Фото: Эдин Пашович

Что такое НДС и «налоговый разрыв»?

Евросоюз для стран-участниц — единый рынок, но каждая устанавливает для товаров и услуг собственный налог на добавленную стоимость (НДС), хотя и ориентируется на общие формальные принципы. Минимальный размер НДС в Люксембурге — 17 процентов, максимальный в Венгрии — 27.

НДС может достигать серьезных сумм, если речь идет о дорогостоящем оборудовании, к примеру, о сельхозтехнике ценой сотни тысяч евро. В Болгарии уже как минимум десять лет НДС сохраняют на уровне 20 процентов. В Румынии с 2010 по 2015 год взимали 24 процента, и лишь недавно НДС снизили до 19 процентов.

Из-за больших денег, связанных с НДС, его собираемость со всех странах не стопроцентная. ЕС отслеживает то, что называется «разрыв по НДС» — разницу между суммой налогов, которые должны быть уплачены, и суммой фактически уплаченных.

В 2016 году разрыв по НДС в Румынии приближался к 36 процентам — худший показатель среди всех 28 стран ЕС; в деньгах недостача составляла порядка шести миллиардов евро. Болгария в свою очередь сумела снизить разрыв по НДС с 21 до 14 процентов — это самый значительный прогресс во всем содружестве. В государствах побогаче, таких как Швеция или Люксембург, разрыв колеблется в районе одного процента.

В отличие от налога с продаж, который взимают лишь после продажи готового продукта покупателю, НДС начисляется на каждом этапе производственной цепочки — от приобретения сырья до итоговой покупки. В ряде стран на всех этапах, кроме последнего, получатель платежа может подать заявку на возврат НДС, когда продукт уходит дальше по производственной цепочке.

НДС не взимается, если произведенный в одной стране ЕС готовый товар вывозят в другую. Его начисляют только при окончательной продаже покупателю, где бы он ни был. То есть, к примеру, румынский фермер, купивший немецкий трактор в 2014 году, должен был заплатить 24 процента НДС. Бо́льшая часть этих денег пошла бы в казну Румынии, а небольшой процент — в общеевропейский бюджет.

Предполагаемая теневая схема — предмет нынешнего разбирательства — похожа на мошенническую цепочку, известную как «карусель». В ней липовые компании генерируют запутанный «бумажный след», чтобы скрыть сам факт того, что уплате подлежит налог. В «трехходовке» «карусель» не такая сложная — были задействованы всего две компании в двух странах.

Но и этого было достаточно, чтобы сбивать с толку налоговиков. До поры до времени.

Другие материалы по теме