Семья крупного азербайджанского политика владеет недвижимостью на миллионы долларов

«Садик Хан строил роскошные дома, — говорит на камеру уверенный мужчина с едва заметным иностранным акцентом. — Кам будет строить доступное жилье».

Это девятисекундное видео было частью неожиданной, но малоперспективной кампании 39-летнего Камрана (Кама) Балаева, который на выборах этого года метил в лондонские градоначальники на смену нынешнему популярному мэру. Балаев влюбился в Лондон с тех пор, как приезжал сюда из Азербайджана еще студентом, пояснил он на своем предвыборном сайте. Теперь он хотел, чтобы город «работал на всех лондонцев».

Но как кандидат от крошечной партии «Обновление» (Renew Party) Балаев успеха не добился, получив лишь восемь тысяч голосов.

Впрочем, Балаев — не просто иммигрант, движимый мечтой, а тема роскошной лондонской недвижимости весьма близка ему, как и его бывшим родственникам.

Еще в браке Балаев и его теперь уже экс-супруга купили дорогие апартаменты в пяти минутах ходьбы от Гайд-парка, в одном из самых престижных районов британской столицы. Тогда им не было и тридцати. Через пару лет они обзавелись еще одной квартирой в Лондоне.

Если верить биографии Балаева (ее разместила ныне закрытая лондонская юридическая фирма, где он был консультантом), в то время он работал в Министерстве юстиции Азербайджана. Возникает вопрос: как он и его молодая жена могли позволить такие приобретения?

Такой же вопрос вызывает семья его экс-супруги.

По имеющимся данным, более десяти лет Балаев был женат на Нармине Асадовой. Она младшая дочь одного из самых влиятельных людей в Азербайджане, бывшего спикера парламента Октая Асадова.

В ходе недавнего расследования OCCRP выяснил, что супруга Асадова и ее старшая дочь с мужем купили элитную недвижимость в Лондоне, Дубае и Москве. При этом, несмотря на родство с крупным политиком, во всех случаях, кроме одного, они указывали свои настоящие имена.

Со временем Асадовы скопили активы на общую сумму почти десять миллионов долларов; впрочем, как минимум один объект недвижимости на сегодня продан. Происхождение их капиталов вызывает большие вопросы, если взглянуть на известные доходы этой семьи.

Все 14 лет на посту спикера парламента у Октая Асадова официальная годовая зарплата не достигала 30 тысяч долларов. (Также он возглавлял Федерацию тенниса Азербайджана, но неясно, получал ли он там зарплату. Зарабатывать деньги в частном секторе ему запрещал закон.)

Его супруга многие годы работала директором государственного детского сада, и ее доход был очевидно меньше зарплаты мужа. Сейчас в Москве ей принадлежит большой объект недвижимости под аренду, но выручки от него явно недостаточно, чтобы объяснить дорогостоящие приобретения семьи, да и покупка самого этого объекта выглядит неоднозначной. Две дочери четы Асадовых владеют частным детским садом и связаны с двумя ныне закрытыми турецкими компаниями, основанными мужем старшей дочери.

В ответ на запрос журналистов адвокат Камрана Балаева написал, что тот «отвергает любые обвинения в нарушении закона», называет все предположения о его незаконных действиях «абсурдными», а также отмечает, что «много лет не имеет прямых контактов с г-ном Асадовым и его семьей».

Октай Асадов, его жена, дочери и другой зять не ответили на запросы журналистов.

President Aliyev shakes hands with Oktay Asadov
Фото: president.az Президент Азербайджана Ильхам Алиев (слева) благодарит Октая Асадова за многолетнюю работу в парламенте. Первое пленарное заседание парламента 2020 года

«Спикерский квартал»

В истории независимого Азербайджана Октай Асадов занимал кресло парламентского спикера дольше, чем кто-либо другой, — с 2005 по 2019 год, а впервые получил депутатский мандат еще в 2000 году и сохраняет его до сих пор.

За годы руководства парламентом он «прославился» своей беспардонностью: срывался на крик в спорах с другими парламентариями, а также обвинял коллег в Евросоюзе в коррупции.

При этом сам Асадов и его семья, как правило, избегали публичности, даже когда жили в Баку в элитном частном доме с большим участком. Этот район настолько ассоциировался с Асадовым, что его иногда называли «спикерский квартал».

A Google maps screenshot of the Asadov family's compound
Фото: Эдин Пашович, OCCRP / Google Earth Pro На участке семьи Асадовых на северо-западе Баку за три года (с 2009 по 2012 год) появился новый большой дом. На территории среди прочего теннисный корт, а сам участок обнесен высокими стенами.

Через два года после того, как Асадов стал спикером, его семья приобрела первый из своих известных объектов за границей: в 2007 году его жена Земфира Асадова стала хозяйкой люксового жилья в московском жилом комплексе «Триумф Палас» — небоскребе в стиле сталинских высоток в 57 этажей и с тысячей квартир.

Неизвестно, сколько она заплатила тогда за 148-метровую квартиру, однако сейчас апартаменты схожей площади в комплексе выставлены за 1,4—1,7 миллиона долларов.

Однако это было не единственное приобретение директрисы детсада в российской столице. На следующий год Асадова купила компанию Arizarum Group, владеющую большими коммерческими помещениями в цокольном и на первом этаже одного из строений на юге Москвы.
Сейчас в здании супермаркет и салон красоты с сауной.

The interior of Kapriz
Фото: Соня Савина «Каприз» — небольшой спа-салон и салон красоты с сауной, бассейнами, зоной отдыха и пилоном. Из данных о недвижимости неясно, владеет Асадова салоном или просто сдает ему помещение в аренду.

Судя по финансовой отчетности Arizarum, общая прибыль компании с 2013 года составила примерно 800 тысяч долларов. В российском реестре прав на недвижимость имущество компании в 2013 году оценивалось в два миллиона долларов, хотя это кадастровая стоимость, которая часто ниже реальной рыночной цены.

На каких условиях Асадова приобрела Arizarum, неизвестно. Когда журналисты связались с предыдущим владельцем, он заявил, что не помнит, сколько денег получил за компанию.

Дочери и зятья

Нет данных о каких-либо крупных источниках доходов у двух дочерей Октая Асадова — Нармины и Нигяр. Вместе они открыли частный детский сад в Баку, кроме того, Нигяр работает врачом в государственном роддоме.

В одном из регламентных документов Женской теннисной ассоциации (WTA) США Нигяр упомянута как директор Кубка Баку по теннису 2012 года. Это соревнование среди женщин четыре года проводилось на кортах Бакинской теннисной академии.

Внушительных размеров здание академии, открытое в присутствии президента Алиева, построила Федерация тенниса Азербайджана. Ее президент — отец Нигяр, экс-спикер Асадов. Отвечая на вопросы журналистов, в Министерстве экономики республики заявили, что строительство академии финансировалось из частных денег, но конкретных источников не назвали. Должность директора академии занимает племянник Асадова Багир Аскерали-заде.

🔗Высокие «хозяева» спортивных федераций

Федерации некоторых видов спорта в Азербайджане подконтрольны госчиновникам, но финансируются из частных средств. Ряд федераций получают помощь от государства.

Мехрибан, жена президента Алиева, возглавляет Федерацию гимнастики Азербайджана, министр по чрезвычайным ситуациям республики руководит Федерацией бокса, а председатель Центробанка также курирует Федерацию шахмат.

Октай Асадов руководит Федерацией тенниса Азербайджана с 2004 года. Как и другие спортивные организации, над которыми «взяли шефство» крупные чиновники, теннисная федерация не обязана раскрывать свои финансы.

«В этой сфере нет прозрачности, — говорит азербайджанский экономист Зохраб Исмаил. — И само собой, обычно неизвестно, откуда деньги приходят и куда уходят. Это вызывает массу сомнений».

Нет четких данных о затратах на строительство Бакинской теннисной академии (оно велось с 2008 по 2011 год). В Министерстве экономики OCCRP заявили, что бюджетные деньги для этого не использовались. Однако церемонию открытия посетил президент Алиев.

Ни в теннисной академии, ни в федерации этого вида спорта не ответили на просьбы предоставить комментарий или финансовую информацию.

Согласно данным утечки, переданной в OCCRP аналитической организацией C4ADS, в период с 2016 по 2018 год Нигяр Асадова купила квартиру с двумя спальнями в жилом комплексе Al Bateen Residences в Дубае. Этот комплекс рекламируют как «потрясающую 50-этажную жилую башню» с прямым выходом к пляжу, бассейном под открытым небом, круглосуточной охраной и другими атрибутами роскоши.

The Dubai waterfront skyline
Фото: Alain Holding Комплекс Al Bateen (справа) состоит из 50-этажного жилого здания и отеля DoubleTree на берегу

Недвижимость в Дубае приобрел и супруг Нигяр Асадовой Мехман Годжаев. По данным той же утечки, ему принадлежала вилла с тремя спальнями в элитном районе Джумейра-парк. Он купил ее за 740 тысяч долларов в какой-то момент между 2014 и 2016 годами.

Годжаев также стал владельцем офисных помещений на двух этажах 39-этажного коммерческого центра HDS Tower JLT, что в десяти минутах езды от его виллы в Джумейра-парк. Сколько он заплатил, неизвестно, но, по данным одного из основных местных риелторских сайтов, офисы там могут стоить от 136 тысяч до 300 тысяч долларов, а ставка их аренды — от восьми до почти 70 тысяч долларов в год.

Кроме того, Годжаев обзавелся недвижимостью в Лондоне: в 2009 году он за 1,2 миллиона долларов купил трехкомнатную квартиру в престижном районе Риджентс-парк, неподалеку от жилья своих родственников.

До прошлого года Годжаев был одним из двух заместителей прокурора Баку.

Азербайджанский Закон о противодействии коррупции запрещает госслужащим заниматься любым бизнесом, даже в рамках частичной занятости.

Годжаев вместе с двумя известными турецкими семьями был совладельцем двух компаний в Турции: одну зарегистрировали как строительную фирму, профиль другой обозначен как торговля металлом. В одной из них Годжаев занимал пост директора.

Поиски в интернете не выявили данных ни об одной из этих компаний, объем их деятельности неизвестен. До конца неясно, нарушало ли владение ими антикоррупционный закон Азербайджана, который, впрочем, однозначно запрещает «состоять в исполнительных структурах» коммерческих предприятий.

В 2017 и 2018 годах обе турецкие компании ликвидировали. Ни Годжаев, ни его бывшие партнеры по бизнесу не ответили на просьбу о комментарии.

Развод через офшоры

Вся упомянутая в этой статье недвижимость Асадовых, кроме одного объекта, была записана на их имена. Единственное исключение — вторая лондонская квартира младшей дочери Асадова, Нармины, и ее супруга, несостоявшегося мэра британской столицы Камрана Балаева.

На бумаге квартира принадлежала зарегистрированной на Британских Виргинских Островах компании NNM Investment, которой они владели сообща.

Информация об этом фигурирует в череде электронных писем между юристами супругов и представителями Alcogal — панамской юридической фирмы, учредившей NNM.

Несмотря на высокий пост отца Нармины, она сама и Балаев ответили «нет» на вопрос, являются ли они «политически значимыми лицами» (politically exposed persons). Этот вопрос среди прочих содержался в анкете для целей финансово-юридической проверки. Документ они заполнили спустя несколько недель после того, как стали акционерами NNM.

Электронная переписка также иллюстрирует, как Балаев, используя два разных аргумента, пытался получить больший контроль над компанией в ходе развода супругов, наделавшего много шума.

Хотя Балаев и Асадова владели NNM совместно, только она выступала ее директором. Но судя по электронному письму в адрес Alcogal в июле 2012 года, Балаев теперь хотел подстраховаться и не потерять рычаги контроля над компанией.

Exterior of building at Porchester Terrace in London
Фото: Том Стокс / OCCRP Нармина Асадова и Камран Балаев вместе владели квартирой в этом здании на Porchester Terrace в Лондоне

«Пожалуйста, оформите назначение г-на Камрана Балаева в качестве директора, — писал его представитель. — Он владелец пятидесяти процентов акций компании».

Обычно к такой просьбе прилагается резолюция директора компании, но ее не предвиделось.

Через две недели Балаев предпринял еще одну попытку. На этот раз письмо в Alcogal было от его имени. «Я хотел бы изменить положение о работе компании, чтобы любые решения, затрагивающие ее интересы и имущественные права, принимались единогласным решением акционеров, включая решения о недвижимости [на Porchester Terrace]», — написал он и указал, что имеет право произвести такое изменение на основании доверенности, предоставленной его супругой.

В конце концов Асадова, очевидно, поняла, чего добивался ее супруг. В феврале 2013-го ее представители направили в панамскую фирму собственное электронное письмо. «До нас дошли сведения о том, что г-н Балаев, вероятно, давал вам определенные распоряжения. Однако этим письмом мы официально уведомляем вас об отзыве любых доверенностей, фактически подписанных г-жой Асадовой или заявленных как подписанные ею».

Асадова вышла из юридического противостояния победительницей. По соглашению о разделе имущества она стала хозяйкой и компании, и принадлежавшей компании квартиры. Позднее она продала квартиру за 1,9 миллиона фунтов стерлингов (2,3 миллиона долларов).

Что касается Балаева, он остался в Великобритании (и потом даже претендовал на пост мэра Лондона), открыл несколько компаний и был консультантом в уже закрывшейся юридической фирме в британской столице.

В краткой биографии на сайте фирмы Балаев представлен как «решительный поборник международных норм в сфере прав человека», что, дескать, подтолкнуло его к созданию некоммерческой правозащитной организации «Адвокаты без границ» (Attorneys Without Borders).

Эта организация (она функционировала с 2013 по 2017 год), насколько известно, никогда не упоминала о грубых нарушениях прав человека со стороны азербайджанских властей, в том числе о нарушении прав тех немногих юристов, которые отваживались защищать преследуемых в республике инакомыслящих.

После развода Балаев с помощью еще двух офшорных компаний, также зарегистрированных фирмой Alcogal, купил в Лондоне два объекта недвижимости, потратив на них более 3,1 миллиона фунтов стерлингов (5,2 миллиона долларов).

Над статьей также работали журналисты Олеся Шмагун (OCCRP), Том Стокс (OCCRP), Соня Савина (iStories), Нигар Исгандар и Хабиб Мунтазир (Meydan.tv).

Recent stories

Subscribe to our weekly newsletter!

And get our latest investigations on organized crime and corruption delivered straight to your inbox.