Фото: Reuters / Carlos Jasso

Внутри Mossack Fonseca во время ее крушения

9 марта 2016 года сотрудники панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, которая десятилетиями хранила финансовые тайны мировых знаменитостей, олигархов и преступников, сделали ужасающее открытие. Кто-то скопировал огромное количество данных, которые хранились в их рабочих компьютерах. 11,5 миллиона документов, включая письма, контракты, банковские выписки и многое другое — в общей сложности 2,6 терабайта данных — оказались в руках неизвестных.

Внезапно повседневная работа по созданию фирм-однодневок в «налоговых гаванях» отошла на второй план. Вместо нее, как показывает новая утечка документов Mossack Fonseca, сотрудники фирмы яростно взялись за новую миссию — установить личности своих клиентов. Как ключевой игрок в мире офшорных финансов, Mossack Fonseca годами нарушала правила, которые требуют от юристов и других офшорных специалистов проверять своих клиентов. В течение следующих нескольких недель и месяцев сотрудники Mossack Fonseca отчаянно писали банкирам и бухгалтерам, которые наняли панамскую фирму, чтобы та создала фирмы-пустышки для их состоятельных клиентов. Mossack Fonseca пыталась заполнить пробелы в своей работе. Некоторые клиенты ответили яростью и паникой.

«КЛИЕНТ ИСЧЕЗ! Я БОЛЬШЕ НЕ МОГУ С НИМ СВЯЗАТЬСЯ!!!!!!!» — написала швейцарский консультант по управлению бизнес-активами Николь Диди в марте 2017 года. Диди долгое время была посредником Mossack Fonseca и успела обслужить 80 компаний, созданных панамской фирмой.

«Это возмутительно», — написал юрист из Флориды Элиезер Пэнелл. Его раздражали многочисленные запросы от Mossack Fonseca, которые иногда поступали с интервалом в день и требовали, чтобы он получил и представил документы о двух владельцах офшорных компаний. «МЫ НЕ МОЖЕМ ВЕРНУТЬСЯ на следующий день после того, как запросили документы, и запросить что-то еще, — написал он. — МЫ ВЫГЛЯДИМ КАК ГРЕБАНЫЕ ЛЮБИТЕЛИ в операции «Микки-Маус».

Новая утечка показала, что Mossack Fonseca не смогла установить десятки тысяч владельцев компаний, которые она зарегистрировала в непрозрачных зонах льготного налогообложения.

Через два месяца после того, как фирма узнала об утечке, она все еще не знала личности владельцев свыше 70 процентов 28 500 действующих компаний, которые она зарегистрировала на Британских Виргинских Островах, и хозяев 75 процентов из 10 500 действующих компаний-пустышек в Панаме.

Неосведомленность Mossack Fonseca о том, кому она помогала создавать фирмы-пустышки и кто получал от них выгоду, привела к огромному риску. Несоблюдение принципа «знай своего клиента» угрожало фирме судебными исками и даже уголовным преследованием, а также закрытием компаний-пустышек, что привело бы к развалу бизнеса клиентов и самой Mossack Fonseca.

Стандарты «знай своего клиента» становятся жестче, поскольку правительства направили усилия на борьбу с финансированием терроризма и отмыванием денег. По словам экспертов, наглое пренебрежение таким фундаментальным юридическим принципом со стороны Mossack Fonseca немыслимо. «Неприемлемо, чтобы такая фирма не знала владельцев одной компании-однодневки, не говоря уже о тысячах», — говорит американский юрист Джек Блум, который специализируется на делах о налоговом мошенничестве и отмывании денег. По его словам, отсутствие данных о владельцах «свидетельствует о том, как далеко зашел офшорный бизнес с точки зрения мошенничества». «Меня поражает, что это безумно настолько, насколько возможно», — говорит юрист.

Этот отчет о последних месяцах Mossack Fonseca — итог еще одной большой утечки документов фирмы. Первая утечка привела к журналистскому расследованию «Панамские документы» и закрытию фирмы.

