Фото: Ион Пряшкэ, RISE Moldova

Российская финансовая «мегапрачечная» в действии

Прошло три года с тех пор, как мир узнал о российской финансовой «мегапрачечной» — криминальной схеме по выводу гигантских сумм денег из России. На сегодня журналисты выяснили новые подробности того, как действовала эта хитроумная система, кому достались 20,8 миллиарда отмытых долларов и почему, невзирая на предупреждения, банки годами не могли пресечь эту практику.

О финансовой «мегапрачечной» Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) впервые рассказал в 2014 году. Однако недавно журналисты-расследователи OCCRP и российской «Новой газеты» раздобыли новый массив банковских сведений, который предоставили в распоряжение коллег из 32 стран.

Данные проведенных ими расследований были объединены и впервые детально иллюстрируют, как миллиарды долларов перекочевали из России на 112 банковских счетов, служивших главными каналами «отмывателей» в Восточной Европе, и затем разошлись по банкам в разных частях света.

Теперь есть основания утверждать, что значительная часть этих денег в итоге попала к российским бизнесменам, чьи группы компаний связаны со строительством, проектно-технической, банковской и IT-отраслью. Все они получали госконтракты в России на сотни миллионов долларов напрямую от органов власти либо от компаний с госучастием. Публикуемый проект раскрывает их имена и рассказывает, что они не считали деньги, тратясь на шикарные авто, престижное обучение, меха и электронную технику.

Правоохранители в Молдове, Латвии, Великобритании и России продолжают разбираться в операциях финансовой «мегапрачечной». Однако попытки привлечь виновных к ответственности и вернуть деньги наталкиваются на препятствия, связанные в том числе с нежеланием российских должностных лиц оказывать в этом помощь.

На счета в молдавском банке Moldindconbank поступило более 20 миллиардов долларов. Фото: Ион Пряшкэ / RISE Moldova

Тратим как хотим

В финансовую «мегапрачечную» деньги поступали через сеть российских компаний-пустышек, которые существуют лишь на бумаге и чью структуру собственности отследить невозможно. Часть средств, вероятно, была похищена из бюджета России путем мошенничества, манипуляций с госконтрактами или неуплаты налогов и таможенных сборов. Эти деньги могли бы пойти на ремонт пребывающей в плачевном состоянии дорожной и портовой инфраструктуры страны, на модернизацию системы здравоохранения, на облегчение жизни нищих пенсионеров, но вместо этого их вывели в один из молдавских банков.

На выходе из «мегапрачечной» деньги тратились на предметы роскоши, гастроли рок-звезд в России или, например, шли в адрес мелкой неправительственной организации в Польше, которая продвигает выгодную России повестку дня в Евросоюзе (организацию возглавляет Матеуш Пискорский, лидер пророссийской партии, арестованный за шпионаж в пользу Москвы).

Получал деньги и известный психолог Михай Чиксентмихайи. Он венгр по национальности, ныне живущий в Калифорнии, автор психологической концепции «потока», связанной с высокой внутренней концентрацией.

Невольное участие в легализации средств принимали также известные в мире фирмы, когда бенефициары теневой схемы покупали их товары и услуги.

Платили южнокорейской компании Samsung, шведскому телеком-концерну Ericsson, американскому производителю инструментов и оборудования Black & Decker. Кроме того, в США полмиллиона долларов было перечислено компании Total Golf Construction Inc., которая хвастается тем, что обновила поле для гольфа Дональду Трампу на карибском острове Кануан государства Сент-Винсент и Гренадины. Крупный японский производитель электроники получил 576 тысяч евро, отмытых в «мегапрачечной», через свой филиал в Австрии. Отправителем тогда выступила британская компания с хозяином в лице российского криминального деятеля Сергея Магина.

Глобальный калейдоскоп трансакций

Организаторы «отмывочной» схемы проявили дьявольскую изобретательность.

Было создано ядро из 21 фирмы в Великобритании, на Кипре и в Новой Зеландии, имена владельцев которых скрыты. С их помощью российские компании и переправляли деньги за рубеж.

Для вывода средств было придумано хитроумное прикрытие. Между некоторыми из этих двух десятков ключевых фирм-пустышек якобы возникал долговой конфликт, после чего к судье в Молдове поступало ходатайство об истребовании «долга» с компании-поручителя из России (в этой роли выступала российская структура, желавшая отмыть деньги). Средства предписывалось перевести на подконтрольный молдавскому суду банковский счет. Такие счета открывались в Moldindconbank. В том же банке имели счета и обе фирмы — участницы фиктивного долгового спора. Вскоре Moldindconbank захлестнул поток крупных переводов от российских компаний. Примерно восемь миллиардов долларов было снято непосредственно с этих счетов в Молдове и потрачено в разных частях света.

Параллельно еще почти 13 миллиардов долларов было переведено в латвийский банк Trasta Komercbanka. Часть этих средств потом растворилась в лабиринте банковских счетов тех же самых компаний-пустышек. То, что Trasta Komercbanka — это банк в Евросоюзе, часто отводило подозрения от его трансакций: считалось, что это «чистые европейские деньги», которые по желанию владельцев могли использоваться где угодно.

«Отмывочный» механизм оказался достаточно эффективным, чтобы пропустить через него порядка 20,8 миллиарда долларов. Представленная ниже схема иллюстрирует, куда, когда и в каком количестве уходили деньги:

Грамотное «распыление» средств

С 2011 по 2014 год 21 фирма-пустышка разослала 26 746 денежных переводов со своих многочисленных счетов в Trasta Komercbanka и Moldindconbank. Деньги были отправлены в 96 стран мира, перекочевав почти беспрепятственно в ряд крупнейших банков планеты.

Судя по всему, владельцами всех этих фирм ядра «мегапрачечной» числились подставные лица, скрывавшие истинных хозяев. Липовыми были даже директора и акционеры.

Впрочем, часть платежей адресовалась реально существующим компаниям за конкретную продукцию — вот только переводы делали не их клиенты, а эти фирмы-пустышки, использовавшие фальшивые однотипные документы с указанием товаров, которых компании в действительности не продавали.

Еще часть платежей была перечислена целой группе других фирм-однодневок, схожих с теми, что составляли костяк «мегапрачечной» и слали деньги со счетов в Trasta Komercbanka.

Латвийский Trasta Komercbanka, через который проходили деньги «мегапрачечной», имел головной офис на тихой улочке в центре Риги. Фото: Пол Раду, OCCRP

В компаниях, куда обратились журналисты OCCRP, заявили о законности своих действий. Многие назвали происходившее типичной манерой ведения бизнеса российскими клиентами, добавив, что уже прекратили обслуживание этих контрагентов. При этом большинство представителей компаний не стали раскрывать имена клиентов, сославшись на требования конфиденциальности.

Однако, несмотря на отказ, журналистам удалось установить имена нескольких таких людей на основе корпоративных данных. Как выяснилось, активнейшими пользователями теневой схемы были богатые и влиятельные граждане России, сколотившие себе состояния на госконтрактах от российских властей.

Вот некоторые из них. Бизнесмен Алексей Крапивин, человек из круга доверенных лиц президента Путина; Георгий Генс, московский предприниматель, владелец группы «Ланит». «Ланит» входит в число известнейших IT-компаний в России, это один из крупнейших поставщиков на российский рынок продукции Apple, Samsung, ASUS и других компьютерных гигантов; Сергей Гирдин, совладелец IT-холдинга «Марвел», среди клиентов которого крупнейший госбанк России.

Деньги из «мегапрачечной» выводились и на счета компаний, зарегистрированных за пределами РФ, но принадлежащих российским гражданам. Речь, в частности, о Trident International Corp., которой владеет Павел Флидер.

Ныне натурализованный американец, Флидер в 2015 году был обвинен в США в крупной контрабанде электронных компонентов в интересах российских оборонных предприятий.

Представители ФБР США тогда заявили суду: «Вменяемые [Флидеру] поставки микроэлектроники предназначались для давно известных заводов российского оборонно-промышленного комплекса, три из которых либо были напрямую объектами американских санкций против военно-технологических структур РФ, либо были косвенно затронуты этими санкциями».

Банки-лидеры

Также транши отмытых в «мегапрачечной» денег без труда пополняли счета в крупнейших международных банках.

Вся ситуация доказывает, что мировая банковская система оказалась не в силах пресечь внушительные потоки крайне сомнительных средств. Официальные лица банков при этом ссылаются на ряд причин, в том числе на отсутствие эффективной помощи со стороны представителей российской банковской сферы.

Как бы то ни было, отмытые деньги получали такие «тяжеловесы» этой сферы, как HSBC, Deutsche Bank, Bank of China, Bank of America, Danske Bank и Emirates NBD Bank.

Когда три года назад OCCRP впервые рассказал о российской «финансовой «мегапрачечной», в Trasta Komercbanka недолго думая окрестили расследование «мешаниной из искаженных фактов и журналистских спекуляций, направленных против банка». Однако спустя два года, весной 2016-го, власти закрыли Trasta Komercbanka за несоблюдение предписаний о борьбе с отмыванием денег.

Вслед за публикацией OCCRP были начаты расследования в трех странах, но на сегодня они практически застопорились. Поначалу казалось, что взаимодействие молдавских и российских правоохранителей по этому делу получило хороший импульс — в сентябре 2014 года, спустя месяц после появления расследования о «мегапрачечной», в Кишинев прибыли российские следователи Алексей Шматков и Евгений Волотовский для встречи с молдавскими коллегами.

Виорел Морарь — главный прокурор по антикоррупционным делам в Республике Молдова

У россиян были загранпаспорта с номерами, отличающимися лишь одной цифрой, выданные всего за день до их прибытия. Это указывало на то, что они были сотрудниками спецслужб, наделенными полномочиями только для проведения встречи с молдавскими правоохранителями.

Они пробыли в Кишиневе два дня, причем их постоянно сопровождал сотрудник российского посольства. Молдавские следователи позднее заявили, что не получили от гостей из Москвы никакой полезной информации, как, впрочем, и ни от кого из российских компетентных органов.

Связанные с ситуацией официальные лица республики, просившие не называть их имен, рассказали, что российские силовики их попросту «отфутболивали»: всякий раз, когда прокуроры из Молдовы пытались добиться задержания кого-либо, их ходатайства переадресовывали в другое управление Федеральной службы безопасности (ФСБ) — наследницы советского КГБ.

Ранее в этом месяце молдавский парламент выступил с нотой протеста, заявив, что, чем больше данных о «мегапрачечной» находят местные следователи, тем больше российские власти «создают проблем» при въезде в Россию для молдавских чиновников, которые подвергаются «неподобающему отношению».

«Проявления неподобающего отношения активизировались после направления запросов республиканских следователей в Российскую Федерацию для получения информации о происхождении указанных сумм… Здесь необходимо отметить, что наше следствие выявило связь между [этими] деньгами и попытками подкупить депутатов парламента Молдовы».

Глава антикоррупционного департамента молдавской прокуратуры Виорел Морарь рассказал, что его ведомство выдвинуло уголовные обвинения против 16 местных судей.

«14 дел уже в суде. Обвинения предъявлены также четырем судебным исполнителям. Местонахождение еще одного не установлено, и мы выписали ордер на его розыск. Дела по двум судебным исполнителям переданы в суд. Кроме того, семь сотрудников Moldindconbank находятся под следствием», — сообщил Морарь.

Подобное положение занимал и двоюродный брат президента Путина Игорь Путин — он был членом совета директоров «Русского земельного банка». Из этого банка на счета Moldindconbank в Молдове ушло 9,7 миллиарда долларов, большая часть которых затем перекочевала в латвийский Trasta Komercbanka, а оттуда разошлась по миру.

Другие материалы по теме