Молдова: офшорные связи бывшего премьера

Стурза и Rompetrol Group

Когда бывший премьер-министр Молдовы Ион Стурза впервые услышал о «Панамских документах», он разместил в Facebook едкий предупреждающий пост в адрес своих бывших коллег: «Я вижу, как некоторые молдавские политики чувствуют себя очень расслабленно в дубайских офшорах», — и добавил, что те зря полагают, что нынешний офшорный скандал касается только Панамы. На самом деле, как он указал, «это гигантское расследование международного журналистского консорциума», напомнив, что в него входит и объединение RISE Moldova, которое, по его мнению, продолжит тщательно изучать документы в поисках известных имен.

«Ну что, вы все еще смеетесь над RISE? — вопрошал он, намекая, что это лишь затишье перед бурей. — Получите и распишитесь, уважаемые политики — владельцы тайных офшоров!»

Буквально через час журналисты RISE действительно наткнулись на пару молдавских фамилий — самого Стурзы и бизнесмена Константина Луценко. Документы указывали на их связь с офшорами, имевшими отношение к покойному румынскому миллиардеру Дину Патричиу.

«Панамские документы» — сведения из базы данных панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, которая в «налоговых гаванях» мира предлагает услуги клиентам, желающим не афишировать свои имена или сохранить в тайне свои активы.

Материалы из Mossack Fonseca попали в распоряжение немецкой газеты Süddeutsche Zeitung, чьи журналисты предоставили их Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ), Центру по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и еще более чем сотне партнерских СМИ из 82 стран, в том числе партнеру OCCRP — журналистскому объединению RISE Moldova.

Стурза уверяет, что связанные с ним офшорные структуры финансовых выгод ему не приносили, а он никаких законов не нарушал.

Но почему его имя вообще всплыло в «Панамских документах»?

В 2000 году, через два года после ухода из политики, Стурза завязал деловые отношения с Патричиу — теперь уже бывшим главой Rompetrol Group. Это транснациональная компания, большинство активов которой находятся в Румынии, Франции, Грузии, Молдове и на Украине.

Стурза работал в структуре Rompetrol с 2002 по 2009 год наряду с Луценко. Однако, судя по материалам «утечки», оба они в этот период также были партнерами в скрытых от чужих глаз офшорных компаниях.

Журналисты RISE Moldova задали Стурзе вопрос об этих компаниях — Markside Holdings Ltd. и Chandler Group Holdings, зарегистрированных в имеющей недобрую славу «офшорной гавани» Британских Виргинских Островов (БВО).

В ответ Стурза повторил, что причастность к ним никак не отражалась на его финансах. «Я не был бенефициаром этих структур», — убедительно произнес он.

«Возможно, Rompetrol использовал эти компании в тех или иных коммерческих схемах, но упоминаний о них я не слышал. В Rompetrol Group было множество компаний, где мы как руководители были бенефициарами, но я не припомню ничего насчет этих компаний. Но в любом случае это не были структуры для уклонения от чего-либо или для финансового или иного прикрытия».

Впрочем, позже, поговорив с юристами, которые оформляли эти компании, он стал высказываться на эту тему иначе: «Компании были организованы для коммерческих операций, связанных с морем, но, к сожалению, так и не использовались, так как этот бизнес не заладился».

Из «Панамских документов» можно сделать вывод, что несколько лет (по крайней мере, на бумаге) деловые интересы Стурзы и Луценко были тесно переплетены.

В 2005 году Стурза занимал должность вице-президента Rompetrol и отвечал за развитие бизнеса в России и других странах СНГ. В тот же период Rompetrol открыл представительство в Москве, возглавить его поручили Луценко. Он ранее работал на целый ряд известных российских компаний, в том числе «Газпром» и «Новохимтранс», а также на американские и немецкие нефтехимические предприятия.

Стурза участвовал в переговорах и последующей продаже холдинга Rompetrol Group казахстанской государственной компании «КазМунайГаз». Благодаря этому казахстанская сторона получила в распоряжение два нефтеперерабатывающих завода в Румынии: Petromidia на черноморском побережье и Vega в городе Плоешти к северу от Бухареста, а также морской нефтеналивной терминал.

В 2009 году, когда продажа Rompetrol была завершена, Стурза ушел с поста вице-президента холдинга и покинул его совет директоров. Его следующим местом работы стала люксембургская инвестиционная компания Fribourg Capital, где он занял должность президента. С помощью этой компании Стурза запустил целый ряд бизнес-проектов в Румынии и Молдове.

Молдавско-румынско-российские офшоры

Будучи топ-менеджерами в Rompetrol, Стурза и Луценко не ограничивались одной лишь работой на Патричиу. В августе 2005 года, спустя несколько месяцев после открытия московского офиса, все трое стали партнерами в офшорной компании Markside Holdings Ltd., зарегистрированной на БВО.

Компания просуществовала семь лет. В 2012 году на собрании акционеров было принято решение ее распустить. Стурзу собственники избрали секретарем компании, и он же подписал документы о ее ликвидации.

Участие в Chandler Group Holdings

Судя по документам, полученным RISE Moldova, в мае 2008 года Стурза был компаньоном Луценко в еще одной компании, зарегистрированной на БВО, — Chandler Group Holdings. Среди учредителей компании указан Гуннар Нордслеттен, чей отец служил послом Норвегии в России с 2000 по 2008 год.

Через семь месяцев после образования Chandler Group Holdings Стурза вышел из числа акционеров компании и передал свою 9-процентную долю Луценко, который владел тремя четвертями акций. В 2014 году весь пакет акций был передан в распоряжение трех других офшоров: Thinkpulse SA, Argali Holdings Ltd. и Sovereign Sales & Commerce Ltd.

Луценко, Узбеков, Щукин

Эти три компании числятся среди акционеров еще одной офшорной компании — люксембургской Einer Energy Holding. Портрет Einer Energy Holding можно сложить из материалов одного судебного разбирательства 2014 года в Канаде.

В этом деле фигурирует Луценко, чьи активы были заморожены решением суда округа Супериор-Онтарио по запросу компании с Каймановых островов East Guardian SPC.

East Guardian SPC заявила в иске, что Einer Energy Holding должна ей 20 миллионов долларов. Последнюю контролировал Луценко, а также его канадский бизнес-партнер Ари Мазур и другие офшорные компании.

Отвечая на обвинения, Мазур подробно расписал характер взаимоотношений между ним, Луценко и двумя россиянами — Фуадом Узбековым и Александром Щукиным, от которых, предположительно, и поступили эти деньги.

Так, Мазур рассказал суду, что Луценко — близкий друг Узбекова. Последний в 2002 году был советником по вопросам экспорта в «Газпроме» и заместителем гендиректора «КазРосГаза» (совместное предприятие «Газпрома» и «КазМунайГаза»). В 2007-2008 годах казахстанская компания привлекала Узбекова как консультанта для сопровождения сделки по приобретению Rompetrol.

Узбеков тесно связан с Щукиным: сын Узбекова Ильдар в 2009 году женился на дочери Щукина Елене и был поставлен руководить западными инвестициями своего тестя-мультимиллионера.

Согласно материалам канадского суда, в начале 2010 года Луценко и Ильдар Узбеков искали возможности для развития нефтяного бизнеса в Европе. Их первым шагом стало открытие в Люксембурге Einer Energy Holding для поставки нефтепродуктов холдингу Rompetrol. Через эту структуру Щукин инвестировал 20 миллионов долларов в свои европейские нефтяные проекты.

Другие материалы по теме