В апреле 2016 года Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ) и более ста его медиапартнеров, включая Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), опубликовали сотни статей, основанных на утечке миллионов внутренних документов, которые пролили свет на работу фирмы с конца 70-х до 2015 года.

Проект «Панамские документы» взбудоражил мир политики, финансов и права. В список лиц, которые захотели избежать огласки и воспользовались услугами Mossack Fonseca, вошли члены ближнего круга Владимира Путина, тогдашний премьер-министр Исландии и компания, которую подозревают в получении денег, украденных во время знаменитого ограбления в Лондоне в 1983 году.

Премьер Исландии Сигмюндюр Давид Гюннлёйгссон ушел в отставку после того, как выяснилось, что у него была доля в офшорной компании.

Премьер и его супруга использовали фирму, чтобы скрыть четыре миллиона долларов в банках Исландии, даже несмотря на переговоры исландского правительства с кредиторами банков.

В Пакистане прошли уличные протесты после того, как расследование установило, что дети тогдашнего премьера Наваза Шарифа создали компании-пустышки, чтобы скрыть многомилионную недвижимость в Лондоне. Шариф ушел в отставку в июле 2017 года после соответствующего решения Верховного суда Пакистана.

Полицейские рейды прошли в офисах Mossack Fonseca в Сальвадоре, Перу и Панаме. К концу 2016 года правительства и компании в 79 странах начали 150 проверок и расследований в отношении юридической фирмы, ее посредников и клиентов.

Новая утечка дает представление о том, как устроена Mossack Fonseca изнутри, о профессионалах, с которыми она вела дела за несколько недель до того, как были обнародованы «Панамские документы», а также после этого, когда фирма пыталась установить личности своих клиентов. Документы, которые включают письма, копии паспортов и материалы уголовных дел, датируются с начала 2016-го до конца 2017 года — за несколько месяцев до закрытия фирмы.

Эти документы получила та же газета, которая обнародовала первую утечку, — Süddeutsche Zeitung. Издание поделилось данными с ICIJ и медиапартнерами.

Партнер — основатель юридической фирмы Mossack Fonseca Рамон Фонсека во время интервью в офисе компании в Панаме, апрель 2016 года. Фото: Reuters / Carlos Jasso

Годы секретности и утечка

В 1986 году немецкий эмигрант Юрген Моссак, чей отец перевез семью в Панаму после того, как служил в войсках СС в нацистской Германии, а также известный панамский писатель и юрист Рамон Фонсека объединили свои юридические практики. Их новая фирма Mossack Fonseca создала нишу, которая помогала богачам прятать их состояние в офшорных зонах. Из головного офиса в Панаме фирма проводила операции более чем в 30 странах, тесно работая с глобальными банками, включая HSBC, UBS и Credit Suisse, а также с юридическими фирмами в Нидерландах, Мексике, США и Швейцарии.

Mossack Fonseca редко напрямую общалась с конечным клиентом. Вместо этого фирма вела переписку с посредниками между Mossack Fonseca и состоятельными лицами, которые хотели спрятать свои роскошные дома, яхты и самолеты, банковские счета и ценные художественные коллекции от непредсказуемых судебных разбирательств, бывших супругов и любознательных налоговых инспекторов. Некоторые клиенты Mossack Fonseca использовали свои компании-пустышки для подкупа чиновников и сокрытия огромных сумм наличных денег.

Эта схема позволяла Mossack Fonseca работать в тени многие годы, пока кто-то не вынес из компании обширную коллекцию конфиденциальных документов, которые в результате оказались в руках журналистов.

В начале марта 2016 года в офисы Mossack Fonseca и посредников начали поступать звонки журналистов ICIJ. Как только обнаружилась утечка, фирма погрузилась в кризис. На следующий день после того, как утечка подтвердилась, юрист Mossack Fonseca попросил генерального прокурора Панамы начать уголовное расследование и «срочно допросить» журналистов из Франции, Дании, Австралии, США и Германии, которые находились в Панаме, где собирали материал для «Панамских документов».

