Как правительство Венесуэлы купило преданность военных

Острая нехватка продуктов и лекарств, гиперинфляция, жестокие политические репрессии и невероятная коррупция — многие правительства не выдержали бы такого кризиса.

Но не Венесуэла. Здесь крупных военачальников щедро награждают за то, что они поддерживают режим даже в ситуации экономической разрухи.

Расследование OCCRP вскрыло тесные финансовые отношения между администрацией президента Николаса Мадуро и узким кругом генералов со связями в частных компаниях. Эксперты утверждают, что военные получали от властей финансовые вознаграждения, например выгодные госконтракты, в обмен на преданность, пока в стране стране ухудшалась политическая и экономическая ситуация.

OCCRP провел расследование после того, как получил ряд внутренних армейских документов. Журналисты собрали данные из земельных и коммерческих реестров Венесуэлы и США и опросили источники — военных, которые знают о компаниях, с которыми связаны генералы. Журналисты получили доступ к копии реестра 2017 года, в котором указаны компании, получавшие государственные контракты в Венесуэле. После этого правительство изъяло бо́льшую часть этой информации из Сети.

Из документов впервые стало известно, что на 2019 год в армии Венесуэлы было 312 действующих генералов. Порядка 84 из них работают с частными или государственными компаниями, которые внесены в Национальный реестр поставщиков госуслуг и могут сотрудничать с правительством. 35 из 84 генералов входят в состав руководства частных компаний.

Именно они оказались в центре расследования. С 2003 года 35 генералов основали десятки частных компаний в Венесуэле. Они имеют большое влияние в главных экономических секторах — строительном, продуктовом, транспортном и нефтяном — и получили за эти годы 225 контрактов от госкомпаний. Они ведут деятельность и в сфере рекламы, медицинских товаров, туризма и производства игрушек.

Согласно венесуэльской конституции и антикоррупционному законодательству, госслужащие не имеют права использовать служебное положение в личных целях — ни напрямую, ни через посредников. Это значит, что они не могут применять личные связи для получения госконтрактов.

Венесуэльская неправительственная организация Control Ciudadano провела исследование и выяснила, что военные также замешаны в 15 видах нелегальной деятельности, включая наркоторговлю, торговлю оружием, похищения людей и вымогательство.

26 марта Вашингтон предъявил обвинения Мадуро и другим высокопоставленным чиновникам, в том числе министру обороны генералу Владимиру Падрино. Предполагается, что они состояли в сговоре с целью доставки кокаина в США. Министерство юстиции обвинило Мадуро и троих военных в том, что они руководили группировкой контрабандистов, известной как «Картель солнц».

Название картеля — это «отсылка к знакам отличия в виде солнца, которые крепят на форму венесуэльских военных высокого ранга», — сказано в заявлении Министерства юстиции.

Остальные предполагаемые лидеры картеля также связаны с армией. Среди них Диосдадо Кабельо Рондон, политик и действующий капитан армии, отставной генерал Уго Армандо Карвахал Барриос, бывший глава военной разведки, также известный как Эль Полло (Цыпленок), и отставной генерал Клайвер Антонио Алькала Кордонес.

Судебные иски в нескольких странах гласят, что некоторые крупные военачальники также использовали старую правительственную схему, которая позволяла «избранным» компаниям получать доступ к дешевым долларам, чтобы присваивать миллиарды. (Журналисты OCCRP не нашли подтверждения тому, что члены «Клуба 35» были причастны к преступлениям такого рода.)

«Для некоторых военнослужащих создание компании становится доктриной», — говорит Педро Мендоса, бывший лейтенант Национальной гвардии Венесуэлы, который в 2019 году дезертировал и бежал в соседнюю Колумбию.

Вот как он описал отношение администрации Мадуро к генералам армии: «Вы защищаете меня, сохраняете мою власть, а я предоставляю вам экономические выгоды».

Президент Венесуэлы Николас Мадуро участвует в учениях на военной базе Фуэрте Тиуна в Каракасе. 24 февраля 2018 года Фото: «Рейтер»/Марко Белло

«Суть режима Мадуро»

Военные внедрились в экономику Венесуэлы более двадцати лет назад, когда в 1998 году к власти пришел Уго Чавес, бывший армейский подполковник.

До этого на протяжении нескольких десятков лет вооруженные силы не слишком влияли на правительственную и государственную политику — военный режим в стране пал в 1958 году. Солдаты даже не имели права голосовать.

Чавес основал новый «гражданско-военный» альянс и подготовил миссию «План “Боливар”» стоимостью 114 миллионов долларов, в рамках которой десятки тысяч солдат должны были участвовать в государственных проектах — ремонтировать дороги и школы. В соответствии с новой конституцией Венесуэлы, которая вступила в силу в конце 1999 года, руководить национальным развитием поручили военным, а контроль в вопросе продвижения по службе старших офицеров перешел от конгресса к президенту.

Кандидат в президенты Уго Чавес и его жена Мария Изабель приветствуют сторонников, пришедших в Каракасе на митинг, который закрывал предвыборную кампанию Чавеса. 2 декабря 1998 года Фото: AP Photo/Тимоти Падек

В 2002 году в стране произошла неудачная попытка военного переворота. После этого Чавес повысил влияние приближенных военных в управлении экономикой. Крупные военачальники со временем возглавили пять портов и государственную нефтяную компанию Petróleos de Venezuela S.A. (PDVSA) — главный источник иностранной валюты в стране.

Через три года Чавес снова расширил полномочия военных и издал закон, который был направлен на «укрепление связи между гражданским обществом и армией». Правительство и вооруженные силы позиционировали себя как единый фронт на страже безопасности нации, а представителей гражданского населения начали набирать в новые воинские подразделения смешанного типа.

Старшие офицеры армии также оперативно набирали вес в бизнесе. Согласно документам, в 2005 году они зарегистрировали семь компаний — больше, чем во все предыдущие и следующие годы.

Когда Мадуро занял пост президента в 2013 году после смерти Чавеса, он снова усилил роль военных в жизни граждан. К 2018 году действующие или отставные офицеры армии занимали должности губернаторов в семи из 23 штатов и возглавляли девять министерств. Военные руководят как минимум 60 госкомпаниями.

Такие военные составляют «суть режима Мадуро», согласно мнению Хавьера Корралеса, профессора и заведующего кафедрой политических наук, а также эксперта по Латинской Америке в колледже Амхерста в американском Массачусетсе.

«Сейчас это важнее, чем было при Чавесе, хоть он и создал гражданско-военный альянс в 2000-е годы», — написал он в письме.

Режим Мадуро одержал окончательную победу в 2019 году, когда лидер оппозиции Хуан Гуайдо безуспешно пытался сплотить войска, чтобы они поддержали его кандидатуру на должность главы страны.

Хуан Гуайдо обращается к сторонникам на митинге в Каракасе вскоре после того, как его назначили временным президентом. 2 марта 2019 года Фото: Лео Альварес/Sputnik via AP

Как и несколько зарубежных правительств, Национальная ассамблея Венесуэлы признала недействительными прошлогодние выборы, на которых выиграл Мадуро, и назначила Гуайдо временным президентом. Назначение нашло отклик среди солдат, но его не поддержали самые влиятельные военные.

В Венесуэле строго регламентируется журналистика, поэтому трудно определить, участвовали ли члены «Клуба 35» в коррупционной активности. Однако покинувшие страну военные из оппозиции дали свидетельские показания о том, как компании, которыми руководят венесуэльские генералы, используют госпроекты в своих целях.

Жизнь не по средствам

До того как Гарри Солано бежал в Колумбию, он был сержантом Национальной гвардии Венесуэлы. Его так возмущала повсеместная коррупция, которую он наблюдал, пока работал над госпроектами с принадлежавшими военным компаниями, что в январе 2019 года он организовал непродолжительное восстание.

