Чехия: прокурор на миллион

Йозеф Монспорт — человек, который знает, как пробиться в жизни.

Во времена коммунизма в бывшей Чехословакии он был рьяным прокурором. В судебном разбирательстве 1986 года над джаз-бандом Jazz Section (Jazzova sekce) Монспорт стал символом жесткой тоталитарной репрессии, предложив тюремное заключение сроком на 8 лет музыкантам слишком независимой джазовой группы — просто за то, что они играли джаз.

Но пару лет спустя, в 1989 году, когда коммунистический режим был сброшен во время «бархатной революции», Монспорт поменял свою политическую окраску, чтобы стать адвокатом по криминальным делам и крупным банкротствам, представляя интересы таких клиентов, как Борис Востры, бывший глава Гарвардского фонда, обвиненный в финансовом мошенничестве, или Мартин Бартак, экс-министр обороны, который недавно был освобожден от ответственности в крупном коррупционном деле.

Тем не менее деловая деятельность Монспорта выходит далеко за рамки защиты интересов высокопоставленных клиентов. Согласно документам, полученным OCCRP и рассмотренным Чешским центром расследовательской журналистики (CCIJ), Монспорт владеет акциями в трех офшорных компаниях на сумму 101 млн долларов на бумаге, но, вероятно, намного меньшую в реальности.

Эти бумаги, как подтверждает Panama Papers, — документы внутреннего учета из агентства по регистрации офшорных компаний Mossack Fonseca. Они были получены немецкой газетой Suddeutsche Zeitung и распространены между Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ), OCCRP и более чем 110 СМИ — партнерами из 82 стран.

Документы указывают на две компании Монспорта: Integ S.A. и Kynsberg Trading с выпущенными акциями на 50 млн долларов в каждой.

Обе компании базируются на Самоа — группе маленьких островов в Тихом океане, между Мексикой и Австралией, в 16 000 км от адвокатской фирмы Монспорта в Чехии.

Монспорт, по всей видимости, особенно постарался скрыть себя как единственного акционера в этих компаниях. Согласно цепочке документов, коммуникация производилась через “агента формирования” — компанию Waberia Consulting LLC, основанную в Майами-Бич (штат Флорида) и известную своим чрезмерно «творческим» подходом к налоговым проблемам и способам оставаться анонимным.

Агент формирования — это компания, которая регистрирует корпорации и занимается оформлением документации вместо клиентов, желающих остаться анонимными по ряду причин, в том числе чтобы избежать налогов и не быть в этом обвиненными. Waberia прислала всю переписку об этих компаниях своему близкому союзнику Павлу Новаку — чешскому адвокату, утверждающему, что он и доктор наук, и инженер.

Изначально Integ и Kynsberg Trading были “полочными компаниями”, продававшимися вместе с панамским филиалом Mossaсk Fonseca (P8). “Полочная компания” — это фиктивная компания, созданная для того, чтобы метафорически «сидеть на полке» некоторое время — процесс, называемый “вылежыванием” — до ее востребования.

Integ была зарегистрирована в январе 2013 года, Kynsberg Trading — в октябре 2013-го. Сначала Монспорт не числился акционером, а директора и секретари были назначены компанией Waberia из подборки Mossack Fonseca “доверенных лиц”, или людей, которые не имеют никакого отношения к компании, но фигурируют в документации от имени тех, кто непосредственно владеет компанией.

Впервые Монспорт был упомянут как акционер в сообщении по email от Waberia к Mossack Fonseca 8 января 2014 года. Письмо содержало немного странные требования: увеличить акционерный капитал с 50 тысяч долларов до 50 млн долларов по решению директора и утвердить Монспорта в качестве единственного акционера, обладающего пятью акциями Kynsberg Trading, каждая стоимостью 10 млн долларов США, и другими пятью акциями Integ, каждая стоимостью 10 млн долларов.

“Цель увеличения капитала состоит в том, чтобы создать образ большой и экономически сильной финансовой группы, обе компании будут использованы для капиталовложений” — говорится в одном из сообщений, посланных Вацлавом, работником компании Waberia. Но в то же самое время организация запросила письмо о бездеятельности, подтверждающее, что “компания никогда не занималась торговлей, не заключала никаких контрактов или соглашений, и, следовательно, у компании нет никакого капитала или имущественной ответственности». Этот озадачивающий конфликт — показатель того, что “организация” не предназначалась ни для какой деятельности.

Последний запрос о приросте акционерного капитала за 2013 год был датирован задним числом, что вызвало сомнения даже у очень услужливой Mossack Fonseca. В ответ фирма подтвердила, что может датировать задним числом прирост капитала, но попросила Waberia пояснить причину этого запроса.

Ответ компании Waberia Вацлаву пролил свет на целую схему: попросту обе самоанские компании, с фальшивым капиталом в 50 млн долларов каждая, были использованы для финансирования анонимной словацкой компании после того, как она прошла через серию других фиктивных компаний в различных юрисдикциях.

Подробнее ответ на запрос заключался в следующем: “Решение датирования задним числом прироста уставного капитала было принято по следующим причинам:

  1. необходимость прироста в ноябре 2013 года должна быть согласована с бухгалтерским учетом мальтийской компании;
  2. самоанская компания будет использована в качестве платежного инструмента при покупке словацкой компании, точнее,самоанская компания станет инвестицией акционеров мальтийской компании, которая, в свою очередь, оплатит покупку словацкой компании вышеуказанной самоанской компанией;
  3. самоанская компания станет собственностью словацкой компании».

По словам эксперта чешской полиции по вопросам финансового мошенничества из отдела по борьбе с организованной преступностью, который предпочел остаться неназванным, в силу того, что он непосредственно занимается этими проблемами, такие офшорные схемы обычно имеют одну цель — выкачивание денег из законной поглощаемой компании, быстрый перевод и отмывание этих средств через анонимные офшорные компании и банковские счета и последующее инвестирование этих средств в другое место с помощью солидного международного банка.

Такая схема была использована много раз в Чехословакии в 90-е годы, когда выкачивание денег из ценных компаний было настолько распространенным, что полиция придумала для этого термин «прокладка тоннеля к компании».

Не совсем понятно, во что была вовлечена словацкая компания. Анализ словацкого реестра не обнаружил соответствующих компаний.

Если полиция предполагает, что информация об офшорах указывает на тенденцию, то в отношении Монспорта снова могут начать расследование.

Другие материалы по теме

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept