместе с Беджамовым владела российским Внешпромбанком, арестовали в декабре 2015 года. В мае 2017-го она созналась в хищении 1,8 миллиарда долларов из банка и получила девять лет тюрьмы – срок позже сократили на шесть месяцев. Российские власти по-прежнему пытаются изъять активы Маркус и Беджамова, который тоже был причастен к мошеннической схеме.

Беджамов уехал из России в декабре 2015 года, незадолго до ареста сестры. Бизнесмена задержали в Монако на основании российского запроса об экстрадиции, но позже отпустили, и он отправился в Лондон. В июне 2021 года Юрий Исаев, гендиректор российского Агентства по страхованию вкладов (АСВ), сообщил, что власти по-прежнему ищут скрытые активы, чтобы удовлетворить требования кредиторов Внешпромбанка – сумма задолженностей составляет 218 миллиардов рублей (порядка трех миллиардов долларов).

Анализ документов из «Архива Пандоры» – масштабной утечки файлов 14 компаний, которыми Международный консорциум журналистов-расследователей поделился с партнерами, – помог выявить, что Беджамов и Маркус обратились к Dadlaw, чтобы скрыть часть активов.

Документы из «Архива Пандоры» также раскрывают, как Беджамов вывел часть украденных из банка средств. Бизнесмен и партнеры использовали для перемещения по миру десятков миллионов долларов сложную схему. По всей видимости, аффилированные компании выдавали друг другу займы с сомнительными деталями: сроки и условия погашения в договорах не указывали, а названия предприятий писали с ошибками.

По словам эксперта по борьбе с мошенничеством, подобные сделки вызывают множество вопросов и могут использоваться для сокрытия личности заемщика.

«Займы без четких сроков погашения или вовсе не требующие погашения, которые подставные лица берут для кого-то другого, содержат явные признаки отмывания денег», – говорит глава Transparency International в России Илья Шуманов.

The exterior of Vneshprombank in Moscow
Фото: ИТАР-ТАСС / Alamy Stock Photo Московское отделение Внешпромбанка

Армия бенефициаров и партнеров

Из «Архива Пандоры» следует, что брат с сестрой начали работать с Dadlaw в 2010 году, а закончили летом 2019 года – через несколько лет после того, как обнародовали доказательства причастности Беджамова и Маркус к скандалу вокруг Внешпромбанка.

Dadlaw, и раньше работавшая с замешанными в мошенничестве клиентами, отказалась сотрудничать с Беджамовым только после того, как лондонский суд выдал международный ордер на заморозку его активов. В середине 2019 года сотрудники юридической фирмы ушли с постов директоров всех компаний, связанных с экс-банкирами, а в апреле 2021-го все предприятия окончательно исключили из корпоративного реестра Кипра.

Утечка также раскрывает, на что шли брат с сестрой, чтобы скрыть финансовые махинации.

Так, через несколько дней после ареста Маркус переписала на брата свою компанию Stanferme Asset Management Inc, зарегистрированную на Британских Виргинских Островах (БВО). Беджамов подтвердил получение акций лишь спустя 13 месяцев и попросил Dadlaw оформить сделку задним числом – якобы Маркус переписала ему долю в компании раньше, чем за месяц до ареста. По всей видимости, в фирме сделали так, как он просил.

Маркус написала Dadlaw инструкции 28 декабря 2015 года, через девять дней после ареста по подозрению в хищении средств из Внешпромбанка. Однако Беджамов связался с Dadlaw, чтобы подтвердить получение доли, больше чем через год – 16 января 2017-го. К тому времени он уже уехал из России и жил в Великобритании.

Он отметил, что сделку нужно провести задним числом: «Пожалуйста, будьте внимательны и укажите в документах, что сделку заключили 2 ноября 2015 года – я хочу, чтобы перевод оформили тем же днем».

🔗Скандал вокруг Внешпромбанка

В январе 2016 года российский Центробанк отозвал лицензию у Внешпромбанка – в балансе финансового учреждения обнаружили дыру в 187,4 миллиарда рублей (2,3 миллиарда долларов).

Согласно приговору по делу Маркус, с 28 июня 2011 года по 8 декабря 2015 года банк выдавал займы «юридическим лицам», которые не вели «независимой финансовой и экономической деятельности». Эти предприятия контролировали Маркус, Беджамов и еще один обвиняемый. Из-за этого банк потерял более 101,1 миллиарда рублей.

Суд постановил, что Маркус и Беджамов «разработали схему» привлечения крупных вкладчиков «с целью наполнения Банка деньгами и создания возможности для совершения кражи».

Среди пострадавших вкладчиков Внешпромбанка было несколько ВИП-клиентов, в том числе родственники членов российского правительства, министерства и госкорпорации, а также Русская православная церковь. По некоторым данным, сумма их вкладов составляла несколько десятков миллиардов рублей.

Спустя четыре месяца после ареста мошенницы один из ее кредиторов, государственный Банк ВТБ, подал иск о признании Ларисы Маркус банкротом. В октябре 2015 года она получила в банке заем, поручителями по которому выступили ее муж Лазар Маркус и брат, Беджамов.

«Зачастую сделки оформляют задним числом, чтобы подтвердить факт владения компанией или активом в конкретный день, – говорит Шуманов из Transparency International. – Выглядит так, будто стороны заранее договорились задним числом оформить передачу акций компании, чтобы не потерять контроль над активами».

По его мнению, эту дату – 2 ноября 2015 года – выбрали, чтобы минимизировать риски конфискации активов Маркус.

Многочисленные займы и ТОО

Файлы из «Архива Пандоры» и корпоративные документы раскрывают, что за 2012 и 2013 годы, когда действовала схема вывода средств из Внешпромбанка, Беджамов получил свыше 50 миллионов долларов займов от непрозрачной кипрской фирмы, оформленной на его партнера.

По всей видимости, фирма Felarco Management Limited нужна была лишь для оформления займов: она получала крупные суммы от сомнительных британских предприятий и переводила их Беджамову.

Так, Felarco Management получила кредит в двух британских товариществах с ограниченной ответственностью (ТОО) – Tradeberg United LLP и Silverrow Invest LLP, которые, в свою очередь, принадлежали компаниям в двух «налоговых гаванях» – на Маршалловых островах и в Белизе.

  • 10 декабря 2012 года Tradeberg United предоставила Felarco ссуду в 20 миллионов долларов, а через десять дней Felarco Management выдала заем на такую же сумму Беджамову.
  • Silverrow Invest 17 декабря 2013 года предоставила Felarco Management ссуду в 10 миллионов долларов, а через три дня Felarco выдала заем на такую же сумму Беджамову.
  • 27 ноября 2013 года Silverrow Invest предоставила Felarco Management ссуду в 17 миллионов евро, а через 16 дней Felarco Management выдала заем на ту же сумму Беджамову.

Неизвестно, кто владеет Tradeberg United, однако компания, по всей видимости, связана с Беджамовым и Маркус. В середине 2011 года она выдала заем на сумму 14,3 миллиона долларов кипрской Saferio Investments Limited, которая тогда принадлежала Маркус. Полгода спустя Tradeberg United простила долг.

По словам финансового эксперта, вероятно, столь сложные договоренности нужны для того, чтобы придать законный вид средствам из сомнительного источника.

По словам Лакшми Кумар, директора по политике в вашингтонской НКО Global Financial Integrity, подобные цепочки займов могут использовать для «перемещения средств между юрисдикциями с целью запутать следы и затруднить выявление источника».

«Рано или поздно деньги проходят через юрисдикции, где получить информацию довольно трудно. Смысл этих схем в том, чтобы создать видимость законности происходящего».

Владелицей кипрской Felarco Management значилась Вероника Челяби – вице-президент Внешпромбанка. Нам не удалось связаться с Челяби, однако, как следует из российских судебных документов, Беджамов с сестрой не раз использовали имена сотрудников своего банка для создания подставных компаний без их ведома.

Челяби также выступает акционером других связанных с Беджамовым компаний на Кипре и БВО – по всей видимости, она всего лишь играла роль посредника для перемещения акций между компаниями и их передачи Беджамову. Так, в ноябре 2011 года Челяби передала контрольный пакет акций кипрской подставной компании Beraford Holdings Limited под контроль Bilow Investments Ltd на БВО. Через два месяца ее акции в Bilow Investments перешли к Беджамову – инструкции Dadlaw якобы направила сама Челяби.

По словам Кумар, использование чужих имен – еще один способ создать видимость того, что сомнительные потоки денег на самом деле представляют собой трансакции, связанные с легальной деятельностью.

«Когда вы переводите компаниям средства от имени других людей – такие фирмы зачастую оформляют на партнеров – выглядит так, будто деньги движутся и работают».

«Они действительно движутся, но не работают – их попросту выводят».

🔗Ошибки и недостающие положения

В «Архиве Пандоры» содержится одно из первоначальных кредитных соглашений между подставными компаниями и Беджамовым. В документе отсутствуют ключевые для подобных сделок положения: график выплат и имена поручителей. В нем также не указано, на что пойдут средства.

В финансовых отчетах Felarco за 2013 год и в кредитном соглашении имя Беджамова написано с ошибками (Безамов и Бедгамов), однако документы по последующим переводам подтверждают, что средства получал именно он.

«Разное написание имени клиента могут использовать для того, чтобы сбить с толку банковский отдел нормативно-правового соответствия… в попытке избежать контроля со стороны финансового регулятора», – говорит Шуманов.

По его словам, в рамках борьбы с отмыванием денег банковские сотрудники должны проверять имена владельцев счетов по базам данных клиентов высокого риска.

«Если имя написано с ошибкой, то сотрудник отдела нормативно-правового соответствия, вполне вероятно, отметит в отчете, что этот клиент не представляет высокого риска отмывания денег. Тогда трансакцию проведут без дополнительного подтверждения источника и легальности средств».

Долг с двойной скидкой

Загадки в связи с Felarco Management на этом не заканчиваются.

В начале лета 2017 года Челяби якобы продала компанию за 2000 евро гражданину Новой Зеландии Владимиру Юрьевичу Доброву. На тот момент Беджамов не выплатил ни рубля и по-прежнему должен был Felarco Management свыше 50 миллионов долларов, по крайней мере на бумаге.

Менее чем через два месяца Felarco Management продала долг другой подставной компании с БВО – Clement Glory Limited – чуть больше, чем за восемь миллионов долларов.

Непонятно, какие могли быть основания для такой сделки. Имя владельца Clement Glory узнать не удалось из-за высокого уровня финансовой секретности на БВО.

Вероятно, бизнесмен надеялся, что этот долг остановит российские власти от конфискации его лондонского особняка. В январе Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ) – организацию основали три российских высших суда и государственное новостное агентство – сообщило, что московский суд намерен изъять лондонскую недвижимость Беджамова.

В 2019 году Беджамов сказал, что должен «кучу денег» Clement Glory, поэтому, согласно постановлению Высокого суда Лондона, компания может претендовать на его лондонскую недвижимость.

Согласно судебным документам, Внешпромбанк пытается оспорить законность претензии Clement Glory на эти активы. В российской прокуратуре, по всей видимости, поддерживают банк. Она считает, что по приезде в Великобританию Беджамов «организовал схему защиты [имущества] от потенциальных кредиторов путем фиктивной передачи имущества под контроль Clement Glory Limited».

Беджамов и Dadlaw не ответили на запросы о комментарии. В российском Агентстве по страхованию вкладов, ответственном за возврат похищенных активов Внешпромбанка, также не отреагировали на вопросы журналистов.

A1 drives a mobile billboard around Knightsbridge
Фото: PA Images/Alamy В рамках новой рекламной кампании российская фирма A1, занимающаяся поиском и возвратом активов, разместила мобильный рекламный щит в лондонском районе Найтсбридж: горожан просят предоставить информацию об активах Георгия Беджамова и Ларисы Маркус.

Россия не оставляет попыток найти активы Беджамова. В сентябре британский Высокий суд на неопределенный срок отложил рассмотрение дела о хищении средств из Внешпромбанка (суд должен был начаться в январе 2022 года) в связи с неуверенностью в отношении российских обвинений и возможности использования активов для выплаты долгов кредиторам.

Сам Беджамов, попросивший убежища в Великобритании, живет в Лондоне. Его активы заморожены, однако маловероятно, что он бедствует. В 2019 году суд повысил сумму его ежемесячного пособия до 120 тысяч фунтов стерлингов (порядка 160 тысяч долларов) – это средства на содержание, аренду, личную безопасность и другие расходы.

Другие материалы по теме

Recent stories

Subscribe to our weekly newsletter!

And get our latest investigations on organized crime and corruption delivered straight to your inbox.