Фото: сайт TTG Group

Крупный казахстанский госслужащий владеет долей в тайной транспортной империи

Более десятка лет окруженная пеленой тайн транспортная холдинговая компания TTG Group выступает ключевым железнодорожным перевозчиком казахстанской нефти и газа. Столь завидное положение компании обеспечило тесное и очень выгодное партнерство с крупнейшим производителем углеводородов в республике. Но, несмотря на ведущие позиции в своей отрасли, компании удается держаться в тени. При многомиллионных оборотах и прибылях имена ее владельцев по-прежнему скрыты за все разрастающейся сетью офшорных структур.

Для такой секретности имелись основания. Как выяснил Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), у TTG Group были друзья и акционеры в высоких кабинетах. Большую часть времени, что существует компания, одним из ее совладельцем был (а возможно, остается и сейчас) Сауат Мынбаев, бывший министр нефти и газа Казахстана, а ныне председатель правления «КазМунайГаза» — государственной нефтегазовой компании.

Неизвестные доселе данные содержались в «Файлах райских островов» — утечке офшорных документов, полученных немецкой газетой Süddeutsche Zeitung и переданных изданием Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ). ICIJ организовал глобальное расследование, участником которого стал и OCCRP.

TTG Group возникла на базе бывшего госпредприятия, а сейчас владеет самым большим в Казахстане парком цистерн для перевозки нефти и газа. Также ей принадлежит обширная ремонтная база и железнодорожное депо, обслуживающее крупнейшее в стране нефтяное месторождение. Основные подразделения TTG Group для удобства бизнеса расположены на западе республики, где находятся большинство объектов нефтегазовой индустрии.

Своим успехом компания по большей части обязана одному главному клиенту — консорциуму «Тенгизшевройл». Главным его участником является американская Chevron, но в него также входят ExxonMobil, российский «ЛУКОЙЛ» и «КазМунайГаз» — тот самый гигант казахстанской добывающей отрасли, который возглавляет Мынбаев.

Руководство национальной нефтегазовой компанией и прежняя работа на посту министра нефти позволяет рассматривать Мынбаева как ответственного за управление нефтяными ресурсами, от которых напрямую зависит экономика Казахстана. В то же время его частные коммерческие интересы в сфере железнодорожных грузоперевозок принесли ему и его бизнес-партнерам как минимум 260 миллионов долларов.

Мынбаев как государственный служащий обязан был декларировать подобный конфликт интересов, но нет свидетельств, что он это когда-либо делал.

От того, что могли знать западные компании консорциума об этом конфликте интересов, зависит, противоречит ли их деятельность в рамках этого бизнеса американскому Закону о коррупции за рубежом.

Впрочем, каковы шансы, что о «параллельной коммерции» Мынбаева вообще мог кто-то узнать? Структура собственности TTG Group — это паутина офшорных структур. Даже те, кто обладает данными и терпением проследить всю замысловатую цепочку до конца, нигде не увидят и следа Мынбаева или его бизнес-партнеров.

«Файлы райских островов» дали OCCRP первую зацепку: речь о доли Мынбаева в Meridian Capital — инвестиционной холдинговой компании, зарегистрированной в «налоговой гавани» Бермудских Островов. Но понадобилось еще случайно обнаруженное журналистами одно-единственное предложение в финансовом отчете этого года, чтобы связать Meridian с казахстанским транспортным холдингом.

В Meridian Capital не ответили на просьбы о комментарии. Когда OCCRP впервые обратился в «КазМунайГаз», представители компании отрицали какую-либо связь Мынбаева с Meridian Capital.

Однако после публикации несколько дней назад расследования OCCRP о связи экс-министра нефти с этой офшорной структурой сам Мынбаев признал, что был ее акционером, но заявил, что указывал свою долю в налоговых декларациях и избавился от нее «несколько лет назад».

Мы связались с офисом Мынбаева снова, когда готовили эту статью, но не получили комментариев. Его представители сказали, что с нами на связь должен выйти юрист, но никаких сообщений от него не последовало. Ни один акционер Meridian не ответил на просьбы о комментариях.

Во внутренних документах бермудской юридической фирмы Appleby, составивших большую часть утечки «райского досье», Мынбаев был указан как «действующее публичное должностное лицо» (‘active PEP’ — ‘a politically exposed person’) еще в апреле 2016 года. Скорее всего это значит, что в то время он был акционером офшорной структуры, к деятельности которой имел прямое отношение. (См. статью «Тайные миллиардеры Казахстана»)

Бесконечная «матрешка»

Корпоративные данные из Казахстана не отличаются полнотой — те, которые удалось найти, противоречат собственным заявлениям TTG Group относительно истоков деятельности компании и не позволяют доподлинно установить историю ее и владельцев. Поэтому, чтобы понять, как компания оказалась под контролем Meridian Capital и как эта связь обеспечила ей успех, необходимо погрузиться в детали ее офшорной холдинговой структуры.

TTG Group — нидерландская холдинговая компания, которая владеет «Тенгизтрансгазом» — операционной казахстанской компанией и еще пятью дочерними структурами. Однако взаимосвязь компаний этим не исчерпывается: сама TTG Group принадлежит еще одной компании из Нидерландов, которая, в свою очередь принадлежит кипрской компании. Однако у компании с Кипра тоже есть владелец — компания на Британских Виргинских Островах, но и на этом «офшорные слои» корпоративной структуры не заканчиваются.

Ни на одном из этих «уровней» нет данных о Meridian Capital, один из акционеров которой — Мынбаев.

Однако в финансовом отчете TTG Group этого года обнаружилось любопытнейшее упоминание о необычной секретной сделке, заключенной 16 сентября 2011 года. По условиям сделки одна из компаний Meridian Capital получила опцион на покупку всех акций TTG Group всего за… 1 доллар.

Исполнение этого опциона заставило бы Meridian Capital «засветиться» в корпоративной структуре группы компаний с риском публичного раскрытия данных. Но этого не произошло — на бумаге вся структура осталась прежней.

Контракт, где прописана та сделка 2011 года, обнаружить не удалось, поэтому неясно, какие еще условия он содержит.

Впрочем, из финансового отчета этого года выяснилось, что с того момента «бенефициарное право собственности» и «все экономические выгоды» от деятельности TTG Group в конечном итоге принадлежали Мынбаеву и его партнерам. Это значит, что в сделке оговаривался некий механизм, позволявший Meridian получать заработанную TTG Group прибыль, не становясь ее формальным владельцем.

К тому моменту TTG Group финансово была уже чрезвычайно успешной. Так, за 2010 год ее доход составил 100 миллионов долларов, а чистая прибыль — более 40 миллионов долларов. Это неудивительно: в Казахстане происходил настоящий бум нефтяной индустрии.

То, что Мынбаев с партнерами, судя по всему, бесплатно получил столь прибыльную компанию, со всей очевидностью указывает на то, что сделку они заключали сами с собой. Похоже, они и так были хозяевами TTG Group все это время, а финансовая «договоренность» стала лишь ловким способом перемещения денег из одной юрисдикции в другую.

Могут быть и другие объяснения подобной сделки. Речь, возможно, шла о корпоративном захвате, то есть Мынбаев с партнерами мог забрать TTG Group у кого-то еще. Или имел место «внутренний» недружественный переход управления компанией, что означало бы конфликт среди партнеров. Однако журналистам OCCRP удалось получить дополнительные подтверждения самой вероятной версии: учредители Meridian Capital контролировали TTG Group с самого начала. (Анализ веб-сайта компании, включая архивные версии, не говорит о том, что у компании когда-либо менялись хозяева.)

По утверждению TTG Group, компания была основана в 2001 году. В то время председателем ее правления, судя по его биографии, был человек по имени Евгений Фельд — один из учредителей Meridian и бывший топ-менеджер «Казкоммерцбанка» — крупнейшего казахстанского банка. Как выяснилось, именно этот банк предоставлял столь необходимое TTG Group на первых порах финансирования. Несколько других директоров «Казкоммерцбанка», включая Мынбаева, также стали акционерами Meridian.

Есть и другие свидетельства «преемственности» в правах собственности на транспортную компанию. Голландская TTG Group приобрела местную операционную компанию «Тенгизтрансгаз» в 2008 году в рамках схемы, названной частью «внутренней реструктуризации». Этот коммерческий термин предполагает, что речь не шла о смене собственности; другими словами, тот, кто владел компанией до 2008 года, и после этого остался ее хозяином. Всё указывает здесь на Meridian Capital.

Если действительно Meridian Capital в течение десяти лет контролировал TTG Group, это в значительной степени объясняет причину успеха последней. (Кредит в 85 миллионов долларов, выданный в 2013 году компании Meridian местным подразделением TTG Group и, очевидно, так и не возвращенный, служит еще одним доказательством того, что Meridian продолжал получать прибыль от своего успешного казахстанского бизнеса.)

Имея доступ к финансированию «Казкоммерцбанка» и выгоды от высокого положения Мынбаева на различных постах, включая заместителя премьер-министра, министра финансов, министра энергетики и минеральных ресурсов, министра нефти и газа и, наконец, главы «КазМунайГаза», холдинговая группа располагала всем необходимым, чтобы, опираясь на возможности и связи, стать олицетворением успеха в бизнесе.

Восходящая звезда

Месторождение Тенгиз, простирающееся на многие километры вдоль северного побережья Каспийского моря, содержит одни из крупнейших в мире запасов нефти и газа и составляет основу энергетической сферы Казахстана. (Это самое большое в республике месторождение, на котором добывают более трети всей нефти страны. Казахстан занимает 12-е место в мире по доказанным запасам нефти.)

Разработкой месторождения с 1993 года занимается «Тенгизшевройл» — совместный американо-российско-казахстанский консорциум. Компания транспортирует нефть двумя основными путями — большая часть идет по нефтепроводу длиной многие сотни километров в российский порт Новороссийск на Черном море. Остальное перевозится по железной дороге также в черноморские порты, откуда сырье отправляется покупателям по всему миру.

Транспортировка нефти и газа железнодорожными цистернами — сложное и дорогостоящее мероприятие. И хотя «Тенгизшевройл» владеет сетью рельсовых путей (это одна из крупнейших в мире «частных железных дорог»), у компании нет ни собственных вагонов, ни необходимой сопутствующей инфраструктуры.

И здесь в дело вступает TTG Group.

В качестве своего первого шага компания начала приобретать и сдавать в аренду международному нефтяному консорциуму железнодорожный подвижной состав. Несколько лет это оставалось ее самым прибыльным бизнесом. Сначала компания закупала лишь нефтяные цистерны, но вскоре начала предоставлять и другую технику для «Тенгизшевройла» — емкости для перевозки природного газа, серы и прочей продукции.

Первая партия вагонов-цистерн в количестве 796 штук, приобретенная в 2001 году, поступила от местного транспортного монополиста компании «Алаутрансгаз», которая распоряжалась активами, до того принадлежавшими государству.

Вероятно, посильную помощь компании оказывал и Мынбаев. В 2002 году, когда он занимал пост президента «Банка развития Казахстана», банк выдал TTG Group заем в 11,7 миллиона долларов для покупки еще 300 цистерн. И весь этот подвижной состав имел гарантированного потребителя в лице «Тенгизшевройла». На протяжении нескольких лет TTG Group продолжала приобретать вагоны-цистерны и сдавать их в аренду своему клиенту номер один. Сегодня TTG Group располагает парком более чем из шести тысяч специальных железнодорожных емкостей.

Подвижной состав — не единственный ценный актив, полученный TTG Group от бывших казахстанских госмонополий. Одним из наиболее значимых инфраструктурных активов, который сама компания называет основой ее бизнеса, стал «РИП-газ» — единственное в Казахстане предприятие по обслуживанию газовых цистерн. «РИП-газ» в свое время также был куплен у «Алаутрансгаза». В «Тенгизшевройле» требуют от всех компаний, сдающих консорциуму в аренду цистерны, каждый раз перед заливкой газа проводить инспекцию цистерн на этом предприятии, а это — регулярная дополнительная выручка для TTG Group.

Холдинговая компания делала и другие приобретения. В 2005 году она стала владелицей еще одного ремонтного предприятия — «Ак-Жайык-7». А на следующий год был выигран тендер от «Тенгизшевройла» на постройку крупного железнодорожного депо.

Вскоре компании представилась очередная возможность заработать. После нескольких лет недовольства и критики правительство Казахстана оштрафовало «Тенгизшевройл» на 609 миллионов долларов за складирование серы (побочный продукт нефтяного производства) в нарушение экологических норм. Консорциуму требовалось избавиться от огромного количества накопленных серных отходов, и TTG Group предложила свою помощь в их вывозе. Компания начала закупать специальные цистерны для транспортировки серы, сдавать их в аренду «Тенгизшевройлу» и брать деньги за обслуживание. С 2010 года TTG Group перевезла более трех миллионов тонн серы.

Кроме того, начиная с апреля 2012 года TTG Group выполняет для «Тенгизшевройла» роль агента транспортно-экспедиторских услуг.

Кредит без графика погашения

С 2008 по 2015 год компания Meridian Capital получила не менее 176 миллионов долларов в виде дивидендов от коммерческих сделок через TTG Group.

Но потоки прибыли — не единственная выгода, которой пользуется Meridian. Журналисты OCCRP выявили одну сделку, дающую пример того, как деньги перетекают на счета Meridian.

4 сентября 2014 года TTG Group взяла у своего казахстанского подразделения «Тенгизтрансгаз» кредит на 85 миллионов долларов. В тот же самый день она ссудила ровно столько же денег Meridian Capital International Fund — фонду с Каймановых Островов, принадлежащему Meridian.

Судя по всему, ни одна из компаний так и не вернула деньги. «Что касается этого кредита, то графика его погашения нет», — указано в соответствующей финансовой отчетности. Для реальной кредитной сделки между двумя независимыми структурами не потребовалось бы такое посредничество. Сложный «промежуточный механизм», а также то, что деньги, как можно судить, не вернулись кредиторам, — еще одно свидетельство в пользу того, что и Meridian, и TTG Group контролируют одни и те же люди и что Meridian неплохо зарабатывает на подобных «коммерческих схемах».

Перспективы новых прибылей

Расширение добычи в Тенгизе и увеличение объёмов производства природного газа в стране сулит безоблачное будущее TTG Group (и Meridian Capital).

Но TTG Group — не единственная компания, которую контролирует Meridian.

2 февраля 2011 года, действуя через еще одну голландскую структуру — Freight International Holding, Meridian за номинальную цену в тысячу долларов получил контроль над казахстанской компанией Caspian Freight Company. Согласно финансовому отчету FIH за 2015 год Caspian Freight Company стоила более миллиарда тенге (2,7 миллиона долларов США). Тот факт, что Meridian приобрел ее всего за тысячу долларов, может указывать на то, что она и раньше принадлежала ему.

Как и в случае с TTG Group, название Meridian ни разу не фигурирует в структуре собственности компании. И так же, как и TTG Group, Caspian Freight Company, похоже, начала выстраивать собственную казахстанскую транспортную империю. В 2014 году она приобрела контрольные пакеты в двух местных транспортных фирмах — «Алаутранссервис» (ранее входила в структуру «Алаутрансгаза») и Germes Capital Management.

В Казахстане нет публичной отчетности, новостных статей или сайтов, которые бы указывали на то, что все эти компании могут принадлежать одному и тому же тайному холдингу. Однако коммерческая хватка и агрессивная бизнес-тактика Мынбаева и его партнеров из числа банкиров говорят, что в будущем мы наверняка увидим новые сверхвыгодные сделки.

Законно или нет?

Эксперты по Закону США о противодействии коррупции за рубежом говорят, что Chevron и ExxonMobil могли его нарушить, участвуя в работе «Тенгизшевройл». Этот закон запрещает американским компаниям перечислять деньги иностранным чиновникам в обмен на преференции в бизнесе. Всё зависит от того, что знали (или должны были знать) эти компании о личной выгоде, которую получит Мынбаев от их сделки с правительством, и можно ли считать эти сделки составленными таким образом, чтобы доход от них Мынбаева считался его вознаграждением за помощь в организации бизнеса.

«Заявления вроде «Мы не знали о конфликте интересов» или «Мы не знали, что значительные доли этой компании принадлежали министру» сами по себе не являются оправданием», - говорит Энди Сполдинг, профессор юридического факультета Университета Ричмонда в американском штате Вирджиния и автор блога FCPA. «Надо проанализировать, были ли причины считать, что деньги, которые попадут в эту компанию через вашу «дочку», в итоге пойдут на взятку ему [министру] или кому-то еще».

Впрочем, по словам Сполдинга, компанию можно считать нарушителем Закона о противодействии коррупции за рубежом, только «если у нас будут доказательства, что нечто ценное было передано [TTG] с заведомо преступным умыслом».

Нам неизвестно, что Chevron и ExxonMobil знали о структуре владения TTG Group и участии Мынбаева.

TTG Group отказалась отвечать на вопросы в связи с этим материалом, а ExxonMobil перенаправил к «Тенгизшевройл» и Chevron.

Представитель Chevron написал, что компания «подчиняется строжайшему кодексу деловой этики» и «следует всем соответствующим законам». «Тенгизшевройл» отказался комментировать, назвав предмет интереса «коммерческим вопросом» и сославшись на политику компании..

В подготовке статьи также участвовали Обри Белфорд, Ольга Гейн, Влад Лавров и OCCRP Казахстан.

Другие материалы по теме