Фото: Slidstvo.info

Телефонные контакты подозреваемого порождают вопросы к расследованию убийства украинской активистки

Утром 31 июля 2018 года гражданская активистка Катерина Гандзюк, известная непреклонной критикой коррумпированных чиновников в украинском Херсоне, вышла из дома на работу. Внезапно к ней подошел неизвестный и вылил на нее литр серной кислоты. Тело Катерины было обожжено и изуродовано.

Через три месяца она умерла. За это время ей сделали четырнадцать операций.

Смерть Гандзюк даже в такой давно «привычной» к коррупции стране, как Украина, вызвала шквал негодования. Кроме неё, в 2018 году напали ещё на восемь активистов, двое из них, как и Катя, погибли.

Сейчас в руках правоохранителей уже шестеро подозреваемых. Высокопоставленный местный чиновник рассматривается как возможный заказчик преступления. Еще один подозреваемый находится в розыске.

Однако аресты не успокоили друзей Гандзюк и ее коллег-активистов. Они полагают, что сделано не всё, и создали общественную инициативу под названием «Кто заказал Катю Гандзюк?». Соратники погибшей активистки уверены: список ее врагов гораздо длиннее, а преступников прикрывали в правоохранительных органах.

Партнерский центр OCCRP в Украине, Слiдство.Iнфо, 25 марта представил документальный фильм-расследование о гибели Гандзюк. В нем звучат в том числе острые вопросы о действиях органов, ответственных за расследование трагедии.

(Смотрите документальный фильм на украинском с английскими субтитрами.)

Судя по попавшим к журналистам данным телефонных соединений, один из подозреваемых (именно он, по всей видимости, передал деньги исполнителям преступления) регулярно контактировал более чем с десятком сотрудников полиции, прокуратуры и Службы безопасности Украины (СБУ) до и после нападения на активистку.

Это заставляет предположить, что силовики могли заранее знать о покушении на Гандзюк и что следствие нарочно могло идти по ложному следу.

Кто считал Катю врагом

К 33 годам Катерина Гандзюк успела приобрести массу недоброжелателей у себя в Херсоне, где с 2016 года была советником мэра Владимира Миколаенко. Крайне нехарактерный для чиновников случай: она также была настоящей гражданской активисткой, работавшей на самых разных фронтах — от развития молодежного спорта до сопротивления кремлевской пропаганде.

Но больше ее знали как разоблачителя местных чиновников-коррупционеров. Свои остро критические тексты она публиковала в Facebook.

Незадолго до нападения Гандзюк активно занялась темой возможных злоупотреблений в лесном хозяйстве на Херсонщине. У себя в Facebook она рассказала о том, как незаконно вырубают деревья после намеренно устроенных лесных пожаров.

Также в свое время она помогла создать короткий документальный фильм, позже опубликованный в интернете, в котором главу Херсонского областного совета Владислава Мангера обвиняли в том, что он замешан в политической коррупции и ведет полукриминальный бизнес. Мангер попытался засудить авторов фильма, но в июне 2018-го Верховный суд отверг его претензии.

Говоря с журналистами OCCRP со своей больничной койки меньше чем за три недели до смерти, Гандзюк сказала, что Мангер точно таил на нее злобу.

«Я думаю, наиболее чувствительным было то, что Владислав Мангер проиграл Верховный Суд, в котором признавались правдивыми факты программы, которую мы сняли год назад. Его это очень задевало», — произнесла тогда активистка. По ее словам, за нападением на нее мог стоять именно Мангер, либо кто-то из его криминального окружения мог совершить это в качестве «подарка» для него. Гандзюк сомневалась, что полиции удастся добраться до правды в ее деле.

«Я не верю в официальное следствие… что там официально их привлекут к ответственности…», — призналась она.

Беседуя с журналистами в ноябре, вскоре после смерти Гандзюк, Мангер отверг обвинения из того видеорепортажа. «Там фильм на 99% неправда», — заявил он.

Журналисты дали прослушать Мангеру часть их разговора с Гандзюк и спросили чиновника, почему она могла стремиться обвинить его. Его первой реакцией были слова, что и он хотел бы задать ей тот же вопрос. Когда журналисты попросили его ответить подробнее, Мангер лишь сказал, что у него «не было личного конфликта с ней».

Он также отверг ее слова о том, что кто-то мог навредить ей, чтобы сделать ему «подарок». «Какой еще подарок?» — недоуменно переспросил он и затем повторил слова об отсутствии вражды между ним и Гандзюк.

В феврале Мангера задержали как главного подозреваемого в убийстве Гандзюк. Позже его выпустили под залог в 2,5 миллиона гривен (92 тысячи долларов) до суда. В прокуратуре говорят, что он организовал нападение на активистку из мести за ее разоблачительные посты в связи с лесными пожарами и вырубкой. Как заявил сам Мангер, его преследуют по политическим мотивам.

Акция протеста соратников Гандзюк. Фото: Slidstvo.info

«Фальстарт» силовиков и первые аресты

С самого начала друзья и единомышленники Гандзюк слабо верили в готовность херсонских властей провести тщательное расследование. Поэтому они создали свое общественное движение и готовы сделать всё, чтобы докопаться до истины.

«Мы поняли: если мы хотим, чтобы виновных наказали, а расследование продвигалось, нам нужно оказывать давление [на власти]», — сказал местный активист Роман Синицын, близкий соратник Гандзюк.

«В день нападения мы зашли в прокуратуру – с выбиванием дверей, с дымовыми шашками – вытащили прокурора на разговор. Они были все испуганные, обещали нам, что все будет замечательно», — рассказал Синицын.

Третьего августа 2018 года полицейские задержали местного мужчину, якобы причастного к преступлению, но отпустили его, когда друзья Гандзюк самостоятельно выяснили, что в тот день его не было в городе.

Позднее в августе полиция арестовала пятерых других подозреваемых. Все они ранее воевали против пророссийских сепаратистов на востоке Украины. Предполагаемого лидера этой группы Сергея Торбина обвинили в том, что, пообещав 500 долларов каждому, он нанял своих бывших армейских подчиненных, чтобы подкараулить Гандзюк и облить ее кислотой.

Под давлением общества дело в ноябре передали в Киев, в в главное следственное управление СБУ. Вскоре служба безопасности задержала Игоря Павловского, в прошлом помощника одного из депутатов Рады. Именно он, по мнению силовиков, организовал передачу денег Торбину и его сообщникам.

Согласно материалам суда, 17 августа Павловский встретился у себя дома с Торбиным и Алексеем Левиным, которого Гандзюк называла подельником Мангера в преступных делах. Если верить документам, собравшиеся обсуждали, как избежать ареста; также Павловский передал Торбину часть денег за преступление.

Левину, несмотря на ордер на арест, удалось скрыться. Позднее, беседуя с журналистами OCCRP из неизвестного места за границей, он заявил, что не имеет никакого отношения к нападению на Гандзюк.

Паутина контактов

Не веря в то, что официальное следствие будет эффективным, журналисты смогли раздобыть данные телефонных соединений Павловского. Они охватывают полгода — первые были за два месяца до нападения на Гандзюк, последние — четыре месяца спустя после трагедии. Речь идет о примерно 32 тысячах сообщений, телефонных звонков и выходов в Сеть.

Судя по этим сведениям, вплоть до своего ареста 12 ноября Павловский часто контактировал с людьми из правоохранительных органов, а также из СБУ. Происходило это и в дни непосредственно до и после нападения на Гандзюк, а также в ключевые моменты первого этапа следствия.

31 июля — в день преступления — Павловский связывался с сотрудником СБУ Антоном Запорожцем, который жил в одном доме с Гандзюк. Также он общался с Борисом Плахутой — старшим офицером СБУ из Олешковского района Херсонской области — того самого, где происходили лесные пожары и вырубка леса. Плахута был регулярным собеседником Павловского: за лето и осень они контактировали без малого 30 раз.

Плахута и Запорожец отказались дать комментарий журналистам OCCRP.

Первого августа Павловский три раза кратко звонил Сергею Сидоренко, тогдашнему начальнику Новокаховского отдела полиции Херсонской области. В ведении Сидоренко была территория, на которой горели леса.

«Я вообще не имею никакого отношения ко всем этим событиям, — сказал Сидоренко журналистам. — А с кем я контактирую — это мое личное дело».

По данным из телефона Павловского видно, что на протяжении нескольких дней в начале августа он разговаривал и с другими полицейскими чинами и прочими служащими МВД.

К 8 августа, хотя ранее силовики задержали невиновного, в следствии случился прорыв. Национальная полиция обнародовала запись с камеры видеонаблюдения, на которой один из пяти ветеранов АТО покупал серную кислоту в магазине в Новой Каховке. Улика потом помогла задержать Торбина и его соучастников — бывших военных.

В то время как во второй половине августа кольцо вокруг «группы Торбина» сжималось, Павловский все чаще стал общаться с двумя чинами из прокуратуры.

Один из них — Александр Король, руководитель прокуратуры Новой Каховки. Данные контактов Павловского за полгода, которые изучили в OCCRP, свидетельствуют, что Король с Павловским разговаривали по телефону и отправляли друг другу СМС более 160 раз.

Как и в случае с другими людьми, с которыми общались журналисты для этой статьи, Король заявил, что контактировал с Павловским из-за работы последнего — тот был помощником депутата.

«Вероятно, мы разговаривали. [Павловский] был помощником члена парламента, поэтому всегда случались депутатские запросы. Мы с ним ни разу не говорили о Кате Гандзюк», — уверяет Король.

Другой активный контакт Павловского в прокуратуре — заместитель прокурора Херсонской области Константин Шабуняев. Он 79 раз общался с Павловским, в том числе в значимые для следствия дни незадолго до нападения на Гандзюк. Шабуняев вторил другим и утверждал, что «не имеет отношения» к этому делу.

«Мы разговаривали несколько раз с Павловским по работе, — сообщил Шабуняев журналистам. — Он приезжал в приемные дни или в выходные, чтобы подать запросы».

Бывший непосредственный начальник Павловского по парламентской работе Николай Паламарчук заявил, что у того не было профессиональных оснований так работать с запросами. «Он не может сам составлять запросы и сам передавать их. Это просто не входит в его функции», — сказал депутат.

🔗Вопросы без ответов

Попавшие в распоряжение OCCRP документы заставляют предположить, что следствие отработало не все версии.

За день до смерти Катерина Гандзюк отправила друзьям в Facebook сообщение о том, что подозревает в организации нападения на нее Евгения Рыщука, зампредседателя Херсонской областной госадминистрации.

На основе данных СБУ суд заявил, что, как и Мангера, Рыщука подозревают в том, что он отдавал незаконные приказы поджигать лес, за что его жестко критиковала Гандзюк.

Однако, несмотря на позицию СБУ, согласно которой скандал вокруг лесных пожаров однозначно назвали мотивом нападения на активистку, и невзирая на присвоенный Рыщуку статус потенциального подозреваемого, в итоге допрашивали его лишь как свидетеля.

Сам Рыщук отрицает какую-либо причастность к убийству Гандзюк. В разговоре с журналистами он заявил, что вообще не был знаком с ней.

Кроме того, Павловский регулярно общался с начальником местной тюрьмы Александром Гусаревым начиная с 21 августа — даты судебного слушания по делу Торбина и части его подельников, бывших военнослужащих. Телефонные контакты Павловского с Гусаревым (всего их было 16) продолжались весь сентябрь и октябрь.

При этом, отвечая на вопросы OCCRP, Гусарев сказал, что с Павловским не разговаривал.

По словам шефа Национальной полиции Украины Сергея Князева, потенциальный конфликт интересов стал одной из причин, по которой это дело отдали столичным следователям.

«Мы уверены, мы подтверждаем, что у него существуют товарищеские, дружеские отношения с правоохранителями Херсонщины, потому что он — житель Херсонщины. И это была одна из причин, почему уголовное производство передали расследовать в главное следственное управление … Мы очень быстро местную полицию отстранили от выполнения основных следственно-оперативных мероприятий», — сообщил Князев.

В ответ на запросы журналистов Слiдство.Iнфо в Управление МВД и Управление СБУ по Херсонской области там заявили, что в 2018 году официальных контактов с Павловским не имели. В херсонской прокуратуре от комментариев отказались.

Тем временем сам генпрокурор Украины Юрий Луценко намекает на связь правоохранительных органов с нападением на Гандзюк.

На брифинге для прессы 11 февраля 2019 года Луценко продемонстрировал журналистам список с именами и фотографиями тех, кто интересует следователей в рамках этого дела. Часть данных была заклеена белым квадратом.

«Здесь еще один заклеен квадратик. Это - предполагаемые связи в органах власти и правоохранительных органах, которые способствовали совершению этого преступления», — сообщил генпрокурор.

Другие материалы по теме