Фото: OCCRP

Украинский газовый чиновник причастен к сокрытию миллиона долларов

Бывший финансовый топ-менеджер Сергей Олексиенко, занимающий несколько постов в нефтегазовых госкомпаниях в Украине, создал офшорный фонд с целью обойти государственный валютный контроль, как следует из обнародованных документов.

В 2016 году Олексиенко привлек юристов Острова Мэн (крупнейшая офшорная зона в Европе) к схеме по перечислению $1 млн на счет фонда. Об этом свидетельствуют документы, оказавшиеся в распоряжении немецкой газеты Süddeutsche Zeitung, которая, в свою очередь, предоставила их коллегам из Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ) и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP).

Сам Олексиенко, имя которого фигурирует в документах, отрицает это намерение и утверждает, что не выводил деньги с Украины и что фонд в настоящее время ликвидирован.

Неизвестно, имел ли место перевод в действительности. Документы, оказавшиеся в распоряжении ICIJ, включают email-переписку между двумя юридическими фирмами — Appleby, зарегистрированной на Острове Мэн, и украинской Avellum Partners.

Как свидетельствуют документы, Олексиенко хотел уклониться от ограничений, налагаемых Нацбанком Украины. Вывод средств планировали совершить в то время, когда правительство страны пыталось стабилизировать валюту. Такие ограничения не новы для страны, которая борется с оттоком капитала со времен распада СССР.

Согласно документам, Олексиенко собирался основать офшорный фонд на Острове Мэн — в «налоговом раю», расположенном в Ирландском море, между Ирландией и Великобританией (Мэн не является частью Великобритании и ЕС, хотя жители острова — британские подданные).

Официальные лица Мэна настаивают на том, что из офшорной зоны остров превращается в высокотехнологичный центр с возможностями для интернет-стартапов и бизнеса, построенного на блокчейне.

Схема, созданная гением

7 декабря 2015 года сотрудник компании Avellum Вадим Медведев отправил имейл фирме Appleby, в котором просил зарегистрировать фонд Олексиенко как можно скорее, желательно к концу года. В копии письма стоял Олексиенко.

«Что касается конкретного источника средств, которые будут переводиться в фонд, то это будет иностранное (не украинское) предприятие, аффилированное с банком клиента», — написал Медведев.

Два дня спустя другой представитель компании Avellum, Андрей Гуменчук, уточнил, что сумма перевода на счет фонда составит «приблизительно $1 млн». Еще через две недели Гуменчук сообщил Appleby, как именно будет осуществлен трансферт.

«Фонд получит заем от Loki Assets L.P., аффилированной с «Альфа-банком», — пишет Гуменчук. Loki Assets была зарегистрирована в Великобритании в 2015 году по адресу в Эдинбурге, где также зарегистрировано еще порядка 2600 предприятий, и принадлежит компаниям в Белизе и на Сейшелах — в двух широко известных непрозрачных офшорных зонах.

Представитель Avellum пишет: «Этот заем будет обеспечен депозитом, находящимся на счете клиента в «Альфа-банке» в Украине. Стороны подготовят документы, позволяющие банку предоставить депозит клиента вместо изъятия займа. Клиент, в свою очередь, направит в фонд извещение об отсутствии претензий. Такое же извещение предоставит Loki Assets L.P.».

С помощью этой сложной схемы Олексиенко, по сути, дает кредит сам себе через Великобританию, чтобы не выводить деньги напрямую с Украины.

В письме сотрудник Avellum объяснял, что такая договоренность необходима из-за ограничений, наложенных на денежные переводы за рубеж в Украине.

Appleby поинтересовалась подробностями, и Avellum ответила: «В Украине действует валютный контроль. Для перевода средств за границу нужна специальная лицензия Национального банка Украины. Однако в настоящее время Нацбанк запрещает перечисления даже тем, у кого такая лицензия есть. Временные ограничения действуют уже больше года, и неясно, когда они будут сняты».

Несмотря на ограничения, Appleby согласилась работать с клиентом. Переписка между мэнской фирмой и украинскими юристами продолжалась на протяжении всех новогодних праздников. 25 января 2016 года фонд Олексиенко был зарегистрирован под названием Pioneer Foundation.

В ответ на запрос журналистов Avellum пишет: «Компания, предоставляя свои услуги, придерживается выполнения всех юридических требований, в том числе требований нормативных актов Нацбанка Украины».

Репортер OCCRP встретился с Олексиенко, чтобы расспросить его о схеме, которую обсуждали юристы в переписке. «Я не знаю, какова суть этой схемы, но она не имеет ко мне никакого отношения, — сказал Олексиенко. — Чтобы придумать что-то подобное, нужно быть гением».

Финансист Сергей Олексиенко, который занимал посты в компаниях украинской нефте-газовой промышленности, уверяет, что не собирался нарушать валютные ограничения, занимая деньги самому себе. Фото: OCCRP

Неиспользованный фонд

До работы в госструктуре Олексиенко успел сделать успешную карьеру бизнес-стратега в области инвестиционного банкинга, специализируясь на слиянии и поглощении и прямых инвестициях.

В июле 2014 года Олексиенко перешел в нефтегазовую госкомпанию «Нафтогаз», которая снабжает природным газом всю страну по ценам, установленным государством. Он также входит в совет директоров «Укртрансгаза» — дочерней компании «Нафтогаза», ответственной за транспортировку и хранение природного газа.

6 октября Олексиенко встретился с репортером OCCRP в ресторане напротив главного офиса «Укртрансгаза» в центре Киева. На вопрос о том, почему он покинул престижный финансовый сектор ради менее щедро оплачиваемой работы в госструктуре, Олексиенко уклончиво ответил, что и там, и здесь у него одни и те же обязанности — поиск финансирования. Он отказался обсуждать зарплату на текущей должности. Пресс-службы «Укртрансгаза» и «Нафтогаза» также не предоставили эту информацию OCCRP.

В беседе Олексиенко сразу же заявил, что ему нечего скрывать. Когда репортер OCCRP показал ему свидетельство о регистрации Pioneer Foundation на Острове Мэн, он сказал, что фонд прекратил деятельность. Затем Олексиенко позвонил юристу Avellum Медведеву, который помог ему создать фонд (а также помог президенту Украины Петру Порошенко создать офшорные структуры для корпорации Roshen).

Олексиенко попросил Медведева подтвердить, что фонд прекратил работу и фактически так ее и не начал, но не позволил представителю OCCRP поговорить с Медведевым. «Мы не обсуждаем дела наших клиентов с третьими лицами и не комментируем их», — сказал Медведев OCCRP позже, 10 октября.

В феврале 2017 года Национальный банк Украины снял ограничения на переводы за рубеж, а 18 апреля этого же года Pioneer Foundation был ликвидирован. «В компании больше не было необходимости, поскольку Нацбанк Украины позволил гражданам переводить деньги за рубеж», — прокомментировал Олексиенко закрытие фонда.

Он не дал четкого ответа на вопрос, чем занимался его фонд на протяжении 15 месяцев существования. Но согласился с тем, что схема, которую выявила переписка двух юридических фирм, выглядит как попытка обойти валютный контроль. И все же он отрицает свою причастность к ней. «Это можно назвать выводом денег за рубеж, но я не знаю, откуда они. Ко мне это не имеет отношения, и я не знаю, была ли эта схема претворена в жизнь», — пояснил Олексиенко.

Он не дал четкого ответа на вопрос, чем занимался его фонд на протяжении 15 месяцев существования. Но согласился с тем, что схема, которую выявила переписка двух юридических фирм, выглядит как попытка обойти валютный контроль. И все же он отрицает свою причастность к ней. «Это можно назвать выводом денег за рубеж, но я не знаю, откуда они. Ко мне это не имеет отношения, и я не знаю, была ли эта схема претворена в жизнь», — пояснил Олексиенко.

Схема финансирования фонда, созданного юристами Avellum.

На Кипр

После открытия фонду Олексиенко нужен был счет в банке. Зная, что ни один мэнский банк не откроет счет для гражданина Украины, Appleby сместила фокус внимания на Банк Кипра.

В апреле 2016 года Appleby отправила 45-страничное заявление в Банк Кипра через курьерскую службу. На заявлении стояли подписи Олексиенко, его жены и шестилетнего сына — бенефициаров фонда.

Олексиенко утверждает, что счет не был открыт. В подтверждение своих слов он предоставил лишь письмо от Appleby, в котором сказано, что Pioneer Foundation никогда не открывал банковских счетов. Проверить это невозможно, поскольку Банк Кипра не предоставляет информацию о клиентах третьим лицам.

Замглавы Нацбанка Украины Олег Чурий заявил, что банки несут ответственность за недопущение незаконных трансакций, и, по его мнению, подобная операция была бы невозможна. «Банк просто не допустил бы эту трансакцию. Она должна быть остановлена на уровне коммерческого банка», — сказал он.

В данном случае коммерческий банк — «Альфа», но на запрос OCCRP о комментарии финансовое учреждение не ответило.

По словам Чурия, если физическое или юридическое лицо совершает сделку, запрещенную действующим законодательством, то штраф составляет сумму трансакции. В случае Олексиенко, если вывод денег имел место, штраф составит миллион долларов.

Другие материалы по теме