Он рассказал, что на государственном сталелитейном заводе ему приказали грузить арматуру в машины, принадлежавшие одному генералу. «Они просто брали товар на заводах, использовали его в своих компаниях, а потом продавали», — поведал журналистам OCCRP Солано, находясь в Кукуте — приграничном городе в Колумбии, куда он бежал, когда восстание подавили.

Бывший сержант Нацгвардии Венесуэлы отвечает на вопросы журналистов в Кукуте. Фото: Рамон Кампос Ириарте

Он наблюдал похожую схему и в должности инспектора жилищной миссии — государственного проекта по строительству жилья для бедных. Солано говорит, что видел, как воруют импортированные из Китая стройматериалы. «Арматуру, двери, цемент — они похищали материалы, чтобы потом продавать их частным компаниям», — рассказал он о людях, которые работали на военного начальника.

«Говорю вам: из ста тонн полученной арматуры только одну тонну использовали в рамках жилищной миссии в штате Ансоатеги. Остальные 99 украли».

Солано говорит, что такие коррупционные схемы объясняют, почему военные высокого ранга до сих пор поддерживают правительство. «Если режим падет, они перестанут получать деньги, — поясняет он. — Никакой идеологии тут нет. Только бизнес».

Венесуэльские мигранты пересекают мост Симона Боливара на границе с Колумбией. 14 августа 2019 года. Фото: Рамон Кампос Ириарте

Журналисты поговорили с бывшим лейтенантом, сбежавшим в Колумбию, который попросил не раскрывать его имя, потому что боится за свою семью в Венесуэле. Он сказал, что наблюдал, как некоторые генералы, возглавлявшие строительные проекты, продолжали создавать компании, которые получали контракты и работали по госпрограммам.

«Приверженность режиму Мадуро заключается в получении прибыли, — говорит он. — В этом вся верность, поэтому они его не предают».

Более глубокое расследование также показало, что стиль жизни некоторых генералов не соответствует их зарплате. Согласно платежным документам, которые получил OCCRP, лейтенант в среднем получает 6,3 доллара в месяц, а генерал — 8,9 доллара.

Зарплаты военных рухнули, как и вся экономика Венесуэлы, которая, по словам представителей Международного валютного фонда, столкнулась с сильнейшим кризисом за последние полвека по сравнению с любой из стран, которые не пострадали от военных действий или природной катастрофы. Гиперинфляция не сбавляла темп, и каждый месяц цены удваивались. Инфляция лишила граждан большей части накоплений. Число живущих в крайней нищете людей с 2014 по 2018 год выросло с 10 до 85 процентов.

Вашингтонский Центр экономических и политических исследований, авторитетный аналитический центр, провел исследование и выяснил, что санкции США усугубили ситуацию: обострилась нехватка продуктов, участились переезды граждан — стабилизировать экономику стало труднее.

Экономический кризис привел к тому, что зарплаты сильно понизились, и для военных это послужило дополнительным стимулом к поиску альтернативных способов заработка. Так говорит Мендоса, бывший служащий Нацгвардии, сбежавший в Колумбию. Он не может спрятать строгую стрижку и осанку, которые выдают в нем бывшего военного.

«Зарплаты очень низкие, — рассказал он, сидя в небольшом кафе в Вилья-дель-Росарио, что в 10 минутах езды от моста Симона Боливара на границе с Венесуэлой. — Поэтому военные и ведут параллельно бизнес».

Журналисты OCCRP выяснили, что члены семьи министра обороны генерала Владимира Падрино связаны с сетью компаний и объектов недвижимости в Венесуэле и США, которые оцениваются в миллионы долларов, хотя официально он зарабатывает менее восьми долларов в месяц.

