Тайная горнодобывающая империя Алиевых

По истечении месяца тяжелой работы на азербайджанском золотом руднике 46-летний геолог, ветеран войны и отец троих детей Джумшуд Асгерли был раздавлен новостью о том, что он не получит долгожданной зарплаты. Вскоре после этого ему и еще 300 рабочим по электронной почте сообщили, что их принудительно отправляют в двухмесячный отпуск.

«Через два месяца они написали еще одно письмо о том, что наш отпуск будет продлен на неопределенный срок, а мы получим две трети от причитающейся зарплаты», — рассказывает Асгерли.

Однако спустя два года рабочие так и не получили ни копейки из официальной зарплаты, при этом они по-прежнему числятся сотрудниками горнодобывающего предприятия, которые согласно азербайджанскому законодательству не имеют права больше нигде работать. Некоторые потеряли все, что у них было, они оказались в ужасной ловушке.

Их работодатель — Азербайджанская международная добывающая операционная компания (AIMROC) — возникла ниоткуда и сразу же стала вторым по величине производителем золота в стране. Затем она так же быстро испарилась, а ее сотрудники всеми возможными способами пытались выяснить, на кого они работали на самом деле.

В отчаянии они обращались во все госструктуры — от Министерства экологии и природных ресурсов и Министерства труда и социальной защиты населения до парламента и самого президента. «Они все делают вид, что им ничего не известно», — говорит Асгерли.

Однако их бывшие работодатели, находившиеся в тени офшорных структур, были гораздо ближе, чем они могли предположить. Они попадались им на глаза практически ежедневно — улыбались со страниц газет и журналов в нарядах из последних коллекций, дополненных дорогими сумками. Их можно было увидеть и по телевизору — на торжественных церемониях и крупных событиях они рассуждали перед камерами о том, как прекрасен Азербайджан.

Их настоящими работодателями были Лейла и Арзу Алиевы, дочери президента Ильхама Алиева.

Photo Arzu Aliyeva: azertag.az

Эта информация была получена из документов панамской компании Mossack Fonseca, оказывающей услуги по регистрации и ведению офшорных компаний. Документы были получены немецкой газетой Süddeutsche Zeitung и предоставлены Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ) и OCCRP, а также более чем ста медиапартнерам из 82 стран мира.

Золотая пора

Девять лет назад президент передал консорциум, состоящий из шести золотых рудников, стоимостью несколько миллиардов долларов компании из Великобритании Globex International LLP и трем офшорным компаниям: Londex Resources S.A., Willy & Meyris S.A. и Fargate Mining Corporation. Однако на самом деле он передал их членам своей семьи.

В ходе расследования, проведенного в 2012 году журналисткой OCCRP Хадиджей Исмаиловой и радио «Свободная Европа» / радио «Свобода», удалось выяснить, что за компанией Globex International LLP, которой принадлежала 11-процентная доля в консорциуме, стояли дочери президента.

Однако новые данные указывают на то, что их доля была значительно больше, чем считалось ранее.

Согласно просочившимся документам, Лейле и Арзу Алиевым принадлежит панамская фирма  Londex Resources S.A. c 45-процентной долей в консорциуме. Таким образом, дочери президента владеют 56 процентами предприятия. По условиям договора именно эта фирма была главной управляющей компанией и отвечала за общение с властями.

Она выступала от лица остальных трех фирм как гарант финансирования и управляющий горными разработками.

Алиевы оставили многочисленные запросы OCCRP без ответа.

С остальными тремя партнерами ситуация следующая: Londex Resources S.A. является владельцем AIMROC, а третья компания, Fargate Mining Corporation, была зарегистрирована в тот же день, что и Londex Resources S.A., и, судя по просочившимся данным, ею управляет близкий соратник и деловой партнер Алиева Насиб Хасанов. Власти утверждают, что четвертая компания в составе консорциума, Willy & Meyris S.A., зарегистрирована в Панаме, но журналистам OCCRP не удалось обнаружить ее следов. Судя по предыдущим схемам семейного владения бизнесом, она может также принадлежать семье президента либо кому-то из их ближайшего окружения.

Согласно полученным OCCRP финансовым документам, фирма Londex Resources S.A. потратила порядка 230 миллионов долларов на создание горнодобывающего предприятия и дальнейшее управление им. В шахтерском поселке Човдар на западе Азербайджана был построен комбинат, и до его внезапного закрытия консорциум произвел золота на общую сумму 30 миллионов долларов.

Как компания с такими мощностями могла так быстро исчезнуть? Некоторые считают, что у них возникли проблемы с продажей золота на международном рынке из-за непрозрачной структуры владения, а другие утверждают, что консорциум по-прежнему оперирует на рынке. Рабочие винят в своих бедах компанию Londex Resources S.A. «Londex Resources S.A. была управляющей компанией, а управляющая компания несет ответственность за все», — говорит Асгерли.

Но даже вне зависимости от причин тот факт, что сотрудники почти два года не получали зарплату, по самой меньшей мере грозит обвинением в халатности и некомпетентности руководства.

Золотая лихорадка Алиевых

В 2000-х годах село Човдар было неприметной горной деревушкой, а местные волки и лисы таскали у сельчан кур.

Об истории поселения могут рассказать археологические памятники: курганы бронзового века, старинная кавказско-албанская церковь, более поздние мусульманские строения. По словам ученых, изучавших эту местность, подобные руины часто встречаются в этом регионе, где, как и во многих других областях Азербайджана, теперь живут беженцы, которые в начале 1990-х годов были вынуждены покинуть свои дома из-за Карабахского конфликта с Арменией, который вновь разгорелся 2 апреля.

Село Човдар, где горняки и беженцы из Нагорного Карабаха были брошены на произвол судьбы владельцами местного рудника — дочерьми президента. (Credit: OCCRP)

днако у Човдара была одна важная особенность: деревня стоит на сказочных запасах золотой руды, общая стоимость которой в какой-то момент была оценена в 2,5 миллиарда долларов. Считается, что Човдар — богатейшее месторождение золота в стране. Однако поскольку для промышленного производства золота требуются инвестиции и инфраструктура, азербайджанские власти обратили на него внимание только после падения Советского Союза и обретения Азербайджаном независимости.

Во время нефтяного бума середины 1990-х годов в Азербайджан хлынул поток иностранного капитала в результате заключения соглашений о разделе продукции (СРП), по условиям которых инвесторы компенсировали издержки и делились опытом в разработке богатых месторождений природных ресурсов, а в обмен получали часть прибыли.

В 1997 году пришедшая из нефтяной отрасли модель СРП была применена к правам на разработку девяти месторождений меди и золота в трех регионах Азербайджана. Тогдашний президент Гейдар Алиев с большой помпой передал их американской компании RV Investment Group Services LLC, зарегистрированной в штате Делавэр, которая сегодня известна под названием Anglo Asian Mining PLC.

Руководитель Anglo Asian Mining — иранский бизнесмен Реза Вазири.

Сначала Вазири не смог обеспечить инвестиционный капитал, и проект оказался на грани банкротства, однако его спас существенный и продолжительный рост цен на золото — с 350 долларов за унцию в 2001 году до более чем 1800 долларов десять лет спустя. Азербайджан начал строить грандиозные планы относительно золотодобычи. СМИ писали о масштабном строительстве современных тоннелей и заводов, которые должны были вывести Азербайджан в мировые лидеры поставок золота.

В июне 2005 года министр экологии и природных ресурсов Азербайджана Гусейн Багиров объявил о том, что за предыдущие три года в ходе геолого-разведочных работ удалось открыть 30 новых месторождений драгоценных металлов, в том числе четыре золотых рудника. Один из них — Човдар на западе Азербайджана — имел особое значение.

По сообщениям СМИ, золотые запасы Човдара во много раз превосходили запасы всех других рудников, а министр Багиров сообщил, что ведутся переговоры о разработке Човдара с иностранными компаниями. За все это время была названа всего одна — RV Investment Group Services LLC, представители которой в августе 2005 года заявили Trend News Agency, что готовят предложение для властей Азербайджана относительно разработки Човдара. Эксперты компании также побывали на руднике.

К концу 2005 года цена на золото почти удвоилась и превысила 600 долларов за унцию. RV Investment Group Services LLC начала строительство инфраструктуры для выемки 20 тонн золота из рудника в Кедабеке, расположенном недалеко от Човдара. О Човдаре больше никто не упоминал.

Тем не менее более чем в 12 000 километров от Азербайджана, в Панаме — одном из самых популярных в мире мест для учреждения скрытых от посторонних глаз компаний — появилась фирма под названием  Londex Resources S.A. Она стала основной компанией в консорциуме, сформированном с участием трех других компаний. От имени консорциума она вела переговоры с правительством и президентом Азербайджана о получении лицензии на добычу на самых богатых месторождениях страны.

СРП: доходы для Алиева, убытки для Азербайджана

30 декабря, в нерабочий день и последнюю субботу 2006 года, власти Азербайджана тайно передали права на рудник Човдар и еще пять месторождений консорциуму под управлением компании Londex.

В отличие от соглашений СРП, подписанных с RV Investment Group Services LLC в Азербайджане, документы по этой сделке так и не были опубликованы. Единственный раз они обсуждались во время парламентских дебатов в июне 2007 года. Контракт был одобрен, хотя депутаты жаловались на то, что владельцы консорциума остаются в тени, что контракт был заключен в обход обычной тендерной процедуры, и ни одна из этих компаний раньше не работала в горнодобывающей отрасли. Парламентарии утверждали, что эта сделка противоречит государственным интересам.

На этих слушаниях Валех Алескеров, председатель Комитета природных ресурсов Милли Меджлиса (азербайджанского парламента) — органа, который занимался рассмотрением этого контракта, призвал депутатов одобрить сделку.

Алескеров ранее работал вместе с президентом Алиевым — они оба занимали должности вице-президентов в государственной нефтяной компании. Он заявил, что правительство провело переговоры с тремя другими компаниями, но отказалось от их предложений, поскольку эти компании требовали предоставления исключительных прав и не собирались давать никаких гарантий.

Журналистам OCCRP не удалось обнаружить никаких свидетельств о том, что тендер на золотой рудник вообще когда-либо объявляли.

Условия сделки также включали 30-летнюю аренду рудников и 30-процентную долю прибыли для государства после покрытия всех издержек консорциума. Эта сделка была гораздо выгоднее той, которую RV Investment Group Services LLC подписала несколькими годами ранее. В итоге консорциум получал 70 процентов прибыли по сравнению лишь с 49 процентами по условиям сделки с RV Investment Group Services LLC.

Алескеров также особо отмечал тот факт, что правительство получит бонус в 2 миллиона долларов. Однако согласно полученным OCCRP финансовым документам, консорциум не только так и не выплатил бонус, ему еще и грозит штраф в размере 2,8 миллиона долларов за неуплату. И хотя неуплата бонуса является нарушением условий договора, достаточным для его расторжения, судя по документам, членов консорциума такая возможность не слишком беспокоила. Аудиторы, проверявшие финансовые отчеты, отметили, что правительство никогда и не запрашивало этот платеж.

Консорциум получил и другие преимущества. Он был освобожден от всех налогов, кроме 22-процентного налога на прибыль, и, в отличие от RV Investment Group Services LLC, имел больше квот на привлечение иностранных работников. У Азербайджана нет опыта золотодобычи, так что возможность нанять квалифицированных иностранных работников — это залог успеха любого горнодобывающего предприятия.

«Когда соглашение было подписано, мы поняли, что у них условия гораздо лучше, чем у нас», — рассказал один из руководителей горнодобывающей компании, который попросил не называть его имя. «Возможно, дело в том, что речь шла о дочерях».

Падение империи: наивность или алчность?

Алиевы быстро раскрутили бизнес.

«Когда я начал работу, они уже потратили значительную сумму на создание проектной компании и активов, на портфолио горнодобывающих проектов и права собственности на месторождения, но это были явно не специалисты горнодобывающей отрасли», — говорит Карл Комартен, занимавший с 2008 по 2011 год пост генерального директора местной управляющей компании AIMROC, которая была учреждена фирмой Londex Resources S.A.

При цене на золото на уровне 900 долларов за унцию компания «гналась за всеми правами и проектами» и разбрасывалась деньгами. По словам Комартена, он прекратил эту гонку и сконцентрировался на Човдаре, оценив его запасы в 1,3 миллиона унций золота, что в то время соответствовало миллиарду долларов.

При этом цены все росли, и, по некоторым оценкам, могли достичь 3000 долларов за унцию. На кону было около трех миллиардов долларов, и Алиевы хотели получить большую прибыль со своих инвестиций.

Комартен рассказывает историю, по его словам, о наивности компании AIMROC. Она купила в городе Гянджа ферму, которая должна была стать площадкой для разведки. Руководители Londex Resources выбрали это место из-за подземной пещеры, где они собирались спокойно переплавлять свое золото.

«У нас появилась внутренняя шутка: плавильня готова, пора бы найти золото», — рассказывает Комартен.

Он покинул свой пост в середине 2011 года. По его словам, он не оказал должной поддержки руководителям компании. Они решили ускорить развитие проекта, в то время как Комартен выступал за проведение всесторонней оценки и инженерных исследований до начала горных работ. Возможно, это стало одной из причин неудачи проекта. «Судя по всему, они решили сэкономить время на технической стороне дела… они жаждали дохода со своих вложений», — говорит Комартен.

После его ухода компания построила завод и начала производство. Первый золотой слиток был получен в конце 2012 года. «Производственные показатели были не на высоте, поэтому они изо всех сил пытались улучшить финансовое положение и получить долгожданную прибыль», — рассказывает Комартен.

Тем не менее, по словам рабочих, до внезапной остановки завода в апреле 2014 года компании удалось произвести более 2000 килограммов золота. Офисы фирмы были закрыты, а рабочие отправлены в отпуск. На звонки никто не отвечает.

По словам Накафа Маммадова, отвечавшего за производство золота и работавшего на эту компанию с августа 2012 года, «производственный процесс шел очень хорошо. Наши директора говорили нам, например, делать по 150 килограммов золота в месяц. И мы выполняли. Мы видели, как они увозили золото в специальных бронированных автомобилях».

Несмотря на это, сотрудники были отправлены в отпуск.

27 июня 2014 года тогдашний генеральный директор AIMROC Арда Аркун направил рабочим электронное письмо о том, что у них нет возможности выплатить зарплаты «из-за отсутствия доступа к финансированию», и выразил надежду, что в ближайшем будущем они получат средства, чтобы «вновь запустить производство золота».

«Мы изо всех сил стараемся привлечь финансирование, чтобы в ближайшее время возобновить работу. Мы проводим встречи с различными аффинажными заводами, чтобы договориться о продаже нашей продукции и получить возможность начать разработку нашего месторождения в Човдаре».

Больше сотрудники ничего не слышали о компании.

По словам Комартена, Алиевы взвалили на себя непосильную ношу: «Есть некая парадоксальная наивность в том, что, добившись успеха в торговле, финансовой и других сферах — логистике и гостиничном бизнесе, они сочли, что и в горнодобывающей промышленности у них все легко получится. Ничего сложного в этом нет, нужно лишь знать несколько вещей. Мы называем это «глупые деньги».

В отличие от других азербайджанских компаний консорциум не пошел по традиционному пути и не стал регистрироваться на Лондонской или какой-то другой фондовой бирже.

«Подавляющее большинство горнодобывающих предприятий находятся в биржевых котировальных списках. Частными могут быть только небольшие компании или компании из слаборазвитых стран. Для добычи полезных ископаемых необходимы серьезные средства. Так что финансировать частную компанию могут только весьма состоятельные люди», — говорит руководитель горнодобывающей компании, который пожелал остаться неназванным.

Компании AIMROC нет в списках основных фондовых бирж. Она не публиковала отчетов о производственных результатах — ее право скрывать информацию о своей деятельности было зафиксировано в соглашении СРП.

В отличие от других горнодобывающих компаний, которые привлекали средства для производственных процессов посредством рынков капитала, фирма Londex Resources S.A. взяла огромные займы у нескольких банков, в том числе у двух принадлежащих правящей семье — Xalq Bank и Pasha Bank. Обоим банкам были выгодны вклады, сделанные государством, властями и госкомпаниями.

К концу 2012 года общая сумма займов компании Londex Resources S.A. составила 146 миллионов долларов. Судя по документам, эти деньги так и не вернулись в банки. В то же время она потратила на запуск горнодобывающих работ около 230 миллионов долларов.

Неизвестно, какая судьба ожидает компанию AIMROC. Как написано в ее последнем годовом отчете: «На данный момент производство остановлено до поступления новых средств, однако члены консорциума уверены, что финансирование будет получено, а процессы возобновлены».

По словам рабочих, представители Министерства экологии и природных ресурсов сообщили им, что с июля 2014 года компания Londex Resources S.A. тщетно пыталась продать свои акции. Один из них заявил: «Возможно, все проблемы будут решены после продажи».

Рабочие показывают документы, полученные из министерств, в которые они посылали просьбы о помощи. Представители министерств ответили, что не знают, кто владелец рудника, хотя он принадлежит дочери президента. Фото: RFERL

Брошенные на произвол судьбы рабочие

Сегодня рудник, который должен был принести в поселок рабочие места и надежду на светлое будущее, заброшен. Журналисты OCCRP недавно побывали на том месте — среди крутых склонов гор, окружающих деревню. Последние несколько километров дороги — сплошная грязь. После заброшенной грузовой железнодорожной станции — вдоль последних пяти километров дороги до въезда на рудник — нет ни одного здания.

На холме рядом с въездом на рудник издалека видны недавно выстроенные дома для рабочих. На въезде на месторождение единственный охранник подтвердил, что работы там не велись уже «пару лет».

Когда журналист вытащил из кармана мобильный телефон, охранник потребовал, чтобы он и его водитель немедленно покинули эту территорию. Не увидев вокруг больше никакого движения, журналист уехал.

Тем не менее нищета бросается в глаза. В Човдаре, где жили многие из 300 рабочих, по-прежнему очень тяжелая ситуация. Это видно по ветхим домам, разбитым окнам и перекошенным дверям, а также по людям, кутающимся в старую одежду, чтобы согреться.

Остальные рабочие, которые не смогли найти другую работу, переживают личные трагедии.

Горняк Яхья Вердиев, который провел два дня в тюрьме после того, как был осужден за невыплату банковского займа, задается вопросом, почему владельцы рудника, не платившие ему зарплату в течение двух лет, при этом остаются на свободе. Рудник принадлежит дочерям президента Ильхама Алиева. (Источник: RFERL)

Яхья Вердиев раньше работал на горнодобывающем предприятии. «Я взял кредиты в банке. Нам не платили зарплату, поэтому я не мог погасить кредиты. Банк подал на меня в суд, и мне пришлось провести два дня в тюрьме. Я не понимаю, почему они могут меня арестовать, когда я не могу выплатить долг, но при этом наша компания не платит зарплаты 300 сотрудникам, а они даже не могут найти владельцев». Кроме того, рабочие рассказали об одном коллеге, который лишился квартиры и теперь вынужден снимать жилье.

Еще один рабочий, Парвиз Исаев, рассказал: «Мы все рисковали жизнью. Цианид и другие химикаты пагубно влияют на организм. Но нам приходилось работать. Мы граждане Азербайджанской Республики. Но властям нашей страны нет дела до наших проблем. Мы не знаем, куда еще идти, кто мог бы нам помочь… Даже суды… Мы не представляем, что нам делать».

Последняя надежда

По словам Барнаби Пейса из неправительственной организации Global Witness, «люди явно обеспокоены масштабами коррупции и желают знать, кто настоящие владельцы и директора компаний, особенно в отрасли добычи природных ресурсов, где прозрачность играет особенно важную роль».

Организация Global Witness призывает «налоговые гавани» прекратить злоупотреблять анонимностью владельцев компаний и создать реестры с именами настоящих владельцев и руководителей фирм.

«Компании с тайным владением — отличный выход для террористов, диктаторов и лиц, обвиняемых в отмывании денег и уклонении от уплаты налогов. Очевидно, пришло время лишить их этой возможности, потребовав публикации данных о том, кто на самом деле владеет и управляет этими компаниями. Это существенно усложнит жизнь нарушителям закона», — говорит он.

Однако азербайджанские горняки так долго ждать не смогут.

В конце января, а затем в марте 2016 года десятки рабочих с золотого рудника устроили марш протеста через всю столицу к Министерству труда и социальной защиты населения, Министерству экологии и природных ресурсов и зданию президентской администрации, а затем и к парламенту.

«Все, чего мы хотим, — получить причитающиеся нам деньги», — говорит геолог Асгерли, который уже почти два года не видел своей зарплаты. «Но нам никто не может помочь».

«Все они говорят, что это не их сфера ответственности», — говорит другой вышедший на марш рабочий, Мехман Исмаилов.

Зохраб Исмаил, исследователь из Мичиганского университета, специализирующийся на использовании нефтяной прибыли, государственных инвестициях и общественных практиках, говорит: «То, что мы сейчас наблюдаем, — результат конфликта интересов. Чиновники молчат. Рабочие устроили несколько протестов, но все тщетно. Ведь все знают, что эта компания неприкосновенна. Они не платят, а власти продолжают молчать. Они нарушили условия договора, а власти все молчат… поскольку чиновники ничего не могут сделать с этой «международной» компанией».

Чиновники посоветовали рабочим обратиться в суд. Это их последняя надежда. Большинство рабочих, по их словам, не верят, что суд сможет им помочь. Но двое все-таки решились испытать систему.

В феврале Асгерли первым подал иск против принадлежащей Алиевым компании Londex Resources S.A., требуя выплаты задолженности по зарплате. Районный суд Ясамала, где находилось отделение компании, перенаправил его в районный суд Хатаи, поскольку там компания была официально зарегистрирована.

Слушание этого дела должно было состояться в Хатаиском районном суде 6 апреля. По словам Асгерли, он читал, что эти компании принадлежат первой семье Азербайджана, но нигде не видел их имен.

«После рассмотрения моего иска против Londex Resources S.A. для меня все станет предельно ясно. Посмотрим, насколько справедливым будет суд. Нам все станет понятно».

Дополнительные материалы предоставлены Иреной Вельской, Лейлой Сарчевич и Стеллой Рок, а также журналистами радио «Свобода» / радио «Свободная Европа».

Другие материалы по теме