Без оглядки на санкции: как белорусские магнаты попали в ЕС через литовские предприятия

Алексей Алексин и Александр Зайцев – одни из богатейших бизнесменов Беларуси. Чем они занимаются в Литве?

Главное из расследования

  • В 2012 году против режима Лукашенко ввели санкции, после чего Алексин и Зайцев начали получать от диктатора щедрые экономические преференции. Тогда же они получили вид на жительство в Литве и основали там компании.
  • Характер их деятельности в Литве вызывает большие вопросы.
  • Алексин зарегистрировал компанию в полуразрушенном здании, а затем купил через нее квартиру, в которой зарегистрировал еще две фирмы. Не имевшие сотрудников предприятия, якобы торговавшие автозапчастями, менее чем за два года провели через свои счета 46 миллионов евро.
  • Зайцев оформил свои литовские компании через предприятия на Кипре и в Нидерландах. Похожим образом основали фирмы, зарегистрированные в квартире Алексина.

Дом номер 2 на улице Гедрайчу – пожалуй, одно из самых запущенных зданий в Вильнюсе.

Это один из немногих многоквартирных домов советской эпохи, оставшихся в центре литовской столицы. Стены здания рушатся, тут пахнет мусором и мочой. Похоже, что живут тут только бездомные.

Несмотря на это, дом номер 2 на улице Гедрайчу – настоящий деловой центр, по крайней мере документально. С 2007 по 2016 год в седьмой квартире было зарегистрировано более полусотни компаний.

Фото: Гедрюс Мешкаускас В ветхих квартирах, в которых зарегистрированы компании, нет никаких опознавательных знаков, только редкие граффити на стенах.

Еще страннее то, что среди них была фирма одного из богатейших людей Беларуси – Алексея Алексина. Согласно документам, зарегистрированная там компания Lexie Ventures оказывала консалтинговые услуги, однако через нее купили еще одну квартиру в Вильнюсе, зарегистрировав в ней две другие фирмы, у которых также не было сотрудников и которые, по-видимому, не вели коммерческой деятельности.

Зато у них были банковские счета. Менее чем за два года через них провели 46 миллионов евро неизвестного происхождения. Крупные трансакции, которые совершали две загадочные компании, зарегистрированные в квартире Алексина, могут быть свидетельством его богатства, связей и способности без труда проходить европейские границы.

То, чем Алексин занимался в Литве (хоть мы и не до конца в этом разобрались), – крайне важно, поскольку он олицетворяет новое поколение белорусских бизнесменов. Относительно молодых, глобально мыслящих и, что, возможно, главное, – не попадающих под санкции ЕС.

Алексин и его деловой партнер Александр Зайцев ворвались в деловой мир Беларуси после того, как в 2012 году в отношении старшего поколения олигархов ввели санкции.

Так хотели наказать возглавляющего страну диктатора Александра Лукашенко за жестокий и кровопролитный разгон протестующих и журналистов после президентских выборов 2010 года. Лукашенко, его родственникам и ближайшим соратникам запретили вести бизнес в этом секторе, в связи с чем близким к режиму магнатам стало сложно переводить деньги в Беларусь и за ее пределы.

В том же году относительно малоизвестные Зайцев и Алексин начали осваивать Литву, граничащую с Беларусью страну – участницу ЕС, куда часто выводят капиталы белорусы.

В 2012 году оба получили в Литве вид на жительство и открыли там компании. (Документы позже аннулировали по причинам, которые Департамент миграции Литвы отказался раскрыть.) Однако характер их деятельности (в случае Алексина примером служит регистрация предприятия в развалюхе в самом центре Вильнюса) вызывает серьезные вопросы о том, чем они занимаются в ЕС.

Тогда же Зайцев и Алексин получили щедрые экономические преференции от режима Лукашенко и быстро стали видными деятелями у себя на родине.

В 2019 году местная ежедневная газета отдала Алексину четвертое место в списке самых влиятельных бизнесменов Беларуси, сообщив, что он ведет деятельность почти во всех сферах – от энергетики и логистики до гостиничного бизнеса и поставок продуктов. Когда он решил открыть сигаретную фабрику, Лукашенко лично отдал приказ изменить границы белорусской столицы – на расположенные за городом предприятия распространяется меньше строительных ограничений. Алексин практически полностью контролирует местный оптовый табачный рынок – у него есть право покупать продукцию у крупнейшей государственной сигаретной фабрики страны.

Фото: Sohra.by Грузовики БелАЗ, которые экспортирует принадлежащая Зайцеву компания Sohra, на алмазном руднике в Зимбабве.

Зайцев в свою очередь продает по всему миру белорусские тракторы и карьерные самосвалы. Одна из его компаний получила особое разрешение на добычу золота в Судане после того, как в 2018 году Лукашенко лично заключил крупную сделку с тогдашним диктатором страны Омаром аль-Баширом.

«Сейчас эти люди входят в десятку самых влиятельных и успешных бизнесменов, однако в 2013 году их и в первой сотне не было», – говорит литовский политолог Витис Юрконис, изучающий Беларусь.

По некоторым данным, Алексин и Зайцев состоят в близком окружении старшего сына диктатора, Виктора Лукашенко. По словам бывшего сотрудника администрации президента Беларуси, попросившего не раскрывать его имя из соображений безопасности, Зайцев когда-то был помощником Лукашенко-младшего.

«Александр Зайцев долгое время работал в госаппарате, в том числе помощником Виктора Александровича Лукашенко, это была одна из его последних должностей», – сказал бывший чиновник.

По мнению Юркониса, эти двое заняли место находящихся под санкциями финансистов режима, которые больше не могли вести бизнес в Европе.

«Что нужно сделать, чтобы стремительно, как комета, ворваться в десятку самых богатых и влиятельных людей страны? – размышляет Юрконис. – Некоторые ответы очевидны».

🔗Партнер под санкциями

Алексин и Зайцев совместно с бизнесменом Николаем Воробьем владеют компанией Bremino Group, которая управляет специальной экономической зоной в родном регионе Лукашенко на востоке Беларуси. В соответствии с указами президента расположенной на границе с Россией зоне предоставили значительные налоговые и таможенные льготы и освободили ее от множества ограничений.

В декабре ЕС ввел санкции против Воробья и еще нескольких бизнесменов в ответ на недавние репрессии в отношении политической оппозиции и мирных демонстрантов со стороны режима Лукашенко.

Еврокомиссия отметила, что одной из официальных причин внесения Воробья в санкционный список была Bremino Group – «компания, которая получала налоговые льготы и другие формы поддержки от белорусской администрации».

Однако совладельцы предприятия, Зайцев и Алексин, по неясным причинам этой участи избежали. Еврокомиссия отказалась ответить, были ли они кандидатами на попадание в санкционный список. Воробей не ответил на запрос о комментарии, однако уже ощутил действие ограничений: через несколько дней после того, как его внесли в санкционный список, Национальный банк Украины отказал ему в покупке «БТА Банка».

Представитель Зайцева отказался комментировать его литовский бизнес и отношения с режимом Лукашенко. Алексин не ответил на запросы о комментарии.

Фото: Андрюс Свитра

Все пути ведут к Lewben

Литовские предприятия Алексина и Зайцева были зарегистрированы похожим образом. Возможно, потому, что олигархи обращались за помощью к одной компании – Lewben, известной местной фирме по управлению активами.

🔗Что за Lewben?

Основанная в Вильнюсе в 2009 году компания Lewben – высококлассный литовский поставщик корпоративных услуг, позиционирующий себя как «универсальный центр для роста вашего бизнеса». Она также засветилась в ряде статей о сомнительных движениях капитала в Литве.

Компания может похвастать широким спектром инициатив в области корпоративной социальной ответственности, в том числе собственным художественным фондом, который занимается поиском выдающихся произведений искусства представителей литовской диаспоры. Он организовал крупную передвижную выставку живописи литваков.

Однако в 2018 году репутация Lewben серьезно пострадала, когда литовская разведка внезапно нарушила планы компании по скупке целого района в центре Вильнюса, известного как «деловой треугольник». Департамент государственной безопасности Литвы сообщил только, что правительственный орган приостановил сделку из-за «рисков, вызванных связями с людьми из стран, не входящих в ЕС и НАТО».

В итоге сделка состоялась, и Lewben стала владельцем «делового треугольника». Позже Верховный административный суд Литвы постановил, что данные разведки о «связях» с гражданами стран, не входящих в ЕС и не являющихся членами НАТО, подтвердились.

Компании Paralama и Corami, которые вывели 46 миллионов долларов в Литву, основали в один день в 2013 году. Их зарегистрировали в вильнюсской квартире, купленной Lexie Ventures – консалтинговой фирмой Алексина, «расположенной» в разрушенном здании.

Оба предприятия отличались похожей необычной структурой собственности, за которой, по-видимому, стояла Lewben. У них был один совладелец – принадлежащая Lewben кипрская фирма.

У каждой из компаний было еще по одному совладельцу с похожим названием: Stichting Paralama и Stichting Corami. Это были подконтрольные Lewben частные фонды, зарегистрированные в Нидерландах. (У нидерландских фондов нет акционеров – только руководители. Их часто используют для сокрытия собственников и вывода прибыли с целью избежания уплаты налогов.) Они оба связаны с Алексиным: фонды выдали доверенности его нынешнему деловому соратнику и давнему партнеру Lewben Мариусу Гирзадасу.

Согласно документам, Paralama была оптовым продавцом автозапчастей. Бизнес не имевшей сотрудников компании процветал. За 2014 год и первые девять месяцев 2015-го она заработала 42,3 миллиона евро. Потом предприятие быстро ликвидировали.

Через счета Corami, которая также якобы продавала автозапчасти, провели четыре миллиона евро, а в 2015 году компанию закрыли – в тот же день, что и Paralama.

Всего менее чем за два года эти две компании, у которых даже сотрудников не было, провели через свои литовские счета более 46 миллионов евро, хотя в финансовых отчетах нет никакой информации о том, откуда поступили эти деньги и куда их отправили.

Фото: Сержиу Николае Брега

По словам главы литовского отделения Transparency International Сергея Муравьева, были явные признаки того, что компании отмывали деньги.

«Если по одному адресу регистрируют несколько компаний (не говоря уже о предприятиях, зарегистрированных в полуразрушенных помещениях), если у них нет сайтов, они находятся под контролем офшорных организаций, у них нет сотрудников, но при этом высокие показатели продаж, – это явные тревожные сигналы, которые должны привлечь внимание контролеров, отвечающих за борьбу с отмыванием денег», – рассказал Муравьев журналистам OCCRP.

Литовское предприятие Зайцева имело дело с куда меньшими суммами, однако открылось примерно в то же время.

В 2012 году бизнесмен зарегистрировал в стране фирму Sohra – позже он так назовет свою белорусскую группу компаний.

Белорусская Sohra станет крупным экспортером автомобилей государственного производства, однако ее литовская тезка пойдет совсем по другому пути.

За пару лет она накопила активы на сумму порядка 300 тысяч евро, якобы занимаясь грузовыми перевозками и международной логистикой. В 2015 году компания внезапно прекратила торговлю.

🔗Брестский шейх

В 2016 году Зайцев купил через Sohra Group крупный пакет акций ФК «Динамо Брест» – команды, которая в то время находилась на самом дне белорусской турнирной таблицы.

Общественности сообщили, что клуб приобрела компания из Объединенных Арабских Эмиратов, которую возглавляет ливанский шейх.

Лишь два года спустя, когда футбольную легенду Диего Марадону пригласили возглавить клуб, открылась информация о том, что за Sohra стоял Зайцев.

«Возможно, так произошло потому, что я уже десять лет живу в ОАЭ. У меня там зарегистрировано несколько компаний», – сказал он местному новостному порталу TUT.by, когда его попросили объяснить причину возникновения этой путаницы.

Однако известный литовский футболист Вальдас Иванаускас, который был генеральным менеджером ФК «Динамо Брест» на момент приезда Марадоны, сказал OCCRP, что никто не должен был знать об истинной роли Зайцева в клубе.

«Это было одним из условий контракта: не называть его имени», – вспоминает Иванаускас.

Футболист не знает, почему Зайцев так настаивал на секретности. По его словам, «он хотел всё сделать тихо, и ему это удалось».

Те, кто внимательно следил за событиями, могли выявить связь с Литвой даже в рекламном трюке: Марадона прилетел на самолете, принадлежащем подконтрольной Lewben транспортной компании.

В 2017 году Зайцев продал предприятие. Покупателем стала кипрская компания Litenburgo Investments, созданная и контролируемая Lewben, но принадлежащая голландскому фонду, который также находился под управлением литовской фирмы.

Фото: Белорусские государственные СМИ Зайцев (в голубой рубашке) произвел настоящий фурор в Беларуси, когда купил крупную долю ФК «Динамо Брест» и пригласил легенду футбола Диего Марадону (с рюкзаком, в центре) возглавить его. Марадона прилетел в Беларусь на частном самолете (справа), принадлежащем транспортной компании Lewben.

В 2018 году Зайцев стал единоличным владельцем Litenburgo, а в следующем году Sohra вернулась к торговле, и ее годовой объем продаж составил 224 тысячи евро.

Непонятно, зачем бизнесмен продал компанию офшорной фирме, связанной с его менеджерами по управлению активами, а менее чем через год снова взял ее под свой прямой контроль.

В Lewben журналистам OCCRP сказали, что среди клиентов компании не было белорусских «политически значимых лиц», однако отказались от дальнейших комментариев.

Юрконис говорит, что Алексина и Зайцева следует считать «политически значимыми лицами» из-за их близости к режиму Лукашенко.

Политолог пояснил, что в таких странах, как Беларусь, выстроена «четкая вертикаль власти и нет надлежащей системы сдержек и противовесов, как это принято в демократических государствах». Он добавил, что «в этом случае человек, не занимающий госдолжность, все равно может получать преференции и привилегии, что ставит под удар здоровую конкуренцию».

Lewben сообщила, что строго соблюдает все законы и процедуры борьбы с отмыванием денег и проверяет клиентов на предмет возможных санкций, политических связей или репутационных рисков.

В ответ на вопрос о компаниях, зарегистрированных в доме номер 2 на улице Гедрайчу, в Lewben сказали, что когда-то планировали переделать это здание под офисное пространство.

«Однако, – добавили в компании, – проект так и не разработали».

Литовской компании Алексина Lexie Ventures больше не принадлежит квартира, в которой зарегистрировали Paralama и Corami. Сейчас она ведет деятельность в престижном районе на севере Вильнюса.

Однако у Алексина по-прежнему есть доля в предприятии. Его не коснулись санкции, под которые угодил его деловой партнер и другие сторонники режима Лукашенко.

В сборе и анализе материала для расследования также участвовала Амра Джонлич (OCCRP ID).

ПРИМЕЧАНИЕ: Это дополненная версия расследования, изначально опубликованного на литовском (Siena) и белорусском (Belsat) языках. Материал подготовлен при поддержке JournalismFund.eu.

Другие материалы по теме

Recent stories

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept

Subscribe to our weekly newsletter!

And get our latest investigations on organized crime and corruption delivered straight to your inbox.