Юрист потребовал, чтобы журналистам не разрешали покидать Панаму или их отель Hilton до тех пор, пока они не признаются, как получили документы. Но безуспешно.

Николь Диди была в числе первых, кто связался с фирмой в связи с запросами журналистов.

«Этот французский журналист хочет опубликовать в Le Monde статью, которая абсолютно неприемлема для меня!!!» — написала Диди в письме, в котором был выделенный желтым текст. Судя по документам, координатор клиентской службы Mossack Fonseca Джордж Керруд попытался успокоить Диди по телефону. «Я пойду и поговорю с нашим пиар-отделом, чтобы понять, как мы можем помочь вам подготовиться на случай, если журналисты снова свяжутся с вами», — позднее написал Керруд.

После того как 3 апреля расследование было опубликовано, количество писем и звонков в юридическую фирму возросло. Сотрудники фирмы чаще использовали внутренний адрес электронной почты CrisisCommitte@mossfon, о чем свидетельствуют документы.

Многие письма стали реакцией на письмо управляющего директора подразделения Банка Сингапура в Джерси Чарльза Хоттона, который помогает богатым клиентам банка защищать их активы.

«СРОЧНО… какие документы/информация о БВ были взяты из файлов», — пишет Хоттон, имея в виду бенефициарных владельцев офшорных компаний, главная задача которых зачастую — спрятать активы.

Керруд попытался успокоить Хоттона. «Мы остановили взлом дальнейшей информации в нашей имейл-системе по состоянию на март», — ответил он.

Некоторые широко известные персоны сами пытались доказать Mossack Fonseca, что они были ее клиентами. Помощники украинского президента Петра Порошенко направили в опальную юридическую фирму счет за электроэнергию, чтобы доказать его личность после того, как органы по борьбе с отмыванием денег на Британских Виргинских Островах потребовали подтвердить, что Порошенко владеет офшорной компанией.

Адвокаты президента ОАЭ Халифы ибн Зайд Аль Нахайяна настрочили защищенное паролем письмо в Mossack Fonseca с его паспортными данными и информацией о членах его семьи. Это доказательство позволяло монарху продолжать владеть и управлять недвижимостью в Великобритании через офшорные компании.

В документах фигурируют 17 писем представителей голливудской звезды и клиента Mossack Fonseca Джеки Чана, который предоставил отсканированную копию паспорта и выписку American Express, пытаясь сохранить офшорные торговые и кинопроизводственные компании и помочь Mossack Fonseca избежать штрафов за недостающие документы.

Mossack Fonseca также переписывалась с юристами, которые помогали управлять компанией аргентинского футболиста Лионеля Месси, который недавно был признан виновным в неуплате налогов в Испании по не связанному с «панамскими документами» делу.

Некоторые ответили на утечку отрицанием и яростью.

Один уругвайский бухгалтер перестал отвечать на звонки и отклонил рекомендацию юридической фирмы написать от руки и датировать поздним числом старый документ, чтобы показать, что у фирмы есть точная информация о владельце компании, которую контролировала семья президента Аргентины Маурисио Макри. Эту идею отбросили, как только бухгалтер написал Mossack Fonseca, что документ «легко опровергнет эксперт-почерковед».

Юрист, представлявший главу нигерийского сената Буколу Сараки и его жену, вылетел ночным рейсом из Лондона в Панаму. А Марк Боннат, один из самых известных юристов Швейцарии, устроил Mossack Fonseca разнос от лица семьи горнопромышленного магната Бенни Штейнмеца, который сейчас находится под следствием в Израиле по делу о взятках и коррупции в Африке.

«Утечка информации, хранителем которой была Mossack Fonseca, нанесла ущерб нашим клиентам, которые ошибались, поверив вам, в ваши способности и профессиональную твердость», — написал он.