Из числа членов «Клуба 35» больше всех госконтрактов получил генерал Эрнан Ахнантон Ногера Мехия — 47. Его компания Asociación Cooperativa Andina de Festejos, которую он основал через месяц после того, как его повысили до подполковника, организует и обслуживает мероприятия и торжества. Она провела несколько официальных банкетов: барбекю на 600 сотрудников таможни и налоговой службы, а также презентацию новых патрульных машин и мотоциклов, которая прошла под тентами, украшенными десятками пальм.

Согласно документам, которые раздобыл OCCRP, Ногера получает примерно 9 долларов в месяц, однако его страница в «Фейсбуке» пестрит фотографиями из путешествий в Италию, Испанию, Израиль, на Мальту и в Монако. В 2010 году он отправился в круиз по Средиземному морю.

«Никто не изъявляет желания проверять, что происходит у военных, которые связаны с политикой и имеют дело с крупными суммами денег», — заявил адвокат по вопросам прав человека Алонсо Медина Роа, который защищал нескольких офицеров, обвиняемых в восстании против режима Мадуро.

«Госслужащий должен проявлять исключительную преданность. Он не может заключать контракты с государством. Ему нельзя заниматься другим видом коммерческой деятельности».

Полный мигрантов автобус в колумбийском приграничном городе Ла Пара. 14 августа 2019 года. Фото: Рамон Кампос Ириарте

«Черный ящик»

Журналисты выявили, что в некоторых случаях генералы открывали компании в тех же отраслях, с которыми взаимодействовали в рамках своих должностных обязанностей.

Среди них генерал Хесус Рафаэль Вильямисар Гомес, которого в 2016 году назначили командиром личной охраны президента. В 2011-м он впервые получил должность, связанную с администрацией президента, а также стал руководителем и акционером охранной компании Asociación Cooperativa Seguridad y Protección Universal 1204. (Вильямисар не ответил на запросы о комментарии.)

Когда журналисты отправились в офис компании, указанный в Национальном реестре поставщиков госуслуг, они обнаружили жилое здание. Охранник сказал, что тут никогда не было никакой компании.

Иногда военные привлекают к работе родственников, чтобы не раскрывать свои деловые контакты. OCCRP выяснил, что члены семей как минимум пяти генералов занимают руководящие должности в их компаниях. Жены некоторых старших офицеров также владеют частными компаниями, которые значатся в реестре поставщиков госуслуг.

Генерал Алехандро Рамон Майя Сильва, начальник Генерального штаба главнокомандующего армией, связан с двумя компаниями: Aquila Grupo Empresarial, C.A. и La Granja Integral, C.A. Последняя — сельскохозяйственная компания, которую основали в 2017 году, когда Сильва уже стал генералом. В числе членов правления значатся его сын и дочь. (Генерал Майя не ответил на запросы о комментарии.)

Использованную в этом расследовании информацию о компаниях, связанных с венесуэльскими генералами, получили из Национального реестра поставщиков госуслуг. Раньше доступ к реестру был свободным, и там можно было найти адреса компаний, данные об акционерах и членах правления и госконтрактах. В 2017 году правительство серьезно ограничило количество информации в реестре и удалило имена людей, причастных к компаниям. За один день Венесуэла стала почти такой же непрозрачной, как любая офшорная юрисдикция.

OCCRP получил копию полной базы данных — в том виде, какой она была до того, как сведения удалили. Правительство заявило, что приняло такое решение из-за того, что информацию из реестра участники организованных преступных группировок использовали для вымогательства и похищения людей.

Однако Андрес Каньисалес, исследователь в венесуэльском Католическом университете Андреса Бельо, говорит, что так правительство хотело «предотвратить дальнейшие расследования большого количества дел, в которых обнаружились семейные связи между поставщиками госуслуг и военными высокого ранга».

«Список венесуэльских государственных подрядчиков — это настоящий “черный ящик”, — добавил он. — К нему нет никакого доступа».

Другие материалы по теме

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept