Фото: Rocco Fazzari

Министр торговли Уилбур Росс получает доход от деловых связей с ближним кругом Путина

Члену правительства Трампа принадлежит доля в компании, которая осуществляет перевозки для зятя Путина и олигархов, находящихся под санкциями.

Министр торговли США Уилбур Росс владеет акциями транспортной компании, которая ежегодно получает многомиллионную прибыль от предприятия, владельцами которого являются зять президента РФ Владимира Путина и российский олигарх, находящийся под санкциями Министерства финансов США в связи с его принадлежностью к ближнему кругу Путина.

Миллиардер Росс, занимающийся прямыми инвестициями, избавился от большинства своих бизнес-активов перед тем, как в феврале стал министром в правительстве Трампа. Однако он сохранил долю в транспортной компании «Навигатор Холдингс» (Navigator Holdings Ltd.), зарегистрированной на Маршалловых Островах в Тихом океане. Согласно последнему ежегодному отчету фирмы, в 2016 году офшорные структуры, в которых Росс и другие инвесторы имеют долевое участие, контролировали 31,5% акций компании.

Одним из крупнейших клиентов «Навигатора», прибыль от сотрудничества с которым с 2014 года составила более 68 млн долларов, является московская газоперерабатывающая и нефтехимическая компания «СИБУР». Два ее основных владельца — Кирилл Шамалов, муж младшей дочери Владимира Путина, и Геннадий Тимченко, олигарх под санкциями, чья деятельность в энергетическом секторе «напрямую связана с Путиным», по данным Министерства финансов США.

Еще один влиятельный владелец, крупнейший акционер «СИБУРа» — Леонид Михельсон, который стоит во главе энергетической компании, также попавшей под санкции министерства финансов за поддержку режима Путина.

Росс как министр торговли имеет непосредственное влияние на торговую и промышленную политику страны. Кроме того, его голос — один из решающих в принятии решений по практически любому вопросу, связанному с экономическими отношениями между США и другими странами, включая Россию. В последние годы напряжение между Соединенными Штатами и РФ заметно возросло в связи с введением Штатами санкций против России после ее вторжения в Крым в 2014 году и вмешательства в американские президентские выборы в 2016-м.

Регазификационный терминал СИБУРа в порту Усть-Луга. Фото: Fredrik Laurin / Swedish Public Television

После выборов расследования, проводимые конгрессом и Министерством юстиции США, выявили возможные деловые связи между Россией и членами администрации президента Трампа. Хотя несколько деловых партнеров и участников президентской кампании Трампа попали под пристальное внимание следователей, до сих пор не сообщалось ни о каких деловых связях между высокопоставленными представителями президентской администрации и членами семьи и ближнего круга Путина.

Во время процесса утверждения Росса на должность его несколько раз спрашивали, имеются ли у него деловые связи с Россией, относящиеся в основном к его деятельности на посту вице-президента Банка Кипра, который на протяжении многих лет кредитовал российских олигархов. После слушания, но перед утверждением его на пост министра группа из пяти сенаторов-демократов обратилась к Россу с письмом: «Сенат Соединенных Штатов и американская общественность имеют право знать в полной мере о ваших контактах с Россией и вашей осведомленности о любых связях между администрацией Трампа, президентской кампанией Трампа или Trump Organization и Банком Кипра». Росс кратко ответил на вопрос во время слушания, заявив, что русские, имеющие в банке вклады, «не были его партнерами», но не ответил на письмо сенаторов.

Кроме того, ему задали вопрос о наличии активов в транспортной сфере и вероятном конфликте интересов в связи с его деятельностью в министерстве торговли. Но вопросов по поводу «Навигатора», в котором в определенный момент он даже был председателем правления, и сотрудничества с «СИБУРом» ему не задавали.

По словам эксперта по России, бывшего высокопоставленного чиновника в Государственном департаменте при республиканской и демократической администрации Даниэля Фрайда, «СИБУР» — это «компания, которая тесно связана с ближним кругом»: «Зачем официальному представителю правительства США иметь отношения с ближним кругом Путина?»

Росс присоединился к правлению уже после того, как «Навигатор» стал сотрудничать с «СИБУРом», и «никогда не встречался» с Шамаловым, Тимченко или Михельсоном, как сказал представитель министерства торговли Джеймс Рокас.

«Секретарь Росс держится в стороне от каких-либо вопросов трансокеанских торговых судов, но в целом поддерживает санкции администрации в отношении российских и венесуэльских компаний», — добавил Рокас.

Еще одним крупным клиентом «Навигатора» является государственная нефтяная компания Венесуэлы PDVSA, которая принадлежит авторитарному режиму Николаса Мадуро. В июле 2017 года администрация Трампа ввела санкции против одного нынешнего и одного бывшего руководителей PDVSA, а через месяц подвергла санкциям и саму компанию.

Торговая политика и конфликт интересов

Выявить косвенные деловые связи между министром торговли и зятем Путина и его партнерами-олигархами удалось благодаря анализу открытых источников и утечке из бермудской юридической фирмы Appleby миллионов документов, связанных с офшорной финансовой деятельностью, которые были переданы немецкой газете Süddeutsche Zeitung и оказались в распоряжении Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ) и его всемирной сети информационных партнеров. Документы дают представление о внутренних делах Appleby в период с 1950-х по 2016 год, включая сведения о подразделении Appleby, занимавшемся работой с корпоративными клиентами, которое в 2016 году стало самостоятельной компанией Ectera.

Просочившиеся документы позволяют проследить цепочку компаний и партнерств на Каймановых Островах, благодаря которой Росс сохранил свою долю в «Навигаторе».

По словам экспертов, то, что компании Росса на Каймановых Островах получают прибыль от сотрудничества с фирмой, принадлежащей путинским ставленникам, вызывает серьезный потенциальный конфликт интересов. Министр торговли Росс влияет на торговую политику США, санкции и другие политические сферы, которые могут касаться владельцев «СИБУРа». И наоборот, руководители «СИБУРа», а через них и сам Путин, имеют возможность наращивать или ослаблять деловое партнерство «СИБУРа» с «Навигатором», пока Росс находится у руля торговой политики США.

Советник по вопросам этики в администрации Джорджа Буша Ричард Пейнтер заявил, что Росс, вероятно, вынужден дистанцироваться от принятия решений, связанных с санкциями. Он добавил, что, несмотря на то что нарушений в собственных активах Росса найдено не было, сделки с участием «Навигатора» нуждаются в пристальном рассмотрении.

Представитель министерства торговли Рокас сказал, что Росс «никогда не просил и не получал каких-либо этических вычетов» и придерживается «высочайших этических стандартов». Этические вычеты иногда предоставляются чиновникам, чтобы они могли участвовать в работе по тем направлениям, где для них может возникнуть конфликт интересов.

«Не беря в расчет расследования, связанные с нарушением законодательства, могу сказать, что я был бы крайне обеспокоен, узнав, что кто-то из членов правительства США получает доход от ведения дел с русскими, и я бы очень хотел знать об этом», — сказал Пейнтер.

Министр торговли США Уилбур Росс. Фото: Ведомство по патентам и товарным знакам США

Семь звеньев одной цепи

Перед тем как стать министром, 79-летний Росс был одним из гигантов рынка частных инвестиций, ищущим по всему миру инвесторов, готовых вложить деньги в неблагополучные компании в надежде получить прибыль после их перезапуска. Пока дела шли хорошо, он и его фирма получали доход благодаря не только их инвестициям и управленческим гонорарам, но и компенсационной системе, которая позволяет генеральным партнерам, управляющим фондами прямых инвестиций, зарабатывать 20 процентов от любой суммы прибыли, которая превышает определенный уровень.

Многие из этих фондов прямых инвестиций были созданы и управлялись компанией Appleby — офшорной юридической фирмой с головным офисом на Бермудах. Материалы утечки дают возможность заглянуть во внутреннюю кухню Appleby и увидеть, как она помогала фирме Росса WL Ross & Co, LLC получать прибыль в таких «налоговых убежищах», как Каймановы Острова. Это заморская территория Великобритании, которая предоставляет беспрецедентный уровень финансовой секретности и позволяет фиктивным компаниям сбежать из Нью-Йорка или любого другого места и работать там, не платя налоги. В 2015 году Каймановы Острова заняли пятое место в мировом рейтинге индекса финансовой секретности (FSI).

Создание офшорных фондов, организованных в виде корпораций, может послужить важным стимулом для некоторых инвесторов. Ведь это позволяет американским организациям, не подлежащим налогообложению, включая гигантские пенсионные фонды и щедро финансируемые университеты, уклониться от закона Налоговой службы США, согласно которому они обязаны платить налоги с дохода, полученного с привлечением заемных средств. Помимо этого офшорные фонды позволяют привлекать неамериканских инвесторов, потому что их имена держатся в секрете от налоговых властей в Штатах.

Генеральные партнеры в офшорных фондах прямых инвестиций пользуются широкими налоговыми послаблениями и в США тоже. Например, они могут декларировать большую часть заработков фонда как доход с долгосрочного капитала, а не как обыкновенный доход. Это позволяет самым богатым руководителям фондов сократить свои налоги на эту прибыль с наивысшей налоговой ставки в США в 39,6 процента до 20 процентов.

Когда Росса выдвинули на должность министра торговли, он предоставил Управлению по этике при правительстве США соглашение, в котором говорилось, что он намерен отказаться от владения 80 компаниями и партнерствами, но при этом сохранит долевое участие в девяти других фирмах, активы которых задействованы в «финансировании операций с недвижимостью и ипотечным кредитованием» и «трансокеанской транспортировке». Что это были за активы, не уточнялось. Хотя Росс продал WL Ross & Co. компании «Инвеско» (Invesco) в 2006 году, он продолжал оставаться ее председателем и генеральным директором до момента вступления в должность министра.

Его финансовая декларация, также представленная Управлению по этике, состоит из 57 страниц и включает в себя длинный список под заголовком «Трудовые активы и доходы и пенсионный счет». Список разделен на несколько частей. Они содержат информацию о доходах, которые получает каждая из компаний Росса, а также выявляют целых семь промежуточных структур, отделяющих Росса от активов, которыми он владеет.

Если покопаться в многочисленных подразделах этого списка, можно обнаружить четыре организации с загадочными названиями на Каймановых Островах. Они входят в число тех, что он намеревался оставить: WLR Recovery Associates IV DSS AIV, GP; WLR Recovery Associates IV DSS AIV, LP; WLR Recovery Associates V DSS AIV, GP и WLR Recovery Associates V DSS AIV, LP. Всеми четырьмя компаниями управляет юридическая фирма Appleby. «Навигатор Холдингс» обозначена в качестве актива этих компаний, но в соответствии с форматом финансовой декларации не указано никаких подробностей ни о фирме, ни о ее сотрудничестве с «СИБУРом».

Согласно мнению экспертов в сфере налогообложения и этики, опрошенных ICIJ, сложное устройство офшорных структур добавляет юридической и репутационной неопределенности и скрывает полный объем деловых контактов Росса, хотя он продолжает получать от них доход.

В декларации Росса его нынешняя совокупная доля в офшорных структурах, которые владеют «Навигатором», оценивается в 2,05–10,1 миллиона долларов. Но точную сумму доходов, получаемых от его активов, назвать невозможно, так как он не указал оценку одной из четырех компаний, которые он оставляет. Непонятно, по какой причине оценка этой фирмы не указана. Его долевое участие представляет собой совокупность долей этих компаний в «Навигаторе» — всего 31,5 процента, что согласно биржевой стоимости фирмы от 30 октября 2017 года составляет примерно 179 миллионов долларов.

Объемы инвестиций Росса могут существенно измениться к тому моменту, как фонды, владеющие акциями «Навигатора», будут ликвидированы, что приведет к их значительному росту. Если фонды будут эффективны, генеральное партнерство, в которое он вложил инвестиции, получит 20 процентов прибыли всех фондов.

При этом Росс заявил журналу Forbes, что его активы оцениваются в миллиарды долларов, хотя в его финансовой декларации для правительства это не отражено. Позднее он сообщил изданию, что вложил эти средства в трастовые компании, доходы от которых получают члены его семьи.

«Правила подачи декларации не были написаны с учетом случая Уилбура Росса, — заявила профессор юриспруденции в Университете Вашингтона Кэтлин Кларк, эксперт в сфере государственной этики. — И, мне кажется, не могут адекватно осведомить общественность и членов Управления по этике о том, насколько разнообразны его финансовые интересы».

Росс добивается успеха

Росс начал инвестировать в «Навигатор» в 2011 году, когда WL Ross & Co. приобрела 19,4 процента акций фирмы, и его компания получила два места в совете правления, одно из которых занял сам Росс в начале следующего года. Через несколько месяцев, получив решение суда о несостоятельности, WL Ross купила пакет акций у обанкротившегося инвестбанка Lehman Brothers и стала крупнейшим акционером «Навигатора».

В ноябре 2013 года «Навигатор» стал открытым акционерным обществом. Акции, которые WL Ross покупала примерно по 8 долларов за штуку, были выставлены на продажу по 19 долларов. Позднее Росс хвастался на одной из конференций для транспортных инвесторов, что это вложение было «настоящим успехом».

На следующий год Росс вышел из состава правления «Навигатора» и стал вице-председателем Банка Кипра, находившегося в бедственном положении и хорошо известного своими связями с российскими олигархами. Его место в управлении «Навигатором» заняла Венди Терамото, управляющий директор и партнер в WL Ross & Co., которая в 2017 году покинула эту должность, чтобы стать главой аппарата министерства торговли.

«Навигатор» встречает «СИБУР»

В начале 2012 года, незадолго до первых инвестиций Росса, «Навигатор» завязал отношения с «СИБУРом», эксклюзивно предоставив ему два СПГ-газовоза для транспортировки нарастающих объемов экспорта СПГ «СИБУРа» в Европу.

Как и многие энергетические компании в России, «СИБУР» был создан российским правительством. Компания, основанная в 1995 году, производит продукты нефтехимии, включая СПГ, который содержит пропан и бутан и используется в теплоснабжении, пищевом производстве и некоторых видах автотранспорта. Спустя несколько лет «СИБУР» был куплен государственной газовой компанией «Газпром». В 2010 году «Газпром» продал «СИБУР» Тимченко и Михельсону.

Спецпосланник Госдепартамента США по международным энергетическим вопросам в администрации Обамы Амос Хохштейн говорит, что Михельсон и Тимченко прошли типичный путь российских энергетических магнатов, которые разбогатели благодаря коррупции и кланово-олигархическому капитализму — символам многолетнего путинского правления.

«Это вам не Джон Рокфеллер, — говорит Хохштейн. — Они вошли в ближний круг Путина, показали Путину свою лояльность, получили государственные активы и разбогатели».

Крупнейший акционер СИБУРа Михаил Михельсон во время встречи с Владимиром Путиным. Фото: kremlin.ru

Российское правительство продолжает поддерживать «СИБУР». В 2013 году благодаря госпрограмме «СИБУР» построил терминал стоимостью 700 миллионов долларов в Усть-Луге — порту на берегу Балтийского моря, где суда «Навигатора» забирают экспортируемый СПГ. Строительство получило статус «проекта национального значения».

После вторжения России в украинский Крым США и другие западные государства ввели экономические санкции против ключевых соратников Путина, включая Тимченко, которому принадлежит второй по объему пакет акций «СИБУРа». Несколько месяцев спустя США запретили банкам предоставлять долгосрочные кредиты газовой компании, принадлежащей Михельсону, крупнейшему акционеру «СИБУРа».

Сам «СИБУР» не подвергли санкциям. Но, по сообщениям СМИ, западные банки, в том числе Банк Америки и Королевский банк Шотландии, отказались предоставить компании кредитование.

Но российское правительство вновь пришло на выручку. В мае 2014 года консорциум, управляемый государственным банком, связанным с «Газпромом», и государственный инвестфонд выкупили у «СИБУРа» терминал в Усть-Луге и пообещали нарастить экспортные мощности, сохранив «СИБУР» в качестве единственного экспортера СПГ на этом терминале.

В сентябре 2014 года, по мере нарастания санкционного давления, Тимченко продал 17 процентов акций «СИБУРа» Шамалову, в результате чего долевое участие зятя Путина в компании превысило 20 процентов. На эту сделку 32-летний предприниматель потратил 1,3 миллиарда долларов, взятых в кредит в «Газпромбанке» — банке с государственным участием. Позднее Шамалов продал часть своих акций другим инвесторам, сократив свою долю до 3,9 процента в апреле 2017 года, но сохранив место в совете директоров «СИБУРа». Доходы и расходы зятя Путина от этих сделок определить невозможно.

«Когда вы ведете бизнес с такой российской энергетической компанией, как «Газпром» или «СИБУР», вы имеете дело не только с этой компанией, — говорит Хохштейн, бывший спецпосланник Госдепартамента по международным энергетическим вопросам. — Вы имеете дело со всем российским государством».

Согласно документам из утечки, в 2014 году Appleby отказалась обслуживать Михельсона и прекратила вести дела с одной из его компаний, на которую был записан его частный самолет. Причиной стали санкции против его бизнеса.

Несмотря на кризис, отношения между «Навигатором» и «СИБУРом» продолжали укрепляться. С 2014 по 2015 год доходы перевозчика от сделок с «СИБУРом» выросли с 5,3 процента (16,2 миллиона долларов) до 9,1 процента (28,7 миллиона долларов) общего объема доходов компании. Таким образом, по данным Комиссии по ценным бумагам и рынкам США, российское предприятие входило в пятерку крупнейших клиентов «Навигатора» до тех пор, пока в прошлом году эта доля не сократилась до 7,9 процента (23,2 миллиона долларов). В этом году «Навигатор» удвоил число газовозов, осуществляющих перевозки экспортного СПГ «СИБУРа». Фирма приобрела два новых судна и предоставила их для фрахта российской энергетической компании. Танкеры были названы «Навигатор Луга» и «Навигатор Яуза» в честь русских рек.

В 2016 году во время селекторного совещания с инвесторами генеральный директор «Навигатора» Дэвид Баттерс заявил, что его фирма получила выгоду от того, что «СИБУР» занял нишу на европейском энергетическом рынке, обойдя американских конкурентов.

«Через газопроводы Россия поставляет столько газа, сколько необходимо Европе. И транспортирует СПГ во все регионы континента в нарастающих объемах, успешно конкурируя с американским экспортом, который занимает слишком много времени», — заявил Баттерс.

Росс «не раз призывал повысить экспорт газа из США, чтобы сократить торговый дефицит и создать новые рабочие места», как заявил представитель министерства торговли.

Баттерс отказался давать комментарии для этого расследования.

Тост

30 ноября 2016 года, через несколько часов после выдвижения на пост министра торговли, Росс отмечал это событие в ресторане Gramercy Tavern на Манхэттене, на банкете, проводимом «Навигатор Холдингс». Как сообщило агентство Bloomberg Businessweek, он и Баттерс приехали заранее и беседовали наедине в отдельной комнате.

«Ваши интересы совпадают с моими, — вспоминал Баттерс слова Росса, как цитирует Bloomberg. — Экономика США вырастет, и “Навигатор” получит от этого выгоду».

Баттерс рассказал агентству, что по мере того, как приезжали другие гости и наслаждались изысканными закусками, люди поочередно поздравляли Росса. «Все выглядело так, будто у нас сейчас есть шанс, — заявил Баттерс Bloomberg. — У нас есть шанс что-то изменить».

Заработать миллиарды на разорившихся

Сын адвоката, ставшего судьей, и школьной учительницы, Росс вырос на окраине Нью-Джерси, окончил Йельский университет и Гарвардскую школу бизнеса. В конце 70-х он устроился в британскую фирму Rothschild Group, занимавшуюся банковскими инвестициями, в итоге став в компании руководителем консалтинговой службы в сфере банкротства. Он встретил Дональда Трампа в 1990 году, когда казино «Тадж-Махал» (Taj Mahal) в Атлантик-Сити, принадлежавшее будущему президенту США, испытывало финансовые трудности, а Росс представлял группу держателей облигаций. Росс провернул сделку таким образом, что сохранил часть компании за Трампом, по некоторым данным, заявив возмущенным облигационерам, что имя Трампа — «все еще само по себе актив». Будущий президент принял его помощь с благодарностью.

В 90-х президент Билл Клинтон назначил Росса членом правления Американо-российского инвестиционного фонда, созданного правительством США с целью инвестирования средств и продвижения американских бизнес-интересов в России.

В 2000 году Росс основал WL Ross & Co., LLC — нью-йоркскую фирму, занимавшуюся прямыми инвестициями, которая получала деньги от инвесторов и вкладывала их в фонды, инвестировавшие в компании на грани банкротства, чтобы сделать их снова прибыльными, а затем выгодно продать. Новый бизнес быстро начал процветать. Фирма приобрела обанкротившиеся американские сталелитейные предприятия, а потом получила от них большую выгоду, когда администрация Буша ввела 30-процентную пошлину на импорт стали в марте 2002 года.

На следующий год его новоиспеченная компания International Steel Group стала открытым акционерным обществом, а в 2005 году была куплена люксембургским гигантом ArcelorMittal. Компания Росса продолжала вкладывать средства в американские предприятия, переживавшие спад, в том числе в легкую промышленность на юге и угольное производство на востоке, в районе Аппалачей. Сам Росс приобрел репутацию мецената, который возрождает предприятия, брошенные другими на произвол судьбы.

Тем не менее его способ ведения дел подвергали критике за перенос производств из США за границу с целью повышения доходов. Агентство Reuters проанализировало статистику Министерства труда США и обнаружило, что поглощения компаний, осуществленные Россом, привели к потере американцами 2,7 тысячи рабочих мест в сфере автомобилестроения, ипотечного кредитования и легкой промышленности из-за переноса производств в другие страны, в том числе в Мексику, Индию, Китай и Индонезию.

Кроме того, его фирма, занимавшаяся прямыми инвестициями, нарушала правила сделок с ценными бумагами, согласно которым необходимо представлять инвесторам полную и правдивую информацию о сделках. В августе 2016 года Комиссия по ценным бумагам и биржам объявила о применении дисциплинарных мер в отношении WL Ross & Co. за повышение взимаемой с инвесторов платы за управленческие расходы путем изменения формулы расчета расходов без оповещения инвесторов об этом. Не признавая и не опровергая свою вину, WL Ross & Co. согласилась выплатить инвесторам 10,4 миллиона долларов и уплатить административный штраф в размере 2,3 миллиона долларов.

За эти годы Росс стал одним из богатейших людей Америки, состояние которого журнал Forbes оценил в сентябре 2017 года в 2,5 миллиарда долларов. Вместе со своей женой он владеет виллой в Палм-Бич, расположенной недалеко от курорта Мар-а-Лаго во Флориде, принадлежащего Трампу, еще одним домом в Саутгемптоне (штат Нью-Йорк) и домом на Манхэттене. Они также владеют коллекцией предметов искусства, стоимость которой, по данным Bloomberg, составляет 250 миллионов долларов, включая коллекцию картин сюрреалиста Рене Магритта, оцениваемую в 100 миллионов долларов. Росс также был лидером (с прозвищем Grand Swipe) тайного общества на Уолл-стрит «Каппа Бета Фи» и в 2012 году даже председательствовал на ежегодной церемонии посвящения в одном из отелей на Манхэттене, где новички пели и танцевали в женской одежде во время банкета, на котором подавали ягненка и фуа-гра.

Росс опроверг утверждение, что очень богатые люди имеют несправедливые преимущества, заявив в 2014 году, что «1 процент был выбран по политическим причинам». Он добавил, что «образование — это способ выбраться из гетто и попасть если не в этот один процент, то куда-то рядом с ним».

Трамп сказал, что предложил Росса на пост министра, потому что восхищается его состоянием и мощной энергетикой. «Я бы с удовольствием выдвинул того, кто всю жизнь ошибался, но нам же это не нужно, правда? — заявил Трамп на митинге в Огайо по случаю победы на выборах. — Нет, я выдвину убойного парня».

И тут появляется Appleby

По мере расширения WL Ross & Co. открыла немало структур в офшорных «налоговых убежищах», многие — на Каймановых Островах. На этой британской заморской территории в Карибском бассейне не взыскивают налоги на прибыль юридических и физических лиц с доходов, получаемых за пределами ее юрисдикции, а также не требуют подробных отчетов об акционерной собственности. Благодаря этому Каймановы Острова стали популярным местом у американских предпринимателей, занимающихся прямыми инвестициями, чтобы открывать здесь свои фонды.

Appleby предоставляла консультативные и организационные услуги. Согласно документам этой международной юридической фирмы, она обслуживала для WL Ross & Co. более 50 компаний, зарегистрированных на Каймановых Островах. Например, в 2005 году WL Ross & Co. приобрела немецкую вагоностроительную и логистическую компанию VTG, которая позднее зашла на рынки России и Восточной Европы. В документах Appleby содержится информация о пяти компаниях на Каймановых Островах, в названия которых входит Euro Wagon. Эти структуры использовались для управления акциями VTG.

Appleby всячески обхаживала руководителей WL Ross & Co. на мероприятиях, проводимых компанией, включая теннисный турнир U.S. Open, а сотрудники фирмы поздравляли друг друга с тем, что активы компании росли. Юридическая фирма пошла на сокращение требований комплексной юридической проверки для компаний, имеющих отношение к Россу, указав, что они являются низкорисковыми и не нуждаются в пристальном внимании законов Каймановых Островов, регулирующих ответственность юридических фирм за проверку клиентов. «Сабин, это же просто великолепно, — написал Мэтью Табер, адвокат в Appleby, когда Сабин Калветти, специалист отдела нормконтроля, сообщил ему об этом. — Стопроцентное попадание и отличная работа».

В 2014 году группа компаний Росса входила в двадцатку крупнейших клиентов Appleby, учитывая число управляемых компаний.

Документы Appleby показывают, что четыре компании, долевое участие в которых Росс сохранил, находятся в двух параллельных цепочках собственности, на вершине которых находится сам Росс. Согласно данным Appleby, Росс является акционером, а ранее был директором двух компаний, основанных в июле 2011 года как генеральные партнерства с целью управления двумя другими структурами WL Ross & Co., которые инвестировали в транспортную сферу и, в свою очередь, контролировали два фонда WL Ross & Co.

Leo Navigator, танкер компании Navigator, прибывает в Шведский порт Стенунгсунд с грузом СИБУРа на бору. Фото: Fredrik Laurin / Swedish Public Television

Согласно данным Комиссии по ценным бумагам и биржам и финансовым декларациям Росса, эти фонды вкладывали средства в несколько транспортных компаний, включая «Навигатор».

В целом бывшая компания Росса WL Ross & Co. является крупнейшим акционером «Навигатора». Ей принадлежат 39,4 процента акций фирмы через все компании, которыми она управляет. Когда Росс стал министром торговли, он сохранил долевое участие в некоторых структурах WL Ross & Co., но отошел от управления ими. Тем компаниям, которыми он продолжает владеть наряду с другими инвесторами, принадлежит значительная часть более крупного пакета акций, включая 31,5 процента этой транспортной компании.

Согласно правовому обеспечению профессиональной деятельности США, официальные лица должны отказаться от участия в делах, которые могут иметь «непосредственное и прогнозируемое» влияние на финансовые интересы официального лица или членов его семьи, или если официальное лицо вступает в отношения, которые могут заставить сомневаться здравомыслящего человека в его беспристрастности.

Во время слушания, предварявшего назначение Росса на пост министра, он попытался убедить сенаторов в том, что будет избегать любых конфликтов интересов между его бизнес-активами и занимаемой должностью. «Я намерен отнестись со всей ответственностью к отводу и любой теме, которая может вызвать хоть малейшую тень сомнения», — сказал Росс.tors that he would avoid any conflicts of interest between his business holdings and his cabinet post. “I intend to be quite scrupulous about recusal and any topic where there is the slightest scintilla of doubt,” he said.

Над материалом также работали Бастиан Обермайер, Фредерик Обермайер, Риджоберто Карваджал и Инти Пахеко.

Другие материалы по теме