Представительница Штейнмеца заявила ICIJ, что обвинения во взятках и коррупции безосновательны. Один финансовый специалист написал Mossack Fonseca, что никогда не давал разрешения на то, чтобы его имя было указано в документах, не говоря уже об обнародовании. «Это поразительно, и я требую, чтобы вы УДАЛИЛИ мое имя из всех ваших файлов, — написал Жан-Ив де Лувиньи в письме люксембургскому офису Mossack Fonseca. — Я потрясен тем фактом, что кто-то может использовать мое имя без моего согласия!»

Банкир увидел свое имя в «панамских документах», но заявил, что никогда не был связан с офшорной компанией. Он сравнил эту ошибку с использованием имен тогдашнего французского президента Франсуа Олланда или главы США Барака Обамы. «Вы бы сделали это?????» — пишет финансовый специалист. ICIJ пытался получить комментарий де Лувиньи и остальных лиц, упомянутых выше, но ни один из них не ответил.

Антикризисные меры

В ходе кампании по установлению личностей клиентов Mossack Fonseca пыталась ограничить последствия утечки. Фирма сказала клиентам и посредникам, что установила файервол для защиты от компьютерных атак и ввела систему шифрования в электронных письмах и документах по наиболее чувствительной теме офшорного бизнеса — его владельцах.

Фирма наняла медиаконсультанта, чтобы он представил общественности «ее версию событий». Mossack Fonseca также обратилась к представителям индустрии с просьбой о публичной ее поддержке, как следует из новой утечки. Mossack Fonseca обратила внимание на мнение соучредителя либертарианской НКО Center for Freedom and Prosperity Дэниела Митчелла, которое тот выразил в издании Caribbean News Now. Митчелл пишет, что «такие фирмы, как Mossack Fonseca, являются всего лишь конечными исполнителями, которых в рамках гораздо более широкой кампании используют левые правительства, их различные союзники и заинтересованные группы».

Митчелл заявил ICIJ, что сотрудник Mossack Fonseca связался с ним после утечки, но к тому моменту он «уже справился с проблемой». По его словам, закрытие Mossack Fonseca «печально». «Защита и безопасность информации — наш приоритет, — говорится в заявлении фирмы, направленном клиентам после публикации «панамских документов» в мае 2016 года. — Мы снова приносим извинения за сложную ситуацию, которую создал этот противоправный взлом».

Однако ей не удалось успокоить клиентов антикризисными мерами, как свидетельствуют записи. Один юрист потерял терпение, слушая музыку на линии ожидания Mossack Fonseca, и пожаловался в электронном письме в июле 2016 года старшей управляющей фирмой в Панаме Джозет Рокберт.

Другой раздражался день ото дня сильнее из-за безответного письма. «Наши клиенты — не флюгеры, которые можно вертеть в свободное для вас время», — написал сотрудник компании, которая занимается менеджментом офшоров.

Еще один швейцарский посредник вовсе вышел из себя. «Множеством своих посланий вы, MOSSACK, пытаетесь убедить нас, клиентов, что эта невероятная ситуация у вас под контролем», — пишет Феликс Чили. В письме также говорится: «Это письмо, вероятно, будет перехвачено, как и 11 600 000 других документов. Мне плевать». Некоторые клиенты выразили больше сочувствия, но дали понять, что Mossack Fonseca нарушила неписаный закон офшорной индустрии — секретность. «Мы очень сожалеем о сложившейся ситуации… и желаем вам самого лучшего, но главная цель структур такого рода — конфиденциальность — была провалена», — пишет уругвайский специалист по финансовому планированию Игнасио Фрешу.

Полицейские у входа в офис Mossack Fonseca в Панаме, апрель 2016 года. Фото: Reuters / Carlos Jasso

«Значительные недоработки»

Фирма стала получать конкретные вопросы от регуляторов и правоохранительных органов в течение нескольких недель после того, как произошла утечка. Правительства начали расследования в отношении компаний, которые были открыты в самых «востребованных» зонах, где работала Mossack Fonseca, включая Панаму, Британские Виргинские Острова, Самоа, Сейшелы и Ангилью.

В апреле 2016 года Управление финансового надзора Сейшельских Островов, которое регулирует деятельность таких операторов, как Mossack Fonseca, потребовало, чтобы фирма раскрыла имена владельцев 5379 действующих компаний, которые она зарегистрировала на островах.

Один из путей, по которым Mossack Fonseca избегала строгого правила «знай своего клиента», заключался в том, что фирма полагалась на внешних юристов, которые ручались за репутацию и личность фактического владельца.

Внутренняя переписка показывает: сотрудники фирмы признают, что не смогут удовлетворить запрос, и обсуждают вероятный риск потери права на работу в стране.

«Это «серая» зона, которая допускает толкование», — пишет Джозет Рокберт о том, что фирма полагается на третью сторону как на поручителя клиента. Также юристка пишет, что эта практика «может считаться нарушением» сейшельского законодательства.

Спустя несколько месяцев Агентство по финансовым преступлениям Сейшельских Островов пришло к выводу, что Mossack Fonseca не контролировала на регулярной основе рискованных и связанных с политикой клиентов и, согласно новой утечке, нарушила шесть законов и положений о борьбе с отмыванием денег.

«В целом эксперты обнаружили значительные недоработки в деятельности Mossack Fonseca Seychelles», — указал директор финансовой разведки на Сейшелах Филип Мусташ в письме фирме.

В отношении клиентов фирмы также проводились расследования. Власти Индии, Испании, Швеции и Аргентины потребовали от Mossack Fonseca предоставить информацию о налогоплательщиках, которые владели через фирму офшорными компаниями, как свидетельствует новая утечка. Полиция обыскала офис Mossack Fonseca на Британских Виргинских Островах в связи с коррупционным делом, в котором замешан нигерийский нефтяной магнат Колаволе Алуко.

Спустя два месяца после публикации первого расследования «Панамские документы» власти Великобритании вынудили Mossack Fonseca передать документы на компанию-пустышку, которой управляла «дочка» Eurasian Natural Resources Corporation (ENRC) — крупной горнодобывающей и энергетической компании, котировавшейся на бирже.

В 2013 году Служба по борьбе с крупными финансовыми махинациями Великобритании объявила о расследовании против ENRC по делу о взятках в Казахстане и Африке. Позже в том же году компанию исключили из реестра Лондонской фондовой биржи.

Согласно ордеру на обыск, Служба по борьбе с крупными финансовыми махинациями начала расследование в отношении фирмы-пустышки ENRC под названием Cofiparinter Ltd. по подозрению в коррупции, взятках, отмывании денег и других преступлениях. Ранее об этом расследовании не сообщалось.

Представитель ENRC заявил ICIJ, что «было бы неуместно комментировать расследование, которое продолжается». «Сделка с участием Cofiparinter поднимает массу вопросов о том, кто получил прибыль от природных ресурсов Конго, — заявил эксперт по горному делу из британской некоммерческой организации Rights and Accountability in Development (RAID). — Ясно одно: это не были обнищавшие граждане Конго».

Британские власти отказались комментировать причины расследования в отношении Cofiparinter и подтвердить, продолжается ли оно.

«В конце концов зачахнет»

Mossack Fonseca пыталась сохранить лояльность клиентов, несмотря на бурю в обществе.

В частности, фирма сократила комиссионные и предложила некоторым клиентам возможность изменить названия их компаний, чтобы они могли продолжать работать незаметно.

Она даже изменила собственное название, чтобы помочь клиентам убрать очевидный намек на панамских учредителей в письмах, соглашениях и счетах. В Самоа Mossack Fonseca стала Central Corporate Services Ltd. В Панаме фирма передала клиентов Orbis Legal Services, которая наняла нескольких сотрудников Mossack Fonseca для «поддержания уровня услуг».

Но некоторые клиенты не смогли успокоиться и передали свой бизнес другим офшорным юридическим фирмам в таких «гаванях», как Гернси на Нормандских Островах, Британские Виргинские Острова и Кипр.

«ВАША КОМПАНИЯ НЕНАДЕЖНА И НЕ ЗАСЛУЖИВАЕТ ДОВЕРИЯ ———-ПОКА-ПОКА», — написал посредник из Люксембурга Джефри Дэвис.

Клиенты начали сообщать, что банки отказываются принимать и обрабатывать любые платежи для Mossack Fonseca. В мае 2016 года фирма объявила, что закрывает свой офис на Острове Мэн, который находится во владении британской короны в Ирландском море. За ним последовали офисы Mossack Fonseca в Джерси и Гонконге.

В том же году Фонсека и Моссак объявили, что уходят из фирмы, которую сами же создали. Разоренная Mossack Fonseca продолжит существовать еще несколько лет для выполнения текущих обязательств, но «в конечном счете зачахнет», как говорилось в письме клиентам.

В феврале 2017 года генеральный прокурор Панамы Кения Порселл утверждала, что компании Mossack Fonseca использовались для дачи и получения взяток по всей Латинской Америке в связи со скандалом Lava Jato, или операцией «Автомойка». Согласно расследованию, которое продолжается до сих пор, десятки политиков и топ-менеджеры бразильской государственной нефтяной компании Petrobras получили взятки на миллиарды долларов от подрядчиков, которым были предоставлены щедрые контракты.

Генпрокурор Порселл назвала Mossack Fonseca «преступной организацией, которая занимается сокрытием средств сомнительного происхождения». Она приказала арестовать Моссака и Фонсеку по обвинениям в отмывании денег. Оба юриста, которые отрицают обвинения, провели несколько месяцев в тюрьме, после чего вышли под залог.

«Прокуроры пытаются получить доказательства преступления, которого не существует, — написал Моссак в блокноте, сидя в тюремной камере. — Если бы мы жили в Испании в Темные века, они бы сожгли нас на костре».

Моссак и Фонсека вышли на свободу в апреле 2017 года. Примерно через год их юридическая фирма прекратила существование.

В мае 2018 года прокуроры в Панаме обвинили десять других сотрудников Mossack Fonseca в отмывании денег в рамках нашумевшей бразильской операции «Автомойка». По данным Süddeutsche Zeitung, в отношении Mossack Fonseca как инструмента уклонения от уплаты налогов по-прежнему идет расследование в Кельне. Генпрокуратура Панамы сообщила Süddeutsche Zeitung, что продолжает пять уголовных дел, связанных с Mossack Fonseca.

Моссак и Фонсека не ответили на конкретные вопросы ICIJ и партнеров. В июне юристы выпустили пресс-релиз, в котором сказано, что юридическая фирма, ее сотрудники и основатели «никогда не участвовали в незаконной деятельности».

Последняя крупица помощи

Сообщения от Николь Диди не прекращались. Швейцарская юристка стала одним из первых посредников, которые связались с Mossack Fonseca, как только до нее добрались журналисты. Она продолжала писать в фирму гневные письма в течение следующих 19 месяцев. Она обвиняла ее в ненадлежащем обращении с документами, указании неверного владельца офшорной компании и жаловалась на то, что ей поступают вопросы, на которые она не в состоянии ответить.

«Я не могу доверять вашей компании!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!» — написала Диди в мае 2017 года.

В конце концов менеджер Mossack Fonseca на Сейшелах Маки Вильярреал ответил Диди, что ей следует перевести бизнес в другое место. «Мы не станем отвечать на ваши сообщения, и вы должны решить все проблемы с новым агентом, с которым решите работать», — написал менеджер. Сотрудник Mossack Fonseca не предложил и крупицы помощи.

Вильярреал указал Диди на список из 67 других офшорных специалистов на Сейшелах, которые предлагают те же услуги, что и Mossack Fonseca.

Другие материалы по теме