Нефтяные залежи на шельфе Сенегала как разменная монета в закулисной сделке

Румынско-австралийский бизнесмен с «багажом» мошенничества, коррупции и обмана инвесторов за плечами, видимо, получил не менее 650 миллионов долларов от нефтегазовой сделки в Сенегале, на западе Африки. Сделку он провернул не без помощи «важных» родственников двух сменивших друг друга президентов страны.

Из-за этого коммерческого «междусобойчика» казна Сенегала недосчиталась сотен миллионов долларов в виде концессионных выплат и роялти от производства нефти и газа.

Сенегальский бизнес 55-летнего Василе Фрэнка Тимиса — один из эпизодов его весьма неординарной «деловой карьеры» длиной в десятки дет. В ее начале он заработал два приговора за хранение героина с целью сбыта, а потом сумел сколотить состояние на разведке и эксплуатации недр в горной и нефтехимической индустрии. Многие его «добывающие проекты» — в странах, где население бедствует и где властям нет дела до проблем жителей.

Шлейф скандалов тянется за Тимисом с того момента, как еще подростком он уехал из Румынии и позже стал ворочать миллиардами в добывающей сфере, притом что биржи штрафовали и подвергали санкциям его компании за обман инвесторов и ложные заявления. До мало-мальски серьезной добычи в «доафриканский» период у структур Тимиса дело доходило крайне редко, а может, и ни разу.

В Сенегале Тимис стал своим для близких родственников действующего президента (и его преемника) и на удивительно выгодных условиях получил доступ к нефтяным запасам страны. Впрочем, уже через пару лет он «пересмотрел» свои инвестиции и с 2014 года начал продавать нефтегазоносные участки мировому нефтяному гиганту BP и американскому партнеру британцев — Kosmos Energy.

Полученный OCCRP эксклюзивно массив документов по этим двум сделкам говорит о грубом нарушении нормативных требований и, вероятно, прямом несоблюдении закона. Среди документов корпоративные данные, финансовые записи и беседы с сенегальскими следователями. А у Би-би-си есть документы о том, что Тимису полагались миллиардные суммы в виде роялти от ВР.

Краткая хронология сделок на основе данных OCCRP:

  • В январе 2012 года связанная с Тимисом компания Petro-Tim Ltd. с регистрацией на Каймановых Островах получила контроль над двумя нефтеносными участками у побережья Сенегала стоимостью миллиарды долларов. Передача прошла через министра энергетики Карима Вада, сына тогдашнего сенегальского президента Абдулая Вада, хотя на момент сделки компанию Petro-Tim Ltd. еще формально не учредили.
  • В июле 2014-го принадлежащая Тимису компания Timis Corp. с Британских Виргинских Островов приобрела права на оба нефтяных участка. Менее чем через два месяца Timis Corp. продала 60 процентов акций месторождений американской фирме Kosmos, которая станет партнером британской ВР.
  • Первоначальные инвестиции Тимиса в проект (пять миллионов долларов) поступили через непрозрачные трансакции внутри его структур. Приобретенную ранее долю в проекте поделили: часть ушла в 2014 году более чем за 400 миллионов долларов фирме Kosmos, а другая (в 2017 году) — ВР за 200 миллионов плюс права на роялти.
  • Прямо в период сделки с Kosmos Тимис дал высокооплачиваемое место исполнительного директора в своей Timis Corp. Алиу Саллу — брату нынешнего президента Маки Салла. Похоже, должность была не самой обременительной, но платили за нее прилично — примерно 260 тысяч долларов в год.

Возможно, фирма Kosmos не причастна ни к каким коррупционным нарушениям. Однако покупка нефтеносных участков с невероятной скидкой и последующая их продажа параллельно с трудоустройством на теплое местечко президентского брата вызывают вопрос: не была ли сделка специально «структурирована» так, чтобы обойти американский Закон о противодействии коррупции за рубежом? Он запрещает приобретать какие-либо выгоды за счет передачи денег должностным лицам или обеспечивать их родственников либо близких к ним людям «благами», которые могут оказать на них влияние.

Преподаватель права в Гарварде профессор Мэтью Стивенсон поделился с OCCRP мнением о «вполне весомых косвенных уликах», указывающих на то, что трудоустройство брата президента в подчиненную структуру имело целью незаконно повлиять на президента.

По словам Стивенсона, говорить о прямом нарушении Закона о противодействии коррупции за рубежом можно было бы, только если акции участников сделки котировались бы на биржах США или «если бы наем на работу президентского брата делали с расчетом наделить некими благами самого президента».

Тимис не ответил на электронные письма, отправленные на его персональный адрес, а также его структурам, включая трастовую компанию Trident, контролирующую его офшорную холдинговую фирму Sarella. Однако он все же отреагировал заявлением на материал Би-би-си о его сенегальских сделках: «Высказанные подозрения абсолютно беспочвенны, не было никакого нарушения закона в связи с нефтегазовыми концессиями на участки Saint-Louis Offshore Profond и Cayar Offshore Profond».

«Эльдорадо» у самого берега

Коммерческие «маневры» Тимиса в Сенегале были игрой, стоившей свеч: на кону была часть крупнейших из оставшихся в Африке месторождений полезных ископаемых — нефтегазовый комплекс The Greater Tortue. Обширные прибрежные участки близ Мавритании и Сенегала, по расчетам, содержат около полутора триллионов кубометров газа и до миллиарда баррелей нефти. Вероятно, можно говорить о самых больших залежах углеводородов, открытых в мире в 2017 году.

Фото: Эдин Пашович/OCCRP

Семнадцатого января 2012 года тогдашний министр энергетики Сенегала Карим Вад решил отдать компании Petro-Tim права на разработку участков бурения Saint Louis и Cayar, входящих в месторождение The Greater Tortue. Сделка пришлась на последние месяцы президентского срока Абдулая Вады и стала большим сюрпризом для чиновников государственного нефтегазового агентства Petrosen, которые давно вели переговоры с другой компанией и планировали передать ей эти участки.

Затем с подачи Вада за считаные дни Petro-Tim завершила обычно весьма сложный и долгий процесс согласования. По сути, Вад перечеркнул переговоры об участках между Petrosen и несравнимо более крупной, чем Petro-Tim, британской фирмой Tullow Oil.

Сразу несколько служащих Petrosen, включая главного исполнительного директора Ибрагиму Мбоджи, рассказали следователям по коррупционным делам о требовании Вада обеспечить полную конфиденциальность и «лучшие условия контракта» с Petro-Tim.

Это подтверждают и слова юрисконсульта Petrosen Ндийе Айссату Си, заявившего в 2016 году следствию: «Мбоджи просил нас отнестись к этому делу с абсолютной конфиденциальностью. Лучшие [контрактные] условия были предложены позднее».

Едва ли кто-то в Petrosen раньше слышал о Petro-Tim. Гендиректор агентства Мамаду Файе признался следователям, что «никогда никакие переговоры с компанией под названием Petro-Tim не велись».

Причина такого неведения могла быть и в том, что Petro-Tim еще формально не существовала.

Как бы там ни было, по этой сделке Petro-Tim получала долю в 90 процентов нефтяных участков для разведки и возможного бурения. 10 процентов оставались у правительства Сенегала.

Из-за повышенных требований секретности на Каймановых Островах журналисты не смогли узнать, кто в то время официально владел Petro-Tim. Однако дальнейшие события показали, что компания действовала в интересах Тимиса и его партнеров.

Даже после того как Вад санкционировал контракты с Petro-Tim, нефтегазовая госструктура Сенегала, Petrosen, продолжала переговоры с Tullow Oil.

Похоже, что люди в Petrosen намеренно вводили Tullow Oil в заблуждение и сообщили британцам о сделке с Petro-Tim, лишь когда Tullow Oil уплатила «бонусные взносы», хотя они и не прописаны в Своде нормативных требований нефтяной сферы Сенегала.

Когда договор с Petro-Tim уже состоялся, Tullow Oil, видимо, перевела деньги на счета Petrosen якобы за другой, не связанный с названными нефтеносный участок (это утверждали представители британской фирмы). В то же время глава Petrosen Мбоджи назвал переводы «бонусными» платежами за права на участки Saint Louis и Cayar.

Мбоджи потребовал от Tullow Oil выплатить в качестве бонусов по полтора миллиона долларов за участок и позднее подтвердил, что получил от британцев три миллиона долларов на зарубежный счет во французском банке. Назначение этих платежей остается неясным.

Также непонятно, какие блага мог получить для себя Вад, помогая компании Petro-Tim.

Усман Сонко, один из бывших начальников налоговой службы, а также парламентарий — участник президентской гонки, заявил на слушаниях в Национальном управлении по борьбе с коррупцией и мошенничеством, что при раздаче контрактов на освоение нефтяных месторождений страна потеряла как минимум 90 миллиардов западноафриканских франков (155 миллионов долларов).

Такая потеря весьма чувствительна для страны, где, по данным Всемирной продовольственной программы ООН, 75 процентов семей прозябают в нищете, а экономика сильно ориентирована на сельское хозяйство (важную роль здесь играют и личные земельные наделы граждан).

Повариха и уборщица по имени Фатима из прибрежного городка Попенджин, мать пятерых детей, зарабатывает примерно тридцать долларов в месяц. Она говорит, что Сенегал должен использовать природные ресурсы, чтобы лучше жилось простым гражданам, таким, как она и ее семья. Многие из здешних жителей, как и Фатима, боятся назвать свою фамилию, опасаясь «прогневать» власти или военных.

«Мы не голосовали за этого президента — Салла, или за того — Ваду. Между ними разницы нет, — сетует Фатима. — Правительство уничтожает нас, но не оружием, а нищетой».

По словам Фатимы, она надеется, что власти в будущем смогут сделать больше с помощью природных ресурсов. Первую «регулярную» нефть с участков месторождения The Greater Tortue ожидают в 2020 году.

«Некоторые вещи могли бы улучшить нашу жизнь — например, хорошие больницы и нормальная еда. Это всё, что важно. Нормально питаться, поддерживать свое здоровье и благополучие. Не правда ли, это сделало бы жизнь лучше?»

Еще один «свой» человек из политики

В апреле 2012 года, за считаные месяцы до того, как Petro-Tim получила доступ к нефтегазоносным участкам Cayar и Saint Louis, Абдулая Вада на посту президента Сенегала сменил Маки Салл.

К июню стало известно, что Салл подтвердил контракт с Petro-Tim на бурение на обоих участках, а 9 июля компания открыла местное подразделение — Petro-Tim Senegal. Пост управляющего директора занял Алиу Салл — младший брат нового президента.

Круг обязанностей Алиу Салла выглядит туманно. На вопросы о работе он в 2016 году не раз говорил следователям, что был «консультантом». «Консультирование» приносило ему порядка 22 тысяч долларов в месяц. При этом средняя зарплата в Сенегале в 2018 году едва дотягивала до 150 долларов.

Списания со счета Petro-Tim (журналисты OCCRP изучили финансовые записи) говорят о переводах 450 тысяч долларов на неуказанные цели в одном только 2014 году.

Из документов, поданных в реестр коммерческих предприятий Сенегала, неясно, кто владел филиалом Petro-Tim. Впрочем, как признался местным следователям Алиу Салл, это было коммерческое партнерство между Тимисом и директором Petro-Tim Вон Чжун Кваном (также известным как Эдди Вон).

Некоторые из местных сотрудников Petro-Tim раньше уже работали с Тимисом. К примеру, директор филиала Джеймс Смит директорствовал и в нефтяной компании African Petroleum, представленной на бирже в Осло. Когда-то единоличный владелец, Тимис сохранил в ней долю. Компания действует в Сенегале и Гамбии, причем обе страны судятся с ней за проволочки с добычей нефти. В Гамбии Тимис выплатил миллионные «бонусы» в долларах, осевшие в итоге в карманах бывшего диктатора Яйи Джамме и его приспешников.

Что касается новоиспеченной «дочки» — Petro Tim Senegal с консультантом в лице президентского брата, то, судя по документам, реальной работы она в ту пору практически не вела.

Плавная смена компаний

Третьего июля 2014 года Petro-Tim переоформила всю свою долю в сенегальских нефтеносных участках на Timis Corp. В обмен Timis Corp. списала 3,2 миллиона долларов, которые ей якобы задолжала Petro-Tim. Не прошло и двух месяцев, как Timis Corp. перепродала эти активы фирме Kosmos.

Это позволило Тимису как владельцу Timis Corp. положить прибыль себе в карман. Вся «комбинация» выглядит так, будто стояла задача обойти Закон США о противодействии коррупции за рубежом.

Вот этапы этой «любопытной» сделки.

  • Между 2012 и 2014 годами Тимис купил долю в 10 процентов в Petro Asia — материнской для Petro-Tim компании с Каймановых Островов (изначальный покупатель участков месторождения в Сенегале). По утверждению Тимиса, купленная им доля стоит 30 миллионов долларов.
  • В начале июля 2014 года Timis Corp. купила оба участка у Petro-Tim. По условиям сделки списывался заявленный долг Petro-Tim в 3,2 миллиона долларов перед покупателем, к тому же последняя получала 17 процентов акций Timis Corp.
  • В конце августа 2014 года американская фирма Kosmos приобретает эти доли у Timis Corp. Kosmos предпочла не покупать напрямую у Petro-Tim якобы из-за присутствия в компании Алиу Саллы, что могли воспринять как нарушение Закона о «зарубежной коррупции».

Примерно в то же время Petro-Tim самоликвидировалась на Каймановых Островах. Алиу Салл уволился из сенегальской «дочки» компании и перешел — также «консультантом» — в Timis Corp. с зарплатой 22 тысячи долларов в месяц.

Имена акционеров Petro-Tim держали в секрете из-за законов Кайманов, но попавшие к OCCRP распечатки бесед следователей, в том числе с Алиу Саллом и госчиновниками Сенегала, подтверждают: Petro-Tim распоряжался Фрэнк Тимис.

«Ему нужен был местный представитель, а я искал возможность вернуться в Сенегал, поэтому согласился на работу с ним», — заявил Салл, судя по конфиденциальным записям допросов.

«Мое согласие работать означало создание местного филиала», — добавил он.

Салл несколько раз говорит следователям, что Timis Corp. купила Petro-Tim в качестве «символического» жеста.

Америка грозит законом

Подробности продажи Тимисом фирме Kosmos двух нефтегазоносных участков в Сенегале (к примеру, цена за акцию, бонусные выплаты) по-прежнему не раскрываются. Однако ясно, что на всех этапах сделки на «зарплатной должности» компанию Petro-Tim Senegal возглавлял Алиу Салл. Он сложил полномочия более чем за месяц до того, как компания закрылась в декабре 2016 года.

В интервью местным СМИ Салл поведал о встречах в Лондоне с американскими юристами, которые сказали, что, будучи братом президента, он вызывает правовые коллизии и должен уйти из Petro-Tim. По словам Салла, он так и сделал, при этом остался штатным консультантом, правда, в других связанных с Тимисом структурах. «Это как если бы меня перевели из нефтяного департамента в другие», — сравнил свое положение Салл.

В техасской Kosmos напрямую не ответили OCCRP, представляла ли работа Алиу Салла в Petro-Tim Senegal риски для фирмы с учетом Закона о коррупции за рубежом.

Вместо ответа Kosmos выпустила письменное заявление о том, что фирма вышла на сенегальский рынок в августе 2014 года «после тщательной юридической проверки ситуации и намного позже сделки по передаче участков Saint Louis Offshore Profond и Cayar Offshore Profond, одобренной администрациями президентов Вада и Салла, а кроме того, уже после перехода участков от Petro-Tim под контроль Timis Corp.».

«Kosmos никаким образом не участвовала в коммерческой операции между Petro-Tim Ltd и Timis Corp.», — отметили в фирме.

По словам представителей фирмы, покупка 60 процентов акций за сумму, эквивалентную 400 миллионам долларов, не давала особых благ или преимуществ Timis Corp. Деньги предназначались для связанных с проектом работ, включая разведку и бурение.

Сенегальские следователи пришли к выводу, что Алиу Салл был акционером в Petro-Tim и, вероятно, получил половину вырученного — 200 миллионов долларов.

«Petro-Tim Limited создавалась, чтобы позволить вам (Саллу) получить лицензию на геологоразведку, которую вы затем могли передать Timis Corp., а та, в свою очередь, продала 60 процентов своих акций фирме Kosmos», — констатировали следователи и добавили, что половина стоимости этой доли вернулась к Саллу.

Как позже заявил следствию Тимис, весь пакет акций, проданный фирме Kosmos, стоил 460 миллионов долларов, что противоречит утверждению самой фирмы о выплате за него 400 миллионов. «Нестыковку» в 60 миллионов так никто и не объяснил.

В сделку вступает ВР

Сделка с Kosmos была позади, но предприимчивый Тимис еще не всё выжал из своего сенегальского бизнеса. И вот в апреле 2017-го он продает оставшуюся долю в 30 процентов в участках Saint Louis и Cayar британскому нефтяному гиганту BP за 250 миллионов долларов.

Похоже, продажа была неизбежной. Дело в том, что с начала 2013 года ВР взяла Kosmos в партнеры, чтобы осваивать участки месторождения The Greater Tortue.

Согласно имеющимся у Би-би-си документам, ВР согласилась выплатить компании Тимиса от девяти до двенадцати миллиардов долларов в виде роялти. OCCRP не получил доступа к документам и не может подтвердить эти данные. Отвечая британской медиакорпорации, Тимис назвал ее утверждения вымыслом.

«В том, что касается концессий, связанных с участками Saint-Louis Offshore Profond и Cayar Offshore Profond, законность соблюдалась неукоснительно», — заявил бизнесмен.

Из-за конфиденциальности сделок сложно сказать, насколько «улучшилось» финансовое положение Тимиса благодаря операциям в Сенегале. Но, очевидно, прибыль с лихвой перекрыла его вложения: согласно внутренним корпоративным бумагам, с 2012 по 2016 год Тимис инвестировал в свои компании 1,9 миллиона долларов.

При этом, как показывает анализ документов, подавляющая часть денег пошла на платежи другим компаниям бизнес-империи Тимиса или даже на трансакции внутри его компаний.

В договоре о продаже между Timis Corporation и Petro-Tim указано, что Тимис вложил всего чуть более пяти миллионов долларов, если считать декларируемый «зачет долга» Petro-Tim, который, по его словам, составлял 3,2 миллиона долларов.

Больше 600 миллионов долларов — столько принесла продажа акций Тимиса компаниям ВР и Kosmos. Самого Тимиса как собственника сделки, вероятно, обогатили как минимум на 250 миллионов долларов.

В заявлении в адрес OCCRP британская ВР сообщила, что «не может представить подробности или копии соглашений либо другую информацию», касающуюся ее сделок.

Впрочем, в компании заверили: «ВР при содействии привлеченных структур и лиц провела тщательную профессиональную проверку юридической чистоты сенегальских партнеров, в том числе The Timis Corporation, прежде чем вкладывать финансы в эту страну».

Ни с кем из связанных с Petro-Tim лиц не удалось связаться, чтобы получить комментарий. Журналисты не обнаружили в Сенегале офиса компании, ее контактной информации тоже не нашли.

Фирма African Petroleum (в указанный период — один из акционеров Timis Corp.), чей директор Джеймс Смит был директором и в Petro-Tim, как выяснилось, больше не находится по своему официальному адресу в Дакаре. Представитель фирмы отказался комментировать ее связи с Petro-Asia, Petro-Tim и Timis Corp., как и обсуждать личные доли Тимиса в этих компаниях, которыми он владеет через свою холдинговую структуру Safeguard Management на Британских Виргинских Островах.

Материал подготовлен при участии Марка Андерсона и поддержке западноафриканского Центра расследовательской журналистики имени Роберта Зонго (CENOZO) и фонда Trust Africa.

Другие материалы по теме

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept