Большая табачная проблема Пакистана

Сотрудники налоговой полиции остановили грузовик, как только он выехал с территории потайного склада. Внутри они обнаружили именно то, что искали: больше 1,3 миллиона нелегальных сигарет. На них был логотип дочерней фирмы крупнейшей табачной компании мира — Philip Morris.

Когда полицейские ворвались в здание в городе Мандра на севере Пакистана, они обнаружили крупное табачное производство, упаковочные машины и огромный склад сигарет. В ходе тщательного осмотра они насчитали примерно 60 миллионов сигарет.

В середине 2017 года региональное налоговое управление Равалпинди представило отчет о проведенном обыске, в котором привело полный список «наглядных доказательств» того, что Philip Morris (пакистанский филиал) использовала незаявленное хранилище — бывшую табачную фабрику компании — с целью производства сигарет для нелегальной продажи.

«Мы обнаружили крупное производство сигарет и упаковочные машины, которые стояли на его территории, несмотря на то что [Philip Morris] представила вещественный отчет… в котором указала, что все оборудование с завода в Мандре списали», — сообщило, по данным ежедневного финансового издания Business Recorder, региональное налоговое управление.

«Можно сделать логичный вывод о том, что незаявленный склад используют для хранения и продажи сигарет незаявленного / скрытого производства без уплаты налогов».

В некотором смысле находка не стала неожиданностью. В этом финансовом году два главных пакистанских производителя сигарет, British American Tobacco и Philip Morris, заявили, что сократили производство из-за конкуренции с более дешевыми нелегальными сигаретами. Согласно исследованию, которое финансировала Philip Morris, потребление нелегальных табачных изделий возросло и составляет примерно 44 процента пакистанского рынка. (Эти данные оспорила Национальная кардиологическая ассоциация Пакистана. Она провела собственное исследование и выяснила, что нелегальная продажа занимает всего девять процентов рынка.)

Обыск в Мандре — яркий пример еще одной распространенной проблемы: крупнейшие мировые табачные компании замешаны в торговле собственными товарами на черном рынке.

За несколько месяцев до этого сотрудники налоговой службы Пакистана нашли еще одно незаконное предприятие по производству сигарет. Оно располагалось в маленькой долине посреди гор, недалеко от границы с Афганистаном. Сообщается, что внутри обнаружили производственное оборудование, которое, по мнению налоговиков, принадлежит Philip Morris. Позже органы здравоохранения сообщили журналистам, что расследование приостановили.

Житель деревни неподалеку подтвердил, что в долине находилась табачная фабрика. По его словам, ее закрыли в 2016 году. OCCRP связался с представителями Федерального налогового управления, чтобы задать вопросы по теме расследования, но ответа не получил.

Нелегальная торговля табачными изделиями давно была проблемой в Пакистане, где табак потребляется в больших количествах — тут свыше 23,9 миллиона потребителей. Каждый год от болезней, вызванных курением, погибают 125 тысяч человек. К 2019 году давление на правительство Пакистана возросло: от него требуют взять под контроль незаконную торговлю табаком.

За год до этого страна присоединилась к международному договору о борьбе с незаконной торговлей табаком, который называется «Протокол о незаконной торговле» (Illicit Trade Protocol). В рамках договора правительства стран обязаны внедрять систему отслеживания перемещения табачной продукции, чтобы выявлять происхождение табачных продуктов, а также отслеживать и контролировать передвижение сигарет. В середине 2019 года Международный валютный фонд также попросил Пакистан внедрить эту систему. Тогда организация обсуждала с Исламабадом предоставление стране финансовой помощи на сумму шесть миллиардов долларов.

Применение эффективной системы отслеживания перемещения табачной продукции приведет к тому, кто крупнейшие табачные компании мира, среди которых Philip Morris и British American Tobacco, будут обязаны открыто сообщать о количестве производимых сигарет и суммах неуплаченных налогов. После сомнительной процедуры отбора, которую сейчас оспаривают в суде, налоговые службы Пакистана отдали контракт военной компании, которая сотрудничает с Inexto — швейцарским поставщиком программного обеспечения.

По словам критиков, программное обеспечение, которое предоставляет Inexto, — это «черные ящики». Они работают по системе, которую разработала табачная индустрия и которая не может помочь в борьбе с незаконной торговлей. Компанию отстранили от работы над ключевыми аспектами системы отслеживания перемещения табачной продукции для Европейского союза. Причиной послужили связи с табачной индустрией. Однако их системы используют в России, Западной Африке и Мексике.

Представители Inexto отказались прокомментировать тендер, сославшись на текущее расследование. Они назвали обвинения в слишком тесной связи с табачной индустрией «абсолютно необоснованными». (Ниже можно прочитать полное содержание ответа Inexto.)

Расследование OCCRP поднимает очень важные вопросы: почему для разработки пакистанской системы выбрали программное обеспечение Inexto? И почему одна торговая организация назвала это «опасным прецедентом» для других стран мира?

Фото: REUTERS/Ахтар Соомро Мужчина из Карачи выдыхает дым. Сигареты Capstan производит Pakistan Tobacco Company

«Серьезное сопротивление»

На протяжении многих лет власти Пакистана верили в то, что табачные компании честно декларируют свое производство. На самом же деле все это время значения занижали.

Хана Росс, ученый из Университета Кейптауна, изучает регулирование табачного рынка. По ее словам, проблема занижения данных о производстве табачных изделий есть во многих странах, но в Пакистане это достигает «невероятных» масштабов. По данным Центра социальной политики и развития Пакистана, с 2015 по 2018 год страна ежегодно теряла от 15 миллиардов до 47 миллиардов рупий (от 143 миллионов до 448 миллионов долларов) в виде налогов. Это происходило из-за того, что табачные компании самостоятельно декларировали свои доходы.

Федеральный совет по государственным доходам (FBR) — налоговое управление Пакистана — попытался удостовериться в том, что Philip Morris Pakistan и Pakistan Tobacco Company (местные дочерние компании Philip Morris International и British American Tobacco, которые вместе занимают порядка 98 процентов рынка) представляют точные данные. Для этого совет периодически направлял на производства инспекторов. По словам члена FBR Хамида Атика Сарвара, результаты были в лучшем случае неоднозначными.

«Обычно в первые дни физическое присутствие человека улучшает результат, но через 20 или 30 дней все сходит на нет, даже если человека заменяют», — говорит он.

🔗ВОТ ЧТО PHILIP MORRIS И BRITISH AMERICAN TOBACCO СКАЗАЛИ О НЕЗАКОННОЙ ТОРГОВЛЕ ТАБАЧНЫМИ ИЗДЕЛИЯМИ И СИСТЕМЕ ОТСЛЕЖИВАНИЯ ТАБАЧНОЙ ПРОДУКЦИИ

Philip Morris: «Нелегальная торговля — бедствие для народа и экономики. От нее страдают потребители, которые получают продукцию, не прошедшую контроль, и легальные предприятия, включая нас самих. Philip Morris International (PMI) стремится остановить поток нелегальных табачных продуктов. Для этого наша компания вкладывает значительные средства в контроль системы снабжения: вводит профилактические и защитные меры, внедряет системы отслеживания перемещения табачной продукции в соответствии с нормативными требованиями. Мы также подвергаем комплексной проверке наших клиентов и поставщиков. Мы используем программы по борьбе с незаконной торговлей по всему миру. Также мы работаем с государственными и негосударственными объектами, чтобы наращивать глобальные усилия в борьбе с этой проблемой»

British American Tobacco: «Мы делаем всё для борьбы с нелегальной торговлей табачными изделиями. Это серьезное и хорошо организованное преступление, которое лишает правительство прибыли, дает молодежи доступ к запрещенной продукции, вредит законным предприятиям, угрожает национальной безопасности и ослабляет инициативы в области общественного здравоохранения. Мы считаем, что для борьбы с нелегальной продажей табачных изделий необходимо наладить координированное сотрудничество между частным и государственным сектором. Мы внедряем эффективные методы контроля системы снабжения, вводим правила и процедуры, чтобы удостовериться, что наши товары не станут частью криминальной торговли. Мы считаем, что таких стандартов стоит придерживаться в работе со всеми системами снабжения, в которых участвует табак, табачные изделия или табачное оборудование».

Правительство начало принимать заявки на создание системы отслеживания табачной продукции в 2007 году, но потом процесс заглох. Предприняли еще несколько неудачных попыток. Отчеты, судебные документы и люди, причастные к процессу, винят в этих неудачах (по крайней мере, частично) табачную индустрию.

«Производители сигарет (в особенности два крупнейших — Philip Morris International и Pakistan Tobacco Company) оказали серьезное сопротивление, ввиду чего было невозможно воплотить этот план в жизнь», — написал советник омбудсмена по вопросам налогообложения в Пакистане Афтаб Балоч в статье, в которой описал десятилетние попытки FBR внедрить систему отслеживания перемещения табачной продукции.

Правительство приняло окончательное решение, когда Международный валютный фонд поставил одним из условий предоставления Пакистану финансовой помощи наличие к концу марта 2020 года работающей системы отслеживания перемещения табачной продукции. В августе 2019 года FBR объявил еще один тендер, и в этот раз дело довели до конца — на кону стояла международная помощь на сумму шесть миллиардов долларов.

Первым делом FBR нанял в качестве консультантов двух бывших сотрудников British American Tobacco (BAT). Один из них помог составить тендерную документацию.

Сначала должность предложили Дэйву Андерсону, который, согласно профилю на LinkedIn, за год до этого ушел из BAT. Там он был директором по региональным операциям в Восточной Европе, Африке и на Ближнем Востоке. По словам Сарвара, от услуг Андерсона вскоре отказались из-за того, что Всемирный банк указал на его связь с табачной индустрией.

Несмотря на это, следующей FBR нанял Джинни Кэмерон, которая с 2001 по 2011 год возглавляла в лондонском офисе British American Tobacco отдел международного информационного права и нормативных вопросов.

Хамид Атик Сарвар, глава совета департамента внутренних доходов в FBR, не дал точной информации о том, знал ли FBR о связи консультанта с British American Tobacco. Однако, по его словам, выбора у них не было.

«Международные консультанты не горят желанием ехать в Пакистан, — сказал он. — Все… кого мы нанимали, были связаны либо с BAT, либо с Philip Morris».

Андерсон заявил, что не согласился на должность. Кэмерон подтвердила, что работала на FBR шесть месяцев. По ее словам, она пыталась обеспечить честный тендерный процесс. Вот что она сказала, когда ее спросили о победителе, которого выбрал FBR: «Я считаю, что все участники были связаны с табачной индустрией».

Проблемный тендер

Изначально заявку на создание системы можно было подать до 5 сентября 2019 года, но FBR дважды продлил срок: сначала до 20 сентября, а затем и до 27 сентября. За это время налоговое управление также полностью изменило условия тендера.

В документах, которые изучил OCCRP, подробно описаны изменения. Сначала ключевым фактором была техническая осведомленность: 80 процентов каждой заявки должны были оценивать по уровню технических возможностей, 20 процентов — по цене. В новых условиях значилось, что рассмотрят любую заявку, отвечающую нечетко сформулированным техническим требованиям, и победит самый дешевый вариант.

Это все изменило. Стало неважным то, насколько эффективно система будет отслеживать незаконную торговлю табаком. Теперь это стало ценовой войной.

Что стало причиной изменений? Это до сих пор неизвестно. Однако 12 сентября, за несколько дней до их оглашения, производители табачных изделий провели закрытую встречу с председателем FBR Саидом Шаббаром Заиди. В судебных документах значится, что один из проигравших участников тендера полагает, что на этой встрече производители убедили Заиди изменить условия конкурса. Это одна из трех проигравших компаний, которые подали иски в суды Карачи и Исламабада, чтобы оспорить результаты тендерного отбора.

Сначала представитель FBR сообщил OCCRP, что такой встречи не было. Под давлением он добавил, что у табачных компаний есть такое же право на встречу с Заиди, как и у всех остальных пакистанских налогоплательщиков.

«Они могут прийти и встретиться с председателем в любое время. Разве это может означать наличие злого умысла или преступления?» — написал он.

По техническим причинам дисквалифицировали лишь одну из 13 заявок — организацию, которая занимается экспортом продуктов. Результаты объявили 14 октября 2019 года. Тогда выяснилось, что еще двух участников отстранили из-за того, что они указали условную цену.

Победителем тендера стала пакистанская военная телекоммуникационная компания National Radio and Telecommunications Corporation (NRTC), которая работала с Inexto. Как оказалось, фирма ошибочно указала сумму в 1000 раз меньшую, чем планировала (0,731 рупии — примерно цент — за тысячу акцизных марок вместо 731 рупии, или 4,74 доллара). Когда все остальные предложения рассмотрели и решение не изменили, NRTC разрешили обновить заявку.

FBR согласился с аргументами NRTC о том, что ошибка была всего лишь «очевидно арифметической, и была допущена случайная опечатка».

Одна из компаний, чью заявку отклонили, считает это решение доказательством того, что у NRTC было «несправедливое преимущество». Еще одна компания оспаривает весь процесс проведения тендера.

Третья организация отправила письмо в Международную ассоциацию акцизных марок. В нем она выразила сомнение насчет технической квалификации NRTC: система, предложенная NRTC, основывается на Codentify — программном обеспечении, которое изначально разработала Philip Morris International. Эта организация назвала Inexto «подставной компанией» для Codentify, которую считает «черным ящиком» под контролем табачной индустрии. Она утверждает, что были нарушены условия договора, который обязал Пакистан внедрить систему отслеживания перемещения табачной продукции.

«Принимая во внимание тот факт, что эта система — закрытый источник, наблюдатели высказали предположение о том, что Codentify может содержать функции, о которых знают только представители табачной индустрии, — говорится в документе. — NRTC должны немедленно дисквалифицировать, потому что ее предложение не соответствует нормам ВОЗ… и самой процедуре [получения лицензии]».

Сарвар, член совета FBR, выступил в защиту принятого решения. Он сказал, что в договоре с NRTC присутствует пункт, который позволит расторгнуть сделку, если FBR обнаружит «очевидные и тесные связи [с табачной индустрией], например, общую материнскую компанию или что-то в этом роде».

🔗ОТВЕТ INEXTO

Представители Inexto отказались комментировать тендер, который провел FBR, ссылаясь на текущие судебные расследования. Они отрицают, что знали о предполагаемой встрече Заиди и представителей табачных компаний.

Inexto оспаривает утверждения о том, что компания слишком тесно связана с табачной индустрией, называя их «абсолютно необоснованными и выдуманными другими участниками в их интересах».

Однако компания признала, что не работала над «внешними уровнями» системы отслеживания перемещения табачной продукции для Евросоюза. Она не разрабатывала первичное и вторичное хранилища данных и выдачу идентификаторов. Причиной послужил запрет на причастность к процессу для бывших работников табачной индустрии.

Inexto также отрицает, что продавала Codentify. Представители компании заявили, что программное обеспечение переделали и создали «абсолютно новую линейку продуктов», которая подходит разным отраслям — от производства напитков и продуктов питания до автомобильного бизнеса и рынка фармацевтических препаратов.

Конфликт интересов

Как оказалось, связь Заиди с табачной индустрией тянется из далекого прошлого.

В мае 2019 года его назначили председателем совета FBR. До этого он был старшим партнером в бухгалтерской компании A. F. Ferguson & Co. — пакистанском филиале сети компаний PricewaterhouseCoopers, которая предоставляла различные услуги как Philip Morris, так и Pakistan Tobacco Company.

Когда он занял пост, местные СМИ выразили беспокойство. Одно издание возразило, что его связь с «некоторыми из крупнейших корпоративных структур Пакистана, у которых имеются неурегулированные налоговые вопросы с FBR на миллиарды рупий», может вызвать конфликт интересов. Они не указали названий, но, учитывая тот факт, что на двух крупных производителей табачных изделий приходится 37 процентов акцизных сборов Пакистана, речь могла идти именно о них.

Согласно СМИ, изначально FBR угрожал подать иск против назначения Заиди, но федеральное правительство заявило, что он будет работать «на безвозмездной основе», чтобы развеять возникшие сомнения.

Сотрудник Министерства здравоохранения и адвокат присутствовали в декабре (за пять месяцев до назначения Заиди) на заседании Специального комитета Пакистана, посвященном снижению налоговых сборов в секторе табачных изделий. Их показания вызывают вопросы насчет непредвзятости Заиди.

По их словам, на заседании Заиди лично представлял табачную индустрию, в том числе Pakistan Tobacco. Представителей компаний расспрашивали о снижении их налоговых платежей. (Pakistan Tobacco подтвердила, что Заиди представлял ее перед комитетом Сената в качестве старшего партнера PwC.)

Комитет создали для расследования внезапного снижения налоговых поступлений от табачного сектора. Причиной послужило снижение производства сигарет в стране в 2016–2017 налоговом году. По данным табачных компаний, снижение составило 19,2 миллиарда сигарет. Они обвинили в этом нелегальную торговлю, которая лишила государственную казну 30,5 миллиарда рупий (более 291 миллиона долларов) — это почти вдвое больше годового бюджета Министерства здравоохранения Пакистана.

Участники табачной индустрии жаловались на то, что их долю рынка притесняет незаконная торговля и контрафакция. В ответ на это FBR снизил налоги на дешевые сигареты, которые производят в стране. Это значило, что дочерние компании Big Tobacco могли продавать законно произведенные сигареты за меньшую стоимость.

Когда ввели новую налоговую систему, прибыль двух компаний за 2018 календарный год возросла как минимум на 15 процентов. При этом правительство Пакистана отметило небольшое увеличение налоговых поступлений по сравнению с упадком 2016–2017 годов. Малик Имран Ахмад представляет Пакистан в организации «Кампания за будущее детей без табака». По его подсчетам, в период с 2016–2017 годов по март 2019-го правительство потеряло порядка 77 миллиардов рупий (549 миллионов долларов) из-за принятия этого решения и снижения производства.

В отчете комитета Сената решение снизить налоги назвали «непроизвольной реакцией», которая «помогла многонациональным корпорациям значительно увеличить прибыль». Всемирный банк отметил: это привело к тому, что уровень потребления табачных изделий в Пакистане резко вырос. Крупные табачные компании стали продавать сигареты за меньшую стоимость, что сделало их более доступными.

Несмотря на это, Заиди пришел на заседание Сената и попытался оправдать рост прибыли. Ахмад говорит, что, хотя он и удивился, когда увидел Заиди, он ожидал, что табачная индустрия направит кого-то важного.

«Он заявил, что был партнером Ferguson и управлял счетами обеих компаний», — сказал Ахмад. Он добавил, что казалось, будто Заиди «просто выдумал все цифры, чтобы замести следы».

Pakistan Tobacco Company подтвердила, что ее представлял Заиди. Компания высказалась в поддержку создания новой налоговой категории, отметив, что правительство «чрезмерно» подняло акцизные сборы. По мнению представителей компании, изменение создало «равные условия на рынке сигарет».

Philip Morris не ответила на просьбу прокомментировать ситуацию.

Заиди отказался общаться с OCCRP. Он сказал, что был болен и не хотел обсуждать рабочие вопросы. Его спросили о работе в бухгалтерской компании, а также имел ли место конфликт интересов с табачной индустрией. На это он ответил: «Эти вопросы вообще неуместны».

Фото: REUTERS/Ахтар Соомро Пачки сигарет с предупреждением о вреде здоровью выставлены в киоске, на котором изображен флаг Пакистана

Через пять месяцев после заседания Заиди стал главой FBR. Спустя еще пять месяцев FBR выбрал предложение NRTC для разработки системы отслеживания перемещения табачной продукции.

В конце мая 2019 года, вскоре после того как Заиди вступил в должность, Кабинет министров Пакистана предложил ввести налог на здоровье в размере 10 рупий за пачку сигарет. По данным СМИ, премьер-министр Имран Хан поддержал идею. Однако FBR отказался вводить налог.

Ахмад считает, что это решение принял Заиди. Это произошло вскоре после того, как его назначили на должность. «Таким образом, он отдал преимущество табачной индустрии, — сказал Ахмад. — Он явно состоял с ними в сговоре».

Другие материалы по теме

Recent stories

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept