Фото: Facebook

Пентагон привлекает к закупкам оружия для Сирии сомнительных подрядчиков

Организовать так называемые комиссионные посреднику — к примеру, бронированный легковой автомобиль — неплохой способ получить выгодный военный контракт. Сам он уже проделывал такое, как не без гордости заявлял торговец оружием Марк Моралес.

«Просто надо быть похитрее властей», — говорил он.

К несчастью для себя, произносил он это в разговоре с агентом ФБР, работавшим под прикрытием.

Сегодня американская фирма Моралеса Global Ordnance — один из активнейших участников особой программы Пентагона по вооружению сирийских повстанцев, сражающихся с «Исламским государством» (ИГ — террористическая группировка, запрещена в России. — Прим. ред.) на территории Сирии и Ирака. Этот и 13 других подрядчиков военного ведомства США должны к 2022 году отправить повстанцам оружие и боеприпасы советского образца на 2,2 миллиарда долларов.

Оружие закупают в основном у государственных компаний на Балканах и в Восточной Европе. Детали поставок часто обсуждались под звон бокалов в ресторанах и барах Белграда, Праги, Будапешта и Бухареста.

При этом фирма Моралеса — не единственный подрядчик Пентагона с сомнительными эпизодами в прошлом. Должностных лиц еще трех подрядчиков — фирм Vose Technical Services, Purple Shovel и Regulus Global — судили за мошенничество, отдавали под суд за поставку ненадежных боеприпасов, повлекших смерть военного инструктора, и привлекали к ответственности за подкуп.

Отбор, проверка и распределение подрядов фирмам шли через два канала: военную структуру Picatinny Arsenal в штате Нью-Джерси и Командование специальных операций Пентагона (SOCOM). (См. материал «Результаты расследования: «Пентагон выделяет до 2,2 миллиарда долларов на оружие советского образца для сирийских повстанцев».)

Большинство законтрактованных Пентагоном фирм попадают в категорию мелкого бизнеса с владельцами в лице ветеранов и инвалидов военной службы, что дает этим фирмам приоритет в получении заказов от армии США.

За исключением трех фирм из списка подрядчиков все имели минимальный или нулевой опыт выполнения военных заказов до заключения с Пентагоном многомиллионных контрактов.

Для многих фирм сделки в рамках «сирийской программы» Пентагона по своим объемам в разы превышают размер их предыдущего бизнеса с американским военным ведомством.

При этом, по словам экспертов, опрошенных Балканским объединением журналистов-расследователей (BIRN) и Центром по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), имеющиеся данные заставляют усомниться в эффективности процесса выбора и проверки фирм Пентагоном.

«Торговля оружием — сфера с массой злоупотреблений, куда коррупция проникает весьма легко», — делится мнением Джефф Абрамсон, глава вашингтонского Forum on the Arms Trade («Форум по вопросам торговли оружием»), объединяющего экспертов, которые отслеживают все аспекты оружейного бизнеса.

«В США принята система, призванная не допускать сделки с сомнительными персонами, но все равно подобное однозначно происходит, — говорит Абрамсон. — Желание получить искомое и доставить его по назначению может в конечном итоге перевесить все резоны, связанные с необходимой проверкой юридической чистоты».

По мере того как потребность Пентагона в «советском» оружии стала превышать возможности рынка, военное ведомство в поисках поставщиков обратило взор и на бывшие советские республики, такие как Грузия и Казахстан.

Один из подрядчиков на условиях анонимности рассказал, что растущий спрос обострил конкуренцию, вынуждая подрядчиков перебивать предложения друг друга и вести настоящие торговые войны ради военных заказов, что, по его мнению, создает «хаотичные условия бизнеса».

Обеспечить «комиссионные»

В 2010 году Моралес оказался среди 22 директоров фирм, торгующих оружием, официально обвиненных в попытке подкупить министра обороны Габона ради получения военного заказа на 15 миллионов долларов. Впрочем, сделка была фиктивной — речь шла о тайной операции ФБР в рамках борьбы с подкупом иностранных должностных лиц.

Два агента под прикрытием, выдавая себя за представителей минобороны Габона, сообщили Моралесу и его партнеру Джону Грегори Годси, что завысят стоимость сделки на 20 процентов, назвав эту долю «комиссионными». Половина «надбавки» предназначалась лично министру обороны, а остальное предполагалось распределить между посредниками, как свидетельствуют материалы суда.

Выдержки из распечатки разговора между Марком Моралесом и агентом ФБР под прикрытием. Переведено с английского (Иллюстрация: Эдин Пасович)

«Если кто-то дает мне понять, что ему нужны 20 процентов… то я спрошу, будут ли эти 20 процентов гарантировать мне сделку, — говорил Моралес в 2008 году в одном из ресторанов, общаясь с агентами, которые тайно записывали беседу. — Никто не хочет нарушать Закон США о противодействии коррупции за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act), но все знают, что это происходит».

В ходе той встречи Моралес рассказал о своих «творческих» подходах в прошлом к выплате «комиссионных» иностранным влиятельным персонам для обеспечения заказов. В частности, он упомянул подарок египетскому посреднику в виде бронированного автомобиля, оправдывая это как необходимые «коммерческие расходы».

«Слушайте, машина стоила ни много ни мало сто тысяч долларов. Это очень ловкий способ расплатиться с посредником», — откровенно хвастался Моралес.

Получив информацию о том, что ему отдали контракт от Габона на поставку 30 тысяч патронов, Моралес и его партнер Годси перевели 2705 долларов — малую часть обещанных «комиссионных» — агенту ФБР под прикрытием.

Помимо Моралеса еще 21 торговца оружием поймали на том, что они согласились заплатить «откат». Речь шла о крупнейшем случае в подобной теневой практике.

Трое из оружейных дилеров признались в подкупе. Однако удивительным образом следователи затем сняли все 22 обвинения после того, как жюри присяжных не смогло вынести приговор по делу семи обвиняемых, а еще троих подсудимых оправдали.

Президент Global Ordnance Марк Моралес разместил в Facebook фото своих встреч с представителями оборонной отрасли в ресторанах и барах Белграда, Будапешта и Бухареста. (Фото: Facebook)

Избежав уголовного преследования, Моралес как ни в чем не бывало возобновил свои оружейные операции. В 2013 году он основал фирму Global Ordnance, которая с тех пор получила несколько заказов от SOCOM на поставку боеприпасов на общую сумму 72 миллиона долларов. Это оружие, в частности пулеметы, снаряды к минометам и другое вооружение из Сербии и Болгарии, более чем вероятно предназначалось сирийским повстанцам.

Флоридская фирма Моралеса помимо прочего сотрудничает с британским гигантом военной отрасли, концерном Chemring. Это одна из двух компаний, которым Пентагон передал крупнейший контракт на поставку боеприпасов в Сирию — всего на 750 миллионов долларов. Официальное соглашение было подписано в апреле 2016 года.

Этот контракт реализуется через уже упомянутую выше структуру Picatinny Arsenal в Нью-Джерси.

На вопрос, не смущает ли Chemring работа с Моралесом в рамках этого контракта с учетом его «откровений», записанных тайными агентами ФБР, официальный представитель британского концерна заявил: «Оборонная отрасль — одна из наиболее четко регулируемых в мире, особенно в том, что касается экспорта. Ввиду этого все компании, входящие в Chemring Group, действуют в строгом соответствии с торговыми правилами и правилами, призванными пресекать подкуп, имея конечной целью неукоснительное выполнение всех соответствующих законодательных норм».

Моралес отказался дать журналистам комментарий для этого материала.

Мошенничество с российскими вертолетами

Еще один подрядчик Пентагона, фирма Vose Technical Systems, в свое время наняла топ-менеджера, которого ранее осудили за мошенничество и препятствование правосудию и в 2008 году приговорили к пяти годам тюрьмы.

Джеффри Ховард Стейтон, на тот момент еще сотрудник Пентагона, сделал все, чтобы правительственный контракт на 4,7 миллиона долларов на поставку и переоборудование вертолетов российского производства достался компании, которой владел его давний друг Уильям Кертис Чайлдри. Стейтон одобрил финальный платеж в адрес фирмы, хотя та и не выполнила работу. Через некоторое время Чайлдри перевел Стейтону 61 тысячу долларов.

Стейтон не стал официально декларировать эти деньги, назвав их займом от друга на покрытие второго ипотечного кредита за свой дом.

Суд отменил его приговор за мошенничество в 2011 году.

После освобождения Стейтона наняла в качестве директора авиационного направления фирма Vose Technical Systems. Впоследствии фирма заключила с Пентагоном сделки на 15,6 миллиона долларов.

Управляют фирмой торговец оружием с большим опытом Грег Воуз и его сестра Дебора, которая числится ее президентом. Формально считается, что Vose Technical Systems владеет женщина, а это по правилам закупок Пентагона дает бизнесу определенные преференции.

В ответ на вопрос журналистов Грег Воуз заявил, что Стейтон работает на одну из аффилированных компаний и напрямую не связан с контрактами от SOCOM. Однако имеющиеся данные указывают на то, что Стейтон был сотрудником Vose Technical до июня 2016 года, когда его перевели в компанию VTS Aviation — еще одну структуру, которой управляют брат и сестра Воуз.

Смертельный инцидент и связи с оргпреступностью

Один из самых востребованных и в то же время самых сомнительных подрядчиков Пентагона для «сирийской программы» — фирма Purple Shovel из американского штата Вирджиния. До заключения в декабре 2014 года первой крупной оружейной сделки с военным ведомством (на сумму 27 миллионов долларов) ее годовой доход составлял всего 1,9 миллиона долларов. С тех пор стоимость контрактов для SOCOM практически удвоилась.

В декабре 2014 года фирма получила подряд от SOCOM на поставку оружия и обучение военному делу сирийских повстанцев. Речь шла в том числе о гранатометах и противотанковых системах.

Для выполнения заказа Purple Shovel привлекла две другие фирмы — Regulus Global и Skybridge Tactical. (Президент Regulus Global Ли Толлесон был одним из 22 должностных лиц, официально обвиненных в подкупе иностранных чиновников для получения военных заказов из Габона. Позднее обвинения с него сняли.)

Часть своих работ по контракту Regulus Global передала компании Alguns Ltd. из Софии. Владелец последней Александр Димитров — бывший коммерческий партнер болгарского криминального авторитета Бояна Петракиева по прозвищу Барон.

Из-за поставленных фирмами боеприпасов вскоре произошла трагедия. В июне 2015 года на полигоне в Болгарии произошел взрыв, в результате которого погиб военный инструктор — ветеран армии США Фрэнсис Норуилло, еще двое были ранены. Вдова Норуилло и один из получивших увечья сейчас ведут процесс против всех трех фирм в суде Флориды.

По утверждению истцов, фирмы предоставили для учебных стрельб гранатометы 30-летней давности, хотя знали, что военные власти США забраковали это оружие как «некачественное, нестабильное и опасное». Об этом говорится в материалах суда.

В ходе разбирательства Purple Shovel отрицала свою ответственность, указывая, что взрыв произошел в процессе несанкционированного «самопроизвольного выстрела». В свою очередь в Skybridge Tactical заявили, что инцидент случился в ходе официальных учений и что жертвы должны получить финансовую компенсацию от правительства США. В Regulus Global обвинения в свой адрес отвергают.

Фирмы Regulus Global и Skybridge Tactical не ответили на многочисленные просьбы дать комментарий.

Со своей стороны в заявлении для журналистов Purple Shovel настаивала на том, что имела необходимую квалификацию для выполнения работ и сделала все возможное для помощи семьям погибшего и пострадавших.

Проверка «юридической чистоты» сквозь пальцы

США сталкивались со скандальными ситуациями и в том, что касается закупок советских образцов вооружения для Ирака и Афганистана.

В 2004 и 2005 годах Пентагон не смог отчитаться, где оказались примерно 190 тысяч единиц оружия, которое ведомство поставило иракским силам безопасности. Это данные доклада Счетной палаты США за 2007 год. Значительная часть этого оружия была произведена в Сербии и Боснии и Герцеговине.

Голливудский фильм 2015 года «Парни со стволами» (Dogs of War) повествует о подлинной истории крошечной фирмы в Майами, руководимой 22-летним молодым человеком, которой удалось заполучить гигантские контракты на поставки Пентагону боеприпасов для военных операций в Афганистане.

Успешный, казалось бы, бизнес в итоге привел фирму в суд, когда выяснилось, что ее владелец Эфраим Дивороли снабжал Пентагон китайскими патронами, переупакованными в Албании. В отношении оружия и боеприпасов китайского производства действуют санкции США, введенные в 1989 году после жесткого подавления демократических выступлений на площади Тяньаньмэнь.

После того скандала задачу снабжения боеприпасами возложили по большей части на структуру Picatinny Arsenal, которая на своем веб-сайте с гордостью рапортует об успехах и даже критикует SOCOM за произошедший в 2015 году смертельный инцидент в Болгарии. При этом один из ее подрядчиков, Chemring, открыто работает с фирмой Global Ordnance Моралеса. Более того, в этом году Picatinny Arsenal стала отдавать подряды фирме Моралеса напрямую.

По словам экспертов, данные, полученные BIRN и OCCRP, заставляют усомниться в заявлениях Пентагона о том, что ведомство учло прежние ошибки.

Глава Forum on the Arms Trade Абрамсон говорит, что с учетом коррумпированности сферы закупок оружия и боеприпасов Пентагону следует тщательнее проверять подрядчиков.

Один из источников, выступающий звеном в цепочке поставки оружия, признался журналистам: «Такое ощущение, что пример из фильма «Парни со стволами» не стал предостережением, а, наоборот, превратился в некую норму».

Компании Chemring, Vose и Purple Shovel ответили на запрос журналистов для этого репортажа, в то же время Global Ordnance и другой подрядчик от комментариев отказались. Все прочие подрядчики никак не отреагировали на просьбу о комментарии.

На этом фоне официальный представитель Пентагона Марк Райт заявил, что все подрядчики проходят «жесткую систему проверок». Сюда входит анализ качества оружия и проверка самого исходного поставщика, чтобы отсеять такие «нелегитимные источники закупок», как Северная Корея, Иран или Сирия.

Однако «ошибки все же возможны», признал Райт, ведь рамки проверки обычно не предполагают изучения криминального прошлого должностных лиц подрядчиков.

«Они должны следовать принятым правилам найма персонала, чтобы гарантировать «чистоту» своих сотрудников», — настаивает он.

Правка от 19 сентября 2017 г.: В подпись к элементу инфографики внесены изменения для корректного указания имени информатора ФБР. OCCRP приносит извинения за допущенную неточность.

Другие материалы по теме