Фото: неизвестен

Крутой финал безбедной киевской жизни Вячеслава Платона

На фото в Instagram — спидометр Bentley Continental GT V8, скорость — 250 км/ч. Комментарий гласит: «Взлетаем! #ЯРакета #Гагарин #Поехали». За рулем автомобиля Элина Кобалева, известный в России стилист.

Кобалева — бывшая жена бизнесмена из Молдовы Вячеслава Платона — одного из самых богатых людей в этой стране. Поженились они в 2001 году, а в 2014-м их брак распался.

Изучив банковские и таможенные документы, организация RISE Moldova (партнер OCCRP) отследила покупку Bentley и обнаружила, что роскошный автомобиль был оплачен из средств, прошедших через «российскую финансовую «мегапрачечную». С помощью этой теневой схемы, раскрытой OCCRP в 2014 году, было отмыто 20,8 миллиарда долларов.

Спустя три года после разоблачения «мегапрачечной» репортеры OCCRP и их партнеры выяснили, куда именно ушла большая часть денег.

Согласно банковским документам, британская компания-призрак Valemont Properties 7 сентября 2012 года заплатила германской компании 250 тысяч евро за два автомобиля Bentley. В тот же день Valemont Properties получила 5,9 миллиона долларов от структур «мегапрачечной».

По данным молдавской таможенной службы, три месяца спустя в Республику Молдова были доставлены два автомобиля. Один был зарегистрирован на Кобалеву, а второй — на Виталия Михайлова, гражданина Молдовы, который работал в одной из компаний Платона — Jet Business Ltd.

Власти Молдовы обвиняют Платона в присвоении средств молдавского Banca de Economii в ходе гигантской аферы, раскрытой в 2014 году. Всего из банков республики тогда был похищен миллиард долларов, из-за чего аферу прозвали «кражей века». По данным правоохранителей, компании Платона не вернули займы, взятые в банке.

Тот же банк использовался и в «деле Сергея Магнитского» — крупнейшей налоговой махинации в истории России. По словам прокуроров, если Платона признают виновным, он проведет за решеткой 15 лет за присвоение денег и 10 за отмывание доходов.

Бывшая королева красоты Евгения Тульчевская общается с мужем в суде после его ареста в столице Украины. Фото:

Арест в Киеве

Арест Платона был драматичным. 25 июля он выходил из офиса своего адвоката в центре Киева, когда его окружили сотрудники Службы безопасности Украины (СБУ).

«[Они] просто набросились на него, — говорит адвокат Платона Вячеслав Лич. — [Платон отскочил] в сторону, они его схватили и начали избивать. Он шел немного впереди меня. Я подбежал к ним, сказал, что я его адвокат, и потребовал прекратить это».

«Они сказали, что они из СБУ и что все в порядке. Это был показательный арест, кое-кто хотел устроить «маски-шоу».

Позже Лич утверждал, что Платона нельзя экстрадировать в Молдову, поскольку он гражданин Украины.

Но сотрудники СБУ заявили, что паспорт Платона на имя Вячеслава Коболева (фамилия, похожая на фамилию его бывшей жены) — поддельный. В конце августа Платона экстрадировали в Молдову, где ему предъявили обвинение в отмывании доходов.

С тех пор Платона держат под стражей в следственном изоляторе №13 в Кишиневе. Время от времени он пишет в Facebook из своей камеры, несмотря на попытки следователей ограничить ему доступ в интернет. Слушания по его делу проходят за закрытыми дверями, журналистов на заседания суда не пускают.

Платон и «мегапрачечная»

Помимо истории с Bentley имя Платона уже фигурировало в 2014 году в расследовании OCCRP о российской «мегапрачечной». Журналисты тогда отследили вывод похищенных 20,8 миллиарда долларов из России в Евросоюз через «посредников» в Молдове и Латвии.

Из-за участия в тех теневых сделках граждан Молдовы они подпадали под юрисдикцию молдавских судов. Все российские деньги тогда перевели через Moldindconbank в латвийский Trasta Komercbanka, а затем — на множество счетов по всему ЕС и не только.

По словам прокуроров, Платон сыграл ключевую роль в организации «мегапрачечной». Но когда сотрудник OCCRP показал его адвокату одну из долговых расписок, которые использовались в «отмывочной схеме», тот лишь рассмеялся.

«Зачастую люди просят кого-то оказать услуги или [сделать] что-то еще за деньги, — сказал он. — В разных коммерческих сферах это обычное дело. Но в данном случае никто, кроме самого Платона, не может сказать, обращался ли кто-нибудь [к нему] и принимал ли [Платон] участие в [каких-либо сделках] и на каких условиях».

Жизнь на колесах

Нынешняя жена Вячеслава Платона, украинка Евгения Тульчевская, мисс Украина — 2009, убеждена, что инициатором его ареста стал председатель Демократической партии Молдовы Владимир Плахотнюк, с которым они когда-то сотрудничали в бизнесе. Из-за Плахотнюка, по словам Тульчевской, ее муж с 2014 года не был в Молдове.

Бывшая жена Вячеслава Платона позирует на капоте Bentley Continental, который был приобретен на деньги, полученные через «мегапрачечную». (Фото: Instagram) Фото: Instagram

«Он не ездил в Молдову, потому что понимал, что случиться может что угодно. У этого человека нет тормозов», — говорит она. По словам Тульчевской, ее муж считает, что Плахотнюку нельзя доверять.

2 августа 2016 года, через несколько дней после ареста, адвокаты Платона составили иск против Плахотнюка и румынских властей. Платон сообщил, что у него и его бизнес-партнера, гражданина Болгарии Юрия Контиевского, возникли разногласия с Плахотнюком.

В иске заявлено, что Плахотнюк оказывал на них давление с целью вернуть имущество, которое они для него покупали. Также в иске раскрывались подробности отмывания денег, разоблаченного журналистами OCCRP. В частности, о том, что отмытые средства использовались для приобретения банков.

Сотрудники RISE Moldova обратились к Плахотнюку за комментариями относительно обвинений Платона. Молдавско-румынский предприниматель сказал, что он в свою очередь подал иск молдавским властям, в котором все отрицал. Он добавил, что больше ничего не может сказать, так как ведется расследование.

Тульчевская сообщила OCCRP, что с 2010 по 2014 год (в годы, когда действовала «мегапрачечная») их семья часто переезжала из Молдовы на Украину и в Россию и обратно. Она считает, что ее муж стал жертвой махинаций.

«Мы жили в одном месте дня два, потом два дня в другом и еще два дня в третьем. Нам ничто не мешало [это делать]. У нас не было причин задерживаться на одном месте», — сказала она.

После ареста Платона в Киеве она с маленьким ребенком покинула Украину, сказав, что не чувствует себя в безопасности. Тем не менее время от времени она возвращается в страну.

Тульчевская выглядит усталой и говорит, что не понимает, за что задержали ее мужа.

«Я испугалась. Я ужасно испугалась и не понимала, что происходит, — сказала она в день, когда Платона арестовали. — Меня пытались успокоить, говорили: «Не волнуйся, он вернется домой. У вас все будет хорошо».

Евгения Тульчевская сказала, что ее муж никогда не думал о мерах предосторожности: «Мы жили обычной жизнью, у нас не было охраны, мы сами водили [машины], ходили в кино, рестораны и кафе — всё как у нормальных людей. Мы не ожидали, что произойдет что-то подобное».

Она сказала, что не может обсуждать профессиональную деятельность мужа, так как не интересовалась ею.

Другие материалы по теме