Фото: Аллан Суорт/Alamy Stock Photo

В ЮАР инвестфирма, используя инсайд, присвоила пенсионные деньги

Когда в конце декабря 2015 года президент ЮАР Джейкоб Зума неожиданно уволил министра финансов, в экономике страны случилась паника. Местная валюта — ранд — по отношению к доллару упала до рекордно низкой отметки, и даже обычно стабильный рынок долговых обязательств залихорадило.

Впрочем, одна малоизвестная инвестфирма с весьма узкой специализацией, воспользовавшись переполохом, заработала как минимум 133 миллиона рандов чистыми (9,2 миллиона долларов США). А если учесть все «попутные» сделки (их сейчас проверяют власти), то, вероятно, прибыль была больше — порядка 500 миллионов рандов (32 миллиона долларов). Всего за четыре дня в ЮАР тогда сменились два министра финансов.

Собранные OCCRP данные говорят о том, что в этой фирме, Regiments Capital, скорее всего, знали об увольнении главы Минфина Нхланхла Нене за недели до того, как это произошло.

Смещение Нене с должности в мире восприняли как полную неожиданность, но только не Эрик Вуд, один из трех тогдашних директоров Regiments. Несколькими неделями ранее Вуд провел совещание с топ-менеджером фирмы Мосило Мотепу.

«Нене собираются убрать», — сообщил Вуд, как следует из показаний, данных под присягой Судебно-следственной комиссии по делу о «захвате государства». В продолжение беседы с Мотепу Вуд отправил электронное письмо, где обрисовал, как Regiments может поживиться благодаря грядущему увольнению.

Осведомленность о планах «на самом верху», потенциально сулившая миллионы для Regiments, дорого обошлась социально слабо защищенной группе южноафриканцев: речь о пенсионерах из числа бывших сотрудников железнодорожной транспортной компании Transnet. Regiments управляла одним из пенсионных фондов компании и ловко использовала это, сумев обогатиться на фоне увольнения Нене, а 50 тысяч пенсионеров Transnet понесли равный «навару» Regiments убыток.

Пенсионный фонд Transnet по определению должен предлагать выгодные пенсионные схемы с гарантированными ежемесячными выплатами, но на деле эти обязательства не всегда выполнялись. У части пенсионеров, которые получают в среднем от 500 до 1800 рандов (35-125 долларов США), есть ощущение, что им недоплачивают уже много лет, при этом обещанные денежные бонусы часто задерживают, а то и не платят вовсе.

61-летняя пенсионерка Бенита Сварт говорит, что бывшие работники Transnet «не имеют понятия, что произошло с [их] деньгами и сколько было расхищено».

«Нам придется подрабатывать за гроши до самой смерти», — заключает она.

Кран компании Transnet в Кейптауне, ЮАР Фото: Jbdodane / Alamy Stock Photo

Фонд Transnet в руках аферистов

Инсайдерская информация об увольнении Нене позволила Вуду обратить в прибыль связанные с этим неизбежные перемены на рынке. Regiments поставила на то, что стоимость долговых расписок снизится, вложив в фьючерсную сделку миллиарды рандов.

Фирма «осознанно» рассчитывала, что в конкретный день — 9 декабря 2015 года (именно тогда и уволили Нене) — долговой рынок упадет. Но, чтобы обеспечить сделку, ей нужен был частный или институциональный инвестор «с противоположной стороны» — тот, кто поставил бы на рост котировок. В итоге та же Regiments от лица пенсионного фонда Transnet вложилась в заведомо убыточную сделку. Из-за «двойственного положения» Regiments пенсионеры Transnet потеряли 133 миллиона рандов (9,2 миллиона долларов).

Каждый ранд прибыли для Regiments означал ранд убытков для пенсионного фонда. Кроме того, фонд заплатил инвестфирме более 220 миллионов рандов за «управленческие услуги».

Особый интерес для Вуда был в том, чтобы увеличить в портфеле Regiments пакет бумаг R186 — гособлигаций так называемого общего покрытия, выпущенных в 1998 году.

К моменту увольнения Нене Regiments вложила в R186 средства не только из фонда Transnet, но и из фонда города Йоханнесбурга, которым она также управляла. В сумме инвестиции составили несколько миллиардов рандов.

Фонд Йоханнесбурга в результате потерял сотни миллионов рандов, и в ноябре 2018-го город разорвал сотрудничество с Regiments из-за «просчетов в работе». Как сказал представитель властей мегаполиса, расследование ситуации продолжается, но добавил, что не может сказать, о какой точно сумме идет речь.

В Transnet тоже заявили, что изучают различные трансакции Regiments. От дальнейших комментариев в компании отказались.

В 2017 году пенсионный фонд подал иск с требованием вернуть 230 миллионов рандов, которые, по словам официальных лиц, Regiments без должной на то санкции перевел фирме, открытой Вудом и его компаньоном Салимом Эссой.

В минувшем июле занимавшийся этим делом в ЮАР судья М. Тсока констатировал: «Есть основания считать, что Эрик Вуд совершил мошенничество в отношении фонда путем использования активов последнего для выплат по долговым обязательствам, не имеющим никакого отношения к фонду».

Связи с Гупта

Контроль над пенсионным фондом Transnet фирма Regiments обрела благодаря связям с упомянутым Салимом Эссой — известным партнером влиятельного семейства Гупта.

Братьев Гупта — Атула, Аджая и Раджеша — обвиняют в том, что, используя финансы, влияние и связи с президентом Зумой, они обогащались за счет налогоплательщиков, реализуя закулисные схемы такого масштаба, что их сравнили с «захватом государства».

🔗Коррупция грандиозных масштабов

«Захват государства» — разновидность системной коррупционной практики, при которой частные лица или частные интересы манипулируют государственным управлением и распределением государственных контрактов, ресурсов и денег.

В 2018 году в ЮАР создали Судебно-следственную комиссию по делу о «захвате государства», задача которой — выявлять случаи коррупции и мошенничества во власти, имеющие отношение к экс-президенту Зуме, семье выходцев из Индии Гупта и к близким им людям.

В частности, комиссии поручили проверить данные о посягательствах на активы госструктур, таких как Transnet, что могло происходить при пособничестве Зумы или семьи Гупта.

Комиссию сформировали по распоряжению Зумы, при этом ему вскоре пришлось покинуть пост президента — за это выступило большинство в его партии — Африканском национальном конгрессе (АНК).

Сведения о вероятных нарушениях предоставила Тули Мадонсела, в прошлом так называемый Хранитель Конституции ЮАР (Public Protector). Она заявила о злоупотреблениях Зумы и сомнительных доходах и привилегиях самой семьи Гупта и близких к ней людей.

Работа Судебно-следственной комиссии продолжается .

Все три брата переехали в ЮАР из Индии в 90-е годы и скоро стали там крупными игроками в бизнесе. Их вес на новой родине ощутимо вырос после того, как они завязали тесные отношения с Зумой. Как утверждается, они предоставляли президенту «финансовую поддержку» в обмен на выгодные госконтракты и доступ к нужным чиновникам.

Сейчас специально созданная Судебно-следственная комиссия по делу о «захвате государства» выясняет, могли ли Гупта заранее знать о назначениях высоких чиновников или, к примеру, о кадровых нарушениях в Министерстве финансов. В частности, комиссия проверяет одного из топ-менеджеров Regiments Мохаммеда Бобата, которого сделали спецсоветником Дэса Ван Ройена во время трехдневного пребывания последнего во главе Минфина после увольнения Нене.

Один из близких компаньонов Гупта, Стэнли Шейн (в прошлом один из директоров в компании Эссы), помог Эссе и Вуду расширить их влияние на деятельность Transnet, где Шейн был членом попечительского совета.

Судя по документам, попавшим к OCCRP, на руководство пенсионным фондом Transnet претендовали сразу несколько весьма опытных фирм из сферы управления активами. Однако Шейн сделал все, чтобы это право досталось Regiments, которая получила доступ к «внутренней информации».

Получив контроль над фондом, Regiments начала распоряжаться его активами, в том числе играть на котировках ценных бумаг R186.

Четвертого декабря 2015 года Regiments оформила семь сделок, используя деньги фонда. В распоряжении OCCRP оказались конфиденциальные сведения о торгах, частная переписка и данные об инвестиционных портфелях, согласно которым фирма купила и продала фьючерсов более чем на семь миллиардов рандов. При этом во всех сделках Regiments играла против фонда, хотя при этом управляла его средствами, то есть заняла «противоположную сторону» в операциях с участием ее клиента. Для управляющей активами фирмы весьма странная и, мягко говоря, противоречивая роль.

Сделки Regiments были закрыты 9 декабря 2015 года, когда цена долговых расписок упала, а соответствующая доходность подскочила с 8,8 процента до 10,4. Столь внушительный рост (обычно колебания здесь очень плавные) обеспечил Regiments прибыль больше 130 миллионов рандов по одной лишь операции.

Содержание сделок было отражено в электронном письме, копию которого сделал сотрудник Regiments Кеннеди Рамосебуди.

Действия Regiments в отношении Transnet, по-видимому, нарушают законы, запрещающие высокорисковые и мошеннические операции, использование инсайдерской информации и навязывание противоречащих бизнес-этике тарифных схем. Среди таких законов Закон об управлении государственными финансами (Public Finance Management Act).

Исполнительный директор антикоррупционной организации Corruption Watch U.K. Эндрю Файнстайн (в прошлом банкир, помогавший в написании Закона об управлении государственными финансами) говорит, что действия Regiments — похоже, один из самых откровенных примеров инсайдерской торговли из тех, что он встречал.

«То, что речь идет об информации о манипуляциях вокруг, возможно, важнейшей должности в правительстве с целью дать обогатиться создателям и бенефициарам схемы «захвата государства», делает эти операции еще более вопиющими», — считает Файнстайн.

Ни Вуд, ни Эсса не откликнулись на сообщения с просьбой дать комментарий. Электронные письма на официальный адрес Regiments вернулись с пометкой «не доставлено». Сотрудник фирмы, ответивший на телефонный звонок, сказал, что персоналу фирмы запрещено общаться со СМИ.

Директор Regiments Найвен Пиллей не отреагировал на вопросы, отправленные по электронной почте и мобильной связи. Когда с ним удалось поговорить по телефону, он пообещал, что ответит на вопросы, но этого не сделал.

Финансовый регулятор ЮАР, Управление по надзору за финансовым сектором, оставил без ответа просьбы о комментарии.

Бывший казначей Transnet Фетоло Рамосебуди, который, очевидно, согласовывал с Вудом решения об использовании пенсионного фонда компании, ушел с должности в минувшем октябре. Перед этим его отстранили от работы из-за возможных активных связей с Гупта.

Но самую высокую цену за эту характерную для ЮАР финансовую «вседозволенность» заплатили местные пенсионеры. Положенные им бонусы, призванные компенсировать пенсионные недоплаты, часто поступали с задержкой или не выплачивались вовсе.

«Мой муж отработал машинистом поезда 32 года, а я даже не могу получить его полную пенсию», — посетовала одна пенсионерка, отказавшаяся назвать себя из опасения «негативных последствий».

Другие материалы по теме